Использование трансового состояния



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Использование трансового состояния



Это могут быть:

— Прямые внушения,

— Метафоры, вложенные истории,

— Косвенные внушения,

— Смешанные варианты.

Прямые внушения формулируются просто: вы просите представить, почувствовать, вспомнить или подумать то, что вам нужно: «и теперь представьте себя в завтрашнем дне, когда вам вновь понадобится навык быстрого расслабления… и отчетливо представьте себе, как именно все будет происходить, как легко, быстро и точно вы сможете сделать все то, чему научились сегодня, и получите удовольствие от своего завтрашнего успеха…»

Метафоры, истории, притчи, рассказывать которые мы с вами учились в первой части, хороши тем, что они удерживают фиксацию внимания, усиливают диссоциацию сознательных и бессознательных процессов и позволяют участникам извлечь именно тот смысл, который окажется для них наиболее полезным. Особенно это относится ко вложенным историям. Кстати, можно вложить одну историю в другую, а в середине второй истории вставить прямое внушение, после чего продолжить рассказывать вторую историю, а потом закончить первую.

· Это еще называют «тройной спиралью». Вложений может быть и больше, чем три.

Косвенные внушения строятся с помощью тех самых речевых техник, которые мы описывали в главе о технике общения. Наведя транс, мы попросту разговариваем с группой, обильно вставляя внушения в одном и том же направлении, но разными способами. Можно говорить о полученном навыке, погоде за окном или рассказывать те же истории. Косвенные внушения отлично сочетаются практически с любой другой формой.

И если мы рассказываем историю, создавая поток косвенных внушений, вставляя в середине внушения прямые, то у нас получается вполне прилично использовать трансовое состояние участников группы.

· Кстати, истории и косвенные внушения можно использовать и без формального наведения транса. То есть мы транс-то наводим, но делаем это косвенно и группе об этом не сообщаем. Группа просто слушает наш рассказ. А мы постепенно снижаем ритм и темп голоса, вставляя в этот рассказ косвенные внушения на расслабление и погружение в себя…

И, когда задача достигнута, нам нужно позволить группе еще немного побыть в своем приятном состоянии, а затем неторопливо вывести ее назад, в более обычное состояние и продолжить работу.

Выход обычно предполагает внушения-напоминания о том, где мы на самом деле находимся, сколько прошло времени (не обязательно) и что нужно почувствовать себя бодро и хорошо. Например, так: «и когда вы уже получите… все то хорошее и нужное… с чем обычно связано состояние транса… вы можете постепенно, в своем собственном темпе… возвращаться сюда, к нам, в эту комнату, сохраняя все то важное, что получили, к чему прикоснулись за эти двадцать минут… и почувствовать себя очень хорошо, и глубоко вздохнуть… и открыть глаза… и улыбнуться тем, кто рядом. Ну как, отдохнули?»

Как это может быть

Наведение

«Я расскажу вам историю. Это будет довольно длинная история, так что сядьте поудобнее. Это очень важно — чтобы было удобно… и комфортно. Потому что когда телу удобно, это хорошо. А когда человеку хорошо — это хорошо само по себе. И если вам захочется поменять позу, чтобы было удобнее. вы всегда можете это сделать, потому что это важно — чтобы было хорошо… мы с вами хорошо поработали сегодня, и вы можете отдохнуть и расслабиться, пока я буду рассказывать… Иногда бывает приятно почувствовать, как расслабление расходится по всему телу, стоит только ему позволить… А кто-то только учится расслабляться, и ему нужно наблюдать за тем, как расслабление распространяется… как расслабленными становятся руки… ноги… как успокаивается дыхание… и если вы хотите представлять себе то, что я буду рассказывать, вы можете закрыть глаза… или вы можете закрыть их потом, или не закрывать — как вам удобно… или, быть может, вы и не будете ничего представлять, и все представится само… и вам останется только смотреть… и слушать… или не слушать, как хотите… главное, чтобы все было хорошо….

