ТОП 10:

Постепенное исцеление на расстоянии



 

Иногда чудесные исцеления происходят благодаря давно умершим людям, что в основном бывает связано со святыми. Такое чудо случилось с Джоном Фэйганом, рабочим дока в Глазго, в Шотландии (Rogo. 1982. Pp. 266–271). 26 апреля 1967 года Фэйгана начало рвать кровью. Он обратился в королевскую больницу Глазго, где прошел медицинское обследование. У него нашли рак желудка. Врачи не стали сообщать ему диагноз, а сказали, что нужна операция. Рого пишет: «В ходе операции выяснилось, что рак поразил желудок и проник в поперечную ободочную кишку. Весь желудок был в язвах, и было очевидно, что рак находится далеко не в начальной стадии. Раковые клетки невозможно было полностью удалить, и врачи сообщили миссис Фэйган, что ее мужу осталось жить от полугода до года. Фэйгану же так и не сказали диагноз» (Rogo. 1982. P. 267). Его выписали из больницы, и состояние его начало ухудшаться. 21 декабря того же года он опять обратился к докторам. Врач сказал миссис Фэйган, что в организме появились вторичные опухоли, и что операцию делать уже нельзя. Медицина ничем не могла помочь, кроме как уменьшить боли, от которых страдал Фэйган. Его супруга ухаживала за ним дома. Он лежал в постели и слабел. К ним пришел католический священник, отец Джон Фитцгиббон, из церкви святого Джона Огилви. Ожидая худшего, отец Фитцгиббон причастил Фэйгана. В качестве последней надежды он дал миссис Фэйган медаль святого Джона Огилви, шотландского католического великомученика, которого в 1614 году в Глазго убили протестанты, и посоветовал молиться святому. Миссис Фэйган неустанно молилась вместе с друзьями Фэйгана. Рого писал, что «к марту Фэйган был так слаб, что не мог подняться даже, чтобы поесть, и не мог говорить. Его все время рвало, так как желудок был полностью разрушен… Врач Фэйгана, Арчибальд Макдональд, навестил его… [6 марта]… и потрясенный состоянием больного, смог лишь сказать его жене, что через неделю вернется и выпишет свидетельство о смерти. Он дал ей болеутоляющее и ушел. Приняв лекарство, Фэйган заснул» (Rogo. 1982. P. 268). На следующий день он проснулся в совершенно другом состоянии. Его не рвало, боли прекратились, и он попросил поесть. Доктор Макдональд был изумлен таким чудом, а больной вскоре полностью поправился.

Когда о чудесном исцелении Фэйгана стало известно, Католическая церковь в Шотландии хотела использовать этот случай, чтобы убедить Ватикан канонизировать Джона Огилви. Для этого священнослужителям нужны были все документы о болезни и исцелении Фэйгана. Была собрана специальная группа во главе с отцом Томасом Рейли. Они получили у доктора Макдональда историю болезни и собрали в Глазго комиссию из трех врачей для дальнейшего наблюдения. Через два года комиссия не смогла найти медицинского обоснования исцелению Фэйгана. В 1971 году Ватикан отправил в Шотландию доктора Ливио Капакачча, специалиста по болезням желудочно‑кишечного тракта из римского Университета. Доктор Капакачча был склонен верить чудесному исцелению Фэйгана, но отец Рейли убедил его тщательно изучить историю болезни и попытаться найти возможные медицинские объяснения чуду. Доктор Капакачча вынес несколько гипотез, которые были рассмотрены комиссией. В частности, он сказал, что возможна спонтанная ремиссия вторичных раковых образований. Комитет исключил это предположение на основании медицинского свидетельства. Также была предложена версия, что обострение болезни Фэйгана было обусловлено чем‑то иным, кроме вторичных раковых образований. Доктор Жерар Крин, специалист по болезням желудочно‑кишечного тракта из Эдинбурга, также предположил, что в ходе первой операции были удалены все раковые образования, и обострение болезни было вызвано абсцессом, который позже прошел сам по себе. Рого пишет: «Гипотезу Крина отвергли, поскольку 1) Фэйган был слишком близок к смерти, чтобы причиной этого мог послужить обычный абсцесс; 2) хирург, делавший первую операцию, подтвердил, что не все образования были удалены; и 3) состояние Фэйгана постоянно ухудшалось, как и предсказывали врачи. Комиссия не смогла найти больше никаких объяснений и заключила, что Фэйган страдал от вторичной злокачественной раковой опухоли, которая – по неизвестным медицине причинам – вдруг сама по себе исчезла» (Rogo. 1982. P. 270).

