ТОП 10:

Переселение душ умерших людей в живых



 

Все вышеизложенные случаи убеждают нас в мысли, что души умерших существуют в другом, не слишком отдаленном от нашего мира, измерении и могут общаться с нами по специальным каналам. Фредерик Майерс, один из крупнейших исследователей в этой области, писал, что «доказательства общения с душами конкретных умерших людей с помощью состояний транса и письменных сообщений через тех, кто способен передавать это, находясь под управлением духов, выдерживают самую строгую критику» (Myers. 1903. Vol. 1. P. 29). Иногда такое общение позволяет даже приоткрыть завесу над более высокими уровнями, другими частями вселенной, населенными высшими существами.

Теперь же мы рассмотрим другое явление, которое также доказывает существование других уровней и иных существ, – переселение душ умерших людей в ныне живущих. Отчасти общение медиумов с духами – это проявление данного феномена, просто душа умершего человека завладевает живым человеком временно, а не постоянно. Однако, случаи, которые мы рассмотрим, подразумевают именно длительное и более сильное влияние души покойных на живых людей. Также в этом случае мотивация приходящей в тело души играет более важную роль, чем при общении души с медиумом.

Психолог Уильям Джеймс весьма интересовался данной категорией психических феноменов. Теорию о том, что демонический дух может завладеть живым человеком, можно объяснить некоторыми психическими заболеваниями. До XIX века многие доктора в Европе и Америке действительно соглашались с таким объяснением. «Теория о демонах, по моему глубокому убеждению, еще докажет свою состоятельность», – говорил Джеймс (Murphy, Ballou. 1960. P. 207).

Я наткнулся на случай «Ватсекского чуда» (Stevens. 1887; Myers. 1903. Vol. 1. Pp. 361–367), который заинтересовал меня подробным описанием всего происходящего. Ватсека – маленький городок с населением пять или шесть тысяч человек, центр округа Ирокуа в штате Иллинойс. «Чудом» была одна девушка по имени Люранси Веннум. Она родилась 16 апреля 1864 года в семье Томаса Дж. Веннума и Луринды Дж. Веннум, возле Ватсеки. В начале июля 1877, ночью, Люранси почувствовала, что в комнате кто‑то есть. Ее звали по имени, вернее, прозвищу – Ранси, и она чувствовала дыхание невидимых сущностей на своем лице. На следующий день она рассказала об этом родителям. Вечером 11 июля 1877 года Люранси была занята шитьем. В шесть часов ее мама попросила помочь ей готовить ужин. Люранси сказала, что плохо себя чувствует, что ей «не по себе» (Stevens. 1887. P. 3). Вдруг она упала на пол, и ее тело словно застыло. Через пять часов она пришла в себя, но сказала, что все равно чувствует себя очень «странно и неприятно» (Stevens. 1887. P. 3). Ночью она нормально спала.

На следующий день ее тело опять стало неподвижным, она определенно была в здравом уме в это время, но одновременно находилась и в какой‑то другой реальности – в мире духов. Среди них она увидела покойных сестру и брата и воскликнула «Мама! Ты видишь Лору и Берти? Они такие красивые!» (Stevens. 1887. P. 3) Видения Люранси продолжались несколько недель и закончились в сентябре. 27 ноября 1877 года у Люранси появились сильные боли в желудке, приступы продолжались две недели. 11 декабря во время такого приступа она погрузилась в состояние транса и опять начала говорить о духах и ангелах, которые обитали в области, по ее словам, похожей на рай (Stevens. 1887. P. 4).

По советам друзей и родных родители решили отвезти девочку в психиатрическую лечебницу. Аса Б. Рофф и его жена Энн пытались отговорить их и попросили разрешения увидеть Люранси. Мистер Веннум согласился, и 31 января 1878 года мистер Рофф пришел к ним в дом с доктором E. У. Стивенсом из Джейнсвилля, штат Висконсин. Стивенс был обычным врачом, но интересовался спиритизмом. Когда он увидел Люранси, она сидела на стуле возле плиты, положение ее тела и голос были не как у ребенка, а как у «старой ведьмы». Девочка отказалась говорить с кем‑либо, кроме доктора Стивенса, сказав, что только он сможет ее понять, потому что он был спиритуалистом. Стивенс спросил ее имя – она мгновенно ответила: «Катрина Хоган». По дальнейшим расспросам стало понятно, что Катрина Хоган была пожилой женщиной из Германии, 63 лет, и управляла сознанием Люранси из мира духов. Через некоторое время в Люранси вошел другой дух. Теперь она была Вилли Каннингом, малолетним преступником, сыном Питера Каннинга. Мальчик убежал из дома и погиб (Stevens. 1887. Pp. 5–6).

