ТОП 10:

Болящей Стании Д., на вопрос о том, что такое обет



Это обещание, которое человек дает Господу из благодарности или за свои грехи. Многие молодые люди из окрестных сел Битолы едут на заработки в далекие края. Матери и сестры, провожая их, дают обеты Богу за их здоровье и благополучное возвращение. Как-то в субботу мы неожиданно оказались в маленькой деревенской церкви; когда вошли, то увидели пожилую женщину, которая мыла пол. На наш вопрос она ответила, что дала обет каждую субботу приходить в церковь и мыть здесь пол: ее сын уже полтора года на заработках в Америке. Потом мы узнали, что, когда ее сын вернулся, она еще полгода приходила в церковь мыть полы в благодарность Богу за его благополучное возвращение.

«Ветао сам се» (то есть «дал обет Богу».– Перев.) – обычные слова в здешних краях; по обету люди приходят в монастыри, чтобы пожить, потрудиться там какое-то время. Когда горело село Л., юноша Феодор выбежал из свое-го из дома и, увидев, что соседний дом охвачен пламенем, в страхе воззвал к святому Науму[xl], прося о помощи, и пообещал год служить во славу его. В тот же миг налетел порыв ветра и отнес пламя в сторону от дома. Спустя короткое время Феодор пришел в наш монастырь, рассказал о случившемся и попросил игумена принять его в монастырь, чтобы исполнить обет.

Обычное дело, когда мать дает обет поститься в непостные дни за свое больное дитя. Это вполне по-библейски. И царь Давид постился, пока болел его сын[145].

«Ветала сам се»,– говорит старица Моисея из окрестности Дебара, которая вот уже девятнадцать лет работает в храме и постится без масла. За что? Более девятнадцати лет назад ее муж взял в компаньоны албанца. Как-то в пятницу собрался он в Дебар, чтобы расплатиться со своим компаньоном. Перед дорогой он сел завтракать, разложил сыр и яйца. Жена, увидев, что он нарушает пост, сердито воскликнула: «Чтобы Господь не дал тебе обратной дороги, если уж ты и в вере с албанцем побратался!». В тот же вечер ее муж, возвращаясь домой, был ограблен и убит. Это потрясло женщину. И она дала обет служить в церкви и поститься до конца жизни.

Есть обычай давать обеты и в Англии. После войны один английский священник совершил противозаконное венчание. Владыка жестко укорил его. Раскаявшись, он дал обет всю жизнь поститься по понедельникам, ибо согрешил в понедельник.

Но, давая обет Богу за себя ли, за другого ли человека, за грехи или из благодарности, человек должен быть очень осторожен, чтобы не переоценить свои силы и не обещать то, что сверх его сил и неразумно. Из Библии мы знаем о неразумном обете Иеффая: дал он Богу обет, что в случае победы над аммонитянами принесет Ему в жертву первое, что увидит, вернувшись с войны. И победил Иеффай, и, когда возвращался он домой, дочь его первая вышла навстречу ему. Увы, дочь моя, зарыдал отец, как раненый лев, дал я обет Господу и не могу нарушить его[146].

Бог да благословит вас.

 

Письмо 80

Одному рантье, который рассказывает, как он обеспечил себе безбедное существование

Мне страшно за Вас. Вы пишете, что обеспечили себя и своих детей так надежно, что можете теперь жить совершенно беззаботно. Похоже, что Ваша беззаботность изгнала из Вашей души страх Божий.

Чем Вы обеспечены? Деньгами? Разве не слышите, как лопаются банки и в один миг делают миллионеров нищими или, еще хуже, самоубийцами? Разве не читали Вы о многочисленных землетрясениях, за минуту превращающих целые города в развалины? Вы купили сады и поля? Разве забыли Вы о недавних засухах, наводнениях и тучах саранчи? Если бы Вы читали Евангелие, то уразумели бы слова Христовы – обольщение богатства[147]. Я удивлен, что именно в эти дни, когда гнев Божий сокрушает всякий щит человеческий, которым люди хотят защитить себя вне веры в Него, Всесильного, Вы считаете себя защищенным таким ничтожным щитом, как богатство и кусок земли. Вы напоминаете мне китайцев, которые во время войны с японцами раскрывали над головой зонтики, чтобы защититься от неприятельских пуль.

Рядом с Вашей наказуемой беззаботностью из-за богатства, что есть мерзость пред Господом, предполагаю и другое зло, а именно что богатство Ваше нажито неправедно. А это значит есть червивый хлеб. И себя, и детей отравите. Послушайте, что говорит святитель Иоанн Златоуст: «Кто неправедно обогащается, хуже нищих; лучше просить милостыню, чем красть».

Библейская повесть о праведном Иове свидетельствует о том, как праведный человек может в один день потерять земное богатство, а что уж говорить о неправедном? В один день потерял Иов все свое имение, а потом сыновей и дочерей. Затем лишился здоровья и сидел, как нищий, на гноище своем. Разве Вы не боитесь, что с Вами может произойти подобное? В своей нищете и болезни благочестивый Иов хранил свою душу от отчаяния крепкой верой в Бога, а Вы чем душу сохраните? Что сможет удержать Вас от самоубийства, то есть от того, чтобы к материальной гибели не прибавилась гибель душевная?

В Священном Писании сказано: любяй же неправду ненавидит свою душу[148]. В уединении, в тихие ночные часы, поговорите со своей совестью, спросите себя, что любите Вы более: неправду или душу свою?

Поспешите в Бога богатеть, по слову Спасителя[149]. А богатеть в Бога – значит богатеть тем богатством, которое Богу угодно и которое никогда не оставит человека. Это богатство веры и твердое упование на Бога, богатство милосердия и сострадания, истины и братолюбия. Этим щитом защитите Вы свою жизнь и жизнь своих детей надежнее, чем всеми богатствами мира.

