Социально-психологические механизмы театрализованного праздника и обряда



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Социально-психологические механизмы театрализованного праздника и обряда



 

Театрализованные праздники и обряды — это многогранное общественное явление, отражающее жизнь каждого человека и общества в целом. Являясь неотрывной частью социальной жизни, они соизмеряют с ней жизнь личности и выступают как особый вид человеческой деятельности, выражающей гармонию человека и обществ или стремление к ней.

Для каждого человека праздник связан с особым праздничным состоянием, которое и побуждает его к участию в том или ином театрализованном празднично-обрядовом действии. Ощущение праздничности — это ощущение радости, бодрости, приподнятости духа. Однако этого недостаточно для полной характеристики праздничности. Чрезвычайно важны социальные мотивы. Понятия «праздник» и «праздничность» неразрывны и представляют со бой диалектическое единство. Праздничность или праздничное настроение есть конкретный отклик каждого человека на праздничное событие.

Это положение чрезвычайно важно подчеркнуть, так как некоторые буржуазные ученые-идеалисты отрывают друг от друга эти понятия, рассматривая «праздничность» как особую духовную реальность, существующую независимо и первичную по отношению к празднику. Вопрос, таким образом, поставлен с ног на голову: праздничное настроение многих людей, появившееся неизвестно откуда, создает явление праздника, а не наоборот.

Это в корне неверно, ибо нельзя поставить перед человеком цель — испытай то или иное чувство. Такого прямого пути к чувствам нет, он идет косвенно через переживания, через создание такой психологической ситуации, которая способствует возникновению отношения человека к явлению, событию. Именно в такой психологической ситуации у человека проявляются ситуативные эмоциональные потребности, которые в данный момент занимают, волнуют, приковывают к себе внимание, побуждают к участию в действии.

Многолетние наблюдения, анализ и систематизация мотивов участия в том или ином театрализованном действии позволяют выделить основные такие потребности. Прежде всего это стремление к всеобщему ощущению, к одной цели. Праздники и обряды всегда связаны с переломными, этапными моментами в жизни природы, общества, человека. Именно эти моменты, выраженные в конкретных театрализованных праздниках и обрядах, и создают специфическую праздничность. Чем значительнее событие, лежащее в основе праздника, тем больше потребность у человека ощутить свою причастность к нему, выразить свое отношение, объединить свои чувства с чувствами других людей, своего народа, всего человечества. Ощущение личной причастности к событию — побудительный стимул к действию вместе со всеми, с массой.

Это ощущение в свою очередь рождает у человека потребность в широком социальном общении, которое основано на причастности к празднику и представляет собой возможность проявить себя в театрализованном действии. Потребность в широком социальном общении в рамках конкретной событийной общности — другая важная черта праздничности как особого состояния человека.

Наконец, праздничность характеризуется особым общественным настроением торжества, радости, оптимизма, которое вызывается коллективными эмоциями, возникающими в праздничном общении и рождающими заряд созидательной энергии масс. Общественное настроение накладывает отпечаток на поведение значительных слоев общества, классов и даже народов. Оно создает одновременно и атмосферу праздничности, и определенный психологический настрой, окраску праздников и обрядов, что оказывает существенное влияние на сам момент их реализации, на выбор жанра театрализованного действия.

Анализируя пути реализации праздничной ситуации, т.е. ее превращения в театрализованное действие как особый вид социально-культурной деятельности, следует обратить внимание на феномен праздничного общения, который исследован пока еще недостаточно. Очевидно, в дальнейшем он будет одним из центральных в проблематике социально-психологического изучения праздников и обрядов. Общение в условиях празднично-обрядового действия имеет свою специфику, которая выражается, в частности, в своеобразном сочетании массового и межличностного, регламентированного и свободного общения.

В самом деле, праздник — это всегда событие для каждой отдельно взятой личности. В структуре психического настроя личности, выдвинутой Б. Д. Парыгиным, нас особенно интересует ситуативный настрой, тесно связанный с условиями повседневной жизни и деятельности человека, с потоком жизненных событий и впечатлений и, что очень важно, окрашенный эмоционально 113. Ситуативный настрой в значительной степени влияет на самооценку и оценку личностью того или иного события, получаемой информации, окружающих его людей. Нетрудно заметить, что по отношению к празднику ситуативный настрой может выражать праздничную ситуацию на уровне отдельно взятой личности. При этом большое значение имеет социальная позиция личности, связанная уже не с ситуативным, а с константным психическим настроем, влияющая на отношение к театрализованному действию и создающая установочную ориентацию.

