ПРОТИВОРЕЧИЯ ВО ВЗГЛЯДАХ К. МАРКСА НА ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВО



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ПРОТИВОРЕЧИЯ ВО ВЗГЛЯДАХ К. МАРКСА НА ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВО



 

 (ГУМАНИЗМ)

Истинным субъектом исторического действия является отдельный человек, личность, индивид

 (ТОТАЛИТАРИЗМ) Сущность человека — не абстракт, присущий отдельному индивиду. Она есть совокупность всех общественных отношений
(1)“”История” не есть какая-то особая личность, которая пользуется человеком как средством для достижения своих целей. История — не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека”. — Т. 2.[49] С. 102. (2) “Человек более бесконечен, чем гражданин государства”. — Т. 25, ч. 1. С. 447.


(1)“...сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений”. — Т. 3. С. 3.

 

Комментарий: это одно из самых известных высказываний Маркса. Оно стало буквально материальной силой, т.к. овладело сознанием многих и многих марксистских теоретиков, а через них и практиков. В этом высказывании чувствуется влияние Гегеля. Именно Гегель представлял отдельного человека, индивидуума чем-то абстрактно-природным.

Во-первых, зачем это противопоставление: “не, а”? (Не абстракт, присущий отдельному индивиду, а совокупность всех общественных отношений.) Какое-то извращение — представлять отдельного живого человека-индивида абстрактом, т. е. чем-то абстрактным, нежизненным, неконкретным.

Во-вторых, разве в самой сущности человека нет индивидуального, природного начала? Разве индивидуальное, природное — это нечто несущественное, второстепенное?


(2) “Человек — это мир человека, государство, общество”. — Т. 1. С. 414 (1843-1844 г.г.).

     

 


(3) “Афоризмы Фейербаха меня не удовлетворяют лишь в том отношении, что он слишком много напирает на природу и слишком мало на политику”. — Из ранних произведений. М., 1958. С. 257 (1843 г.).



 

 

(4) “Человек живет природой. Это значит, что природа есть его тело, с которым человек должен оставаться в процессе постоянного общения, чтобы не умереть. Что физическая и духовная жизнь человека неразрывно связана с природой, означает не что иное, как то, что природа неразрывно связана с самим собой, ибо человек есть часть природы”. — Из ранних произв. С. 562.


(5) “коммунисты отнюдь не хотят, как думает святой Макс (М. Штирнер) и как повторяет за ним [Арнольд Руге], уничтожить “частного человека” в угоду “всеобщему”, жертвующему собой человеку: это чистейшая фантазия”. — Т. 3. С. 236.

 

(3) “Гегель... забывает, что сущность “особой личности” составляет не ее борода, не ее кровь, не ее абстрактная физическая природа, а ее социальное качество, и что государственные функции и т. д. — не что иное, как способы существования и действия социальных качеств человека. Понятно, следовательно, что индивиды, поскольку они являются носителями государственных функций и властей, должны рассматриваться по своему социальному, а не по своему частному качеству”. — Т. 1. С. 242. (4) “то, что я делаю из моей особы, я делаю из себя для общества, сознавая себя как общественное существо”. — Из ранних произв. С. 590. См. также: Т. 42. С. 115.         (5) “отдельный человек слаб, но мы знаем также, что целое — это сила”. — Т. 1. С. 70.   Комментарий: характерное для Маркса высказывание. Здесь тебе и коллективизм, и социализм-коммунизм, и холизм. См. также п. 11. Маркс в данном случае видит лишь одну сторону медали: слабость индивида и силу общества. В действительности отдельный человек может быть и сильнее общества. Например, изобретатель, первопроходец, первооткрыватель, как правило, бросают вызов всему человечеству. Изобретатель как бы говорит ему: ты, человечество, не можешь, а я могу! Первооткрыватель как бы говорит ему: ты, человечество, не знаешь, а я знаю! Вообще сомнительно сравнивать силу отдельного человека и человечества. Во-первых, зачем это противопоставление: индивид слаб, а целое — сила?! Отдельный человек и человечество работают, так сказать, в одной упряжке. Каждый на своем месте. Во-вторых, у каждого своя сила. Сравнивать силу индивида и силу общества все равно что сравнивать силу быка и силу коня. У каждого своя жизнь, свое предназначение. В чем-то индивид силен, общество слабо, и, наоборот, общество сильно, индивид слаб. Общество — лишь некоторое множество людей, взаимодействующих друг с другом. Оно не может многое из того, что может отдельный человек. Оно не может любить, рожать, чувствовать, мыслить и т. д. и т. п. Все, что общество делает, оно делает через отде льных людей.