И вы можете представить себе замечательное место… одно из самых лучших мест, какие только могут быть… и быть может, вы заметите, что это не совсем обычное место… и где-то рядом с вами вы можете заметить дверь, ведущую в коридор… и пойти по этому коридору… все дальше… проходя мимо странных узоров на стенах… и вы можете понимать, что вы в полной безопасности, и что это хороший коридор, и чувствовать себя хорошо… это очень важно, чтобы все было хорошо… и вы можете продолжать продвигаться вглубь, все дальше по коридору… и остановиться у еще одной двери… что это за дверь?.. и обнарудить за ней небольшое уютное помещение и множество книг в нем… и большое, мягкое уютное кресло… и одна из книг выделяется среди остальных… возьмите ее и устройтесь удобно в большом, мягком кресле… и вам даже не нужно открывать книгу… вы просто знаете, что это мудрая книга, и в ней множество разных историй… и одна из них начинает звучать в вашей голове…

История о мастере меча

Давным-давно, в далекой-далекой стране у самых синих гор жил да был молодой человек, который очень хотел стать Мастером меча. И по обычаям той земли, настоящим Мастером меча мог стать тот, у кого есть настоящий Меч мастера. Молодой человек очень хотел стать мастером, и он отправился по городам далекой страны у самых синих гор. Он хотел прийти к одному из старых Мастеров меча и попросить его: «Великий Мастер, слава о твоих подвигах идет по всей стране. Ты сражался во всех больших сражениях, ты всегда побеждал и заслужил славу и почет. И вот теперь ты живешь на покое. У тебя есть все. И тебе больше не нужен твой меч — Меч мастера. Продай его мне. Или подари». Молодой человек очень надеялся, что кто-то из старых мастеров откликнется на его просьбу.

И вот он пришел в дом настоящего Мастера меча, удалившегося на покой и обратился к нему: «Великий Мастер, слава о твоих подвигах идет по всей стране. Ты сражался во всех больших сражениях, ты всегда побеждал и заслужил славу и почет. И вот теперь ты живешь на покое. У тебя есть все. И тебе больше не нужен твой меч — Меч мастера. Продай его мне. Или подари». Мастер меча выслушал юношу, улыбнулся и ответил ему: «Я бы с радостью. Но знаешь, этот меч тебе не подойдет».

Молодой человек поклонился мастеру и снова отправился в путь. И пришел в другой город и нашел дом старого Мастера меча. Он пришел в этот дом и обратился к мастеру: «Великий Мастер, слава о твоих подвигах идет по всей стране. Ты сражался во всех больших сражениях, ты всегда побеждал и заслужил славу и почет. Ты настоящий мастер, все это знают. И вот теперь ты живешь на покое. У тебя есть все. И тебе больше не нужен твой меч — Меч мастера. Продай его мне. Или подари». И старый Мастер меча выслушал юношу, улыбнулся и ответил ему: «Я бы с радостью отдал. Но ты знаешь, этот меч тебе не подойдет».

И вновь отправился в путь юноша, который хотел стать настоящим Мастером меча, и находил старых мастеров и обращался к ним с одной и той же просьбой: «Великий Мастер, слава о твоих подвигах идет по всей стране. Ты сражался во всех больших сражениях, ты всегда побеждал и заслужил славу и почет. И вот теперь ты живешь на покое. У тебя есть все. И тебе больше не нужен твой меч — настоящий Меч мастера. Продай его мне. Или подари». И раз за разом выслушивали его старые мудрые мастера, вздыхали и отвечали одно и то же: «Я бы отдал. Но ты знаешь, этот меч тебе не подойдет».

И тогда молодой человек решил отправиться в горы на поиски тайных кузнецов. Он шел дни и ночи, вставал с восходом и ложился спать, когда солнце уже давно село. И вот, наконец, он нашел далеко в синих горах тайных кузнецов и рассказал им о своей просьбе. Он попросил выковать ему меч, который бы хотя бы казался настоящим Мечом мастера. Кузнецы выслушали его и ответили: «Ты хочешь стать мастером, и тебе нужен меч? Хорошо». И они выковали ему меч, который так же сверкал благородной сталью, одинаково легко рассекал железо и волос, был замечательно уравновешен и покрыт замысловатой чеканкой, как настоящий меч мастера. Радостно принял юноша свой новый меч и отправился назад.

И он сражался во многих битвах и побеждал. Слава о нем разносилась все дальше по далекой стране, опережая его появление, приводя в восторг друзей и вселяя уважение в сердца противников. Он прожил богатую и достойную жизнь и наконец ушел на покой.

