Часть 2 Такие разные люди: Работа с группой



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Часть 2 Такие разные люди: Работа с группой



При всей нашей любви и уважении к индивидуальной психологической работе, мы легко и радостно признаемся, что сами отдаем предпочтение все-таки работе групповой.

· Отдаем предпочтение — не значит, что работаем только так. Но так работаем — с большим удовольствием.

Потому что психология, на наш взгляд, все-таки в огромной степени относится к области взаимоотношений — отношений со многими и разными людьми, которых целиком и полностью один психолог не заменит.

Отношения — это люди. Много и разные!

Да, и в групповой работе от нас требуется умелое и профессиональное вмешательство. Но вот поддержка, среда и атмосфера (а еще и ежесекундная мгновенная проверка личных изменений участника среди других нормальных людей: «работает это или не работает») — это дело группы.

· Потому что есть вещи, в которых клиент нам не поверит: «Вам положено так говорить». А просто людям, не психологам — не положено, они говорят, что хотят. И веры им — больше.

Почему группа?

Группа вообще-то сама по себе очень полезна, зачастую независимо от глубокомысленной работы ее ведущего. Тут участник узнает (и доказательно) весьма важные вещи: что он не один с такими чувствами, мыслями и переживаниями, что есть очень широкое понятие нормы, в которое он, в основном укладывается…

· У него все «как у людей». То есть ничего катастрофического с ним не происходит: с этим живут, это проходит или, на худой конец, «лечится».

Здесь, в группе, человек естественно и непринужденно приобретает много полезных знаний (и не только научного характера: участники просто делятся опытом из серии «у меня такое было, и вот как я это пережил»). Здесь приобретается и углубляется опыт доверия к людям, опыт обращения за помощью и оказания ее другим.

Обычно группа — это уменьшенная модель мира отношений, в которых человек живет. Здесь он воссоздает и воспроизводит свое поведение и свои отношения. И здесь же, изменив первое и второе, он получает навык иного поведения и осмысления своих отношений, который вернется с ним в «большую жизнь» и будет работать уже там. Часто для участника группы прямая рекомендация соседа: «Вынь голову из задницы и займись делом» оказывается куда более «терапевтичной», чем отточенная техника психолога-консультанта.

· Это не теория, это раз за разом и годами подтверждающаяся практика!

Кроме того, группа оказывается часто более тактичной и великодушной к ее участнику, чем специалист-профессионал. Сколько проблем решается у человека в группе, когда их высказывает и берется решать кто-то другой! Сколько людей, просто сидя на своем месте и, кажется, совсем не участвующих «в процессе», потом со слезами радости и гордости признаются в глубоких собственных изменениях и успехах в жизни! Да, сами бы они не стали говорить об этом, скрывали бы ото всех и от себя, изо всех сил сопротивляясь психологу, но раз уж Иван или Даша смогли, заговорили, то вместе с ними (пусть и про себя) говорили и искали выход все остальные. И — нашли.

В группе важна едва ли не в первую очередь сама атмосфера группы. Она поддерживает, дает силы что-то принять в себе или что-то изменить, она выступает в роли того самого референтного круга (круга значимых людей), который помогает найти и утвердить свое «Я». Наконец, группа часто попросту дает друзей, общение и контакты, отсутствие или нехватка которых может быть корнем всех других проблем человека.

Словом, группа гораздо эффективнее, чем один человек (пусть и профессионал) способствует раскрытию, изменению своего участника и его поддержку в сохранении этих изменений.

· Кстати, это справедливо не только в отношении позитивных изменений. Группа — инструмент очень мощный, и пользоваться им можно по-разному. Группа может сохранить для общества отрезвевшего алкоголика или сподвигнуть к труду лодыря, а может и утащить из семьи в очередное просветление. Группа — это форма, где много зависит от содержания. Надеюсь, наше с вами содержание будет профессиональным и пристойным.

Итак, группа помогает раскрыться и измениться, перенять опыт и получить информацию, группа дает поддержку и опору, позволяет экспериментировать и переносить в жизнь наиболее удачные «разработки».

И, что немаловажно, работа в группе происходит быстрее. По крайней мере, может происходить, если ведущий реагирует на происходящее достаточно оперативно. Потому что одна и та же работа (по теме и затраченному времени) касается многих людей, и нет нужды из раза в раз повторяться.