(6) К. Маркс критикует “истинного” социалиста Криге: “Идеал коммунистического человека таков: “Он носит на себе печать рода человеческого” (про кого нельзя сказать того же самого уже теперь?), “определяет свои собственные цели сообразно целям рода человеческого” (как будто человеческий род есть некая личность, у которой могут быть свои цели!) “и лишь для того старается стать вполне самим собой, чтобы иметь возможность отдать роду человеческому всего себя, какой он есть и каким может стать” (полное самопожертвование и самоунижение перед каким-то фантастическим призраком)”. — Т. 4. С. 10.


(7) Человек является свободным в том случае, “если он свободен не вследствие отрицательной силы избегать того или другого, а вследствие положительной силы проявлять свою истинную индивидуальность”. — Т. 2. С. 145.

 

 

(8) “Эта противоположность [между эгоизмом и самоотверженностью] является лишь кажущейся, потому что одна из сторон, так называемое “всеобщее”, постоянно порождается другой стороной, частным интересом, а отнюдь не противостоит последнему как самостоятельная сила, имеющая самостоятельную историю”. — Т. 3. С. 236.

(6) “Общество, т. е. сам человек в его общественных отношениях”. — Т. 46. Ч. II. С. 222. (1857-1858 г.г.)     (7) “Индивид есть общественное существо. Поэтому всякое проявление его жизни — даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного, совершаемого совместно с другими, проявления жизни, — является проявлением и утверждением общественной жизни”. — Из ранних произв. С. 590.   (8) “только в коллективе существуют для каждого индивида средства, дающие ему возможность всестороннего развития своих задатков, и, следовательно, только в коллективе возможна личная свобода”. — Т. 3. С. 75. (Сравн.: первая колонка — 19, 20).

(9) Маркс критикует грубоуравнительный коммунизм: коммунизм “в его первой форме” “хочет насильственно абстрагироваться от таланта и т. д. ” “Этот коммунизм, отрицающий повсюду личность человека”. — Из ранних произв. С. 586. /Т. 42. С. 114.

“Грубый коммунизм есть лишь выражение этой зависти и этого нивелирования, исходящее из представления о некотором минимуме. У него — определенная ограниченная мера. Что такое упразднение частной собственности отнюдь не является подлинным освоением ее, видно как раз из абстрактного отрицания всего мира культуры и цивилизации, из возврата к неестественной простоте бедного и не имеющего потребностей человека, который не только не возвысился над уровнем частной собственности, но даже и не дорос еще до нее”. — Т. 42. С. 113-125.

(10) “Коммунисты вообще не проповедуют никакой морали, — каковой проповедью Штирнер занимается сверх всякой меры. Они не предъявляют людям морального требования: любите друг друга, не будьте эгоистами и т. д. ; они, наоборот, отлично знают, что как эгоизм, так и самоотверженность есть при определенных обстоятельствах необходимая форма самоутверждения индивидов. Следовательно...” — см. далее п. (5). — Т. 3. С. 236.

 

(11) “Обстоятельства в такой же мере творят людей, в какой люди творят обстоятельства”. — Т. 3. С. 37.

 

(12) [При коммунизме] “сознание своих взаимоотношений... станет у индивидов совершенно другим и не будет поэтому ни “принципом любви” или самоотверженностью, ни эгоизмом”. — Т. 3. С. 441.