Когда доктор Стивенс и мистер Рофф собирались уходить, Люранси встала со стула и упала на пол, ее тело опять стало твердым. Стивенс пытался помочь ей, используя гипноз и спиритические приемы, и вскоре Люранси стала сама собой, хотя и была в трансе. Она сказала, что находится на небесах. Стивенс объяснил ей, что нехорошо позволять таким злым духам, как Катрин и Вили, использовать свое сознание, и велел ей найти хорошего духа. Люранси посмотрела вокруг и нашла одну душу, которая хотела «сотрудничать» с ней. Люранси сказала, что ее звали Мэри Рофф. Мистер Рофф признал в духе свою дочь, которая умерла за 12 лет до этого, когда Люранси был всего год. При жизни у Мэри Рофф был замечен дар ясновидения и другие психические способности, которые были неоднократно проверены и подтверждены в Ватсеке. Мистер Рофф сказал, что Мэри – хороший дух, и что Люранси может позволить ей использовать свое тело. Люранси согласилась (Stevens. 1887. Pp. 6–8).

Через несколько часов Люранси вышла из транса. На следующий день, 1 февраля 1878 года, в нее вошла душа Мэри Рофф. Ее отец пошел к мистеру Роффу и сказал: «Она очень скучает по дому и хочет увидеть папу, маму и братьев» (Stevens. 1887. P. 9). Но Люранси при этом не пошла к Роффам, а осталась у себя дома, находясь под контролем Мэри Рофф и не выходя из этого состояния. Через несколько дней миссис Энн Б. Рофф и ее дочь миссис Минерва Альтер пришли к Люранси. Девочка увидела их из окна, узнала и воскликнула: «Вон идут мама и сестренка Нэрви!» (Stevens. 1887. P. 13) Когда женщины вошли в дом, Люранси завопила от радости и кинулась к ним в объятия, как к близким людям. После этого визита она начала сильно скучать по дому и хотела поехать к Роффам. Наконец, родители согласились на это и отправились в гости 11 февраля 1878 года.

Когда семья Рофф вела Люранси домой, по дороге она пыталась зайти в другой дом, утверждая, что это и есть тот самый дом. Роффам пришлось чуть ли не силой заставить ее идти дальше. Это был именно тот дом, в котором умерла Мэри Рофф. После ее смерти Роффы переехали в другой дом, и как раз туда вели Люранси (Myers. 1903. Vol. 1. P. 367). Ричард Ходжсон из Американского Общества Психических Исследований опубликовал рассказ о пребывании Люранси в доме семьи Рофф, во время которого «почти каждый час девочка вспоминала какое‑либо событие из жизни Мэри Рофф» (Myers. 1903. Vol. 1. P. 366). Люранси полностью забыла о том, что она на самом деле дочь Веннумов. Однажды Люранси рассказала доктору Стивенсу о порезе на руке. Она закатала рукав, чтобы показать шрам, и сказала: «О, это не та рука; та рука в земле», имея в виду, что шрам остался на руке Мэри Рофф, чье тело было похоронено. Люранси (в качестве Мэри) вспоминала свои собственные похороны, указав этим на то, что душа Мэри Рофф была в это время неподалеку или же видела все с небес (Griffin. 1997. P. 172).

19 февраля 1878 года мистер Рофф сказал доктору Стивенсу: «Мэри совершенно счастлива; она узнает все и вся, что было ей знакомо при жизни, 12 лет назад. Она не знает ничего из того, что знает Люранси. Мистер Веннум приехал повидать дочь, и она не узнала ни его, ни своего брата Генри, также навещавшего ее. Миссис Веннум пока не могла приехать. С тех пор, как девочка здесь, в ней все время душа Мэри, и она знает только то, что знала Мэри. У нее все время случаются трансовые состояния. Она совершенно счастлива. Вы не представляете, как нам хорошо с нашим ангелом» (Stevens. 1887. P. 17).