В мае 1971 года Фэйган прошел в больнице Эдинбурга полное медицинское обследование. Врачи пришли к выводу, что обострение болезни «полностью согласовывалось со всей историей болезни и было вызвано повторной желудочной раковой опухолью» и что «никакого удовлетворительного объяснения» его выздоровлению не было (Rogo. 1982. P. 270). Доктор Капакачча вернулся в Глазго в октябре 1971 года и изучил всю историю болезни вместе с медицинской комиссией. Он подтвердил, что исцеление было чудесным, и сообщил свое заключение Папе Павлу VI, который официально назвал случившееся чудом, и вскоре Джон Огилви был канонизирован как святой.Подобные исцеления также были в Перу. Местный святой, Мартин де Поррес, родился в 1579 и умер в 1639 году. Как известно, процесс канонизации проходит в два этапа: первый – это причисление к лику блаженных, а второй – причисление к лику святых. Причисление святого Мартина к лику блаженных состоялось в 1837 году, а канонизация – в 1857 году. Одновременно с первой ступенью канонизации Папа Григорий XVI 19 марта 1836 года официально подтвердил, что нижеописанное исцеление является чудом. Жительница Лимы разбила фарфоровую посуду, и осколок попал ей в глаз, глазная жидкость полностью вытекла. Таким образом, глаз был неизлечим. Как пишет Рого: «Настоятель близлежащего монастыря передал для женщины небольшой кусочек кости из мощей святого Мартина и сказал приложить к глазу. Она сделала, как ей сказали, и следующим утром, проснувшись, обнаружила, что глаз полностью восстановился. С медицинской точки зрения это было невозможно, но ее врач все же подтвердил факт исцеления, поскольку видел ее рану» (Rogo. 1982. P. 265). Другое чудо, связанное с причислением святого Мартина к лику блаженных, также произошло в Лиме. Ребенок упал с балкона с высоты 18 футов и разбил голову. Когда его привезли к врачу, он бился в конвульсиях. Врач сказал, что помочь уже нельзя. Мать ребенка и ее хозяйка, испанка знатного рода, молились святому Мартину де Порресу, и через несколько часов ребенок поднялся с постели совершенно здоровым. Ватиканом в 1962 году были признаны еще два случая чудесного исцеления. В 1948 году пожилая уроженка Парагвая, Дороти Кабальеро Эскаланте, страдала неизлечимой непроходимостью кишечника. Ее дочь, видя, что мать находится при смерти, стала молиться Мартину де Порресу, и женщина полностью выздоровела. В 1956 году на Канарских островах, в Тенерифе, 4‑летний мальчик Энтони Кабрера Перез, играл на строительной площадке. Ему на ногу упала цементная плита, раздробив кости. Началась гангрена. В больнице святой Евлалии пытались лечить его, но лекарства не помогли. Врачи решили ампутировать ногу, чтобы спасти жизнь ребенка. Но родители стали молиться святому Мартину, и на следующее утро гангрены не было, а нога мальчика очень скоро зажила.

 

Стигматики

 

На протяжении многих веков среди христиан наблюдаются проявления стигматов – как у святых, так и у простых верующих. Стигматы проявляются на теле в тех местах, где были раны у распятого Иисуса – на ладонях и посередине стоп. Иногда также встречается и стигмат на груди, в том месте, куда римский солдат ткнул Христа копьем. Некоторые авторы утверждают, что стигматы – психосоматические явления, которые появляются на теле человека, представляющего себе процесс распятия Христа. В пользу такой теории говорит тот аргумент, что стигматы появляются не всегда в одном и том же месте (Stevenson. 1997. Pp. 34–42), – так же, как они не идентичны на разных распятиях. Другими словами, как художник, рисующий распятие, видит раны на теле Христа по‑своему, также по‑своему их видят и стигматики. Есть и другая версия – что стигматики обязаны такими ранами духовным сущностям или совокупности психосоматического и сверхъестественного влияний. Я отдаю предпочтение последней гипотезе, но в любом случае, стигматы представляют собой некое паранормальное изменение биологической формы. Стивенсон писал, что обычно у стигматиков наблюдаются и другие паранормальные феномены, включая «видения, раздвоение личности, способности к целительству, экстрасенсорные способности, возможность обходиться без пищи и воды и сохранение тела после смерти» (Stevenson. 1997. P. 34).