Итак, установка и психический настрой личности каждого будущего участника являются основой праздничного общения. Они актуализируются в сходном комплексе ожиданий и создают общность отношения к данному событию — ситуативную общность, стимулируя тем самым взаимодействие участников праздника, т. е. их общение.

Речь идет прежде всего о свободном личностном общении, зависящем от склонностей и характера каждого. Известное положение о том, что в праздник хочется быть на людях, поделиться своими чувствами, каждый реализует по-своему, выбирая себе объект для общения среди родных, друзей, товарищей по работе, учебе, отдыху и т. д.

Общность участников театрализованного действия во время праздника как макроструктура предполагает множество микроструктур, являющихся средой личностного общения. В качестве таких микроструктур выступают семья, трудовой или учебный коллектив, общественная или культурно-просветительная организация, группа, объединенная сходными интересами, типом совместно проводимого досуга, наконец, группа, которая, кроме общего отношения к празднуемому событию, объединяется особым отношением, связанным со сходным социальным опытом, например ветераны войны.

Организаторы театрализованного действия обязательно должны учитывать необходимость личностного общения как его основы и предусматривать условия для такого общения. Именно в силу этого важным требованием к замыслу театрализованного действия является дифференцированный подход к участникам праздника не только по возрасту, социальному положению, образованию, но и, насколько это возможно, по интересам, типу досуга, жизненному опыту. Сценарист и режиссер должны ясно представлять себе социально-психологический настрой празднующей ситуативной общности и опираться на ее потребности при рождении замысла театрализованного действия.

Своеобразие праздничного общения состоит в том, что оно сочетает межличностное общение с массовым. Массовое общение в театрализованном действии — не механический момент. Оно не рождается простым суммированием общающихся людей, а предполагает общность их социальных позиций и эстетических переживаний, в первую очередь в общественном настроении. Феномен общественного настроения имеет первостепенное значение для социально-психологической ситуации празднично-обрядового действия, ибо в основе последнего всегда лежит именно общественное настроение большой группы людей.

Акцентируя еще раз внимание на том, что общественное настроение всегда социально и носит групповой характер, так как связано с общественной жизнью людей и идеологией, подчеркнем, что оно является важнейшим фактором, побуждающим людей к деятельности. По сути своей театрализация как раз и представляет собой тип социально окрашенного и художественно оформленного праздничного действия больших человеческих общностей под влиянием сложившегося общественного настроения.

Сочетание личностного общения с групповым и массовым предполагает в каждом празднике сложную внутреннюю систему контактов. Мы видим, что праздничное общение — это чрезвычайно широкий, многоплановый процесс. В рамках театрализованного действия оно отличается от общения в театре, проходящего в основном лишь по линии сцена — зритель и не предполагающего межличностных и групповых контактов. Успех празднично-обрядового действия в очень большой степени зависит от того, насколько предусмотрены в его сценарно-режиссерском замысле возможности общения, межличностных и групповых контактов. Именно активное общение превращает зрителей в участников театрализованного действия во время праздников и обрядов.

Понимание театрализованного действия в рамках праздника как взаимовлияющего и взаимодействующего синтеза межличностного и массового общения позволяет ставить вопрос о широком использовании механизма социально-психологического или эмоционального заражения в празднике как об организованной, а не стихийно-бессознательной форме коллективного поведения людей.

Конечно, многократное усиление эмоционального настроя всегда таит в себе известную опасность манипулирования. Однако здесь большое значение приобретают отмеченные нами выше моменты установки и ситуативного психического настроя личности, рождающие потребность в эмоциональном контакте с другой личностью, в сознательном приобщении к коллективной и эмоциональной деятельности.

Нельзя также забывать, что общение в театрализованном действии всегда ценностно ориентировано и несет в себе наряду с определенной информацией предписания в отношении к ней. С точки зрения пропагандистского воздействия, театрализация представляет собой программирование социально значимых идей, выработку типа поведения по отношению к ним и создание условий для стимулирования конкретной реакции.

Эмоциональное восприятие идей усиливается атмосферой коллективизма, превращающейся, в свою очередь, в мощный стимул психологического воздействия на массы. В этих условиях предметом передачи в процессе социально-психологического заражения становится не спонтанно возникающая абстрактная эмоция сама по себе, а осознанное отношение к определенной ценности, волеизъявление масс, оценка тех или иных событий, которые стали основой праздничной ситуации.

