ТОП 10:

РУССКАЯ ИКОНА XIV – XV ВВ. ФЕОФАН ГРЕК.



РУССКАЯ ИКОНА XIV – XV ВВ. ФЕОФАН ГРЕК.

Русское искусство XIV века

XIV век — «золотой век» новгородской монументальной живописи. Ее развитие осуществлялось на основе полностью сложившейся самобытной местной художественной школы и в самом тесном творческом контакте с приезжавшими на Русь живописцами византийско-славянского мира. Из последних прежде всего необходимо назвать константинопольского мастера Феофана Грека (около 1340 г. — около 1410 г.) и, вероятно, сербских мастеров, с которыми обычно связывают росписи церкви Спасо - Преображения на Ковалеве, а также Рождества на Поле.

Феофан Грек уже будучи знаменитым стенописцем, расписавшим более 40 церквей в различных странах, через Кифу (Феодосию) и Киев приехал в Новгород.

Феофан Грек был одним из величайших живописцев. Наделенный необыкновенным художественным темпераментом, неповторимо индивидуальной творческой манерой, острым и проницательным умом, он легко завоевывал сердца своих современников. На Руси Феофана называли «философом». Выдающийся русский средневековый писатель Епифаний Премудрый, встречавшийся с художником, рассказывает об удивлении людей, наблюдавших за его работой. Их восхищала небывалая для иконописца свобода творчества, позволявшая Феофану обходиться без иконографических «образцов», его способность работать, находясь в постоянном движении, не прерывая разговоров с любопытными, окружавшими его даже на лесах храма. Если верить Епифанию, Феофан к концу своей жизни расписал более 40 церквей в различных землях и странах.

И вот в 1378 г. этот «преславный мудрок, зело философ хитр, Феофан, гречин, книги изограф нарочитый и живописець изящный во иконописцех» (характеристика Епифания) оставил свой первый след на Руси.

В Новгороде в 1378 году по заказу боярина Василия Даниловича Мошкова и уличан Ильинской улицы он расписал церковь Спаса Преображения.

Христос Пантократор в окружении архангелов и серафимов, взирающий на людей, — в куполе, праотцы и пророки — в барабане (Мельхиседек, Ной, Авель и пр.), Евхаристия и святительский чин — в апсиде (все сохранилось фрагментарно). Часть фигуры Богоматери из «Благовещения» — на южном алтарном столбе, частиевангельских сцен — на стенах и сводах, а также роспись в северо-западной камере на хорах - ветхозаветная «Троица», изображения святых и пяти столпников — дают представление о Феофане—монументалисте.

Неизгладимое впечатление в этой росписи производит прежде всего образ Вседержителя в куполе, преисполненный энергии и гнева будущего судии. Это самое «ярое око» русской средневековой живописи. Оригинальна иконография фресок барабана, в котором Феофан изобразил шесть ветхозаветных праведников, пророка Илью и Иоанна Крестителя. Перед нами как бы экран ветхозаветных добродетелей, предуготовивших, по мысли Феофана, евангельскую церковь:

— чистый и мудрый до грехопадения Адам и активный носитель добра Авель; мудрый Сиф, через которого «предана» людям грамота, и особенно угодивший Богу и «преложенный» им от смерти Енох; «закваска» и «начало» человеческому роду после потопа — Ной и «царь правды» Мельхиседек; нестяжательный Илья, не имевший ничего кроме милоти (Милоть — одежда из овечьей шкуры) и бывший богаче царей, и Иоанн Предтеча, вся жизнь которого была воздержанием, «одним великим постом».

 

 

Роспись купола: Спас Пантакратор, Архангел.

