ТОП 10:

Возвращение в Таиланд: новая виза



 

После трех месяцев в Швеции, я вернулась в Таиланд, чтобы получить новую визу. Я навестила мою маму в Убоне и погостила там 5 недель. Для любой девушки, которая долго жила далеко от родного дома, возвращение к своим корням, особенно в деревенскую, первобытную провинцию, было очень сложным. Через пять недель в деревне, я поняла, что мне не хватает веселья, музыки, развлечений и ночной жизни Паттайи, в которую я быстро сбежала на два месяца.

В Паттайе я остановилась в отеле, которым владел друг Йохана. Я потратила достаточно времени, чтобы научить Пола говорить, читать и писать по-тайски. Моя мама приезжала ко мне, и она даже успела «поработать» в отеле целый месяц. В отеле она охотно находила себе занятия, но в Паттайе ей было не интересно. Ей было не интересно здесь ни жить, ни зарабатывать себе на проживание. Она просто, затаив дыхание, ждала моего возвращения из Швеции, чтобы пожинать плоды моего пребывания там.

Я регулярно ходила в Фуд Корт в Роял Гарден. Там я перекусывала и общалась с друзьями. Я просто прожигала время, пока моя новая виза не будет готова. Я вела довольно спокойную и уединенную жизнь, по сравнению с предыдущей жизнью хорошо-оплачиваемой шлюхи, хотя однажды я все-таки решила пойти развеяться с Полом. В Паттайю я приехала не для того, чтобы встречаться с мужчинами. После 5 лет работы, у меня появился человек, который заботился обо мне эмоционально, физически, а самое главное, финансово.

В этот приезд я провела с мамой больше времени, чем за предыдущие 5 лет. Она ничего не знала о визе, ни о требуемых документах, но она предполагала, что мое проживание там сулит ей большие деньги. Она всегда знала, что я буду обеспечивать ее и моих сестер.

Я взяла Иинг в Паттайю, чтобы показать впервые место, где я жила столько лет. Она всегда хотела увидеть Паттайю. Она была моей сестрой по крови. Она проучилась пока только полтора года в высшей школе. Я работала специально, чтобы она смогла окончить свое высшее образование. У меня никогда не было такой возможности. Точнее, мне никто ее не предоставил. Я очень гордилась сестрой. Я всегда надеялась, что она будет тоже мной гордиться. У Иинг не было точных представлений о Паттайе. Паттайя была слишком далеко от деревни, которую она называла своим домом. Ей нравился легкий доступ к кинотеатрам, современным кондиционируемым торговым центрам, которых не было в деревне и о которых даже не знали ее жители. Город изобиловал нашей любимой исаанской едой. Она наслаждалась тропическим солнцем, бризом и шумом моря, нежно доносящимся с берега. Кроме этих нескольких удовольствий, в Паттайе больше делать было нечего, если конечно ты не работаешь ночью.

 

Мое возвращение в Швецию – Новые проблемы у Саи

 

Шведское посольство уведомило меня, что моя виза готова, и я могу вновь отправиться в Швецию. Так, я запаковала мои сумки и приготовилась к отлету. В этот раз у меня не было в квартире электроники и мебели, которые надо было переправить домой, поэтому я собралась в Швецию за очень короткое время.

Я недолго была в Швеции, когда мне вновь позвонили насчет Саи. Я узнала, что она опять попала в тюрьму из-за Ябы. Нужны были опять деньги, чтобы освободить ее. Я была опять в затруднении. Я думала, что она недолго употребляла Ябу и уже исправила свою жизнь. Я очень ошибалась. Я поняла, что чем дольше она будет в Паттайе, тем дольше у нее будут проблемы. Я послала деньги моей маме, чтобы заплатить взятку за ее освобождение, хотя я не очень была уверена, что во второй раз ее освободят. Было очень больно узнать, что моя младшая сестра находится в тюрьме для несовершеннолетних. Я чувствовала, что если я опять заплачу, еще одну взятку, она может вернуться к преступной жизни с наркотиками и своими несовершенными друзьями. Я на самом деле не знала, что делать и я не видела другого решения. Я послала деньги моей матери, деньги, предназначенные моей 16-летней сестре для ее освобождения из тюрьмы. Взамен, моя мать оставила деньги себе и потратила их на роскошь и «создания репутации» в деревне, оставив Саи гнить в тюрьме следующие 6 месяцев.