Для сценаристов, режиссеров и организаторов праздника из всего сказанного следует несколько очень важных выводов.

Прежде всего социально-психологическое заражение осуществляется через восприятие при непосредственном общении человека с окружающими людьми, а также через эмоционально окрашенные переживания. Стремление превратить эмоцию по поводу того или иного события в средство воздействия на других людей всегда было заметной педагогической и сценарно-режиссерской тенденцией в театрализованных праздниках. Чем ярче, масштабнее и значительнее личность героя или героев праздничного действия, тем большую симпатию вызывает она у аудитории, тем больше потребность в подражании или идентификации с героями праздника, превращающая заражение в более осознанный социально-психологический процесс. Причем у театрализованного празднично-обрядового действия здесь чрезвычайно большой диапазон возможностей — от использования реальных героев до превращения в героев целого коллектива людей.

Стремление многократно усилить и передать через реально действующих лиц чувство солидарности, радости, скорби — важная социально-психологическая тенденция праздника. Она требует превращения самой празднующей общности в коллективного героя театрализации. При этом театрализованное действие всегда имеет реальную основу, использует реальных героев, а задача сценариста и режиссера состоит в том, чтобы все это художественно оформить, эмоционально усилить звучание реального образа.

Эта задача имеет свою теоретическую предпосылку, вызываемую специфической природой социально-психологического заражения. Анализируя механизм заражения, исследователи справедливо подчеркивают, что присутствие других людей не создает эмоциональной реакции, а лишь облегчает, усиливает, взаимостимулирует ее 114. Естественно, что эта первичная реакция как основа заражения не привносится извне, а вызывается определенной ситуацией, которая связана с той или иной эмоцией или переживанием, т. е. имеет реальную основу. Следовательно, реализуя праздничную ситуацию в театрализованном действии, мы должны опираться на эту реальную основу эмоциональных переживаний личности, а в качестве основных действующих лиц выбирать саму эмоционально настроенную массу — ситуативную общность, особо выделяя из нее тех, кто наиболее ассоциируется с празднуемым событием. Расхождение театрализованного действия с реальной основой служит исходной точкой для возникновения ощущения фальши. Именно по этой причине можно часто наблюдать, как включенное в праздник либо обряд театральное действие или игровой эпизод даже при очень высоком художественном качестве оставляет людей равнодушными, не вызывает коллективной эмоциональной реакции, а появление участников того или иного празднуемого события, шествие героев торжества, даже недостаточно ярко и интересно художественно оформленные, вызывают эмоциональный взрыв.

Следует, однако, сказать, что сама по себе личная эмоциональная настроенность многих людей не создает эффекта заражения. Необходим толчок для эмоционального взаимодействия массы. В качестве такого толчка выступает индукция эмоций. По мнению выдающегося ученого-психолога В. М. Бехтерева, «прямая индукция является одним из факторов, которые действуют в каждом собрании, как в едином коллективе, объединенном одним общим настроением или одним лозунгом» 115. Именно индукция устанавливает подобие, представляет собой объединяющий фактор, синтезирует эмоциональную реакцию массы.

Понимание механизма индукции чрезвычайно важно для сценариста, режиссера и организатора театрализованного действия. Многолетние наблюдения дают возможность сделать вывод о том, что праздничная ситуация, вызывая в человеке особый настрой, не всегда, однако, делает его социально активным. Очень часто эмоциональный настрой формирует в человеке внутреннюю готовность, предрасположение к определенной реакции на происходящее, к определенному действию, однако не саму реакцию, не само действие. Прямая индукция как дополнительный стимул, способствующий переходу эмоциональной готовности в праздничное действие, побуждает к той или иной реакции, к тому или иному виду социально окрашенного действия, призывает объединить и выразить те же чувства, что и окружающие люди.

Участвуя в течение ряда лет в практической организации театрализованных праздников ленинградской молодежи, автор убедился, что для такой однородной аудитории, со сходной установкой, как актив комсомольской организации, бойцы студенческого строительного отряда, учащиеся профтехучилищ, молодые рабочие, необходимо предусмотреть в сценарно-режиссерской разработке приемы, позволяющие реализовать готовность к действию, праздничную активность массы, особенно в рассредоточенном пространстве улицы, площади, стадиона, дворца спорта, большого концертного зала. Так, многократно в различных вариантах был использован прием театрализованного рапорта-переклички, как раз и выполнявшего роль прямой индукции, вызывающей и многократно усиливающей потребность в едином коллективном действии. Очень часто в качестве прямой индукции, содержащей предписание действия, может выступать удачно выбранное стихотворение, песня, фрагмент из спектакля или кинофильма.