· Если мы хотим сделать добрых дел больше, группа — очень удачный и простой (как все гениальное) возможный выбор .

Словом, группа — это хорошо.

Разные группы

Группы делятся очень по-разному в зависимости от предпочтений того, кто делил, от внешних факторов, от задач, от количества и качества участников и т.д.

· И книг на эту тему, к счастью, очень много.

Скажем о главном. Если терапевтические и коррекционные группы выводят человека из провала к относительному личностному благополучию, то группы роста и развития к этому благополучию уже что-то добавляют.

· Последние традиционно называются у нас в стране тренинговыми группами, хотя это не всегда верно.

Разделение это не очень жесткое, и одна и та же группа для одних своих участников или на определенном этапе развития может быть коррекционной, а для других или в другое время — развивающей.

Кроме того по форме своей группы делятся на открытые (допускаются новые участники) и закрытые (не допускаются); гомогенные (состав одинаков по какому-то признаку: все женщины, банкиры, разведенные) и гетерогенные (люди очень разные); краткосрочные (интенсивные, когда работа идет день или несколько дней подряд) и долгосрочные или пролонгированные (серия встреч, скажем, раз в неделю). Группы бывают маленькие (8-12 человек) и большие (25-150), структурированные (сценарий и четкая руководящая роль ведущего) и неструктурированные (едва ли не все, включая тему работы, рождается на ходу и поддерживается самими участниками) и т.д.

И бывают группы обучающие. Иногда это лишь название, а по сути те же коррекция или рост, иногда смесь, а иногда именно обучающий тренинг-семинар или попросту лекции. К психологическим обучающие группы относятся тогда, когда для передачи знания и навыка ведущий (тренер) использует особые приемы психологического воздействия, когда кроме «рассказать и показать» ставится еще и задача «научить до уровня владения».

· Собственно, с точки зрения техники группы обучающие и группы развития очень сходны: и тут, и там стоит задача — научить. Научить поведению, навыку, образу мыслей, способу адаптации… Различие здесь скорее внешнее: отличаются частности.

Группы бывают разные. В том числе и — совсем не психологические. Мода называть «тренингом» обычные поигралки, когда в кучу-малу свалены игры и упражнения из разных книг, хороша для непрофессионалов, но к реальному тренингу особого отношения не имеет.

· Правда, есть еще игротехника — вполне солидная работа, когда игровыми методами тренер группы достигает профессиональных задач. Сюда, например, относятся деловые игры.

 

Откуда и куда

Если говорить о психологии в узком личностном смысле, а о работе психолога, как о помощи в личных же обстоятельствах, то у нас есть два направления, в которых мы можем приложить свои силы, знания и навыки.

· И душу.

Точнее, направление одно, но смотреть можно в разные стороны. Направление это, условно, от «совсем человеку плохо» (в разном смысле этого слова) к «очень ему хорошо». Где-то в середине будет «нормально».

 

Коррекция Норма Личностный рост

 

Плохо Жить можно Хорошо

Условность здесь в том, что в «хорошо и плохо» мы вкладываем не только внутреннее состояние, но и взаимоотношения с окружающими. Помните, в предыдущей части мы говорили о том, что «нормально» для нас, психологов — это когда нет переживания проблемы (душа не болит), и человек адаптирован к обществу. «Плохо», соответственно, когда и больно, и окружающим неприемлемо. «Хорошо», в таком случае, когда человеку не просто нормально, а когда он счастлив и радостен, и с ним рядом радостно и счастливо.

· Хорошо — если вспомнить то — о чем уже говорили, еще и когда человек любит себя, других и любим, уважает себя, других и уважаем, когда жизнь его осмысленна и продуктивна.

Все эти «хорошо» и «плохо», естественно, не абсолютны, а ориентировочны. То есть для нашей психологической работы это — ориентиры.

И коррекцию, то есть выправление душевной беды, и рост и развитие, как движение в направлении от «нормально» к «замечательно», можно вести на тех же уровнях, о которых уже шла речь: окружение, поведение, способности, убеждения, «Я» и духовность. Можно окружение менять и улучшать, можно менять и улучшать поведение, можно увеличивать и развивать способности, можно приобретать удачные и полезные убеждения, можно расширять и облагораживать свое «Я». Можно, наконец, обретать духовный рост, приобщаясь к великому.