После освобождения Саи, она узнала, что дочь больше никогда не хотела возвращаться в эту холодную, жесткую камеру тюрьмы для несовершеннолетних. Она была вынуждена вернуться в Убон. Моя мать не позволила ей остаться в Паттайе без опеки. Я очень хотела, чтобы она была похожа на Пинг. Я желала, чтобы Саи занялась учебой и закончила 11 классов. Это бы сделало проще мою жизнь и жизнь моей мамы. Если бы она не узнала, что была удочерена, может быть, она следовала бы по стопам своей сестры, но этого я никогда не узнаю.

Саи почти окончила 9 классов, что ей позволило бы получить хорошую работу. С 9-летним образованием, она могла бы найти место в большой компании, которая бы обеспечила ее медицинской страховкой, четырьмя выходными в месяц и другими привилегиями. Она ушла из школы, когда была настолько близка к ее окончанию и сразу же начались проблемы. Она растратила свои возможности. Я посвятила много времени и вложила хорошие деньги, чтобы у нее была хорошая жизнь, чтобы она получила хорошее образование и чтобы у нее было успешное будущее. Все было потеряно, когда она вылетела из школы и начала употреблять Ябу.

 

Вновь танцовщица

 

Моя жизнь в Швеции шла очень хорошо. Благодаря щедрости Йохана, я посылала деньги домой каждый месяц, но я не могла оставаться в квартире целый день и быть бесполезной. Вскоре я нашла работу, с которой я хорошо справлялась – это были экзотические танцы. Денег было намного больше, чем я когда-либо зарабатывала в Таиланде. Вскоре я узнала, что я не единственная тайская танцовщица, но благодаря моей миниатюрности и юности, я притягивала взгляды.

Мой первый рабочий день дал мне возможность показать мои таланты на сцене – достаточно откровенные танцы, которые я полировала с каждым годом в гоугоу, будучи горячей танцовщицей в Паттайе. Я танцевала так же, как я это делала в гоугоу в Таиланде, что привлекало многих клиентов. К моему удивлению, посетители и танцовщицы подняли меня на смех. Неосознанно я себя выставила на посмешище. Я была одной из самых горячих девушек на сцене. Я поняла, что мне надо сменить тактику во чтобы то ни стало. Я чуть не потеряла возможность зарабатывать неплохие деньги.

Стриптизерши в Таиланде упражняются, как гимнасты, оставляя на теле одни трусики. Шведки не любят азиаток, работающих в их клубах. Они играют «по-грязному», чтобы ускорить наш провал. Они думают, что мы приехали в Европу, чтобы заниматься нашим старым ремеслом. На самом деле, мы танцуем намного лучше, чем шведки и обладаем привлекательной внешностью с загорелой кожей и миниатюрными телами, что так привлекает европейских мужчин. В первый день одна из танцовщиц своровала мой бюстгальтер; начало было неудачным. Позже, мое имя вписали в график работы без предупреждения. Я потеряла 600 крон (60$), потому что я не вышла на работу. Некоторые девушки хотели сделать мою жизнь несчастной, насколько это возможно, и им это удалось.

Однажды я, как сумасшедшая, убежала в раздевалку клуба. Менеджер пришел и спросил меня, почему я до сих пор в раздевалке, когда я должна быть на сцене. Я ответила ей, что ищу мой сценический костюм, который я позже нашла в мусорном баке. Шведская танцовщица выкинула мои вещи, так как ей не нравились загорелые азиатки, ворующие внимание ее клиентов. Потребовалось долгое время, чтобы другие танцовщицы поняли, что я искренне зарабатываю танцами на жизнь. В итоге, некоторые даже стали моими подружками.