Люранси говорила, что ангелы позволят Мэри остаться с Роффами до мая (Stevens. 1887. Pp. 13–14). Сестра Мэри, Минерва Альтер, писала 16 апреля 1878 года: «Моя сестра‑ангел говорит, что скоро она покинет нас, но потом часто будет приходить. Она утверждает, что Люранси очень красивая девочка; она видится с ней почти ежедневно, и мы знаем, что ей каждый день становится все лучше. Урок, который мы получили, стоит дороже любых драгоценностей мира; скорее настанет конец света, чем мы забудем хотя бы толику этого. Я узнала так много, и это так прекрасно, но выразить этого не могу; так как слишком глупа для этого. Несколько дней назад Мэри ласкалась к отцу и брату, и они немного устали от этого и спросили, почему она все время обнимает и целует их. Она печально посмотрела на них и сказала: «Папа, мама! Я целую вас, пока у меня есть губы и обнимаю, пока у меня есть руки, потому что скоро я вернусь обратно на небо и тогда буду с вами только сердцем, и вы не будете знать, что я прихожу. и я не смогу общаться с вами как сейчас. Если бы вы знали, как я вас всех люблю!» (Stevens. 1887. P. 18)

7 мая того же года Мэри сказала миссис Рофф, что Люранси сейчас вернется. Она сидела с закрытыми глазами, и в это время душа Люранси вернулась обратно в тело. Когда она открыла глаза, то очень удивилась и тревожно спросила: «Где я? Я никогда здесь не была» (Stevens. 1887. P. 19). Она заплакала и сказала, что хочет домой. Через пять минут вернулась Мэри и начала петь свою любимую песенку: «Мы идем, сестренка Мэри» (Stevens. 1887. P. 20). Мэри оставалась в теле Люранси еще какое‑то время. Она много рассказывала своим родным о небесах, в том числе и о встрече с маленьким ребенком сестры Минервы, которого та не так давно потеряла.

Иногда в последние дни душа Мэри частично совмещалась с душой Люранси. Когда девочку спрашивали: «где Люранси?», она отвечала: «она куда‑то вышла» или «она на небесах, учится, а я учусь здесь» (Stevens. 1887. P. 26). 19 мая мистер Рофф сидел с Мэри гостиной. Мэри ушла, и появилась Люранси. Генри Веннум, брат Люранси, в это время как раз зашел к ним в гости, и его позвали из другой комнаты. Люранси в слезах кинулась ему на шею, и все тоже расчувствовались. Генри уехал за матерью Люранси, и пока его не было, Мэри ненадолго спустилась в тело девочки. Но когда пришла миссис Веннум, Люранси опять вернулась в свое тело. Стивенс писал: «Мать и дочь, плача, обнялись и поцеловались, пока все вокруг не заплакали от умиления; все это было похоже на райскую картинку» (Stevens. 1887. P. 35). Люранси вернулась домой, выросла, вышла замуж и жила нормальной жизнью, иногда навещая семью Рофф, и только тогда на короткие мгновения возвращалась душа Мэри (Stevens. 1887. P. 35).

Возможно ли объяснить «чудо Ватсека» тщательно продуманным обманом доктора Стивенса, который описал этот случай? Вряд ли. И семья Веннум, и Роффы подтверждают все, записанное Стивенсом. Множество подробностей можно найти в газетах, случай был тщательно изучен различными исследователями, например, Ричардом Ходжсоном из Американского Общества Психических Исследований. Уильям Джеймс, психолог с мировым именем, подтвердил подлинность этого феномена и включил случай в свою книгу «Principles of Psychology». В примечаниях Джеймс (James. 1890. Vol. 1. P. 398. Footnote 64) писал: «Мой друг мистер Р. Ходжсон сообщил мне, что был в Ватсеке в апреле 1890 года и провел перекрестный опрос основных свидетелей. Его уверенность в подлинности феномена после этого только укрепилась; он выяснил много неопубликованных фактов, которые увеличивают вероятность именно спиритического объяснения явления». Что же касается Люранси, – могла ли она придумать все это? Не похоже, что те знания, которые в ней обнаружились, можно было получить каким‑либо обычным способом, – в частности, знание подробностей из жизни Мэри Рофф и членов ее семьи. Мэри умерла, когда Люранси был один год, а семьи Роффа и Веннума до этого практически не общались (Griffin. 1997. P. 173).

Очевидное объяснение – душа Мэри Рофф временно вошла в тело Люранси Веннум. Таким образом, конечно, подтверждается теория о том, что душа не умирает вместе с телом. Приверженцы теории «сверхпси» могут предположить, что Люранси получила информацию о Мэри от кого‑то из живых людей с помощью телепатии. Но это не объясняет того, почему она забыла все, что знала как Люранси Веннум, пока в течение 14 недель без перерыва идентифицировала себя с Мэри Рофф. Один исследователь предположил, что хотя душа Мэри не осталась жить после смерти тела, возможно, осталась память ее сознания, которую использовала Люранси для создания личности Мэри (Griffin. 1997. Pp. 173–174). Но эти воспоминания должны были остановиться на моменте смерти Мэри. И останется необъяснимым, как Мэри могла видеть в таком случае собственные похороны. Учитывая все это, самой разумной и верной будет версия, что оставшаяся жить душа Мэри Рофф временно вошла в тело Люранси Веннум.

