И что теперь делать? Внушение и метафора



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

И что теперь делать? Внушение и метафора



И любовь к себе, и самоуважение, и смысл жизни — все это связано с верой. Они недоказуемы логически (и в одиночку), часто даже неосознаваемы, сколько бы человек ни упражнялся в рациональных построениях.

Такое знание о себе приобретается либо из глубины детства, когда еще и себя-то человек толком не осознавал, либо из мощных переживаний более позднего возраста, когда вера, минуя сознательные фильтры — впечатывается в «Я».

· Либо еще длительным погружением в соответствующую среду. Поэтому и работают на этом уровне в основном в группе. Собственно, и нужные мощные переживания легче создаются в группе.

Прямо здесь, в кабинете психолога, работать на таком уровне мы можем, полагаясь главным образом на суггестивные техники. На внушение. Именно благодаря таким техникам мы можем, минуя сознательный контроль, прикоснуться к тому уровню изначального знания о себе, который лежит, что называется, до сознания или, точнее, в основе сознательных мыслей, убеждений, ценностей, поступков — в основе личности как таковой.

Вера такого уровня закладывается преимущественно — родителями. Или теми, кто их заменял — в детстве. Поэтому коллега, берущийся работать с уровнем «Я» должен быть в глазах клиента человеком, чей авторитет хотя бы близок к родительскому. Дело не в том, чтобы подставлять себя на место родителей (хотя это тоже бывает), а в том, чтобы источник веры новой (хотя бы косвенный) пользовался очень и очень большим доверием. И — даже — в какие-то моменты воспринимался некритично. Оно и понятно — нам же внушать предстоит.

Когда мы говорим о техниках внушения, речь идет о директивнм гипнозе, гипнозе эриксоновском и о разных техниках НЛП (связанных, в основном, с понятием «линии времени»).

· Вообще-то сюда же направлены многие мистические, эзотерические и просто популярные формы воздействия (вроде аффирмаций по Луизе Хей), но мы говорим о работе профессиональной.

Сразу скажем, что все эти техники можно и нужно для качественного их применения изучать на специальных обучающих тренинговых семинарах, потому что техника — это в первую очередь практика, и научиться ей «из книги» не просто трудно, а еще и чревато изобретением велосипеда и весьма неприятными ошибками.

· Для клиента неприятными. Ну и для нас, соответственно.

Поэтому мы предложим простую рабочую схему, для выполнения которой достаточно большого собственного опыта психологической работы, и настоятельно порекомендуем — учиться. В нашем опыте общения с коллегами, увы, часты ситуации, когда за уровень «Я» люди хватаются именно от неумения, от незнания техник работы на более простых уровнях. Поэтому большинство консультаций похожи или на прямые «советы» — делай так и так (а если нет, то ты дурак) — или на попытки лобового изменения «Я» человека: живи не так (а если настаиваешь, то ты опять-таки дурак). Прямые призывы «быть другим» не только цели не достигают (если не подкреплены профессиональной работой), а и откровенно вредят, угнетая самооценку клиента или разрушая контакт.

· Мы искренне предполагаем, что без «большого опыта» и навыка работы на других уровнях коллега не возьмется за изменения на уровне «Я». Поэтому описываемая рабочая схема предполагает уже изрядный уровень профессионализма. При всей ее внешней простоте.

Итак, клиента интересует следующая перспектива:

— полюбить себя (и других) спокойно, безусловно, глубоко;

— убедиться в собственной значимости, «хорошести», уважать себя;

— удостовериться в осмысленности своего существования, своей жизни, свериться с достойной целью.

Именно это мы и будем внушать.

· Внушать будем по ходу разговора, без формальностей вроде «сядьте удобно, закройте глаза и притворитесь, что вы в глубоком трансе». Хотя на практике человек в трансе и человек, притворяющийся, что он в трансе, внушение воспринимают оба, мы сейчас говорим о неявном внушении, которое клиентом осмысливается как «просто разговор о жизни».

Поскольку мы будем внушать, желательно к этому времени в разговоре плавно съехать голосом вниз, говорить медленнее обычного и негромко. К тому же мы помним, что контакт (или раппорт) — это уже состояние легкого транса. Так что все подстройки мы усиливаем, чем еще больше повышаем к себе доверие и — говорим. Это или реплики, или — чаще — монолог.