 

Наживка и обман

 

Я могла сказать на шведском всего несколько слов, и то те, которым меня научил Йохан. Я разговаривала с клиентами на английском. Я обманывала их по-разному, лишь бы они купили приватный танец со мной. После того, как они вносили оплату за приват, из которой я получала хороший процент, мы шли в комнату и я должна была выполнить обещание. Я делала то, что делали другие девушки, сначала «подцепляла на крючок», а затем жульничала. В баре я говорила клиенту: «Пойдем в приват-комнату, я оближу тебя», а в приват комнате я говорила: «Я оближу только твои пальцы и соски». Многие из мужчин приходили в ярость, так как они ожидали большего. К удивлению, такие были не все. Если клиенты приходили в бешенство, охрана просила их покинуть заведение. Если они продолжали, то насильно оказывались за входной дверью.

Обычно мы танцевали всю ночь, перерыв был только в полночь. Затем я с удовольствием шла в магазин, который работал 7 до 11, чтобы купить еду и снаки:[7] лапшу, курицу-гриль, сэндвичи, напитки и тому подобное. Все это нужно было нам, чтобы поддерживать на высоком уровне свою энергию, так как на танцы и возбуждение клиентов уходило много сил. Европейки мало ходили за продуктами, охотнее это делали азиатки и американки. Однажды ночью все танцовщицы дали мне деньги, чтобы я купила еду на всех. Я принесла пакеты и выгрузила всё на стол. Одна из девушек спросила, сколько стоит еда. Как и любая другая девушка, работающая здесь, она ела то же самое каждую ночь и, конечно же, знала стоимость своей еды. А я как раз забыла взять чек в супермаркете. Она и другие девушки тут же сказали: «Как мы теперь узнаем, сколько у нас сдачи» В это мгновение я выложила всю мелочь из кармана на стол и сказала им самим посчитать. Я не нравилась шведкам, зато шведам – очень.

В другой раз один швед очень низко отзывался о тайках. «Они все проститутки. Они хотят только денег. Они все лгуньи и воровки». Несмотря на то, как он безошибочно описал мою прошлую жизнь, мне удалось скрыть свои эмоции сквозь нарастающую ярость. Мои сестры однозначно не проститутки. Я сказала ему, что если он возьмет приват со мной, то я сделаю ему минет за низкую цену, 1500 крон (150 $). Это была обычная цена за приватный танец, разрешающий только смотреть на девушку. Когда мы пошли в приватную комнату, я улыбнулась и покинула его. А охранникам сказала, что он шлепнул меня. Его попросили покинуть заведение. Мужчинам не разрешено притрагиваться к женщинам в клубе. Я знала, что мое поведение – неправильное, но говорить плохо о тайских женщинах в лицо тайской женщине, по меньшей мере – глупо. Он получил по заслугам!

В клубе я намеренно сердила мужчин, вводя их в заблуждение, что они смогут воспользоваться сексуальными услугами в приватной комнате. Они хорошо платили за этот обман. Я по-настоящему любила свою работу. Я могла обращаться с ними, как большинство секс-туристов обращаются с тайками.

Не все приходящие в клуб мужчины – глупы. Некоторые приходят просто посмотреть на танцы сексуальных девушек, наслаждаются чувством возбуждения и готовы платить за удовольствие. Один клиент сначала смотрел, как я танцую, а потом мы поговорили во время перерыва. В конце концов, он заказал приват со мной. После довольно долгого танца и небольшого разговора он оставил мне чаевые в размере 10 000 крон (1000 долларов США). Через 4 дня, в мой выходной день, он снова пришел. Когда я появилась на работе на следующий день, я обнаружила, что он оставил еще 500 долларов чаевыми для меня. Он заплатил дополнительно 500 долларов, чтобы показать свою признательность. Было просто замечательно заработать существенную сумму денег, не выходив на работу. Это заставило меня почувствовать то, что до этого я не ощущала – свою необыкновенную специфичность. Я была в восторге от своей работы: зарабатывать столько денег без «продажи» тела в прямом значении слова. В Швеции есть стриптизерши, которые оказывают эскорт услуги в выходные дни. Они зарабатывают 2000 крон (200 долларов) на простом ужине, и это не включает в себя сексуальные услуги. Сексуальные услуги обговариваются отдельно. К сожалению, эта работа длилась не долго.