Много лет жил он спокойно и счастливо. И лишь иногда, когда гости славили его — настоящего Мастера меча, ему становилось неловко. Ведь он-то знал, что у него так и не было настоящего Меча мастера…

Однажды к нему пришел незнакомый юноша. Он поклонился пожилому мастеру и сказал: «Великий Мастер, слава о твоих подвигах идет по всей стране. Ты сражался во всех больших сражениях, ты всегда побеждал и заслужил славу и почет. Ты настоящий мастер, все это знают. И вот теперь ты живешь на покое. У тебя есть все. И тебе больше не нужен твой меч — Меч мастера. Продай его мне. Или подари». И старый мастер улыбнулся непонятной улыбкой и ответил: «Я бы с радостью. Но знаешь, этот меч тебе не подойдет»…

… вот такая история случилась давным давно, в далекой-далекой стране у самых синих гор.

Выход

И я не знаю, слушали вы ее или нет, возможно, ваш сознательный разум был погружен в свои представления, и только бессознательный воспринимал то, что может быть полезно и нужно… или вы слушали и что-то получили для себя. И я не знаю, что это может быть. Возможно, не знаете и вы. Или еще не понимаете, что вы знаете. И пока вы понимате то, что нужно понять, и предоставляете бессознательному то, что нужно ему предоставить, вы можете постепенно, в своем собственном темпе возвращатсья сюда, к нам в эту комнату, возвращать себе бодрость и хорошее самочувствие и настроение и уже потом глубоко вздохнуть, и открыть глаза… и улыбнуться тем, кто рядом.»

· И может быть вам будет интересно выделить внушения в этом тексте и представить себе, как бы могли рассказать ее вы.

Другие варианты

Эмоциональные пики

Наш разговор об использовании измененного состояния сознания участников группы был бы неполон, если бы мы упомянули только о спокойном, наиболее традиционном виде транса. Любое сильное эмоциональное состояние в группе также вызывает изменение состояния сознания участников. А значит, если мы сможем в это время — в момент пиковых эмоций или сразу после — предложить внушение, то мы достигнем весьма сходных, а иногда и более сильных результатов. И здесь есть свои тонкости:

— Пиковые эмоции в группе долго не держатся. Поэтому внушать здесь надо кратко, директивно и четко: «Ты смог, у тебя получилось. Значит, ты — можешь. Ты справишься!»

— Эмоциональное состояние ведущего (его собственный транс) должно быть сходно с эмоциональным состоянием группы. Поэтому и голос будет звучать не спокойно умиротворенно, а сильно и твердо. И громко. (Или, добившись внезапной тишины, тихо, но четко и внятно. И в голосе должны быть слышны остатки недавно пережитого чувства).

— Человек в эмоциях или только что из них не очень склонен к логической проверке того, что ему говорят. Гораздо больше, чем формальная логичность, здесь важен верный подбор слов. Нужно выбирать слова, эмоционально созвучные происходящему. Говорить «ты спокойно сделаешь это» участнику, который и близко не спокоен, вряд ли уместно. Может быть, лучше будет сказать «запросто».

— Если ведущий не успел со своим внушением на пике или сразу после, заново раздувать страсти уже не стоит. Лучше посадить (или положить) группу, навести обычный транс (после бурных эмоций это сделать легче) и провести внушение обычным образом.

— В ситуациях сильных эмоций желательно ввести запрет на произвольные высказывания: они могут быть восприняты как внушения. Поскольку сами участники не владеют техникой и способны «сказать лишнее», пусть ведущий либо прямо потребует молчания, либо четко скажет, что именно (какие точно слова) говорить можно.

Телесная работа

Наконец, трансовые состояние возникают в группе в моменты телесной работы. Разного рода расслабления, дыхательные техники, прикосновения, спонтанные танцы, массаж и другая подобная деятельность также выполняется в специально созданном или спонтанно возникшем измененном состоянии сознания. Будет лучше, если ведущий учтет это и будет работать с группой, зная, что он проводит работу в трансе. То есть будет давать задания, говорить и организовывать процесс, внимательно следя за тем, какие внушения появляются в это время в групповом пространстве.

Работа в паре

Прежде чем завершить наш разговор о работе с группой, уделим внимание парной работе ведущих. До сих пор мы предполагали, что ведущий действует один. Что он один знает свои планы и сиюминутно руководит группой в соответствии с ними. Что он волен гибко менять эти планы или смещать их, ориентируясь на сиюминутное состояние, в котором находится группа.

· Одному быть гибким легче.

Бывает так, что у группы не один, а больше ведущих. Тут есть три варианта:

— Один основной ведущий и его помощники,

— Ведущие работают в смену: сначала один, потом другой,

— Ведущие работают вместе и на равных.