(9) “Фигуры капиталиста и земельного собственника я рисую далеко не в розовом свете. Но здесь дело идет о лицах лишь постольку, поскольку они являются олицетворением экономических категорий, носителями определенных классовых отношений и интересов. Я смотрю на развитие экономической общественной формации как на естественноисторический процесс; поэтому с моей точки зрения, меньше чем с какой бы то ни было другой, отдельное лицо можно считать ответственным за те условия, продуктом которых в социальном смысле оно остается, как бы ни возвышалось оно над ними субъективно”. — Т. 23. С. 10.   (10) “Развитие индивида обусловлено развитием всех других индивидов, с которыми он находится в прямом или косвенном общении”. — Т. 3. С. 440.     (11) “Если правильно понятый интерес составляет принцип всей морали, то надо, стало быть, стремиться к тому, чтобы частный интерес отдельного человека совпадал с общечеловеческими интересами... ...должно не наказывать преступления отдельных лиц, а уничтожить антисоциальные источники преступления и предоставить каждому необходимый общественный простор для его насущных жизненных проявлений. Если характер человека создается обстоятельствами, то надо, стало быть, сделать обстоятельства человечными. Если человек по природе своей общественное существо, то он, стало быть, только в обществе может развить свою истинную природу и о силе его природы надо судить не по силе отдельных индивидуумов, а по силе всего общества” (см. похожее: п. 5). — Т. 2. С. 145. (12) лишь “в планомерном сотрудничестве с другими рабочий преодолевает индивидуальные границы и развивает свои родовые потенции”. — Т. 23. С. 341.   Комментарий: прямо по Гегелю! Этот тезис Маркса явно не согласуется с его же утверждением о том, что “человек свободен... вследствие положительной силы проявлять свою индивидуальность” (см. п. 7 в левой колонке). Что это? оговорка или он думал так на самом деле? Если сопоставить указанный тезис с его же тезисом о сущности человека (не есть абстракт, присущий отдельному индивиду..., а... совокупность всех общественных отношений — см. п. 1), то приходится констатировать, что здесь мы имеем дело отнюдь не со случайно оброненной фразой, тем более, что тезис является частью тщательно продуманного текста первого тома “Капитала” — главного произведения Маркса.

(13) “Не будучи в состоянии проследить действительный ход истории, г-н Прудон вместо этого преподносит нам фантасмагорию... Он не чувствует потребности говорить о XVII, XVIII и XIX веках, потому что его история совершается в заоблачных высях воображения, и витает высоко за пределами времени и пространства. Словом, это — гегелевский хлам; это не обыденная история — история людей, а священная история — история идей. С его точки зрения человек — только орудие, которым идея или вечный разум пользуются для своего развития”. Из письма П.В. Анненкову, 28. ХII. 1846. — Т. 27. С. 402.

 

(14) “Что же такое общество, какова бы ни была его форма? Продукт взаимодействия людей”. — Из письма П.В. Анненкову 28 декабря 1846 г. — Т. 27. С. 402.

(15) “Отсюда необходимый вывод: общественная история людей есть всего лишь история их индивидуального развития, сознают они это, или нет. Их материальные отношения образуют основу всех их отношений. Эти материальные отношения суть лишь необходимые формы, в которых осуществляется их материальная и индивидуальная деятельность”. — Там же. С. 403.

 

(13) “... надо иметь в виду, что хотя рабочему классу еще могут предстоять временные поражения, уже вступили в действие великие социальные и экономические законы, которые обеспечат его конечную победу”. — Т. 10. С. 649. Комментарий: здесь явно просматриваются исторический фатализм и детерминизм a la Лаплас. Законы будто бы сильнее чего-кого бы то ни было. Сильнее человека. Человек — марионетка в “руках” законов. (14) “Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые, высшие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в лоне самого старого общества. Поэтому человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые он может разрешить”. — Предисловие “К критике политической экономии” (1859 г.). — Т. 13. С. 7. (Сравните подчеркнутый текст в п. 5 в левой колонке: Маркс язвительно замечает — “как будто человеческий род есть некая личность, у которой могут быть свои цели”).   (15) “В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание”. — Там же. С. 6.   Комментарий: разве только общественное бытие определяет сознание людей? А природное бытие? Опять социологизаторство.

