ТОП 10:

Становление и развитие судов в послеоктябрьский период



Слом судебной системы, сложившейся в ходе реформы 1864 г., обычно связывают с тем, что произошло после октября 1917 г. Это верно лишь отчасти.

Процесс этот начался несколько раньше — после февральских событий того же года. Его инициатором стало Временное правитель­ство. Тогдашний министр юстиции А. Ф. Керенский издал 22марта 1917 г. Инструкцию для временных судов, в соответствии с которой основным звеном судебной системы становились временные суды.

В их состав должны были входить уже избранные к тому вре­мени мировые судьи (где они имелись) или городские судьи, и эти судьи должны были рассматривать дела "с участием представите­лей народа" (один из них — представитель рабочих, а другой — солдат, поскольку в большинстве своем солдаты были крестьянами). Им были подсудны дела о "деяниях, направленных против личной и имущественной безопасности граждан, а также против общественного порядка и спокойствия, в том числе и посягательства против нового порядка". Другими словами, Инструкция положила начало формированию судов, призванных в определенной мере заменить окружные (в том числе заседавшие с участием присяжных заседа­телей или сословных представителей) и мировые суды.

В тот же период стали появляться и иные органы правосудия. Еще до октября 1917 г. начался по инициативе Временного прави­тельства и процесс создания военно-революционных судов.

1. Период от октября 1917 г. до 1922—1924 гг. Первые после­революционные годы, как известно, были не только годами завоева­ния власти, гражданской войны и отражения военной интервенции, глубоких экономических и социально-политических потрясений и преобразований, но и активного поиска приемлемой в тех условиях структуры правоохранительных органов, в том числе судов. Новые судебные органы стали, как отмечено выше, стихийно возникать уже в первые дни существования советской власти. Их организация и порядок деятельности существенно отличались от того, что было свойственно прежним судам.

24 ноября 1917 г. в "Газете Временного Рабочего и Крестьянс­кого Правительства" был опубликован упоминавшийся Декрет о суде № 1, который упразднил старую судебную систему и положил на­чало формированию чего-то взамен ее. Поиск приемлемой в суще­ственно изменившихся социально-экономических и политических условиях новой системы растянулся на несколько лет (см. § 2 гл. V, § 2 гл. VI, § 2 гл. VII, § 2 гл. VIII учебника). Параллельно с форми­рованием обычных судов шел процесс организации судов чрезвычай­ных — революционных трибуналов, отработки судопроизводства в них, определенияих места в судебной системе, а равно создания революционных военных (военно-революционных) трибуналов.

К концу рассматриваемого периода в судебной системе сфор­мировались три подсистемы (ветви) — общие (общегражданские) суды, революционные трибуналы и революционные военные трибу­налы. Каждая из этих подсистем имела свою структуру и свой круг полномочий.

Опыт, накопленный в те годы, стал основой для судебно-правовой реформы. 1922—1924 гг. Требования начавшейся относитель­но мирной жизни обусловили необходимость отказа от чрезвычайны и создания судов, способных действовать в более или менее нормальных условиях. Такая ориентация была заложена в первый Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, принятый 25 мая 1922г. Ее же придерживались, когда вырабатывали и принимали решения о восстановлении институтов адвокатуры (26 мая 1922 г.) и проку­ратуры (28мая 1922 г.). Итог судебной реформы был подведен принятием Положения о судоустройстве РСФСР (11 ноября 1922 г.). Оно упразднило революционные трибуналы и установило единую систему общегражданских судов, включавшую суды трех звеньев — народ­ные суды, губернские суды и Верховный Суд РСФСР. По сути, это была судебная система, которая в значительной мере сохранялась до недавнего времени (см. § 3 гл. III учебника).

В декабре того же года состоялось совместное решение четы­рех республик об образовании Союза ССР, а в 1924 г. начал свою деятельность еще один суд — Верховный Суд СССР, существовав­ший до декабря 1991 г. Учреждение этого Суда и принятие ряда общесоюзных актов потребовали корректировки и российского за­конодательства по вопросам судоустройства.