· Обычно монолог бывает, когда мы, с точки зрения клиента, его выслушали, в проблеме разобрались и теперь — даем рекомендации. Советы. А мы советов не даем, мы даем — внушение. Еще интереснее, если с точки зрения клиента мы уже всю работу сделали (или еще не начали), а сейчас просто «треплемся». В этой ситуации клиент меньше осмысливает то, что мы говорим, а это нам и нужно.

Основой для внушения мы с вами, читатель, выбираем — рассказывание историй. Сказок. Притч. Случаев из практики. Баек. Анекдотов.

· Ну и просто привираем профессионально, то есть так, как нужно именно здесь и сейчас.

Речь идет — о метафоре.

Если отвлечься от филологии, то для нас метафора — это иносказательное изложение ситуации клиента. Иносказательное настолько, чтобы исключить уж совсем прямые аналогии. «Вот у меня тоже муж алкоголик, так я его выгнала» — это не метафора. Это совет. Да еще прямой. Да еще из личного опыта, что, мягко говоря, не всегда применимо в практике чужой. И не всегда приемлемо.

Основная прелесть метафоры в том, что она не только описывает ситуацию, но так же иносказательно утверждает, что выход есть. И даже обрисовывает примерное направление. Но (на то и внушение) оставляет достаточный простор для домысливания-додумывания, чтобы собственное озарение клиента опиралось именно на доступный ему опыт и именно ему же и подходило.

Метафора глубоко символична. Причем символы расшифровываем-наполняем смыслом не мы, а сам клиент. И не надо подталкивать его наводящими вопросами. Клиент найдет смысл свой. И не обязательно такой, о котором мы хотя бы догадывались раньше. Главное, если метафора построена правильно, клиент обязательно отыщет (не всегда осознанно) нужный — ему — смысл.

· Сказка-метафра, которую вы еще прочтете, отличается именно тем, что каждый, кого мы после прочтения спрашивали: «О чем она?», отвечал что-то очень свое и всякий раз — разное.

При всей волшебной красоте или, наоборот, бытовой простоте метафоры — все-таки это техника. И выполнять ее надо правильно. Пусть лучше будут хромать красоты стиля и языка, чем сломается стройная схема профессиональной работы.

· Кстати, метафорой может быть и рисунок, и музыка. И — их обсуждение.

Итак в метафоре должно быть:

1. Символическое описание основной сути проблемы;

2. Символическое представление основных действующих сил (в качестве персонажей);

3. Неопределенный символ решения проблемы;

4. Символическое применение неопределенно описанного символа решения проблемы;

5. Отражение конфликта-столкновения, как центральное событие;

6. Разрешение: сильное, эмоционально значимое описание того, как «все будет хорошо»; когда ситуация разрешится для всех основных действующих сил;

7. Общий праздник.

 

Что все это значит? Сейчас разберемся.

Суть проблемы:

От проблемы к ее метафорическому описанию мы проходим за три шага: формулирование проблемы, формулирование класса проблем, формулирование символа проблемы. То есть, к примеру, человек — недолюблен. И к миру недоверчив. Класс проблем: недостаток ценного, важного для жизни. Символ: окруженный горной грядой мир холода и снега, где мало тепла и солнца.

Персонажи:

В качестве героев в метафору можно вводить не только символические описания людей, но и сил, чувств, качеств и возможностей. В нашем случае, когда дело касается внутреннего «Я» человека, на таких героях-олицетворениях все и будет держаться. Это может быть и сама горная цепь — как персонаж, препятствующий проникновению тепла и света. Мы можем встретиться с заколдованной феей лета, грустно наблюдающей охлаждение ее родного мира, который она когда-то согревала, и героическую птицу, которая, преодолев препятствия донесла до жителей холодной страны весть о том, что там, за горами есть тепло… И так далее.