Господь да просветит и благословит Вас.

 

Письмо 81

Глигору И., на вопрос о значении слов «иго» и «бремя»

Ты прочитал в Евангелии святые слова Спасителя об иге и бремени и спрашиваешь меня, что они означают. Вот как сказал Господь: иго Мое благо, и бремя Мое легко[150]. Иго означает служение, а бремя означает страдание. Читал ты, как Господь и словом учил, и примером наставлял, что пришел Он не для того, чтобы Ему служили, но чтобы Самому послужить. Читал ты и о том, что Сыну Человеческому надлежит пострадать. И, воистину, Он служил и страдал. Кому служил преславный Господь наш? Служил праведным и грешным, слепым и прокаженным, бесноватым и расслабленным. И это тяжкое иго Он назвал благим! А назвал его так потому, что служил с любовью. И страдал безгрешный Господь: от кого только Он не страдал! От царей и царедворцев, от друзей и недругов, от ученых и неученых. Оплеван и бичеван, осмеян и оклеветан, наконец, распят на Кресте. И это страдание Господь назвал бременем легким! А легким назвал Он это страшное бремя потому, что страдал с прозорливой надеждой.

Пока Христос не открыл миру спасительную истину о Боге живом, Родителе и Промыслителе, о вечной правде Божией, о ничтожности смерти и о воскресении из мертвых, любое служение было связано с ненавистью, а страдание – с отчаянием. Ибо служение считалось унижением, а страдание – несчастьем. Потому и самое мягкое иго казалось язычникам жестким, а самое легкое бремя – непосильным. Никто не может назвать свое иго благим без любви Божией, и бремя свое – легким без надежды на Бога. Как велика разница между безбожниками и христианами! Апостолы с радостью называли себя рабами Христовыми. Почему Христовыми, если они служили людям? Да, служили людям, но из любви ко Христу, потому иго их служения было благим. Мученики за Христа пели в темницах и на плахах, пели потому, что страдали за Христа с надеждой на Христа. И было легким бремя их страдания.

И ныне есть в мире много христианских душ, которые с любовью несут служение ради Христа, которые терпят тяжкие болезни, поругания, клевету с надеждой на Бога живаго, Промыслителя. Это те великие души, которые научились от Спасителя своего, что жизнь земная – служение и страдание, а не забава и наслаждения, преддверие рая, а не рай, странствие, а не пристань. Этим великим душам иго, воистину, благо, а бремя легко. Ибо их любовь – Христос, их надежда – Христос. А со Христом и на кресте легко, и в могиле светло, и в аду сладко.

И тебя, брат честный, я причисляю к этим великим душам.

Мир тебе и благословение.

 

Письмо 82

О вере и мужестве

Верно наблюдение твое, отважная душа! Без искренней и твердой веры в Бога живаго нет мужества. А где нет мужества, там люди прибегают к лукавству и изворотливости. Одно только село Гацко дало больше героев, чем целый европейский город. А Невесине, а Дробняки! Каждый, кого упомянул ты в письме,– герой; и отец Богдан Зимонич, и отец Новица Церович, Иаков Джакович, Стоян Ковачевич – все они великие сыны народа. Их вера в Бога и конечную победу истины была чистой и простой, детской верой, не знающей сомнений и не запятнанной нечистыми расчетами. Богобоязненные патриоты не могут не быть героями. Для того, кто Бога боится и народ любит, смерть – ничто. А кто не боится смерти, чего еще может бояться? Того, что рассказывают об отце Богдане очевидцы, ни один эпос не знал. Он настолько верил, что Промысл Божий хранит его от гибели, что крикнул своим друзьям: «Спрячьтесь за моей спиной!». А как широка была спина отца Богдана, ты лучше знаешь: ты видел его живым.

Такое было время, такое мужество. Мне очень дорога твоя искренность в отдании должного мусульманским героям. Но и среди них лишь те считаются героями, кто в Бога верил и Бога боялся. По моему мнению, не сабля турецкая покорила Балканы и Европу до Вены, а крепкая вера мусульман. С крепкой верой всегда соединяются дисциплина и преданность. Вооруженные этим невидимым, и тогда, и ныне, и всегда решающим оружием, турки были в состоянии создать государство, простиравшееся от Индии до Будима, одно из величайших государств в мире, создать и удерживать его крепче, чем держали Индию англичане. Когда султан Сулейман[xli] двинулся в поход на Венгрию со стотысячным войском, он издал приказ, по которому лишался головы каждый воин, позволивший себе оскорблять словом или грабить людей, встречавшихся им на пути. Как в Ветхом Завете! Но в черногорцах и герцеговинцах этот храбрый азиатский народ нашел достойных соперников в вере и благородстве.

А сейчас ты сетуешь, что после войны не осталось героев и героизма. Это послевоенное поколение напоминает тебе, как ты говоришь, стаю пиявок, присосавшихся к земным наслаждениям, выросших на крови балканских героев и мучеников. Но разве война прекратилась? В книге Иова написано: человек в этом мире – воин[151].

Да, война продолжается, но ведется она уже не с помощью мечей или пушек, а тайно, незримо: битва идет за спасение душ человеческих. Кто-то борется с болезнями, кто-то с искушениями, кто-то за совесть и честь, кто-то за слабых и беспомощных и тому подобное. А где борьба, там и герои. Если герои эти не видны всем и всюду, не значит, что их нет. Они есть, их много. Они есть в домах, на улицах, в больницах, на полях. Ибо героизм – привилегия не только генералов жизни, но и ее рядовых.

Радуйся о Господе.

 

Письмо 83







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.172.213 (0.005 с.)