 

Пророк Илия Роспись барабана. Пророки и апостолы

 

Праотец Ной

 

Троица

Столпники

Фрески церкви Федора Стратилата на Ручью

Архангел Уриил Преподобный Ефросин

Сошествие во ад

В более сложной связи с искусством Феофана находится роспись церкви Успения на Волотовом поле. Это в основном сцены из жизни Христа и Богородицы. Выразительность образов здесь не уступала феофановской, но достигалась она иными приемами. Вернее всего, церковь была расписана в 80е годы (некоторые исследователи высказывались за более раннюю дату — 60е годы) каким—то замечательным новгородским мастером, имени которого мы не знаем. В пользу этой точки зрения говорит и колорит росписей — праздничный, яркий, полнозвучно сочетающий красный, зеленый, голубой, лиловый цвета и динамичный рисунок. Фигуры представлены в активном движении, даже несколько утрированном, но выразительном, подчеркнутом ломаными линиями одежды, резкими позами. Даже «лещадки» (условное изображение горного пейзажа в виде уступов) образуют какие—то резкие зигзаги, как будто им передается это настроение, усиливая динамизм и стремительность образного решения (сцена «Вознесения», сцена с тремя волхвами, указывающими на звезду над Вифлеемом, сцены «Иосиф и пастух», «Рождество», «Успение»). Лица волотовских фресок вообще имеют некий русский тип.

Вознесение Господне.

Русское искусство XV века

Летом 1405 года, как свидетельствуют письменные источники, Феофан Грек, Прохор с Городца и Андрей Рублев выполнили роспись Благовещенского собора Московского Кремля, не дошедшую до нас, т.к. храм был перестроен. Сохранился лишь частично иконостас, перенесенный в новый собор. Феофану в иконостасе принадлежит центральная часть — Деисусный чин. Некоторые исследователи считают, что им же написаны архангел Гавриил, апостол Павел, Василий Великий и Иоанн Златоуст.

Иконостас Благовещенского собора — древнейший из дошедших до нас русских высоких иконостасов. Деисусный чин Благовещенского иконостаса имеет для русского искусства большое значение не только потому, что это вообще первый дошедший до нас иконостас, но и потому, что это и первое по времени изображение не поясных фигур, а фигур в рост. Высота деисусных икон Благовещенского иконостаса превышает 2 м.

Был Феофан и педагогом, учителем живописи, что в ту пору ценилось очень высоко. В Москве он создал собственную мастерскую, где обучал московитов азам иконописной техники. Грек взрастил целую плеяду талантливых живописцев, продолжил себя в своих учениках.

Общепринято причислять творчество Феофана Грека к явлениям русской культуры. Феофан Грек был последним византийским миссионером на Руси. Его произведения венчали достижения XIV века в области изобразительного искусства. По характеру они были трагическими, так как выражали мироощущение заката Византийской империи, были проникнуты апокалипсическими предчувствиями близкой гибели Священного православного царства, были полны пророчествами возмездия миру. Конечно, такая живопись была созвучна уходящей золотоордынской Руси. Но она абсолютно не соответствовала настроениям новым, мечтам о светлом будущем, о нарождающемся могуществе Московского царства. В Новгороде творчество Феофана вызвало восторг и подражание. Победоносная Москва встретила его благосклонно, но утвердила кистью Андрея Рублева иной стиль живописи – «светло радостный», гармонический, лирико-этический.

В основе творчества Андрея Рублёва лежит философская концепция исихазма, лишенная мрачной безысходности, трагизма, и ярко выраженного драматического оттенка она строится на добре, красоте, гармонии духовного и материального начал. Лейтмотив творчества великого живописца – это душевное согласие, чувство любви.

Образы Андрея Рублёва отличаются просветлённостью, кротостью и смирением; предпочтение отдаётся скромности и простоте. Лица – русские, с некрупными чертами, без подчёркнутой красивости, но всегда светлые, благообразные. Почти все персонажи погружены в состояние безмолвного созерцания, которое может быть названо «богомыслием» или «божественным умозрением». Какие-либо внутренние аффекты им не свойственны.

Рублев был гениальным колористом. Краски его предельно светоносны, и фигуры на иконах как будто преображены мягким сиянием, цветовая гамма изыскана и неповторима. Для него были характерны тонкие красочные сочетания, в отличие от резких цветовых контрастов, присущих иконам Новгорода, певучая плавность линий, мягкие повороты фигур и наклоны голов, воздушность одеяний, светлая и нежная красочная гамма.