«Чудо Ватсека» упоминал также и Фредерик Майерс из Общества Психических Исследований, как одно из главных свидетельств о том, что душа человека остается жить после смерти тела. Из всего имеющегося материала Майерс сделал следующие выводы о мире духов: «Духи могут ориентироваться в трехмерном мире (то есть, могут проявляться в определенном месте), но сами они не привязаны к пространству; они общаются между собой телепатически, а законы телепатии лежат вне трехмерного мира... Души недавно умерших людей могут поддерживать связь с живыми, выходя с ними на контакт или управляя их действиями. Над областью нахождения этих духов обитают духи, чей уровень знаний и понимания приближает их к высшим душам» (Gauld. 1968. Pp. 309–310). Те, в свою очередь, связаны с более высоким уровнем, согласно Майерсу, и все они связаны с Душой Мира, источником любви и мудрости.

Ян Стивенсон, известный своей книгой о воспоминаниях людей из прошлых жизней, также проводил исследования по ксеноглоссии, где подопытные демонстрировали необъяснимые способности разговаривать на незнакомых языках. Случаи ксеноглоссии могут основываться на воспоминаниях прошлых жизней, но также могут происходить из‑за вселения в тело другой души. В одном из исследований Стивенсона по ксеноглоссии упоминается случай с женщиной из Индии, Уттарой Худдар, и в ее случае, похоже, имела место именно последняя причина.

Уттара Худдар родилась 14 марта 1941 года в городе Нагпур в индийской провинции Махараштра. Как и большинство местных жителей, Уттара говорила на языке маратхи. Родители Уттары также были маратхами. В 20 лет ее поместили в лечебницу из‑за психического расстройства. Во время пребывания в больнице она практиковала йогу, и, достигнув состояния измененного сознания, начала говорить на новом языке и вести себя так, как будто в ней жила другая личность. Доктор Джосхи (псевдоним), один из врачей, признал в этом языке бенгальский язык. Она говорила на бенгали без примеси заимствованных английских слов, то есть, на том языке, который был в употреблении в XIX веке. Когда Уттара вернулась домой, ее родители пытались объяснить странное поведение дочери. Они посоветовались с M. C. Бхатткарьей, священиком – бенгальцем из храма богини Кали в Нагпуре. В разговоре с Бхатткарьей Уттара назвалась бенгальской женщиной Шарадой и рассказала многое о «своей» жизни. Все это она говорила на бенгали. Из рассказа Бхатткарья узнал, что она считала себя живущей в прошлом. Она сказала, что ее отец, Браджеш Чаттопадайя, жил возле храма Шивы в Бурдване. Ее мать звали Ренукха Деви, а мачеху – Анандамойи. Она назвала также имя мужа – Свами Вишванатх Мукхопадайя – и тестя – Нанд Кишоре Мукхопадайя. На вопрос, где она жила до Нагпура, Шарада ответила, что она с тетей по материнской линии жила в Саптаграме. Бхатткарья записал эту информацию в 1974 году (Stevenson. 1984. Pp. 73–75).

В мае 1975 доктор Р. К. Синха посетил Саптаграм и попытался найти подтверждения рассказу Шарады. Сатинатх Чаттерджи, ныне живущий член семьи Чаттопадайя, показал генеалогию своих предков по мужской линии, где попалось имя Браджеша Чаттопадайи и имена других родственников Браджеша Чаттопадайи и его современников. Вернувшись в Нагпур, доктор Синха поговорил со Шарадой, не сказав ей о полученной информации. Стивенсон писал: «Шарада назвала имена отца, деда, брата (Кайласнатха) и двух братьев отца (Девнатха и Шивнатха), и все эти имена присутствовали в генеалогическом древе именно в такой родственной связи. Кроме того, она назвала еще одного родственника, Клатхуранатха, не уточнив, кем он ей приходился. В генеалогии не указывалось имя Шринатха, одного из братьев, о котором сказала Шарада. Однако о его существовании стало известно из соглашения о собственности между Девнатхом и Кайласнатхом со Шринатхом. Сделка была подписана в марте 1827 года. В соглашении между дядей и двумя племянниками косвенно указывалось на отца племянников, Браджеш, который уже умер к марту 1827, вероятнее всего, незадолго до заключения соглашения. Сатинатх Чаттерджи также показал другой документ – соглашение (также датированное 1827 годом), где говорилось, что Матхуранатх – внук Шивнатха, который был одним из братьев отца Шарады» (Stevenson. 1984. Pp. 88–89).