Работая стриптизершей в Швеции, я смогла накопить довольно большую сумму денег. Кроме того, я была занята приготовлениями поездки моей матери в Европу. Я помогла Иинг поступить в колледж, купила два участка земли, начала строить новый дом в деревне и налаживала лучшую жизнь для себя и своей семьи. Почти все шло хорошо. Единственной проблемой, кроме низких температур Швеции, была Саи. Я ей очень дорожила. Она начала встречаться с парнем из неблагополучной семьи и забеременела. Она стала матерью в 17. Я согласилась помочь Саи в последний раз, купив маленький магазин одежды в торговом центре Лотос.

 

В раздумьях

 

У меня была подружка, живущая в Германии, которая повзрослела, продав свою девственность в 16 лет. Она работала в секс-туризме до того, как не встретила очень приятного немца, который забрал ее с собой в Германию. Мы поделились нашими переживаниями по поводу прошлого и постоянного стыда за нашу профессию. Мы всегда были в отчаянной погоне за деньгами и разрешали фарангам делать с нами почти все непристойные и грязные вещи. Обычная публика знает мало о жизни барных девушек после того, как они уходят из профессии: а ведь им надо очень много о себе заботиться. Те, кто немного знаком с нашим трудным положением, знают, что мы все нуждаемся в долгой психотерапии, так как постоянно испытываем эмоциональные страдания и думаем, что наша жизнь могла бы быть нормальной. Очень грустно, но очень мало девушек знают, что психологическая помощь существует. Хорошо, если у девушек нет никаких отклонений: таким очень повезло. Часто, девушки, страдающие психическими расстройствами, не могут позволить себе достойную психологическую помощь: для них это – роскошь.

Когда я была в гостях у семьи Йохана, я ощутила, что я что-то потеряла в своей жизни, пока росла. У меня не было семьи, которая заботилась о моем благополучии. Я знаю, что мне очень повезло, когда я переехала в Швецию. Я жила жизнью, о которой даже не мечтает большинство девушек из бедных, деревенских семей. Моя жизнь в Швеции – довольно легкая, безопасная и комфортная; конечно, это не рай, так как здесь очень холодно.

Будучи стриптизершей в Швеции, я зарабатывала больше, чем могла себе представить. Я совершенствовала свои танцы, наслаждалась своей профессией: я была всегда в центре внимания. Я не ущемляла чувство собственного достоинства, чтобы обеспечивать свою семью. Мне была предоставлена уникальная возможность, я была счастлива. Все же я поняла, что этого было не достаточно. Я хотела большего: больше денег и большего от жизни. Я хотела жить и работать в красивом городе с теплым климатом, жители которого говорят по-английски, а деньги плывут так же, как здесь. Моя исаанская кровь привыкла к теплой погоде 365 дней в году. Температура в полдень теплым летом в Швеции ниже, чем в самый холодный день в Паттайе или Бангкоке. Лас-Вегас был подходящим вариантом. Послушав истории девушек из бара, я начала наводить справки о Лас-Вегасе. Его жители говорят по-английски; погода – теплая; он изобилует непрекращающимися развлечениями и красивыми людьми. А самое главное, там деньги не просто текут, они льются потоком.

Я знаю, что сделать американскую визу – не так-то просто. Я долго думала о разных вариантах, один из которых – выйти замуж за американца. В Америке живут тысячи тайцев; если они нашли путь туда, значит и я смогу. Америка намного ближе к Швеции, чем Таиланд. Должен быть какой-нибудь путь туда попасть.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.33.158 (0.012 с.)