Немецкий психиатр А. Лешлер изучал стигматы у Элизабет K. Хотя он и не указывает ее фамилию, написанный отчет очень подробен, и к нему приложены фотографии. Элизабет K. родилась в 1902 году и с детства страдала различными психическими недугами. Лешлер начал лечить ее в конце 1920‑х годов. Стивенсон (Stevenson. 1997. Pp. 43–52) приводит суть отчета Лешлера (Lechler. 1933).

Элизабет воспринимала чужие страдания как свои собственные. Например, если рядом кто‑то хромал, она тоже начинала хромать. Однажды она услышала о ком‑то с воспалением сухожилий руки, и у нее на руке появились все симптомы тендинита, включая покраснение, боль и опухоль. Лешлер пишет: «Когда она читала в Библии историю об исцелении хромого, она чувствовала себя хромой, ноги немели. Однажды девушка пришла на лекцию, где показывали слайды о страданиях и смерти Христа; когда она увидела его распятым, Элизабет почувствовала сильную боль на ладонях и стопах, в тех местах, где у Иисуса были раны» (Lechler. 1933. P. 11).

Это случилось в 1932 году. Лешлер хотел посмотреть, могут ли у нее проявиться сами стигматы. Он ввел Элизабет в транс с помощью гипноза и сказал ей ночью во сне представлять, как гвозди протыкают ее ладони и стопы. На следующее утро Элизабет, очень встревоженная, показала Лешлеру ладони и стопы. В отчете он написал: «На тех участках, про которые я велел ей думать, появились небольшие, величиной с монетку, отметины, которые были красными и припухшими, кожа слегка разошлась и была влажной. Она успокоилась только тогда, когда я объяснил ей, в чем было дело. Затем, уже не вводя ее в транс, я сказал ей, что теперь раны станут глубже, и она будет плакать кровавыми слезами» (Lechler. 1933. P. 11). Раны действительно стали глубже, нижние слои ткани также разошлись, и выступила кровь. Однако, кровавых слез не было. Лешлер еще раз прибегнул к гипнозу, и не прошло и двух часов, как Элизабет пришла к нему, и по ее щекам текли кровавые слезы. Лешлер сделал фотографии, которые позже опубликовал вместе с отчетом. После этого он очередным внушением заставил Элизабет перестать плакать. Также он внушил ей, что раны закроются, и они зажили меньше чем за двое суток. После этого Лешлер еще раз вызывал стигматы на руках и ногах девушки, и в этот раз кровотечение было более сильным, чем в первый. Затем Лешлер дал Элизабет задание представить, что у нее на голове терновый венок. На следующее утро кожа на ее лбу покраснела и распухла, и была покрыта треугольными ранками. Лешлер сказал, что раны будут кровоточить, и кровь появилась меньше, чем через час.

Во время этих опытов Лешлер не держал Элизабет под постоянным наблюдением. Он понимал, что не может быть на сто процентов уверен, что она не сделала эти раны специально, и провел еще ряд опытов, при этом Элизабет находилась либо под его контролем, либо под наблюдением медицинских сестер в больнице. На этот раз все стигматы проявлялись точно также. В некоторых случаях Лешлер сам наблюдал, как раны начинают кровоточить.

Тереза Ньюман (1898–1962) – еще один, довольно известный среди исследователей, стигматик (Rogo. 1982. Pp. 65–69). Глубоко верующая девушка, католичка, из деревни в Баварии мечтала стать миссионером и поехать в Африку. Но 10 марта 1918 года она получила ожоги, когда помогала тушить пожар на соседней ферме. Несколько недель спустя она упала с лестницы и попала в больницу с внутренними повреждениями и в конвульсиях. После лечения она стала инвалидом, прикованным к постели, все тело было покрыто пролежнями. На левой ноге начались воспалительные процессы из‑за полной обездвиженности. Кроме того, она потеряла зрение. К этому времени Тереза глубоко верила в святую Терезу из Лезье. Рого пишет: «29 апреля 1925 года Тереза из Лизье была причислена к лику блаженных – и Ньюман вдруг излечилась от слепоты. Через несколько дней кожа ее левой ноги… стала здоровой после того, как под бинты положили лепестки роз с могилы святой Терезы. 17 мая 1925 года, когда святую Терезу причислили к лику святых, паралич Ньюман вдруг исчез. А 10 сентября, в годовщину смерти святой Терезы, Ньюман почувствовала себя настолько хорошо, что смогла встать с постели без посторонней помощи» (Rogo. 1982. P. 66). Рого отмечал, что паралич и слепота девушки могли иметь психологическую причину (Rogo. 1982. P. 66). Но факт мгновенного заживления ноги все же оставался без объяснений.