Как же объяснить феномен Шарады? Можно предположить, что информация была получена от живых людей с помощью «сверхэкстрасенсорных способностей». То есть, возможно, что девушка получила информацию от Сатинатха Чаттерджи и других людей из Бенгалии в 1970 году. Но Стивенсон отмечает, что экстрасенсорные способности не объясняют овладения чужим языком. Такой навык требует практики. Стивенсон делает вывод: «Любой человек (или личность), который может говорить на не родном языке, должен был его сам выучить. И если мы исключим возможность, что в нашем случае человек ранее учил язык, следовательно, язык учила какая‑то другая личность, которая проявляется через это тело. Та другая личность может быть предыдущим воплощением души, которая сейчас живет в этом теле, или это может быть другая душа, которая не обладает телом, а просто временно проявляется в физическом теле» (Stevenson. 1984. Pp. 160–161). В случае с Уттарой Стивенсон отмечает, что она не учила бенгали до появления личности Шарады. Она знала несколько слов на этом языке, но не могла говорить на нем, да еще так бегло, как Шарада (Stevenson. 1984. Pp. 134–135, 137–138, 140, 146).

Философ Дэвид Рэй Гриффин предполагал, что Уттара была очень несчастна из‑за того, что у нее не было ни детей, ни мужа, и поэтому захотела стать кем‑то другим (у Шарады был муж и дети). Основываясь на теории о сохраняющихся после смерти впечатлениях, ощущениях (а не души и памяти), он решил, что Уттара с помощью сверхпси способностей выбрала воспоминания Шарады из общего космического «котла воспоминаний» и построила из них новую личность (Griffin. 1997. Pp. 180–182). Но все это все‑таки не объясняет внезапного знания бенгали. Воспоминания могут дать только отдельные слова, которые человек говорил в прошлом, но не могут научить складывать фразы по‑новому. Таким образом, проникновение в тело Уттары личности Шарады является наиболее правдоподобным объяснением.

Вот еще некоторые детали. Уттара в образе Шарады вспомнила, что ее укусила за палец правой ноги змея, и она от этого умерла. Мать Уттары говорила, что когда она была беременна, ей все время снилась кобра, которая хотела укусить ее за палец правой ноги. После рождения Уттары сон не повторялся. Сама Уттара с детства очень боялась змей. Когда в ее тело пришла Шарада, она иногда чувствовала физические изменения, которые происходят при укусе змеи. Ее язык и рот темнели, на пальце появлялось темное пятно. Во время одного из таких моментов она указала на палец и сказала, что королевская кобра только что укусила ее за палец. Стивенсон писал: «Ныне живущий член семьи Чаттопадайя рассказывал, что слышал о том, как во времена его прапрабабушки одну из женщин их семьи укусила кобра, и она умерла» (Stevenson. 1984. P. 112).

 

Призраки умерших людей

 

Итак, рассмотрев случаи общения через медиумов и одержимости как доказательство того, что души умерших людей продолжают существовать на другом уровне космической иерархии, обратимся теперь к случаям появления призраков умерших людей. Известные ученые воспринимают такие случаи всерьез. Например, Уильям Джеймс говорит об этом так: «Наука может продолжать повторять, что „такие вещи просто невозможны“ и, тем не менее, поскольку количество подобных историй только увеличивается в разных странах и так мало из них полностью объяснены, игнорирование их будет далеко не самым лучшим выходом. Их нужно принимать, хотя бы для дальнейшего исследования… Если вспомнить то, что я читал в последнее время… 10 случаев сразу же всплывают в моей памяти» (Murphy, Ballou. 1960. Pp. 62–63). Давайте теперь рассмотрим несколько случаев. Я согласен с Джеймсом, что «игнорирование их будет далеко не самым лучшим выходом».

Астроном Камиль Фламмарион признает «возможность общения между воплотившимися и бесплотными духами» (Flamarrion. 1909. P. 303). Он добавляет, что его собственное исследование привело к выводам, поддерживающим «множественность населенных миров… и неразрушаемость душ, так же как атомов» (Flamarrion. 1909. P. 303). Лучшей работой Фламмариона стала «Death and Its Mystery» – трехтомное собрание свидетельств существования души вне тела и ее выживания после смерти тела. В книге изложены несколько случаев явления призраков умерших людей.