2. Период от 1925 г. до начала 30-х гг. В целом его можно было бы охарактеризовать как Период постепенного отхода от тех демок­ратических веяний, которые дали о себе знать в ходе реформы 1922— 1924 гг. Этому в значительной мере способствовал начавшийся к тому времени процесс образования командно-административной системы, которой требовалось максимально централизовать весь государствен­ный Механизм.

Начавшееся было формирование системы независимых судов приостановилось. Оно натолкнулось, с одной стороны, на сопротив­ление органов юстиции, которые стремились командовать судами (см. гл. XIII учебника) и не собирались сдавать свои позиции, а с другой — на нежелание верхних эшелонов власти упускать из своих рук нити руководства "всем и вся" из Центра.

Шел все нараставший нажим с целью "вмонтирования" судов (структуру исполнительных органов. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР "О порядке руководства судебными органами" от 30 октября 1928 г. Председатель Верховного Суда РСФСР был объявлен Заместителем Народного комиссара юстиции. Несколько раньше состоялось решение о включении Верховного Суда РСФСР в состав Наркомюста РСФСР. Хотя эти решения и были вскоре отменены, в их проявились очень рельефно тенденции того времени.

В те годы начался также процесс формирования жестко централизованного аппарата прокуратуры. Прокуратура при Верховном Суде СССР постепенно подчиняла себе республиканские органы прокуратуры, подведомственные тогда местным органам юстиции. В 1928 г. в ведение прокуратуры перешел следственный аппарат, который ранее входил в состав судов. В 1933 г. состоялось решение об образовании единой системы прокуратуры на всей терри­тории Союза ССР во главе с Прокуратурой СССР. И эта система со временем начала претендовать на роль учреждения, надзирающего за судами и руководящего ими.

Для рассматриваемого периода характерной была тенденция воссоздания чрезвычайных органов репрессии. Еще в марте 1924 г. при ОГПУ было создано Особое совещание, которое уполномочивалось рассматривать дела в отношении лиц, занимавшихся контрреволюционной деятельностью, шпионажем, контрабандой, спекуляцией валютой и золотом. Постановления этого "совещания" должны были выноситься при участии прокуроров, наделенных правом при­несения протестов и приостановления этих постановлений. С 1929 г. начали работать "тройки" — внесудебные органы, наделенные полномочием рассматривать так называемые крупные хозяйственные дела и дела политического характера.

Позже названные органы перешли в подчинение НКВД СССР и в 30-х гг. трансформировались в орудие репрессий и произвола, в значительной мере вытеснившее суды.

3. Период от начала 30-х гг. до 1953 г. Для этого периода харак­терными были, пожалуй, три тенденции.

В истории советских судов, в том числе российских, он останется как один из самых мрачных. В осуществлении массовых репрессий и беззакония активное участие принимали не только органы НКВД, МГБ, Особое совещание, тройки. К этому были причастны и суды, в первую очередь среднего и высшего звеньев. Их незаконные приго­воры по сфальсифицированным делам в отношениимнимых "вра­гов народа" и иных политических "отщепенцев" выявляются вплоть до настоящего времени. В большинстве своем они выносились именно в те годы.

В рассматриваемый период, во-вторых, состоялась легальная деформация судопроизводства. Из него исчезли многие демократи­ческие положения, которые могли служить гарантиями прав и сво­бод граждан. Особенно наглядно это просматривается при исследо­вании актов, принятых в 1934 и 1937 гг., которыми подсудимые ли­шались возможности защищаться от предъявленного обвинения по значительному кругу дел. Им не разрешалось иметь защитников и обжаловать приговоры. Производство было негласным, а наказание должно было исполняться немедленно, без проверки законности и обоснованности приговоров.