Таким образом, глубинной принципиальной разницы между коррекционной и развивающей психологической работой нет, и коррекция на своем завершающем этапе часто хоть чуть-чуть переходит в рост.

· Однако, ближе к поверхности разница есть. Если мотивация для коррекции обеспечивается тем, что клиенту «больно и нехорошо» плюс обещание светлого будущего, то в ситуации роста нет выбора «из двух зол»: жить плохо дальше или напрячься. Поэтому усилий для роста и развития люди склонны прилагать меньше и в большинстве предпочитают довольствоваться уровнем «мне и так хорошо». Ну и хорошо.

Нынешняя наша жизнь предлагает все более жесткую мотивацию для роста и развития профессионального. Давно работающие коллеги знают, что тренинг навыка и обучение современным психологическим технологиям сегодня легче предложить и продать, чем «тренинг личностного роста».

· Кстати, немалую роль здесь играет и весьма низкое качество тех малопрофессиональных поделок, которые начинающие коллеги так любят называть «тренингом личностного роста». Термин не вызывает доверия.

«Личностным ростом» в наше время (в основном) склонна заниматься молодежь, ростом профессиональным и проблемой заработка еще не очень обремененная. (Плюс особенности возраста, о которых мы говорили). Раз за разом на таких группах встречаются студенты и, что тоже характерно, уже преуспевающие люди, которым теперь хочется чего-то и для души.

· Ну и озабоченные и самоуглубленные искатели «высших истин» или просто проблемные люди, которым, на самом деле, не сюда, а на коррекцию. Может быть, из-за этого коррекционные по сути программы тоже часто называют тренингами личностного роста.

Тем не менее, на работу групп по «личностному росту» авторы смотрят очень оптимистично. То ли в надежде, что преуспевающих людей становится все больше, то ли из особой любви к студенческой молодежи.

Коррекция в группе

Схема коррекционной работы очень подробно была описана в предыдущей части. Теперь можно сказать, что схема эта касается не только индивидуальной, но так же и групповой коррекционной работы. Впрочем, есть и свои особенности, которых мы сейчас коснемся.

Коррекционная работа в группе складывается из индивидуальной (точнее, индивидуально-групповой) и собственно групповой работы.

В зависимости от степени структурированности группы тему очередного коррекционного эпизода задает либо ведущий (и кто-то подхватывает и описывает свой опыт), либо тот участник, который взял слово. Именно с этим участником, который выдвинулся на центральное место (в гештальт-терапии — «горячий стул») ведущий и начинает работу по знакомой схеме: «контакт — суть — результат — коррекция — завершение». Однако на каждом из этих этапов в работу может быть вовлечена (и обычно вовлекается) вся группа или другие участники, так что просто «зрителей» не остается. В силу этой вовлеченности коррекционная работа с одним участником становится коррекционной работой со всей группой.

Кроме того, есть и собственно групповые упражнения, направленные на достижение результата на одном из этапов схемы всеми или большинством участников группы. Это игры, обсуждения, групповые трансы, отработка поведенческого или когнитивного навыка в парах, тройках или четверках, общегрупповые эмоциональные действа, танцы, рисование, пение хором, постановка сцен и т.д.

· Словом, все, что ведущий знает, умеет или на ходу придумает для достижения уже знакомых нам целей: установления контакта в группе и с группой, анализа проблемы (проблем) и выявления сути, поиска вариантов нужного и мотивирующего результата, выхода из положения и решения проблемы, работы над достижением результата или запуска процесса, который к результату приведет и — плавного завершения работы, интеграции полученного.

Но что конкретно?..

Как все это происходит на практике?

Установление контакта в непосредственной работе с одним из участников в группе сильно облегчено. Потому что к тому моменту, когда ведущий касается чьих-то личных проблем, уже проделана большая работа по созданию соответствующей групповой атмосферы, которая и обеспечивает установление и поддержание контакта между ведущим и участниками, а равно и среди самих участников. Так что в большинстве случаев ведущему достаточно сказать несколько доброжелательных слов или просто поддерживающе слушать, и уже можно будет двигаться к сути проблемы.