Ниже приводится описание явления призрака через два часа после смерти человека (Flamarrion. 1923. Vol. 3. Pp. 133–136). Запись была сделана Чарльзом Твидейлом из Королевского Астрономического Общества Лондона в «The English Mechanic and World of Science» (20 июля 1906 года). Твидейл вспоминает один случай из детства. Вечером 10 января 1879 года он лег спать рано. Проснувшись, он увидел перед собой в лунном свете фигуру, постепенно принимающую четкие очертания. Он заметил, что лунный свет исходил из окна в южной стороне комнаты. Постепенно фигура становилась все четче, пока он не узнал лицо своей бабушки. На ней был надет «старомодный чепец, напоминавший ракушку». Через несколько секунд фигура раздвоилась и исчезла. За завтраком Твидейл рассказал родителям о своем видении. Его отец вышел из‑за стола, не говоря ни слова. Мать объяснила: «Утром твой отец сказал мне, что просыпался ночью и видел свою мать, стоящей возле его постели. Но в тот момент, когда он хотел заговорить с ней, она исчезла». Несколько часов спустя семья получила телеграмму о смерти бабушки Твидейла. Позже Твидейл узнал, что сестра его отца (тетя Твидейла) также видела призрака в ночь смерти женщины. Смерть наступила в пятнадцать минут первого ночи. Отец Твидейла отметил, что его видение было в 2 часа утра. У самого Твидейла часов не было, но исходя из положения луны, он вычислил, что его видение произошло тоже примерно в 2 часа утра. Видение у тети Твидейла также было много позже констатированного времени смерти. Твидейл заявил: «Это доказывает, что мы имеем дело не с телепатическими или субъектными проявлениями, происходящими до или в самый момент смерти, а с реальным объективным видением призрака после того, как жизнь уходит из тела. Таким образом, мы можем заключить, что умершая женщина, хотя и без очевидных признаков жизни, была настолько жива несколько часов после смерти, чтобы явиться разным людям, находящимся на значительном расстоянии» (Flammarion. 1923. Vol. 3. P. 135). Данные в отчете Твидейла детали были подтверждены его матерью и супругом тети.

Исходя из представленных в своих книгах свидетельств, Фламмарион пришел к следующим пяти выводам: «1) Душа есть реальное тело, независимое от физического тела; 2) она обладает способностями, до сих пор не известными науке; 3) она может действовать на расстоянии, телепатически, без посредства чувств; 4) в природе существует психический элемент, сущность которого все еще скрыта от нас; 5) душа переживает физическое тело и может являться после его смерти» (Flammarion. 1923. Vol. 3. P. 348).

Об отношениях же души и тела Фламмарион говорил, что: «тело не более чем органическое одеяние духа; оно умирает, оно меняется, оно разрушается, а дух остается… Душу нельзя уничтожить» (Flammarion. 1923. Vol. 3. P. 346). Это очень напоминает изречение из Бхагавад‑гиты (2.22): «Как человек надевает новые одежды, избавляясь от старых, так и душа переходит в новые физические тела, избавляясь от старых и ненужных тел».

В апреле 1880 года в Нью‑Йорке в пятницу вечером миссис Н. Д. Кранс легла спать. Вот что она рассказала в письме Ричарду Ходжсону из Американского Общества Психических Исследований: «Я помню, что после того, как легла спать, у меня появилось ощущение полета, будто я покидаю свое тело. Мои глаза были закрыты; и вскоре я поняла, или мне показалось, что я куда‑то быстро лечу. Вокруг было темно, но мне стало понятно, что это комната; потом я увидела спавшего в своей кровати Чарли; потом я осмотрела мебель в комнате, и каждый предмет видела очень отчетливо, даже стул в изголовье кровати, у которого была сломана спинка». Чарли был зятем миссис Кранс, Чарльзом А.Керночан, жившим в Сентрал Сити, в штате Южная Дакота. Миссис Кранс дальше пишет: «В этот момент открылась дверь, и призрак моей дочери Элли вошел в комнату, остановился возле кровати, нагнулся и поцеловал Чарли. Он сразу почувствовал ее присутствие и попытался удержать, но она выпорхнула из комнаты, как перо в потоке ветра». Элли была дочерью миссис Кранс и женой Чарли Керночана. Она умерла в декабре 1879 года, примерно за пять месяцев до описываемого события. Миссис Кранс рассказала нескольким людям о своем сне, а потом в воскресенье написала письмо Чарльзу. Тот, между тем, сам написал письмо, которое отправил одновременно с ней. В письме Чарльз писал: «О, моя дорогая мамочка Кранс! Бог мой! Мне приснилось, что я видел Элли в пятницу ночью!» Миссис Кранс говорит, что Чарли описал Элли «также, как и я видела ее; когда она вошла в комнату. Он заплакал и захотел обнять ее, но она испарилась». После того, как Чарли отправил это письмо, он получил письмо от миссис Кранс и ответил ей. Миссис Кранс сказала, что Чарльз «написал, что все, что я видела, было именно так, даже все вещи, мебель в комнате, и сон, который он видел» (Myers. 1903. Vol. 1. P. 244). В данном случае, оба перципиента находились в состоянии сна, когда Элли явилась им. Можно предположить, что имела место несознательная телепатическая связь между миссис Кранс и Чарльзом, и вместе они могли создать совместное появление в межсубъектном сне. Но есть не меньше причин, чтобы предположить наличие некоей третьей стороны в этой межсубъектной встрече, а именно, самой Элли, в качестве еле различимой физической формы.