(16) “Поэтому указанная истинная общественная связь возникает не вследствие рефлексии; она выступает как продукт нужды и эгоизма индивидов, т. е. как непосредственный продукт деятельного осуществления индивидами своего собственного бытия. От человека не зависит, быть или не быть этой общественной связи (??? — Л.Б.); но до тех пор, пока человек не признает себя в качестве человека и поэтому не организует мир по-человечески, эта общественная связь выступает в форме отчуждения. Ибо субъект этой общественной связи, человек, есть отчужденное от самого себя существо. Люди — не в абстракции, а в качестве действительных, живых, особенных индивидов — суть это сообщество. Каковы индивиды, такова и сама эта общественная связь”. — Т. 42. С. 23-24.

 

Комментарий: последние высказывания Маркса находится в явном противоречии с утверждениями, которые он перед этим сделал:

“Так как человеческая сущность является истинной общественной связью людей, то люди в процессе деятельного осуществления своей сущности творят, производят человеческую общественную связь, общественную сущность, которая не есть некая абстрактно-всеобщая сила, противостоящая отдельному индивиду, а является сущностью каждого отдельного индивида, его собственной деятельностью, его собственной жизнью, его собственным наслаждением, его собственным богатством”. (Далее следует текст, приведенный ранее, до комментария).

(17) В “Святом семействе” Маркс с сочувствием цитирует Бентама: “Мы приведем из Бентама только одно место, где он оспаривает “всеобщий интерес в политическом смысле”: “Интерес индивидуумов... должен уступать общественному интересу. Но... что это значит? Не составляет ли каждый индивидуум такую же часть общества, как и всякий другой? Этот общественный интерес, который персонифицируете, представляет собой только абстракцию: он является не чем иным, как совокупностью индивидуальных интересов... Если признать желательным жертвовать счастьем одного индивидуума для увеличения счастья других, то, стало быть, еще более желательно жертвовать счастьем также и второго и третьего и так до бесконечности... Индивидуальные интересы — единственно реальные интересы”. — Т. 2. С. 148.

 

(16) Человек рассматривается Марксом как фактор производства наряду со средствами производства: “Каковы бы ни были общественные формы производства, рабочие и средства производства всегда остаются его факторами. Но находясь в состоянии отделения друг от друга, те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того, чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, отличает различные экономические эпохи общественного строя”. — Т. 24. С. 43-44.   Комментарий: человек всегда субъект деятельности, в том числе производственной деятельности. Рассматривать его как фактор производства наряду с другим фактором — средствами производства, — значит низводить его до роли фактора, одного из факторов, а не главной фигуры производства. Сравн.: в последний период советской истории много говорили о человеческом факторе. Это была слабая попытка повернуть экономику лицом к человеку, к человеческим нуждам-проблемам-запросам. И какая это была в сущности негодная, извращенная попытка! Человек — субъект, личность, индивидуум — представлялся как фактор, т. е. как объект, элемент, условие производства! Вроде бы забота о человеке, а на поверку отношение к нему как к рабочей силе или скотине.   (17) “Если в законченной буржуазной системе каждое экономическое отношение предполагает другое в буржуазно-экономической форме и таким образом каждое положенное есть вместе с тем и предпосылка, то это имеет место в любой органической системе. Сама эта органическая система как совокупное целое имеет свои предпосылки, и ее развитие в направлении целостности состоит именно в том, чтобы подчинить себе все элементы общества или создать из него еще недостающие ей органы. Таким путем система в ходе исторического развития превращается в целостность. Становление системы такой целостностью образует момент ее, системы, процесса, ее развития”. —Т. 46. Ч. 1. С. 229. (Nota bene: переводимые на русский язык выражения “совокупное целое”, “целостность” фигурируют в оригинале как “Totalitat”.)