Работая в русле выявления сути с использованием описанной схемы, ведущему группы полезно использовать обратную связь от группы. Пусть от других участников человек узнает, на что похоже его поведение и то, что он говорит, какие чувства это вызывает у других людей, какое у них складывается представление о говорящем. За всем этим можно обращаться с прямыми вопросами к группе: «Что, как вам кажется, Федя сейчас делает? У кого какие чувства по поводу того, что Федя рассказывает? К самому Феде?»

· По ходу разговора бывает интересно поинтересоваться чувствами самого человека от такой обратной связи.

Той же цели служат разнообразные техники группового рисунка, а также драматизации (ролевого разыгрывания) проблемной ситуации, позволяющие бросить взгляд извне и неожиданно услышать проговоренное вслух или увидеть нарисованным одним из участников что-то, что вдруг откликается в душе.

Формирование образа результата в группе отталкивается обычно от вопроса «чего ты хочешь?» или подобного и в большинстве случаев относится на чувству или пониманию — тому, что можно изменить прямо здесь и сейчас. И уже это ведущий увязывает с будущими изменениями:

— Что бы ты хотел получить прямо сейчас? (Что бы тебе хотелось? Что бы ты хотел чувствовать вместо? Каким бы ты хотел быть? Чего тебе не хватает для этого? Если бы ты знал, что бы это было?)

— Когда у тебя будет это чувство (уверенность в себе, жизнерадостность, внутренняя сила, искренность, любовь) или понимание (кто я, что мне делать, как жить дальше, откуда что берется, зачем учиться дальше, отчего ко мне так относятся), что ты сможешь сделать?

— Если все получится именно так, то когда и как это начнет происходить? Что изменится? Это то, что ты хочешь?

· И так далее, проверяя по всем позициям образа результата, описанным в предыдущей части.

Коррекционная групповая работа опирается на предположения о том, что человек именно сам может изменить свою картину мира, которую он себе создал, что изменение (а не бесконечные повторы одного и того же сценария) — путь к улучшению ситуации или состояния, и что у человека есть все, что нужно, для того чтобы измениться так, как он хочет.

Уровни коррекционной групповой работы соответствуют уровням работы индивидуальной. Группа позволяет производить серьезные изменения на уровне окружения уже самим фактом своего существования в жизни клиента. Обратная связь от группы (спонтанная или смоделированная ведущим, словесная или проявленная в эмоциональном отношении) позволяет всерьез влиять и на поведение, и на представления о способностях и возможностях, и на убеждения, и на образ «Я» и на глобальную картину мира человека.

Репетиция поведения также гораздо успешнее и сильнее работает в группе, где есть разнообразные образцы и варианты поведения и взаимодействия. Все та же обратная связь от участников группы позволяет быстро и достаточно объективно оценить достоинства и недостатки нынешнего поведения и того, которое еще предстоит изучить.

· И речь не только о коррекции. Обучение навыку, например, в большинстве случаев активно эксплуатирует именно этот уровень.

Вера в свои силы и способности успешно укрепляется в групповом опыте непосредственного переживания, которое не так легко воссоздать в обстановке индивидуальной работы. Эмоции, которые лежат в основе едва ли не всего мировоззрения человка, зарождаются и направляются в коррекционное русло именно силами все группы. Здесь пробы и ошибки ведут не к замыканию и отказу от вариантов поведения, а к отбору успешных его деталей и к поощряемой ведущим и участниками группы отработке того, что пока не получается.

Работа на уровне убеждений настолько активно использует возможности групповой обратной связи как для зарождения сомнения, так и для укрепления измененного или нового адаптивного убеждения, что, кажется, именно для этого группа часто и приспособлена в первую очередь. Сопротивление изменению, зачастую изматывающее ведущего-психолога, преодолевается группой с гораздо большими простотой и изяществом.

· Общественное мнение!

Уровень «Я» преобразуется в интенсивной групповой работе достаточно трудно, поскольку требует времени для интеграции. Однако изменения на предыдущих уровнях зачастую обеспечивают необходимые для такого глубинного преобразования условия. Здесь важно помнить, что изменения такого уровня не стоит требовать немедленно, «здесь и сейчас». Достаточно отследить, что «процесс пошел» и внутренняя переработка началась. Лучшие условия для такой работы предоставляют долгосрочные группы, где возможны неспешные постепенные изменения и поддержка этих изменений длительное время.