Сэр Артур Бэчер, генерал британской армии, служил в Индии, когда увидел явление духа умершего человека (Myers. 1903. Vol. 1. Pp. 250–251). В марте 1867 года он поехал на горную станцию Кассоули (Куссуури), чтобы проведать дом, где он и его семья планировали жить в жаркий сезон. В поездке его сопровождал сын. Ночью генерал проснулся и обнаружил индианку, стоявшую рядом с его кроватью. Как только он встал, женщина удалилась через дверь, ведшую из спальни в ванную комнату. Генерал последовал за ней, но женщины там не оказалось. Он обнаружил, что помимо той двери, через которую он сюда попал, из ванной комнаты наружу была еще одна, и она была заперта. Генерал снова уснул, а утром оставил на дверном косяке карандашную пометку о том, что он видел привидение. Но никому о случившемся он не рассказывал.

Через несколько дней генерал с семьей, включая и его жену леди Бэчер, переехали в этот дом. Леди Бэчер решила использовать комнату, в которой генерал спал в свой первый приезд, в качестве гардеробной. В первый вечер в доме леди Бэчер переодевалась к ужину в той самой комнате, когда увидела индианку в ванной. Думая, что эта женщина – ее новая айа (служанка), леди Бэчер спросила, что она там делает. Ответа не последовало. Когда леди Бэчер вошла в ванную, женщины там не было, а дверь на улицу была заперта.

Во время ужина леди Бэчер упомянула об этом странном событии в разговоре с генералом, который в ответ рассказал ей свою историю. Через некоторое время они пошли спать. Их младший сын, которому было восемь лет, спал на кровати в той же комнате. Он ничего не знал о призраке. Его кровать была близко к двери в гардеробную и ванную комнату. Ночью мальчик проснулся, и родители услышали, как он кричал на хинди: «Что ты хочешь, айа? Что тебе надо?» Совершенно ясно, что он видел фигуру индианки. На этот раз ни генерал, ни его жена не видели ее. После этого случая она больше не появлялась. Генерал так написал о последнем явлении: «Это подтвердило наши подозрения, что одна и та же женщина являлась нам троим, и из расспросов обитателей мы узнали, что призрак часто приходит в дом, когда новые жильцы только поселятся там. Несколько лет назад местную жительницу, кашмирку, очень красивую и светлокожую, убили в хижине в нескольких ярдах от дома, прямо под дверью, ведущей в ванную и гардеробную комнаты, через которую во всех трех случаях фигура появлялась и исчезала. Я могу назвать и других предыдущих обитателей дома, которые рассказали нам такую же историю» (Myers. 1903. Vol. 1. P. 251).

Военнослужащий Чарльз Летт вспоминал свою встречу с привидением, примечательную тем, что призрак одновременно видели несколько человек (Griffin. 1997. Pp. 218–219). 5 апреля 1873 года его тесть, капитан Таунс, умер у себя дома. Шесть недель спустя жена Летта была в одной из спален дома и увидела на полированной поверхности гардероба в мельчайших деталях голову и торс капитана Таунса. Вместе с ней была одна юная леди, мисс Бертон, которая тоже видела образ. Сначала они подумали, что кто‑то повесил портрет капитана. В этот момент сестра миссис Летт, мисс Таунс, вошла в комнату и, прежде чем миссис Летт или мисс Бертон смогли что‑то ей сказать, мисс Таунс воскликнула: «Боже праведный! Вы видите папу?» Были вызваны по очереди несколько домашних слуг, и каждый из них был ошарашен при виде призрака. Чарльз Летт вспоминает: «В конце концов, позвали миссис Таунс и она, увидев призрака, направилась к нему с вытянутой вперед рукой, будто хотела дотронуться до него, и когда она провела рукой по двери гардероба, фигура постепенно испарилась, и больше никогда не появлялась».