Один с помощниками

Это усложненный вариант одиночной работы. Все решения принимает «главный» ведущий, а помощники берут на себя частности: помощь в работе микрогрупп, настройка «зрителей», пока основной ведущий работает индивидуально, подсказки по ходу и прочее «ассистирование». Обычно ведущие используют эту форму работы в двух случаях:

— Когда группа слишком большая, и работая в одиночку, можно многих «потерять». Тогда ассистенты, находясь на периферии группового пространства, отслеживают работу участников, помогают и, при необходимости, подгоняют, отвечают на вопросы и вообще успевают везде, где не успевает основной ведущий.

— Когда основной ведущий стажирует «ассистентов», вводя их таким образом в пространство групповой работы, помогая обвыкнуться и приобрести опыт. В этом случае такое ведение — промежуточный этап. Спустя какое-то время основной ведущий позволит ассистентам проводить эпизоды самостоятельно, страхуя их работу, а потом попросту предоставит работать самим, осуществляя на первых порах супервизорство.

Работа по очереди

И это тоже не совсем работа в паре. Да, ведущим надо согласовывать переходы и общие цели, но в рамках своего эпизода ведущий работает по-прежнему один. И как хочет.

Сотрудничество здесь основано на предварительных договоренностях. Сиюминутной работы вместе нет.

Парная работа

По настоящему работать в паре достаточно сложно: это качественно отличается от одиночной работы. Суть заключается в том, чтобы у группы был по-прежнему один ведущий. Но в двух лицах.

Для того, чтобы это получалось, нужно выполнять такие правила:

— Нельзя подолгу говорить одному из ведущих. Поэтому нужно тренироваться говорить вперехват: один начинает мысль, другой ее продолжает. Пусть группа потом не сможет вспомнить, кто именно что сказал.

— Пока один говорит, второй всем своим видом выражает согласие, внимательно слушает партнера и постоянно готов подхватить мысль, если тот ее потерял.

— Кто бы ни говорил, он говорит «мы»: мы считаем, мы предлагаем, мы решили, мы хотим заметить, спросите нас — и так далее. Все, что исходит, исходит от обоих. И отвечают за это перед группой — оба. Поэтому если вы портачите и подставляетесь сами, вы подставляете и партнера тоже.

— Нельзя противоречить друг другу. Даже если вы искренне считаете, что ваш партнер говорит вредные глупости, начни вы ему противоречить, это будет еще большей глупостью и нанесет больше вреда: у группы останется один ведущий и память о том, как психологи не смогли договориться. Как бы вы ни были не согласны с мыслью партнера, скажите «да, и…», а потом постепенно сворачивайте, предлагая еще одну точку зрения. И делайте это так, чтобы группа была уверена: вы полностью поддерживаете сказанное. Вы — вместе.

· Речевые техники помогают сделать это легко и технично.

— Чтобы партнеру было легче подхватывать вашу речь и встраивать свои мысли, старайтесь не подводить окончательных итогов. Выскажетесь, а итоги оставьте партнеру. Если он согласен с вами, он их подведет и сам. А если нет — у него будет пространство добавить свое.

· Только не тяните кота за хвост. Долгие повторы без завершения утомляют и группу, и ведущих. Убедитесь, что вы поняли друг друга и согласовали вывод — и уже огласите этот вывод.

— Желательно все важные мировоззренческие темы и уж тем более подходы к содержанию вашей работы согласовать заранее. Именно согласовать, а не просто познакомить друг друга. Вам нужна общая мысль. И если вы не получите ее заранее, вам придется выкручиваться на ходу.

— Пара ведущих по сути предлагает группе «идеальную» модель отношений, которую нужно передать группе. Поэтому «опускать» партнера в глазах группы нельзя. Во-первых, если вы будете продолжать в том же духе, у вас не будет партнера. Во-вторых, вместо ведения группы вы оба втянетесь в конфликт между собой. В-третьих, группа усвоит, как можно и нужно обращаться с вами обоими. К партнеру нужно относиться с подчеркнутым уважением и заботой. Так, как бы вы хотели, чтобы группа относилась к вам.

· Играйте на вашего партнера. А он сыграет на вас.

— К партнеру нужно привыкать. Хорошо, если перед началом работы в группе, вы потренируетесь делать совместно что-то еще. Сходите в поход или хотя бы в музей, поговорите вместе с кем-то третьим, прополите огород, наконец.