Решение:

Это должно быть «нечто». То есть не конкретная программа действий, а что-то туманное, но тоже олицетворенное в герое или предмете. Ключ ли к дому заколдованной феи, таинственный флакон с напитком, волшебный свиток или неведомая дорога, другой, мало доступный волшебник или та же героическая птица, которая покажет путь…

· Кстати, перечтите «Волшебника изумрудного города»: тут и Гудвин, «великий и ужасный», тут и мозги из опилок, и шелковое сердце, и напиток смелости — символы, символы, символы…

Применение:

Это очень тонкая часть метафоры. По сути, она бегло упоминается одним-двумя размытыми предложениями. Герой «просто» получает информацию о том, как символ решения применять. Но это центральная часть внушения: выход есть, решение возможно, и вот вероятное направление. В нашей истории с горной страной можно говорить о выходе за пределы гор, о расколдовывании феи, о долгом пути к сильному волшебнику, о необходимости что-то чем-то окропить из флакона, чтобы — произошло чудо.

Событие-конфликт:

Обычно для клиента все это трудно и тяжело. Так же должно достаться и главное чудо. Да, чудо произойдет. Но — как только… Как только герой достанет флакон, пройдет путь, уговорит волшебника, вспашет поле, найдет проход в горах или сдвинет их.

· А вот если суть не в том, чтобы настроить на тяжелую работу по изменению, а подтолкнуть к очевидному и нетрудному изменению, то и событие должно быть парадоксальным: такая, дескать, мелочь, а такие последствия.

И еще одна важная вещь, которая отличает метафору от детской сказки и «взрослого» рыцарского романа с «хорошим» и «плохим» парнем. У нас не должно быть побежденных. Не должно быть окончательно «плохих парней». Во-первых, мы не знаем точно (хотя и старались) с кем из персонажей свяжет себя наш клиент (и, кстати, может связать не с одним, а с несколькими). Во-вторых, по ходу сюжета обязательно должно выясниться, что все «плохие» — не такие уж и плохие, только у них свои трудности и свое понимание того, как будет «лучше». И чем парадоксальнее, непредсказуемей это выяснится, чем неожиданней окажется выход — для всех персонажей — тем действенней окажется метафора.

Поэтому уничтожения, поражения и унижения персонажей в нашей метафоре не будет. А будет — Чудо. После того, как герой произведет необходимые (и часто неочевидные) действия. Например, не войной на темный лес пойдет, а овраг вычистит.

· «Не стреляй, Иван-царевич, я тебе еще пригожусь!»

Разрешение ситуации:

Помните у Карлсона: «Свершилось чудо! Друг спас жизнь друга!» Вот-вот, такое настроение и должно царить в нашей метафоре, когда мы подробно, ярко, в красках и деталях, во всей радости и полноте описываем — как стало.

Мы не описываем механизм действия чуда: в механизме клиент может усомниться. Что и как сработало, мы вообще пробрасываем. Нам не логика важна, а — вера. Вера в то, что чудо — возможно. И надежда есть. Мы красочно упираем на то, что — сработало. Получилось.

· «И так произошло»… «И сразу стало»… «И в тот же миг»… «И когда последняя капля упала»… произошло что-то. ЧТО-ТО. И это значит, что… словом, «все теперь будет хорошо». Подробно и со слезами счастья на глазах у всех героев. И у рассказчика.

И клиенту пусть наша радость передастся.

Праздник:

Теперь нам нужно завершить метафору, подкрепив веру в чудо авторитетным утверждением того, что все это героям не показалось, а все так и было на самом деле. Что эффект сохранился.

· «И они жили долго и счастливо».

Обычно это описание праздника, на котором присутствуют все персонажи, которые теперь подружились и помирились. У каждого есть свое дело, и все вместе они все делают как надо. А вокруг продолжается все то хорошее, что началось с Чуда.

Наверное, теперь читателю будет интересно составить метафору свою. И, прежде чем вы это сделаете, давайте отметим: метафора — это не обязательно волшебная сказка. Это и бытовая история о соседе или другом клиенте, и «воспоминание» из «недавно прочитанной книги», и притча из Евангелия или Корана, и предположения из серии «как было бы, если бы», и, иногда всего два-три предложения в качестве сравнения.

· «Один мой знакомый как-то все вату под плечи подкладывал, чтобы солиднее казаться, а потом взял и пошел в спортзал. Теперь свои плечи — ого-го. Так в зал и ходит уже два года». Рассказывается к слову, когда речь идет о навязчивых усилиях клиента по поиску внешних доказательств своей значимости: машина, должность, галстук… Однако и в этом коротеньком кусочке — все на месте. Разберите по шагам, если хотите.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.022 с.)