Творчество Андрея Рублева оказало огромное влияние на все русское искусство московского круга вплоть до Дионисия, определило в 15 веке расцвет национальной школы русской живописи. Им были заложены основы московской школы живописи.

Следовательно, личность и творчество Андрея Рублева оказали существенное влияние на историю русской иконописи, оставив особый след в отечественной истории. Русская иконопись сложилась как особое неповторимое искусство, отличное от всего остального, и в этом заслуга Андрея Рублева. Имя Андрея Рублева навсегда вписано в страницы отечественной и мировой истории, как великого художника.

Личность Рублева, художника, с чьим именем связаны многие достижения русской национальной живописи, имела воздействие на всю русскую культуру в целом. А ХV век на Руси становится «золотым веком» русской иконописи.

На протяжении XIII—XIV вв. постепенно складывается яркий и самобытный стиль новгородской иконописи, характеризующийся простотой и выразительностью ориентированной на плоскость композиции, чеканностью и обобщенностью силуэтов, чистой, звонкой, высветленной красочной палитрой. У этой иконописи — свои излюбленные темы и герои, свой лаконичный и точный изобразительный язык, особого рода духовность. Всеми этими качествами новгородская иконопись обязана народным основе и мироощущению, которые питали творчество местных мастеров.

Это не значит, что новгородские иконы похожи одна на другую. На обширной территории северной республики и в самом Новгороде существовал целый ряд художественных направлений, от местного, продолжавшего культивировать традиции XIII в. (1), до греко – византийского, опиравшегося на достижения «Палеологовского ренессанса» (2).

Среди этих разнообразных стилей складывается новгородская школа иконописи. Лаконичность и простота композиционного решения, точность рисунка крепких коренастых фигур, изображенных на плоскости, чистая, звонкая красочная палитра (яркая киноварь, беспримесные синий и желтый цвета), ясность толкования сюжетов, трезвость мироощущения — характерные черты иконописания. Так пишут новгородцы своих избранных святых — по нескольку фигур сразу строго в фас, чаще всего в рост, но всегда с ликами, выражающими сдержанную, строгую силу.

К первому направлению принадлежат такие интересные произведения первой половины XIV в., как «Рождество Богоматери» и «Георгий с житием», «Спас на престоле», «СвятительНиколай с житием».

С конца ХIV в. икона в новгородской живописи занимает главное место, становится основным видом изобразительного искусства.Любимыми образами в новгородской иконописи были святой Николай, пророк Илия, святые Власий, Флор, Лавр, Параскева Пятница, святой Георгий. Во всех изображениях сочетается и божественный аспект, и сказочность и чисто человеческое понимание сущности и идеи святости, подвига, мученичества.

В XV в. станковая живопись становится в Новгороде главным видом изобразительного искусства. Одним из любимых образов новгородских художников остается образ воина-змееборца Георгия, в котором они видят бесстрашного витязя, активного защитника Родины.

Свободное обращение с церковными канонами приводит к тому, что в ХV в. появляются иконы, в которых создается нечто вроде посмертного портретного изображения. Именно таким изображением можно считать икону «Молящиеся новгородцы», исполненную в 1467 г. по заказу боярина Антипа Кузьмина:

в верхнем ряду изображен семифигурный Деисус,

а во втором — предстоящие Христу молящиеся умершие члены семьи новгородского боярина: женщина и двое детей, мужчины разных возрастов в характерных русских одеждах — коротких подпоясанных рубахах и длинных накинутых на плечи кафтанах.

Рождество Христово

Первая половина XV века.

Покров Божией Матери.

Начало XV века.

В новопостроенном храме, в который ещё не были внесены идолы, Флор и Лавр вместе с обращёнными ими христианами совершили совместную молитву, а после этого уничтожили идолов, предназначенных для перенесения сюда.