 

Да, парная работа дает дополнительные сложности, но она же богата преимуществами:

— партнер вас поддерживает, помогает принимать решения и берет группу на себя, когда вы выдохлись или отвлеклись;

— партнер работает на вас, организует группу вам навстречу;

— партнер имеет сильные стороны там, где вы не на высоте;

— партнер может обеспечить то, что вы в принципе не можете, например, женское начало, если вы мужчина и наоборот;

— наконец, если с одним ведущим группа видит только один пример, не всегда отделяет личность ведущего от содержания его работы, то с двумя ведущими это сделать проще.

И в конце концов, вы ведь не идеал, и у двоих группа научится большему.

Завершение группы

Работали вы вместе три часа, три дня или три месяца, однажды приходит время сказать группе: «мы выполнили все задуманное, и теперь пора прощаться». Очень важно, чтобы это вы завершили работу группы, а не позволили ей развалиться самой. Удачное завершение поднимет ценность всего прошедшего, неудачное — обесценит.

— Если вы проводили коррекционную работу, сделайте в конце так, чтобы люди наглядно увидели, услышали и почувствовали, насколько им стало лучше. Пусть это будет упражнение, которого участники раньше не смогли бы сделать или отзывы близких, сравнение тем, «как было раньше».

· Дайте «объективные» данные: проведите тестирование и сравните с тем, что было в начале. Правильно сравните!

— Если речь шла о личностном росте, позвольте участникам похвалиться результатами и позаботьтесь об их наглядности. Организуйте презентацию успехов, яркое обсуждение, демонстрацию.

— Если вы чему-то учили, пусть это будет успешный экзамен, задание, которое участники с блеском выполнят, игра, где можно применить полученное.

Что бы вы ни делали, помните главное: вам надо внушить группе успех. «Вы не зря потратили время, — как бы сообщаете вы, — вам удалось, вы сделали это!»

· Можно и без особого накала страстей. Но праздник нужен.

Устройте, наконец, вечеринку с шампанским. Пусть люди вспоминают группу с удовольствием. Как там у Штирлица? «Запоминается последнее?». Позаботьтесь об этом. И официально объявите, что работа закончена. Пусть у людей за плечами останется опыт тяжелой, трудной, интересной задачи, с которой они — справились.

Резюме

Формирование содержания групповой работы начинается с ответов на вопросы:

  • Что я могу предложить?
  • Зачем это мне, как ведущему?
  • Зачем это будущим участникам группы?

Будущим участникам может быть интересно:

  • решение проблем и получение выгод;
  • развитие и личностный рост;
  • обучение.

Основная схема содержания работы группы иерархически создается на основе простого цикла:

  • введение,
  • основная часть,
  • завершение.

Наполнением плана становятся эпизоды групповой деятельности, которые включают:

  • Собственно упражнения;
  • Игры;
  • Ролевые отыгрыши;
  • Индивидуальная работа;
  • Обсуждения;
  • Мозговые штурмы;
  • Конкурсы и соревнования;
  • Групповые трансы;
  • Лекции;
  • Демонстрации и примеры.

Любой эпизод групповой деятельности (упражнение в широком смысле этого слова) создается на основе того же цикла: введение (настройка и инструкция к упражнению), основная часть («тело» упражнения), заключение (обсуждение и выводы).

Упражнение создается на основе следующей схемы:

  • Поставить четкую цель упражнения;
  • Представить себе реальные ситуации и поведение;
  • Выявить внутреннюю структуру;
  • Упорядочить эту модель;
  • Составить четкую инструкцию;
  • Подготовить соответствующую настройку;
  • Продумать возможные варианты итогового обсуждения-осмысления;
  • Провести несколько раз в «пилотном» режиме;
  • Подробно прописать весь текст;
  • Проводить.

Эмоциональные переживания, образующие основу опыта, создаются в упражнениях с использованием тем:

  • Любовь,
  • Злость,
  • Добро,
  • Несчастье.

При проведении обсуждения ведущему нужно обращать внимание на:

  • Осмысление предшествующего материала,
  • Использование речевых техник,
  • Утилизацию случайных реплик,
  • Сохранение роли «третейского судьи» и эксперта,
  • Правила организации дискуссии,

При групповом наведении транса нужно следовать схеме:

  • Фиксация внимания,
  • Перевод фокуса внимания,
  • Диссоциация сознательных и бессознательных процессов,
  • Углубление трансового состояния,
  • Утилизация (использование) трансового состояния,
  • Выведение из трансового состояния.