Уровень духовности в прямом смысле затрагивают, пожалуй, не вполне психологические групповые практики. Однако, мы можем говорить об этом уровне, имея в виду экзистенциальные группы, которые затрагивают глубокие пласты смысла жизни и места в ней человека.

Словом, с точки зрения схемы, в группе ведущий проводит коррекцию так же, как и в индивидуальном консультировании, но вот внешние проявления изменяются. Нужно вовлекать всю группу: тогда она помогает и усиливает процесс. Группа, как рабочая среда, способна многократно увеличить эффект воздействия. И нужно опираться на обратную связь от группы — часто одного этого хватает для серьезного изменения. Богатая, оперативная, глубокая и многогранная обратная связь от группы (направляемая ведущим) при целенаправленном ее использовании и становится тем мощным инструментом воздействия, который серьезно повышает эффективность применяемых техник.

· Даже если группа просто наблюдает с сочувствием за работой на «горячем стуле», она уже создает более благоприятную обстановку для изменения, чем если бы все происходило один на один. Интересно, что перед лицом группы человек часто ощущает ответственность за то, чтобы у него все получилось и все было хорошо: важно «не обмануть ожиданий, оправдать надежды».

Завершение коррекционной работы в группе также не окончательно: завершена работа с Федей, но работа в группе продолжается. И, решив или начав решать свои задачи, участник скоро обнаруживает себя уже помогающим другим людям решать их задачи, оказывается в обстановке где все поддерживают всех (или многие многих). Возникает взаимная ответственность, что усиливает мотивацию к развитию и сохранению результата. Так что завершение отдельного эпизода работы и завершение работы всей группы оказываются разнесены по времени, и сама специфика групповой работы обеспечивает «протяжку в будущее» полученного результата.

· Как раз на этот эффект расчитана идея «терапевтического сообщества» в разных ее вариантах, где люди, уже достигшие или достигающие своих результатов, поддерживают и помогают тем, кто еще только начинает это делать.

Так или иначе, такой подход к групповой коррекционной работе используют и бихевиористы, и гештальтисты, и сторонники трансперсональной психологии, и экзистенциалисты и т.д.

В заключение повторим: коррекционная групповая психологическая работа строится по индивидуально-групповому принципу. Работая с одним, ведущий работает со всей группой (на эту тему), а предлагая работу общегрупповую, ориентируется не столько на группу в целом, сколько на нужды каждого — на проблематику ее участников.

В большинстве случаев результат у разных людей в группе разный: каждый выносит то и столько, сколько на данный момент важно и нужно именно ему.

· В этом смысле сила и качество групповой работы сильно зависят от качественного состава участников.

В этом, кстати, еще одно преимущество группового подхода: каждый получает свое.

Резюме

Группа помогает:

  • Почувствовать себя «нормальным» среди других;
  • Раскрыться и измениться;
  • Приобрести информацию, знания, навыки, перенять опыт;
  • Получить опыт доверия и успешного общения с другими;
  • Получить поддержку и опору;
  • Опробовать новые модели и образцы поведения, образ мыслей и подготовить их к переносу в повседневную жизнь;
  • Косвенно решить свои проблемы, наблюдая за другими;
  • Получить помощь и поддержку от многих людей;
  • Подружиться, завязать контакты;
  • Добиться результатов быстрее, чем в индивидуальной работе.

Группы можно разделить на:

  • Коррекционные (психотерапевтические),
  • Личностного роста и развития,
  • Обучающие.

Причем психокоррекция и личностный рост — это движение в одном и том же направлении. Психокоррекция однажды становится личностным ростом, а личностный рост часто начинается с решения проблем.

Схема коррекционной работы в группе аналогична схеме индивидуальной коррекционной работы. В группе также есть установление контакта, выявление сути, формирование образа результата, коррекционная фаза и завершение. Выполняется все это с учетом особенностей групповой работы.

Ведущий в группе

К тому моменту, когда вы входите в зал и представляетесь участникам вашей группы, позади уже осталась большая, чтобы не сказать «грандиозная» работа: разработка идеи и программы (или сценария), поиск и подготовка помещения, реклама и набор людей (в широком смысле этих слов). Уже найдено и доставлено оборудование, уже заполнены анкеты и договоры, словом, когда вы входите в зал, вы — продолжаете работу, а не начинаете ее.