Наконец, характерным для этого периода было продолжение начавшейся в 20-х гг. централизации. В 1933 г. учреждена Проку­ратура СССР, в 1934-м — НКВД СССР, а в 1936-м — Наркомюст СССР, которые подчинили себе соответствующие системы союзных республик, в том числе и Российской Федерации. Принятая в декаб­ре 1936 г. Конституция СССР лишила союзные республики права из­давать свое законодательство, в том числе по вопросам судоустрой­ства. Развивавший ее Закон о судоустройстве от 16 августа 1938 г. подчинил Центру все суды без учета суверенных прав республик. Верховный Суд СССР наделялся правом проверять законность и обоснованность приговоров и решений всех судов страны без каких бы то ни было ограничений, вмешиваться вих деятельность напря­мую, не считаясь с высшими судебными инстанциями союзных рес­публик.

4. Период от 1953 г. до середины 80-х гг. Начало данного пери­ода обычно связывают с принятым в сентябре 1953 г. решением об упразднении упомянутых выше внесудебных органов репрессии и наделением Верховного Суда СССР правом пересматривать по про­тестам Генерального прокурора СССРих постановления, вынесен­ные в 30—40-х гг. и в начале 50-х гг.

Реабилитация жертв произвола и беззакония стала одним из основных направлений деятельности судебных органов. Они сдела­ли многое, но далеко не все. На первых порах реабилитация своди­лась, как правило, к отмене незаконных решений и прекращению "дел". Восстанавливалось доброеимя репрессированных, но не их имущественные, трудовые, жилищные и иные права. Несколько поз­же (в 1955—1956 гг.) появились акты, допускавшие восстановление и этих прав, но не всегда последовательно и в полном объеме.

В первые годы рассматриваемого периода была проведена так­же работа по выявлению лиц, виновных в актах произвола и неза­конных преследованиях честных граждан, фальсификации дел про­тив них. Они понесли заслуженное наказание. Однако полная лик­видация последствий репрессий 30—40-х гг. и начала 50-х гг. тогда не была осуществлена в силу ряда широко известных, главным об­разом политических, причин. Работа эта была продолжена многие годы спустя и активно ведется в наше время.

Крупным событием явилась судебная реформа, начавшаяся после принятия в 1957 г. закона, изменившего Конституцию СССР и восстановившего суверенные права союзных республик, в том числе их право издавать законодательство о судоустройстве.

25 декабря 1958 г. Верховный Совет СССР принял Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик, которые послужили юридической базой для выработки и принятия соответствующих законов во всех союзных республиках, в том числе в РСФСР. В тот же день состоялось принятие Положения о военных трибуналах.

Эти акты стали тем фундаментом, на который опиралось существенное демократическое обновление судебной системы в те годы. Выразилось оно, в частности, в провозглашении и последовательном проведении в жизнь принципа отправления правосудия только судом, в широком привлечении общественности к деятельности судеб­ных органов, расширении права обвиняемого на защиту и повышении роли адвокатуры в охране прав и свобод граждан.

Заметный след в истории российской судебной системы оставил день 27 октября 1960 г. Это была важнаявеха в судебной рефор­ме тех лет — в тот день одновременно получили одобрение Вер­ховного Совета РСФСР три имевших принципиальное значение для российской судебной системы акта: Закон о судоустройстве, У К и УПК. Им суждено было "работать" многие годы.

Принятие в 1977 г. новой Конституции СССР, а в 1978 г. —новой Конституции РСФСР повлекло за собой пересмотр многих законо­дательных актов. В их числе оказались и законы, регулировавшие организацию и деятельность судов. В 1981 г. принят действующий в значительной части по настоящее время Закон о судоустройстве РСФСР. Он был несколько изменен, но изменения эти носили в ос­новном косметический характер.

Корректировки законодательства тех лет не дали ощутимого практического результата. Суды, высокое назначение которых ши­роко провозглашалось в актах различного уровня, на деле нередко рассматривались в качестве обычной, рядовой составной части си­стемы правоохранительных органов. Допускалось открытое и скры­тое вмешательство в отправление правосудия. Принцип равенства граждан перед законом и судом фактически не считался универсаль­ным, применимым ко всем без каких бы то ни было изъятий. Из сферы его действия оказались произвольно исключенными не только некоторые ответственные работники, но и те, кому они оказывали покровительство.