Предание утверждает, что сразу после обретения мощей Флора и Лавра прекратился падеж скота. В связи с этим, на Руси эти святые почитались как покровители лошадей. В древних русских иконописных подлинниках указывается, что на иконах святые Флор и Лавр должны быть написаны с лошадьми.

Изображенные на иконе погонщики табуна разноцветных лошадей — святые мученики, родные братья - близнецы Спевсипп, Мелевсипп и Елевсипп жили во II веке в Каппадокии. Их обратили ко Христу их бабка святая Леонилла и святой пресвитер Венигн. Братья приняли святое Крещение и сокрушили идолов. Язычники воспылали к ним лютой злобой, отовсюду собрались начальники и стали допрашивать святых братьев.

Спевсипп, Елевсипп и Мелевсипп исповедали Христа перед судьями и отказались принести жертву языческим богам. Их связали по рукам и ногам, повесили на дереве и растянули так крепко, что их кости стали выходить из суставов, затем бросили связанными в костер, но они остались невредимыми, подобно трем отрокам в вавилонской печи, и славили Бога. Когда огонь погас, братья сказали мучителям: «Нам дана власть перейти ко Христу Богу нашему только тогда, когда захотим мы сами, но мы решили еще посмеяться в этой жизни над вашим безумием, хотя все-таки не замедлим явиться на небесный пир». Наконец трое братьев преклонили свои колена и, помолившись, предали Богу свои святые души. Тела их были погребены неподалеку от города, где впоследствии в их честь воздвигли храм, в котором совершались многие чудеса и исцеления).

Объединяет эти иконы, прежде всего редкостная ритмическая гармония и подчеркнутая внимательность к силуэту, в данном случае к силуэтам лошадей, которые никогда еще в Новгороде не трактовались с такой убедительной обобщенностью и тончайшей пластичностью, свойственной лишь искусству рублевской Москвы. Обе иконы с многоцветной и нюансированной красочной палитрой, геральдическими позами белого и вороного коней под седлами смотрятся как фантастически прекрасное видение. В целом, икона символизирует благословение на служение.

Композиция разделена на два регистра, характер композиционного решения которых различен. При этом, верхний регистр статичен, нижний – более динамичен.

Верхний регистр: три фигуры, центральная из которых – Архангел Михаил, находящаяся по центральной оси композиции иконы, Справа и слева от него – Св. Флор и Лавр в идентичных позах. В руках Архангела поводья коней, стоящих чуть ниже. Архангел передает поводья Св. Флору и Лавру.

Нижний регистр: пасомый тремя братьями из Каппадокии табун лошадей изображен динамично и реалистично. Скачущие кони — символ подверженного переменам мира, живущего по законам времени. Кони — символ дня и ночи, знаменуют бег времени.

Мученичество Флора и Лавра и братьев из Каппадокии символизирует единство служения и судеб.

Русь в образе «Чудо о Флоре и Лавре» видела благословение воинского, служения. Сам водитель светлого небесного воинства Архангел Михаил вручает святым мученикам поводья боевых коней. «Полк мучеников» главная сила в битве против диавола и слуг его на земле.

Искусство Новгорода оказывало огромное влияние на художественную жизнь обширнейших провинций, в частности северо-восточных и восточных. Произведения местных мастеров, отнюдь не однородные по стилю и пониманию художественного образа, известны под условным наименованием «северных писем». Их отличает упрощенность композиции, угловатая экспрессивность рисунка, суровая выразительность персонажей, в которых сквозь черты христианского святого порой явственно просвечивает какой-то мифологический, полуязыческий образ. Колорит «северных» икон не имеет новгородской звонкости. В нем преобладают мягкие, бледные или более насыщенные, плотные желтые, коричневые, синие цвета. Для всех икон «северного письма характерно определяющее влияние народного искусства. Прекрасными произведениями северной живописи XV в. являются иконы «Иоанн Предтеча в пустыне» и «Власий и Спиридоний».

 

Самыми замечательными памятниками этих «писем» являются несколько икон из праздничного ряда иконостаса, связываемого с Каргополем. «Снятие с креста» и «Положение во гроб» абсолютно цельны по силуэту и выразительности линий.