Во время Великого Поста 1926 года Ньюман увидела во сне Христа, и у нее появились кровоточащие стигматы на руках и ногах, и глубокая рана на груди. Она говорила: «Эти пять ран все время болят, и я уже привыкла к боли. Кажется, как будто что‑то вторгается в мое тело. А рана на груди доходит почти до сердца. Я чувствую ее при каждом слове. Если я пытаюсь глубоко вздохнуть, то чувствую в сердце острую боль. Если тихо сижу, я почти ее не замечаю. Но боль эта наполняет меня радостью. На самом деле, раны могут зажить за неделю, а настоящая боль – внутри, глубже» (Rogo. 1982. P. 67). Немного позже, в ноябре, у Ньюман появились стигматы на лбу, раны, как от тернового венка. В 1927 году раны на ногах Терезы стали глубже, практически сквозными. Раны на ладонях также углубились и проявились с другой стороны. Рого писал: «На ее ладонях появились выпуклости, напоминающие по форме шляпку гвоздя, и кожа в этом месте становилась грубее. Несколько докторов и священников обследовали девушку и подтвердили этот факт. „Гвозди“ полностью прошли сквозь ее раны и были видны с тыльной стороны ладоней, а в конце они были немного загнуты, и на ногах было то же самое. Их окружала мягкая ткань. Во время ее экстатических проявлений эта ткань прорывалась и из‑под нее шла кровь» (Rogo. 1982. P. 67).

Каждую пятницу у Ньюман были видения – она наблюдала процесс распятия Христа, и ее раны при этом сильно кровоточили, так что приходилось по несколько раз менять бинты. Кроме стигматов, у Терезы появились паранормальные способности, например, дар целительства, ясновидения, и она могла одновременно появляться в двух местах.

Стивенсон писал об интересном случае в связи с Терезой Ньюман: «Врач из Силезии, доктор А. Мутке, …узнал о случае с Терезой, который к тому времени стал широко известен, и о нем много писали в 20‑е и 30‑е годы. В тот же период врач сильно заболел. Когда он выздоравливал, его навестил коллега, который, увидев его, воскликнул: „Что случилось с твоими руками? У тебя стигматы!“ И действительно, на тыльной стороне ладоней врача появились темно‑красные, почти кровяные, пятна размером с монетку… Стигматы появлялись на его руках и пропадали пять раз. В ноябре 1934 года доктор Мутке описал этот случай епископу Регенсбурга, но больше про него практически никто не знает, поэтому свидетельств недостаточно» (Stevenson. 1997. P. 49).

Случай Геммы Галгани (1878–1903) также подтвержден массой свидетельств (Thurston. 1952. Pp. 52–54). Ее стигматы появлялись каждый четверг, вечером, и сохранялись до утра пятницы. Ее случай описывал отец Германо ди Сент Станислао: «На обеих сторонах ладоней появлялись красные пятна, а под верхним слоем кожи появлялись отверстия; стигматы были с одной стороны овальными, с другой – неровно круглыми. Через какое‑то время верхняя ткань прорывалась, и появлялись открытые раны. Их диаметр на ладонях был примерно полдюйма, а с другой стороны рана была около пяти восьмых дюйма в длину и около одной восьмой дюйма в ширину». Отец Германо писал, что «раны как будто проходили сквозь ладонь, – отверстия на обеих сторонах совпадали». Иногда в ранах на руках можно было увидеть ткань, которая была «плотной, похожей на шляпку гвоздя, примерно дюйм в диаметре» (Thurston. 1952. P. 53).

Через некоторое время стигматы исчезали, не оставляя следа. Отец Германо отмечал, что «когда проходил экстаз, кровь моментально переставала идти; раны заживали; плотная ткань также исчезала, и на следующий день, или, крайний срок, к воскресенью, от стигматов не оставалось ни следа; кожа везде была совершенно одинаковой. Места, где были раны, оставались немного светлее» (Thurston. 1952. P. 54).