5. Современная судебно-правовая реформа, её предпосылки и основные результаты. Радикальные экономические и социальные преобразования, обозначившиеся с середины 80-х гг., потребовали новых подходов к проблемам законности, правопорядка, охраны прав и свобод граждан. В связи с этим состоявшаяся в июне — июле 1988 г. XIX Всесоюзная партконференция специальное внимание уде­лила наряду с прочим совершенствованию судоустройства. В при­нятой ею резолюции "О правовой реформе" привлекалось внимание к необходимости повышения авторитета суда и намечались некото­рые шаги по обеспечению его большей независимости.

Первым шагом по реализации установок этой резолюции ста­ло принятие в декабре того же года закона, внесшего в Конституцию СССР ряд изменений и дополнений. Среди них были и положения об изменении порядка избрания большинства судей в стране и уве­личении срокаих полномочий. Народные судьи стали избираться не населением, как это было до тех пор, а Советами среднего звена на десять, а не на пять лет. В течение 1989—1991 гг. состоялось приня­тие ряда законодательных актов, которые предусматривали прин­ципиально новые положения, Касавшиеся организации судов и их системы, — о статусе судей, об ответственности за неуважение к суду, об организации и полномочиях конференций судей и квалифи­кационных Коллегий, преобразовании государственного арбитража в систему арбитражных судов и т.д. Тогда же (в ноябре 1989 г.) были приняты новые Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР и союзных республик, послужившие юридической базой для принятия ряда законодательных новелл как на союзном, так и на республиканском уровне, в том числе в РСФСР.

Процесс обновления российского судоустройства и устройства других правоохранительных органов активизировался в значитель­ной мере со второй половины 1990 г., после того как состоялось одоб­рение Декларации "О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики" (12 июня 1990 г.). В действовавшую тогда Конституцию РСФСР были внесе­ны многочисленные изменения и дополнения, имевшие прямое или косвенное отношение к судам, в частности:

— предусмотрено образование Конституционного Суда РСФСР (15 декабря 1990 г.) и системы арбитражных судов (24 мая 1991 г.);

— расширены права судов по контролю за законностью и обо­снованностью действий и решений всех органов и должностных лиц, в том числе действий и решений, которые связаны с ограничением прав граждан на неприкосновенность личности, жилища, частной жизни, включая тайну переписки, телеграфных и иных сообщений, телефонных переговоров (21 апреля 1992 г.);

— установлено, что судьи наделяются полномочиями, как пра­вило, бессрочно, что они не должны отчитываться передкем бы то ни было и чтоих не могут досрочно отзывать избравшие органы (9 декабря 1991 г.);

— допущена возможность рассмотрения дел судьями единолич­но, а при определенных обстоятельствах — с участием присяжных заседателей (1 ноября 1991 г.).

Естественно, такие изменения и дополнения Конституции не могли не стимулировать законодательную активность по многим направлениям, в том числе в сфере судоустройства. Сыграло стимулирующую роль и Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г., которым одобрялся документ, названный Концепцией судебной реформы в РСФСР, и устанавливались Основные направления судебной реформы на ближайшее время.

На базе внесенных изменений и дополнений в Конституцию РСФСР и указаний этого Постановления Верховного Совета РСФСР состоялось принятие ряда законов, внесших существенные коррективы в организацию и деятельность судов. Это были упомянутые законы об арбитражном суде, о Конституционном Суде РФ, о ста­тусе судей, о правилах производства по уголовным делам, рассмат­риваемым с участием присяжных, о судебном контроле за законностью и обоснованностью ареста и продления его сроков, о дальней­шем расширении права обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) на защиту и некоторые другие. В конце 1991 — начале 1992 г. изданы также весьма важные для регулирования организации и деятельности судов акты, которые связаны с распадом Союза ССР (о переподчинении военных трибуналов, дислоцированных на территории Российской Федерации, об образовании в составе Верховного Суда Военной коллегии, уточнении его полномочий и др.).