· Даже, если все предыдущее делали не вы. Кто-то ведь это делал.

Так что расслабьтесь и скажите себе: «группа уже есть, и это уже большая удача». Особенно это помогает тем, кто собирается вести группу в первый раз — или в первый раз именно такую группу.

· Бывший баскетбольный тренер может изрядно робеть, собираясь проводить простенький тренинг общения.

Те, кто ведет группу не в первый раз, давно это знают и именно поэтому уже с первых слов представления ведут себя и группу с этих самых позиций: «все идет хорошо, мы продолжаем нашу работу».

Вхождение в группу

Вхождение в группу, то есть предложение группе себя в качестве ведущего — организатора работы осуществляется уже в момент формирования группы. С самого зарождения группы именно ведущий становится группообразующим центром, вокруг которого все и происходит.

Мотивация на работу конкретной группы именно с этим ведущим достигается несколькими возможными способами:

— Первый способ: представление собравшимся на первое занятие нескольких ведущих. И по итогам занятия люди подходят к тому ведущему (обычно к разным), которые наилучшим образом отвечают именно их представлениям о «своем ведущем».

· Потом, в первые полтора-два месяца занятий, если группа «долгоиграющая», пока происходит утряска составов вновь набранных групп, многие все равно побывают на занятиях у ведущих разных и, в результате, выберут ту группу (и того ведущего), где им будет наиболее комфортно. Демократия и свобода выбора!

В этом смысле важно, чтобы ведущие были не разновидностями одного и того же варианта (отличие тогда будет на уровне «хуже — лучше», и люди попросту соберутся у одного), а — личностно — разные, что обеспечит творческое разнообразие в стилистике ведения, тонкостях подходов к одним и тем же темам и занятиям и — в способах подачи мысли. Это особенно важно, если содержательная сторона у всех ведущих так или иначе сходна. К примеру, все предлагают личностный рост. Или медитативные практики. Или обучение красивой походке. Тогда если ведущий один или «все как один», то все те славные люди, которым предлагаемая работа над собой близка, но исполнение одного-единственного ведущего — не подходит, уйдут. А если ведущих несколько: один повеселее, один поглубже, один поспокойней, один поэнергичней, то человек получает свое в наиболее удобном для него исполнении.

 

Пусть будут ведущие разные!

 

— Второй способ мотивировать участников работать именно с этим ведущим, это отождествление ведущего с темой работы будущей группы (еще в предварительной рекламе готовится будущий эффект ореола: почему этот уникальный человек компетентен и силен в этой области). Тогда собравшиеся в группу воспринимают ведущего как своего рода монополиста: если мы, участники группы, хотим получить результат, за которым пришли, то мы должны ориентироваться как раз вот на этого, стоящего или сидящего перед нами человека. (Потому что других или вовсе нет, или они хуже качеством).

· И, соответственно, мы ожидаем внятного руководства: что и как мы будем делать, чтобы целей наших — достичь?

Одним словом, если участник осознает работу с вами, своим ведущим, как свой собственный выбор, и осознает это в первые же мгновения работы группы, то все в порядке. Вы — ведете, участники — участвуют. Вопросов нет.

· А вот если участник думает, что у него были (или остаются) лучшие варианты — провести время вообще или найти другого ведущего в частности — то у вас с таким участником могут быть сложности.

Хорошо. А если человек пришел к нам, еще не очень понимая, надо ли ему это, и о нас, как о ведущем он не знает практически ничего, что же теперь, не работать? Можно, конечно, и не работать.

· И тогда зачем вы все это читаете?

А если работать, то что делать дальше? Делать дальше.

Пространство

Еще до того, как вы начнете говорить, что называется, «официально», позаботьтесь об организации пространства.

Существует пять «вертикальных» уровней работы с группой и четыре основных типа расположения участников во время работы.

Уровни:

— лежа на полу (ковре, туристическом коврике, газоне);

— сидя на полу (ковре, туристическом коврике, газоне);

— сидя на стульях или другой мебели (скамейки, пеньки, бревнышки);

— стоя;

— стоя на стульях или другой мебели.