 

Материнский эффект

 

Некоторые ученые и медики долгое время были уверены, что сильное потрясение беременной женщины может оказать влияние на развитие плода. Например, если женщина увидит человека с увечной ногой и потом будет постоянно об этом думать, ее ребенок вполне может родиться с дефектом ноги. Такие случаи называются «материнскими впечатлениями». Такая точка зрения была очень распространена среди греков, римлян и среди европейских медиков до девятнадцатого века (Stevenson. 1992. Pp. 353–356). В 1890 году У. C. Дабни сделал обзор 69 отчетов из медицинской энциклопедии, опубликованных между 1853 и 1886, где было множество свидетельств о тесной связи впечатлений беременной женщины и развития ее ребенка. Стивенсон (Stevenson. 1992. P. 356)приводит выводы Дабни и пишет: «Он обнаружил, что дефекты, которые появляются во время развития эмбриона ( врожденный дефект или отсутствие конечности), как правило, обусловлены материнскими впечатлениями на ранних стадиях беременности; при этом родимые пятна и другие дефекты кожи и волос появляются от материнских впечатлений на поздних этапах беременности» (моя интерпретация). К концу XIX века многие врачи забыли про этот феномен. Дабни объяснял это так: «Ученые стали сомневаться в правдоподобности тех вещей, которые не могли понять» (Dabney. 1890. P. 191). В XX столетии такие сомнения стали преобладать в мире науки. К этому времени медицина стала совершенно материалистичной наукой по своим предпосылкам о природе человека. Стивенсон считал, что неумение западных врачей найти какие‑либо объяснения материнских впечатлений «постепенно привело к тому, что феномен как таковой стал замалчиваться и отрицаться» (Stevenson. 1992. P. 356). Тем не менее, во многих странах это явление признается и по сей день.

Стивенсон (Stevenson. 1997) изучил около 50 случаев влияния материнских впечатлений на плод. Например, Сильвия Хирст Эвинг верила, что она была инкарнацией умершей женщины по имени Юлия Форд. У Форд было на коже небольшое отверстие возле середины правого глаза. У Сильвии Эвинг была такая же отметинка. Иногда оттуда появлялись капли жидкости наподобие слез или слизи. Когда она забеременела, Сильвия Эвинг постоянно волновалась, что у ребенка будет такой же дефект кожи. Мальчик Кальвин Эвинг родился 28 января 1969 года с точно таким же дефектом, как у матери (Stevenson. 1992. P. 364).

В некоторых случаях на ребенка могут повлиять и впечатления матери во время сна (Stevenson. 1992. P. 364). О таких феноменах сообщает Брайдон: «Женщина на четвертом месяце беременности увидела сон, что крыса отгрызла ей большой палец правой ноги. Когда у нее родился ребенок, у него не было большого пальца правой ноги» (Brydon. 1886). Хаммонд писал о случае (Hammond. 1868), когда беременной женщине приснился мужчина без части уха. У ее ребенка также оказался дефект уха, именно такой, как женщина видела во сне. Хаммонд писал: «Я обследовал этого ребенка, и казалось, как будто часть уха ему отрезали острым ножом» (Hammond. 1868. P. 19).

Карл Эрнст фон Баер (1792–1876) стоит у истоков современной эмбриологии. Он описывал, как его сестра, будучи далеко от дома, увидела пожар и очень испугалась, что горит ее дом. На тот момент она была на шестом или седьмом месяце беременности. Когда у нее родилась дочь, у девочки на лбу была красная отметина, похожая на ожог. (Stevenson. 1997. Pp. 105–106).

Существует мусульманская секта друзов, которые живут преимущественно в Израиле, Сирии и Ливане. Тамими Мишлиб была из этой секты, израильтянкой. Друзы верят, что беременная женщина может повлиять на появление у ребенка родовой отметины в следующих случаях: 1) если она очень хочет есть определенную пищу, 2) если она при этом не ест эту пищу, 3) если, борясь с желанием есть эту пищу, она прижмет палец к определенной части тела. В результате у ребенка появится отметинка на этой же части тела. Чтобы достичь такого эффекта, это нужно делать в тот период, когда ребенок особенно чувствителен к воздействию, то есть в первые три месяца беременности. Тамими Мишлиб решила проверить это поверие. Будучи беременной, она вдруг ощутила острое желание поесть меда. Она не стала его есть, а просто смотрела на него. Глядя на мед, она прижала большой палец левой руки к правому предплечью. У ее сына, Хамада Мишлиба, при рождении обнаружилась родинка на правом предплечье (Stevenson. 1997. Pp. 150–151).

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.113.29 (0.008 с.)