В рассматриваемый период осуществлены многочисленные акции по реабилитации жертв произвола и беззакония и по восстановлению прав репрессированных народов. Ещё в октябре 1987 г. нача­ла работать авторитетная по тем временам комиссия, которая долж­на была дополнительно изучить материалы о репрессиях 30-40-х — начала 50-х гг. и представить соответствующие предложения. По ее заключениям суды, в том числе Верховный Суд СССР, приняли многие решения о прекращении уголовных дел и полной реабили­тации тех, кто незаконно был репрессирован. В 1987—1991 гг. вопросы реабилитации находились в поле зрения органов самого высокого уровня. Расширялся круг лиц, на которых распространялась реабилитация.

Пожалуй, самый радикальный подход был избран в Законе РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" от 18 октября 1991 г. По этому Закону (и многочисленным изменениям и дополне­ниям, внесенным в него) реабилитации подлежат все, кто когда-либо подвергался репрессиям по политическим мотивам. Права реабилитированных и членових семей, а также лиц, пострадавших в результате применения репрессий в отношении народов, восстанавливаются практически в полном объеме.

Судебно-правовая реформа на этом не завершилась. Работы над совершенствованием системы судов и содержанияих деятельности были активно продолжены.

Фактором, существенно повлиявшим на ход событий, связанных с судебной реформой, явилось принятие 12 декабря 1993 г. новой Конституции РФ. События эти стали развиваться в основном по двум направлениям:

одно из них — значительное повышение активности работы над завершением крупных и имеющих принципиальное значение для успешного проведения судебной реформы законопроектов;

другое — энергичный пересмотр актов в связи с необходимос­тью приведенияих в соответствие с новой Конституцией РФ.

Первое из этих направлений выразилось прежде всего в успешном окончании работы над рядом крайне важных для судебной реформы законов — первой и второй частями Гражданского кодекса РФ (соответственно 30 ноября 1994 г. и 26 января 1996 г.), Уго­ловным кодексом РФ (13 июня 1996 г.), федеральным конституци­онным законом "О судебной системе Российской Федерации" (31 декабря 1996 г.), Федеральным законом "О судебных приставах" (21 июля 1997 г.), Федеральным законом "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" (8 января 1998 г.), Феде­ральным законом "О мировых судьях в Российской Федерации" (17 декабря 1998 г.), Федеральным конституционным законом "О воен­ных судах Российской Федерации" (23 июня 1999 г.) и др.

Второе направление проявилось в ревизии ряда суще­ствовавших до принятия действующей Конституции РФ законода­тельных актов. В предыдущих главах учебника о таких актах гово­рилось неоднократно. К ним можно отнести, к примеру, Закон о Кон­ституционном Суде от 12 июля 1991 г. (новый текст принят 21 июля 1994 г.), Закон об арбитражном суде от 4 июля 1991 г. (новый текст с незначительно измененным названием принят 28 апреля 1995 г.), АПК от 5 марта 1992 г. (новый текст принят 5 мая 1995 г.), Закон РФ "О прокуратуре Российской Федерации" от 17 января 1992 г. (суще­ственно исправлен 17 ноября 1995 г. и 10 февраля 1999 г.), Федераль­ный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" от 13 марта 1992 г. (новый текст принят 12 августа 1995 г.), Закон РФ "О стату­се судей в Российской Федерации" от 26 июня 1992 г. и Закон РФ "О федеральных органах налоговой полиции" от 24 июня 1993 г. (в первый из них значительные изменения внесены 21 июня 1995 г., а во второй — 17 декабря 1988 г.), Закон РСФСР "О милиции" от 18 апреля 1991 г. (существенно обновлен 31 марта 1999 г.) и др.

К числу весьма существенных итогов реформирования судов и других правоохранительных органов необходимо также относить от­меченную выше (см. § 3 гл. II, § 1 гл. III и § 3 гл. X учебника) практику высших судебных инстанций, которая принципиальным образом кор­ректирует место и роль судов во всем правоприменительном меха­низме. Судам отводится все более прочное место на вершине пирамиды правоохранительных органов. Положительно на авторитете судов, на содержании деятельности иных правоохранительных органов сказывается ширящееся международное сотрудничество Российской Федерации в сфере правоприменения. Именно в последние годы состоялось заключение многих международных соглашений, непосредственно касающихся организации и деятельности всех правоохранительных органов.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.62.41 (0.008 с.)