Пусть ведущий помнит, что трансовые состояния возникают в группе не только при формальном наведении, но и в результате косвенных внушений ведущего, во время эмоциональных пиков и в течение телесно-ориентированной работы.

Ведущие могут работать в паре:

  • Когда один из них ассистирует,
  • Когда ведущие работают попеременно,
  • Когда ведущие работают вместе.

Если ведущие работают вместе, желательно:

  • Говорить «вперехват»,
  • Выражать согласие с партнером,
  • Использовать образ «мы»,
  • Согласовать мировоззрение,
  • Привыкнуть к партнеру.

Завершая работу с группой, нужно:

  • Зафиксировать результаты работы;
  • Передать ощущение успеха,

Отпраздновать!

Откуда берутся психологи

Хороший человек — это не профессия. Надо делать дело.

Аксиома западного бизнеса.

Давайте скажем главное: быть беспроблемным человеком — можно. И это не об «истинной просветленности» или «духовном рождении», а о нашей с вами повседневности. Быть беспроблемным человеком можно, если мы помним, что проблема — это то, что переживается как проблема.

Есть то, что можно исправить, есть то, чего исправить нельзя, и есть мудрость, чтобы отличать одно от другого. И это все не про проблемы. Проблемы — это то, что исправить хочется. Вот в этом смысле можно жить без проблем: исправляя то, что хочется исправить.

· А если этого исправить нельзя никак, то честно смирившись с реальностью.

Мы, в нашей психологической работе, не создадим совершенных людей, и давайте это примем. Желание срочно спасти всех от всего и привычка видеть ПРОБЛЕМЫ у каждого встречного — едва ли не самый ранний период профессионального становления. Обратная мысль о том, что ничего-то мы поделать не можем, и все давно заложено — тоже не новая, и тоже относится к этапам профессионального роста. Продуктивна, как обычно, средняя мысль — исправить можно все, но — до определенной степени. Вот это и есть наша работа. Именно это мы и можем обещать нашим клиентам. Вряд ли больше — «вычистить окончательно и от всего» не представляется вероятным, жизнь-то продолжается. Зато можно помочь избавиться от «проблем» — ненужных переживаний. Исправляя, что можно и примиряя с тем, чего исправить нельзя. Если «изменчивый мир» прогибается под нас — хорошо. Если нет, есть и еще кое-кто, кто может прогнуться — мы сами. Все это верно для работы с клиентами. И все это верно для нас самих.

Благополучие психолога

Все, описанное выше, в основном касалось техники нашей с вами работы. По возможности, мы оставляли в стороне вопрос о том, насколько личностно успешен, благополучен и беспроблемен должен быть человек, чтобы заниматься нашей работой — помогать другим.

Давайте оставим в стороне крайности: «полностью благополучен и только так» с одной стороны и «абсолютно все равно» с другой стороны. Наверное, каждый из нас может вспомнить примеры скверной работы «от своих проблем» и блестящей работы совсем не идеального человека.

Отсюда два интересных вывода:

— Если «проблемы» решить можно, а психолог этого не делает, наверное он все-таки халтурщик.

— Если из-за «проблем» человек боится идти помогать людям, тут тоже, наверное, не все правильно.

Как мы уже сказали, беспроблемным, благополучным человеком быть можно. И это вовсе не значит, что все благополучные люди будут копиями друг друга. Каждый благополучен по-своему. У каждого свой способ приспосабливать этот мир к себе и себя к миру. И хотя техники нашей работы, при всем их многообразии, все-таки не бесконечны, число способов, как они могут сработать — бесконечно. Или, точнее, этих способов столько же, сколько и людей. И раз наша забота вовсе не в том, чтобы пригнать всех в одно и то же стандартное благополучие, а подтолкнуть каждого к своему собственному, то же самое может относиться и к психологам.

· А что, мы не люди?

Итак, каким бы косноязычным, замкнутым или истероидным, угрюмым или бесшабашным, агрессивным или плаксивым (продолжите сами) вы ни были, вы работать с людьми — можете. В целом. С другой стороны, сколь бы вы ни были мудры и умны, решительны и смелы, вдумчивы и осторожны, блестящи и увлекательны — вам как обычно есть что доделывать. Чему учиться.