(18) “...пролетарии, чтобы отстоять себя как личности, должны уничтожить имеющее место до настоящего времени условие своего собственного существования, которое является в то же время и условием существования всего предшествующего общества, т. е. должны уничтожить труд. Вот почему они находятся в прямой противоположности к той форме, в которой индивиды, составляющие общество, до сих пор выражали себя как некоторое целое, а именно к государству, и должны низвергнуть государство, чтобы утвердить себя как личности”. — Немецкая идеология. Март 1846 г. — Т. 3. С. 77.

(18) Маркс об обществе как субъекте, организме, живом существе: “Общество, если даже оно напало на след естественного закона своего развития, — а конечной целью моего сочинения является открытие экономического закона движения современного общества, — не может ни перескочить через естественные фазы развития, ни отменить последние декретами. Но оно может сократить и смягчить муки родов”. — Т. 23. С. 10.    

(19) “Исходной точкой для индивидов всегда служили они сами, — взятые, конечно, в рамках данных исторических условий и отношений, а не в качестве “чистого” индивида, как его понимают идеологи”. — Т. 3. С. 75.

(20) “Чем иным является богатство, как не полным развитием господства человека над силами природы, т. е. как над силами так называемой “природы”, так и над силами его собственной природы? Чем иным является богатство, как не абсолютным выявлением творческих дарований человека, без каких-либо других предпосылок, кроме предшествовавшего исторического развития, т. е. развития всех человеческих сил как таковых, безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу? Человек здесь не воспроизводит себя в какой-либо одной только определенности, а производит себя во всей своей целостности, он не стремится оставаться чем-то окончательно установившимся, а находится в абсолютном движении становления”. — Т. 46. Ч. 1. С. 476.

 

(21) “по мере того как предметная действительность повсюду в обществе становится для человека действительностью и, следовательно, действительностью его собственных сущностных сил, все предметы становятся для него опредмечиванием самого себя, утверждением и осуществлением его индивидуальности, его предметами”. — Т. 42. С. 121.

 

Комментарий: последнее высказывание Маркса просто замечательно! К сожалению, оно соседствует с другими его высказываниями, в которых утверждается нечто прямо противоположное, а именно подчеркивается общественный характер сущности человека. См. п. 4 в правой колонке. Здесь налицо любовь Маркса к парадоксам. В одном и том же человеке он объединяет индивидуальность и общественную сущность, т. е. по существу отождествляет человека и общество.

 