Если образно новгородскую школу отличали яркие цвета и лики святых, наделенные строгой, уверенной силы, то «северные письма» наделены монументальностью изображения, более сдержанными цветами, а образы полны скорби.

После присоединения Новгорода, к Москве его искусство еще долго сохраняет собственное художественное лицо и в архитектуре, и в иконописи. Но так или иначе новгородская школа вливается в итоге в русло общерусского искусства.

 

РУССКАЯ ИКОНА XIV – XV ВВ. ФЕОФАН ГРЕК.

Русское искусство XIV века

XIV век — «золотой век» новгородской монументальной живописи. Ее развитие осуществлялось на основе полностью сложившейся самобытной местной художественной школы и в самом тесном творческом контакте с приезжавшими на Русь живописцами византийско-славянского мира. Из последних прежде всего необходимо назвать константинопольского мастера Феофана Грека (около 1340 г. — около 1410 г.) и, вероятно, сербских мастеров, с которыми обычно связывают росписи церкви Спасо - Преображения на Ковалеве, а также Рождества на Поле.

Феофан Грек уже будучи знаменитым стенописцем, расписавшим более 40 церквей в различных странах, через Кифу (Феодосию) и Киев приехал в Новгород.

Феофан Грек был одним из величайших живописцев. Наделенный необыкновенным художественным темпераментом, неповторимо индивидуальной творческой манерой, острым и проницательным умом, он легко завоевывал сердца своих современников. На Руси Феофана называли «философом». Выдающийся русский средневековый писатель Епифаний Премудрый, встречавшийся с художником, рассказывает об удивлении людей, наблюдавших за его работой. Их восхищала небывалая для иконописца свобода творчества, позволявшая Феофану обходиться без иконографических «образцов», его способность работать, находясь в постоянном движении, не прерывая разговоров с любопытными, окружавшими его даже на лесах храма. Если верить Епифанию, Феофан к концу своей жизни расписал более 40 церквей в различных землях и странах.

И вот в 1378 г. этот «преславный мудрок, зело философ хитр, Феофан, гречин, книги изограф нарочитый и живописець изящный во иконописцех» (характеристика Епифания) оставил свой первый след на Руси.

В Новгороде в 1378 году по заказу боярина Василия Даниловича Мошкова и уличан Ильинской улицы он расписал церковь Спаса Преображения.

Христос Пантократор в окружении архангелов и серафимов, взирающий на людей, — в куполе, праотцы и пророки — в барабане (Мельхиседек, Ной, Авель и пр.), Евхаристия и святительский чин — в апсиде (все сохранилось фрагментарно). Часть фигуры Богоматери из «Благовещения» — на южном алтарном столбе, частиевангельских сцен — на стенах и сводах, а также роспись в северо-западной камере на хорах - ветхозаветная «Троица», изображения святых и пяти столпников — дают представление о Феофане—монументалисте.

Неизгладимое впечатление в этой росписи производит прежде всего образ Вседержителя в куполе, преисполненный энергии и гнева будущего судии. Это самое «ярое око» русской средневековой живописи. Оригинальна иконография фресок барабана, в котором Феофан изобразил шесть ветхозаветных праведников, пророка Илью и Иоанна Крестителя. Перед нами как бы экран ветхозаветных добродетелей, предуготовивших, по мысли Феофана, евангельскую церковь:

— чистый и мудрый до грехопадения Адам и активный носитель добра Авель; мудрый Сиф, через которого «предана» людям грамота, и особенно угодивший Богу и «преложенный» им от смерти Енох; «закваска» и «начало» человеческому роду после потопа — Ной и «царь правды» Мельхиседек; нестяжательный Илья, не имевший ничего кроме милоти (Милоть — одежда из овечьей шкуры) и бывший богаче царей, и Иоанн Предтеча, вся жизнь которого была воздержанием, «одним великим постом».

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.200.4 (0.014 с.)