Типы:

— в общем кругу;

— аудиторией, лицом к ведущему, импровизированной сцене, экрану и т.д.;

— в микрогруппах: участники распределяются в пространстве по командам, «семьям», кружкам для обсуждения, соревнования, упражнений и т.д.;

— аморфно, в беспорядочном рассредоточении или в движении: каждый участник сам по себе. Обычно используется как состояние переходное, либо для выполнения индивидуальных заданий.

Зачем это нужно нам? В зависимости от размера группы мы выбираем, чтобы представиться, либо тот же уровень, что и у участников (группа небольшая), либо на один уровень выше (группа большая).

· Обычно ведущий во время работы находится на том же плюс-минус один уровень, что и большинство участников группы. Стоя разговаривать с сидящими или лежащими на полу участниками не очень удобно. И наоборот.

Далее, в небольшой группе нам удобнее находиться для представления в общем кругу (и представляться наряду со всеми, первым или последним), а в группе большой логично предложить людям расположиться аудиторией и занять место на «сцене».

Расположение в микрогруппах мы обычно используем уже в последующей работе: когда предлагаем упражнения или темы для обсуждения. Представляться, когда участники объединены в микрогруппы, и ведущий оказывается как бы вне всех групп, вряд ли удобно.

· В маленьких группах микрогруппы не нужны. А в больших такое распределение на отдельные эпизоды работы позволяет пользоваться преимуществами небольшой группы, когда это нужно ведущему, и затем возвращаться к работе в атмосфере группы большой.

По этим же причинам для разговора с группой неудобно аморфное состояние. Слишком легко рассеивается внимание участников.

Если группа достаточно большая, и мы выбираем для представления положение перед аудиторией, дополнительно нужно решить, на каком расстоянии от участников мы будем находиться. Обычно нам нужно встать или сесть так, чтобы хотя бы периферийным зрением видеть тех, кто сидит или стоит по краям (иначе они могут «выпасть» из общения). Вместе с тем, важно полагаться и на собственное «чутье»: если требование видеть крайних заставляет вас отойти слишком далеко, лучше пересадите крайних. Или смиритесь с их «недосягаемостью». Еще важнее, чем охватить всех взглядом, сохранять личный контакт с аудиторией, то есть находиться настолько близко, чтобы сидящие перед вами могли понять, на кого именно вы смотрите и к кому обращаетесь.

· Да и голос повышать сверх меры не придется.

Итак, мы стоим или сидим на возвышении перед большой аудиторией на удобном расстоянии или находимся в общем кругу с группой маленькой.

· Для представления себя, наверное, неразумно использовать вариант «ведущий в постоянном движении». Даже если обычный ваш стиль — частые перемещения, для начала все-таки дайте людям вас «засечь». В известном смысле происходит импринтинг — первоначальное запечатление. Позвольте группе запечатлеть именно вас, а не смазанное пятно.

Представление

Следующее, что нужно сделать — установить личный контакт. То есть представиться и получить первую обратную связь. На это у вас есть примерно 90 секунд, и здесь свои правила:

Все то время, которое вы будете говорить вы — одновременно — будете устанавливать контакт глаз, что обеспечит вам и личный характер общения, и постоянную сиюминутную обратную связь. При всей простоте приема, он обеспечивает быстрое вхождение в психологическое пространство группы. Суть приема в том, чтобы, говоря с группой, смотреть не в пол, потолок или прямо перед собой, а переводить взгляд с одного участника на другого, задерживаясь на каждом столько, сколько нужно, чтобы человек ваш взгляд заметил и отреагировал. Обычно на это нужно 3-5 секунд. Важно поймать встречный взгляд человека, что и выстроит нужный контакт глаз. Одновременно, напоминаем, вы говорите. Чтобы и говорить, и устанавливать контакт глаз в одно и то же время было для вас легко и естественно, нужна тренировка. Поэтому тренируйтесь.

· Если, разумеется, вы и без того не владеете этой техникой.

Далее, за эти полторы минуты надо успеть сказать о себе главное (и именно в таком порядке):

¾ Здравствуйте (любой подходящий вариант приветствия);

¾ Меня зовут (тот вариант своего имени, который будет воспринят этой аудиторией — называться, например, Васёк, перед коллегами-психологами или сотрудниками солидных учреждений вряд ли уместно. Здесь больше подойдет суровое «Василий Ахметбурханович».);

¾ Далее от вас ожидается краткий ответ на вопрос «кто я?». Не делайте старой-доброй ошибки, перечисляя все, что вы вообще можете о себе сказать. Помните, что у вас немного времени. Скажите главное: кто вы такой, что это позволяет вам стоять перед людьми и претендовать на место ведущего именно этой группы.