(19) “...уже сами господствующие классы начинают смутно чувствовать, что теперешнее общество не твердый кристалл, а организм, способный к превращениям и находящийся в постоянном процессе превращения”. — Т. 23. С. 11.   (20) “Древние общественно-производственные организмы несравненно более просты и ясны, чем буржуазный, но они покоятся или на незрелости индивидуального человека, еще не оторвавшегося от пуповины естественно-родовых связей с другими людьми, или на непосредственных отношениях господства и подчинения” (“Капитал”). — Т. 23. С. 89.   Комментарии: 1. (К п.п. 18,19,20) Человеческое общество не организм, а живая статистическая система или даже просто совокупность людей, взаимодействующих друг с другом. Разве можно, например, стадо животных или какую-либо их популяцию называть организмом?! Органицизм во взглядах на общество (а им в значительной степени грешил Маркс) неизбежно приводит к тоталитаристскому мышлению.  2. По поводу “незрелости индивидуального человека, еще не оторвавшегося от пуповины естественнородовых связей с другими людьми”. Каждый человек изначально индивидуален; изначально индивидуален и первобытный человек. Откуда Маркс взял, что индивидуальность древнего человека была незрелой и слабее, так сказать, его естественнородовых связей? Индивид и род, личность и общество, индивидуализм и коллективизм — полюсы жизни, которые если и развиваются, зрелеют, то параллельно-совместно. Как развивается и углубляется индивидуальность человека — на одном полюсе жизни, так развивается и углубляется его коллективизм (в частности, естественнородовая связь) — на другом полюсе жизни. (21) “Таким образом, это понимание истории заключается в том, чтобы, исходя именно из материального производства непосредственной жизни, рассмотреть действительный процесс производства и понять связанную с данным способом производства и порожденную им форму общения — то есть гражданское общество на его различных ступенях — как основу всей истории; затем необходимо изобразить деятельность гражданского общества в сфере государственной жизни, а также объяснить из него все различные теоретические порождения и формы сознания, религию, философию, мораль и т. д. и т. д. , и проследить процесс их возникновения на этой основе, благодаря чему, конечно, можно изобразить весь процесс в целом (а потому также и взаимодействие между его различными сторонами). Это понимание истории, в отличие от идеалистического, не разыскивает в каждой эпохе какую-нибудь категорию, а остается все время на почве действительной истории, объясняет не практику из идей, а объясняет идейные образования из материальной практики”. — Т. 3. С. 36-37.   Комментарий: эти мысли-высказывания Маркса весьма характерны для него (см. п.п. 2, 3, 4, 7, 9, 11, 14, 15, 16, 17). В них фигурирует, так сказать, валовойподход к человеческим проблемам, когда акценты в них все время смещаются в сторону некоторых общих социальных проблем, некоторых общих проблем человеческого бытия. А проблемы отдельного, вот этого человека (как живого существа) во всей их полноте Маркса волнуют очень мало или вообще не волнуют. Он упоминает о них, как правило, вскользь, скороговоркой, перечислением, только обозначает их, но не расшифровывает. Марксу присущ недостаток, обратный тому, который выражается поговоркой “за деревьями не видеть леса”. Маркс “за лесом не видит отдельных деревьев”. Он воспринимает “лес” как некоторую сплошную массу, которая в лучшем случае подразделяется на отдельные крупные части, группы “деревьев” (общественные классы, если говорить об обществе). Маркс назвал свое учение материалистическим пониманием истории, историческим материализмом. Но ведь история — это “лес”. А где же отдельные “деревья”, люди? Их у Маркса не видно. Он очень редко употребляет слова “человек”, “люди” и постоянно говорит о рабочих, рабочем классе, трудящихся, буржуазии, капиталистах, производительных силах, производственных отношениях и т. д. и т. п. А ведь человек — не только рабочий, капиталист, производительная сила. Он — живое существо, отец, мать, сын, дочь, муж, жена, друг, подруга, поэт, изобретатель, спортсмен, зритель — в тысячах своих ипостасях, проявлениях. Он трудится, отдыхает, наслаждается, страдает, увлекается, ведет себя нередко случайным образом (например, затевает любовный роман, драку, путешествует, нарушает правила дорожного движения). Рассматривать человека только как эксплуатируемого или эксплуатирующего, богатого или бедного, только как трудящегося или паразита — это значит бесконечно обеднять его сущность, превращать его в какую-то ходячую схему.  

 

 

(22) “Я смеюсь над так называемыми ”практическими” людьми и их премудростью. Если хочешь быть скотом, можно, конечно, повернуться спиной к мукам человечества и заботиться о своей собственной шкуре. Но я считал бы себя поистине непрактичным, если бы подох... не закончив своей книги (“Капитал” — Л.Б.)”. — Из письма к З. Майеру, 1867 г.

 

 

(23) “... цель, для которой требуются неправые средства, не есть правая цель”. — Т. 1. С. 65.

 

 

(24) Первый Интернационал ставил своей целью “добиваться того, чтобы простые законы нравственности и справедливости, которыми должны руководствоваться в своих взаимоотношениях частные лица, стали высшими законами и в отношениях между народами”.

(25) Маркс определял коммунизм “как полное, происходящее сознательным образом и с сохранением всего богатства достигнутого развития, возвращение человека к самому себе как человеку общественному, т. е. — человечному. Такой коммунизм...= гуманизму”. — Т. 42. С. 115-116. (Экономическо-философские рукописи).