Был ли этот призрак действительно душой капитана Таунса, который явил себя в таком виде? Приверженцы теории сверхпсихических способностей (сверхпси) ответили бы отрицательно. Но подобные случаи, когда призраков видели несколько человек, довольно тяжело объяснять с помощью теории суперпси. Можно было бы предположить, что в голове основного перципиента возник образ капитана Таунса, воспроизведенный по памяти или с помощью экстрасенсорного восприятия «пойманный» из памяти другого человека. Основной перципиент должен был бы видеть этот образ именно в комнате. Путем телепатической передачи мыслей тот же самый образ передался бы тогда в головы других людей. Но опыты по телепатической передаче образов, рассмотренные нами в шестой главе, доказывают, что не так‑то просто передать образ полностью из одного сознания в другое. Возможно и другое объяснение – сверх‑психокинетические (сверх‑пк) способности, когда основной перципиент создает реальную форму в трехмерном пространстве. Однако, если мы говорим о сверх‑пси или сверх‑пк способностях, то нужно отметить здесь ряд сложностей. В данном случае семь человек видели образ, и он выглядел одинаково для них всех. К тому же, перципиенты стояли в разных частях комнаты, а образ находился в нужной перспективе по отношению к каждому из них. Немаловажно также и то, что все увидели образ, как только вошли в комнату, а после этого призрак прекратил существование для всех одновременно. Это обсуждение основано на анализе Гриффина (Griffin. 1997. Pp. 219–221), который отмечал, что явления призраков нескольким людям сразу не единичны, и заключил: «Мнение, что, по меньшей мере, некоторые из видений появляются при участии самих душ, может дать хоть какое‑то объяснение» (Griffin. 1997. P. 221).

Для объяснения явлений призраков нескольким перципиентам с позиций сверх‑пси и сверх‑пк теорий приводят в качестве причины воображение основного перципиента. Таким образом, предполагается, что он знал покойного, и у него были причины захотеть увидеть его. В ином случае мотивация появления призрака исходит от умершего, что доказывает существование души после смерти тела – т. е. то, что исключается в сверх‑пси и сверх‑пк теориях. Есть, однако, случаи коллективных видений, когда основной перципиент не знал покойного. Вот один такой случай из «Human Personality» Майерса. Накануне Рождества в 1869 году одна женщина и ее муж собирались лечь спать, когда она вдруг увидела мужчину в военно‑морской форме в изножье кровати. Она дотронулась до мужа, который лежал лицом в другую сторону, и спросила: «Вилли, кто это?» Ее муж громко сказал: «Что, черт возьми, вы здесь делаете, сэр?» Фигура укоризненно произнесла: «Вилли, Вилли!», а затем отошла к стене спальни. Женщина вспоминает: «Когда она прошла мимо лампы, темная тень упала на комнату, как будто настоящий человек заслонил от нас свет своим телом, а потом ушла сквозь стену». После исчезновения призрака Вилли рассказал своей жене, что это был образ его отца, офицера флота, который умер 14 лет назад. Она никогда его не видела. Ее муж очень беспокоился об одной сделке и воспринял видение отца как предупреждение не заключать сделку (Griffin. 1997. P. 222). И если считать жену основным перципиентом, а видение – галлюцинацией, то кажется странным, что ее галлюцинацией стал умерший отец ее мужа, с которым она никогда не встречалась. Исследователь паранормальных явлений мог бы предположить, что жена через свои сверхэкстрасенсорные (сверх‑эс) способности почувствовала обеспокоенность мужа и его подсознательные воспоминания об отце, и из этого материала с помощью супер‑пк способностей материализовала образ так, что увидела не только она сама, но и ее муж. Но все это объяснение выглядит слишком натянуто, чтобы обойтись без предположения о жизни души после смерти. В данном случае намного легче и проще предположить, что дух отца Вилли, желая спасти своего сына от финансового краха, сам пожелал явиться сыну. Гриффин отмечает, что в таких случаях «Фредерик Майерс предполагал, что душа умершего или же отдельные элементы оной, произвели некие полуфизические действия в том пространстве, где видели призрака»(Griffin. 1997. P. 223).

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.208.66 (0.013 с.)