Никто не требует от психолога, как и от любого другого, чтобы он был идеалом. Но мы вправе ожидать, что он справится с теми проблемами, с которыми справиться можно. И научится использовать остальное, как свои особенности, которые будут в работе — помогать.

· И уж точно не будет страдать от проблем.

Нет людей, окончательно и полностью «вылеченных». Хотя бы и потому, что до сих пор никто не знает, что такое «норма». Зато есть те, которые живут радостно и с удовольствием. Вот об этом и речь.

Становление коллеги

Будете ли вы блестяще владеть всеми описанными техниками, или другими, или и теми, и другими, вы не будете «таким, каким надо». Вы будете сами собой.

· И со своими заморочками. То есть, со своей структурой личности. Изменчивой и развивающейся, но со своей.

И это то, что нужно.

Ну да, начинается все более или менее одинаково. Будущие психологи идут в психологию, чтобы:

— разобраться, что у них самих «не так»;

— разобраться, что «не так» у их окружающих и помочь им;

— разобраться и использовать это, влияя на окружающих;

— сдуру или от нечего делать.

Соответственно, первые шаги в психологии включают в себя:

— разбор своих сложностей, осознанную или неосознанную их компенсацию за свой счет или за счет тех, с кем начинающий коллега работает: он решает свои проблемы,

— помощь близким и знакомым или попытки такой помощи,

— попытки осознанно влиять на окружающих,

— попытки понять «что я тут делаю?».

Дальше тоже не много вариантов:

— Человек получил какое-нибудь образование, диплом, разговоры о психологии, внутреннее чувство неполноценности от беспомощности и явная или косвенная смена профессии: явная, если бывший психолог становится бухгалтером или юристом, косвенная, если он идет в преподаватели психологии или чиновники от нее же;

— Человек решил-таки свои проблемы или проблемы тех, кому хотел помочь, и потерял интерес к психологии. Если он к этому времени получил свой диплом, то, возможно, просто забросит его, а возможно и устроится на работу. Тогда это будет или предыдущий вариант или следующий;

— Человек решил свои проблемы и захотел помогать другим. Он начал учиться всерьез, то есть практике, стал работать, набирать опыта и, в конце концов, психологом стал;

— Человек научился управлять другими, влиять на них и, независимо от названия, именно этим и стал заниматься, честно используя полученное знание себе во благо.

· Иногда таких коллег называют психотехнологами. Иногда — просто преуспевающими людьми.

Кстати, этапы могут накладываться друг на друга: коллега все еще решает свои проблемы, и уже успешно справляется с чужими, и начал всерьез учиться… и так далее. Возможен и «обратный ход», и смешение вариантов: коллега занят психотехнологией, одновременно помогает близким, одновременно занимается другим, более интересным ему делом. А потом — вновь приходит к психологической практике, совмещая достижения в обеих областях, и… снова что-то ищет.

И вот если человек все-таки начал всерьез заниматься психологией, тогда он, вероятно пройдет через обычные этапы:

— Трепетное отношение к своему делу, страх навредить, сделать что-то не то, испортить жизнь человеку вообще и навсегда. Честно говоря, в этом страхе больше показушного хвастовства: смотрите все, — торопится показать себе и людям начинающий коллега, — с какими силами я связан, к какому могуществу я допущен! Это ж надо очень осторожно! Это ж пострашнее атомной войны!

— Наступает «звездная болезнь»: что-то начинает получаться, коллега учит всех и каждого, объясняет все и всех и активно тащит окружающих «лечиться».

— Такая грандиозная вера в могущество и возможности «настоящей психологии» постепенно угасает. Чтобы всерьез помочь людям, нужна заметно большая квалификация, чтобы им повредить — тем более. Возникает мысль, что все это пустяки, и сколько ни бейся, по большому счету все останется как есть: всерьез психология никому помочь не может. Кто-то в этом месте уходить «учить» или вообще в сторону, кто-то опускает руки, мол дело во мне, «не получилось из меня психолога». А кто-то продолжает искать и работать.

— И приходит к пониманию (не умом, а на практике), что все «достигается упражнением», что нужны опыт и квалификация, и что недоступное и неподвластное сегодня может оказаться вполне рабочим завтра. Словом, гений — это как водится, одна часть таланта и девять частей работы. И коллега работает себе, ищет новое и интересное, учится снова, отрабатывает на практике, снова учится и так далее. Нет, он не становится идеальным и всесильным психологом. А вот хорошим психологом — становится.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.170.171 (0.024 с.)