Апология общества (22) “Таким образом, общественный характер присущ всему движению; как само общество производит человека как человека, так и он производит общество. Деятельность и пользование ее плодами, как по своему содержанию, так и по способу существования, носят общественный характер: общественная деятельность и общественное пользование. Человеческая сущность природы существует только для общественного человека; ибо только в обществе природа является для человека звеном, связывающим человека с человеком, бытием его для другого и бытием другого для него, жизненным элементом человеческой деятельности; только в обществе природа выступает как основа его собственного человеческого бытия. Только в обществе его природное бытие является для него его человеческим бытием и природа становится для него человеком. Таким образом, общество есть законченное сущностное единство человека с природой, подлинное воскресение природы, осуществленный натурализм человека и осуществленный гуманизм природы” (Экономическо-философские рукописи, 1844). — Т. 42. С. 115.   Комментарий: здесь явная апология общества и всего общественного. Человек и природа рассматриваются как части общества, как его подчиненные моменты, а общество рассматривается как целое, единство, в котором они снимаются, преодолеваются в высшем синтезе. С этой точки зрения человек и природа более односторонни и, следовательно, ущербны по сравнению с обществом. Общество — высшая ценность, высшая истина. А человек — лишь часть, момент общества. Вот вам и тоталитаризм в слегка подслащенном виде. Сама манера изложения мыслей у Маркса — безапелляционная, категорическая. Он не делится мыслями с читателем, а вбивает, вколачивает их в сознание, в мозг читателя как гвозди. Он часто вещает как пророк. Наукой тут и не пахнет. (23) “Мы видим, что только в общественном состоянии субъективизм и объективизм, спиритуализм и материализм, деятельность и страдание утрачивают свое противопоставление друг другу, а тем самым и свое бытие в качестве таких противоположностей”. — Т. 42. С. 123.   (24) “Смерть кажется жестокой победой рода над определенным индивидом и как будто противоречит их единству; но определенный индивид есть лишь некое определенное родовое существо и как таковое смертен”. — Т. 42. С. 116.   (25) “... отдельная личность сливается с жизнью целого, а целое находит отражение в сознании каждой отдельной личности”. — Т. 1. С. 103. Комментарий: во взглядах Маркса явно просматривается холистская тенденция (абсолютизация целого, целостности). См. также п.п. 5, 11, 17, 24). Холизм, как и органицизм, — прямая дорога к тоталитаризму.  
 

Антигуманизм Маркса

 

(26) “мы доказывали, что всякое революционное восстание, как бы далеко ни лежали, казалось, его цели от классовой борьбы, должно окончиться поражением, пока не победит революционный рабочий класс, что всякое социальное преобразование останется утопией, пока пролетарская революция и феодальная контрреволюция не померяются силами в мировой войне”. (“Наемный труд и капитал”, апрель 1849 г.). — Т. 6. С. 429.

 

Комментарий: эти мысли Маркса ужасны, антигуманны по своей сути. Что для него жизнь отдельного человека, копейка! Ведь мировая война, как показал опыт, — это неизбежно гибель миллионов и миллионов людей. И как это можно говорить о ней спокойно-играючи: “пока... не померяются силами в мировой войне”?! О каком гуманизме здесь может идти речь! Разве можно допустить гибель миллионов людей, разрушение предметов материальной и духовной культуры во имя гуманизма. Это абсурд. Сама мысль о неизбежности-желательности мировой войны антигуманна.

 

(27) “Надо надеяться, что при ближайшей своей победе народ не будет столь простодушен или забывчив, чтобы оставить всех своих палачей на занимаемых ими постах, как он это сделал в марте. Можно с уверенностью сказать, что народ не замедлит подвергнуть всю эту банду реакционных чиновников и в первую очередь кровожадных и лицемерных законников, именуемых также “судьями”, шестимесячному предварительному заключению в пенсильванских тюрьмах (тюрьмы с одиночными камерами — Л.Б.), а затем пошлет их для дальнейшего лечения на строительство железных и шоссейных дорог” (Политический процесс. 9 февраля 1849 г.). — Т. 6. С. 275-276.