· Если группа посвящена проблемам семьи и брака, не распространяйтесь о своей уникальной коллекции марок и опыте в лечении бронхитов. Аудиторию интересует, что вы из себя представляете именно в контексте семьи и брака. Вы двадцать лет состоите в счастливом браке, у вас трое детей, вы психолог с десятилетним опытом успешного консультирования именно в этой области, и наибольшие ваши удачи связаны с групповой работой — этой информации более чем достаточно.

Даже если Вы очень честный человек, рассказывать в этом месте, почему Вы НЕ самый лучший ведущий для этой группы — не просто глупо, но еще и не тактично. Эти люди уже пришли к вам. Им хочется, чтобы у них было лучшее.

· Хотя бы из того, что они могут себе позволить.

Да, в мире есть специалисты лучше вас. (Они всегда есть, хоть в чем-то). Оставьте эту информацию на потом, если Вас кто-то специально спросит. Представьте себя перед началом работы с группой в максимально привлекательном свете — это не только помощь вам, но и долг вежливости по отношению к группе, которую вы беретесь вести.

· Если вы уже в автобусе, и он набирает скорость, нужна ли Вам внезапная откровенность водителя о том, что он нечасто сидит за рулем и вообще-то побаивается предстоящего путешествия? Ведите смело, и уверенность группы в Вас придаст Вам сил оправдать это доверие. Или не ведите вовсе.

Итак, Вы поздоровались, сказали как Вас зовут и кто Вы такой, чтобы с группой с этого места разговаривать. Все это примиряет аудиторию с вами, но пока не мотивирует на сотрудничество.

¾ Для сотрудничества нужно прямо здесь (коротко!) сказать самое важное: чем вы можете быть в контексте этой группы людям ПОЛЕЗНЫ. Зачем вы здесь. Это самое основное место в представлении. Именно тут вы декларируете свою готовность «оправдать доверие», обслужить тот интерес, ради которого ваша группа собралась. Здесь вы, по сути, обещаете. Обещаете, что будет интересно. Или полезно. Или трудно. Или все сразу. Обещаете показать и рассказать. Или помочь найти в себе. Или в других. Или раскрыть возможности. Или что-то еще. Вы провозглашаете цели группы и обещаете обслуживать группу в деле их достижения.

· И если это место вашей «тронной речи» не встречает выраженного сопротивления, а напротив, понимание и поддержку, то, поддерживая цели, группа будет поддерживать и Вас. Как ведущего.

Вот первые полторы минуты прошли. Что, в результате, вы уже сказали группе? Вы сказали:

— «Здравствуйте» и вообще проявили дружелюбие;

— Как Вас называть (косвенно указав предлагаемый характер общения: Маша, Мария Семеновна и доктор Степанидина — эти разные обращения предполагают и разную дистанцию общения).

— Кто Вы, какова Ваша потенциальная ценность для группы.

— Что Вы здесь делаете, чем можете быть полезны, каковы цели вашей общей работы.

· Здравствуйте, меня зовут Альберт Сидорович, в нашей группе меня можно называть Альбертом. Я музыковед с пятидесятилетним стажем, автор книг по музыкотерапии. В течение ближайших дней мы с вами разберемся, каким образом возможности такой терапии применимы к вашим повседневным проблемам, и как музыку можно использовать для саморегуляции и просто счастливой жизни…

И вот теперь, когда все это группе уже ясно, вы переходите к — руководству. Вы говорите волшебные слова: «Для этого нужно сделать…» и дальше отдаете первые осмысленные указания.

Первые указания

Так как же начинать работу группы?

Со временем это уже не вопрос: для ведущих со стажем нет проблем вести первые минуты или первое занятие как не первое.

· Вы, как всегда пришли, мы, как всегда работаем, все традиции, правила, образ действий ведущего и то, что группа работает стабильно — это нормально и естественно. Странно, если не так.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.110.106 (0.026 с.)