 

Комментарий: антигуманно зачислять всех служащих-чиновников (административных работников) во “всю эту банду реакционных чиновников”, а тем более всех судей в разряд “кровожадных и лицемерных законников”. Антигуманно зачислять людей исключительно по профессиональному признаку (по принадлежности к определенной социальной группе) в разряд врагов, бандитов, реакционеров, кровожадных и лицемерных. Коллективизм здесь явно подводит Маркса. Теория коллективной ответственности, коллективной вины очень опасна. Она нивелирует человека как индивидуальность, игнорирует его индивидуальность. Ведь есть чиновники и чиновники, судьи и судьи. Одни из них добрые, другие злые, одни справедливые, другие несправедливые. У всех них есть матери, отцы, братья, сестры, жены, дети, родственники, друзья, знакомые. Если человека убивают или репрессируют как классового врага, то ведь страдают невинные люди — его близкие. Аморально наказывать человека не за конкретную вину, а по принадлежности к той или иной социальной группе (классу, профессии, нации, расе).

 

(28) “... мы говорим рабочим: Вам, может быть, придется пережить еще 15, 20, 50 лет гражданских войн и международных столкновений не только для того, чтобы изменить существующие условия, но и для того, чтобы изменить самих себя и сделать себя способными к политическому господству”. — Т. 8. С. 430. (“Разоблачения о кельнском процессе коммунистов”, октябрь-декабрь 1852 г.)

 

(29) “Насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым. Само насилие есть экономическая потенция”. — Т. 23. С. 761.

 

 (30) “Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир”. — Т. 4. С. 459. (Манифест Коммунистической партии)

 

Комментарий (к п.п. 28, 29, 30): будущее коммунистическое общество, согласно тому же Марксу, — общество без эксплуатации, угнетения, и, тем более, без насилия. Цель — общество без насилия. Вопрос: разве можно достигнуть этой цели путем насилия? Разве цель оправдывает средства? Сам же Маркс говорил о том, что “цель, для которой требуются неправые средства, не есть правая цель” (см. п. 23 в левой колонке). Бывают, конечно, случаи, когда с помощью одной боли (например, хирургической операции) устраняют другую боль. Но в том-то и дело, что человеческое общество — не организм. Его “боли”, “болезни” лишь очень условно можно уподобить болям-болезням организма. Если в организме клетки, ткани, органы не являются самостоятельными целыми, не имеют психики, сознания, разума, то в обществе иная картина: первичные “элементы” общества — люди — являются самостоятельными целыми, субъектами, личностями и т. д., и т. п. По отношению к ним если и применимо насилие, то сугубо в индивидуальном порядке за конкретные преступные деяния. Насилие по отношению к группам людей, по признаку их принадлежности к той или иной социальной группе — это значит обращаться с ними не как с самостоятельными целыми, субъектами-индивидуумами, а как с частями организма. Гуманизмом тут и не пахнет. Напротив, такой взгляд, такой подход к человеку продуцирует самый свирепый антигуманизм.

 

(31) “... кто же разрешает задачу рабочего? Никто. Разрешается она не во Франции, она здесь только провозглашается. Она нигде не может быть разрешена внутри национальных границ; война классов внутри французского общества превратится в мировую войну между нациями. Разрешение начнется лишь тогда, когда мировая война поставит пролетариат во главе нации, господствующей над мировым рынком, во главе Англии. Однако революция, находящая здесь не свой конец, а лишь свое организационное начало, не будет кратковременной революцией...” — Т. 7. С. 80.

 

(32) “... настанет русский 1793 год; господство террора этих полуазиатских крепостных будет невиданным в истории, но оно явится вторым поворотным пунктом в истории России, и в конце концов на место мнимой цивилизации, введенной Петром Великим, поставит подлинную и всеобщую цивилизацию” (везде подчеркнуто мной — Л.Б.). — Цит. по: “Литературное обозрение”, 1989, № 2, с. 49.

Комментарий: Маркс наивно полагал, что путем невиданного в истории террора (гораздо более жестокого и массового, чем террор 1793 года во Франции) можно достичь “подлинной и всеобщей цивилизации”. Какое трагическое заблуждение!

     

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.22.242 (0.048 с.)