Обычно подобного рода театрализованные действия программируются сценарным замыслом в прологе либо финале праздника и выполняют, кроме своего прямого индуктивного назначения, еще и важную интегративную функцию, усиливая групповую сплоченность празднующей массы.

Рассмотрение процесса социально-психологического заражения в театрализованном действии требует акцентировать внимание на том, что, стимулируя и интегрируя эмоциональную реакцию аудитории, необходимо в дальнейшем ее постоянно интенсифицировать. В этом плане большое значение для организатора массового праздника приобретает среди других механизм круговой реакции. Его следует рассматривать как взаимостимуляцию, при которой эмоциональная реакция одного человека стимулирует других и, возвращаясь к нему же обратно, усиливает его собственные эмоции. Принимая круговую форму, такая взаимостимуляция путем отражения чувств друг друга интенсифицирует эти чувства.

Наблюдения показывают, что механизм круговой реакции особенно эффективно проявляет себя в условиях театрализованного праздника, в больших человеческих общностях, когда уже самой его исходной точкой является не столько эмоциональная реакция индивидуума, сколько коллективная эмоциональная реакция одной из групп внутри празднующей общности, обладающей большой силой воздействия,

В празднике социально-психологическое заражение посредством круговой реакции происходит по линии: личность — группа — общность. Оно заключает в себе множество взаимовлияний, контактов, интегрирующих эмоциональный настрой и обеспечивающих праздничное общение. Причем основные механизмы заражения обязательно должны учитываться в сценарном замысле театрализованного действия и реализовываться в процессе его режиссерского воплощения.

Социально-психологическое заражение — чрезвычайно эффективное пропагандистское оружие в руках сценаристов и режиссеров театрализованных праздников и обрядов. Однако история знает много примеров его успешного использования в целях пропаганды, самых реакционных идей. Именно поэтому на организаторах празднично-обрядового действия лежит огромная идеологическая ответственность.

Праздник одновременно обращен ко всей массе участвующих в нем людей и к каждому из них в отдельности. Участники его, как правило, ощущают себя органичной частью данной общности и почти синхронно реагируют; на происходящее действие и предлагаемую информацию. А это, в свою очередь, позволяет опираться в методике театрализации не столько на индивидуальность каждого, сколько на типичное и уникальное, что отличает конкретную общность людей.

В своем предельно широком смысле общность предполагает единство общечеловеческих признаков и охватывает любую совокупность индивидов, способных к общению друг с другом. В более же узком понимании такая общность — это объединение различных групп людей в; какие-то постоянные или временные формы совместной социально-психической деятельности (аудитория публичной лекции, зрители в театре, на концерте, в кинотеатре, болельщики на стадионе, пассажиры в автобусе и т. д.).

Нас интересует еще более узкий смысл общности, обозначающий уже не случайную совокупность общающихся индивидов, а группы людей, объединенных устойчивыми социальными признаками, безотносительно к тому, наблюдается или не наблюдается между ними непосредственная межличностная связь (народы, классы, люди одной профессии, праздничные коллективы и т. д.). В понятие общности в этом смысле вкладывается и характеристика внутренней духовной солидарности общающихся, уровень их единения и взаимопонимания.

Степень интеграции, сплочения, внутригрупповой солидарности, взаимопонимания и взаимодействия членов общности находится в прямой зависимости от целевых установок, порождающих совместную деятельность, от единства интересов, стремлении, духовных ценностей, стимулирующих сплочение людей и создающих на короткое праздничное время ситуативную коллективную общность людей116.

Разумеется, в силу комплексного характера самого театрализованного празднично-обрядового действия его складывающаяся общность неоднородна. В нее могут входить и те, кто просто ищет развлечения в красивом зрелище, и те, кто составляет праздничную толпу. Однако лицо ситуативной общности определяют не эти случайные образования, а основная группа участников, объединенная целью в театрализованном действии, стремящаяся к коллективной организации на основе праздничной ситуации. Такая ситуативная коллективная общность, являясь героем и главным участником того или иного театрализованного действия, не только предопределяет его структуру, но и оказывает большое воспитательное воздействие на сопутствующие общности.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.11.178 (0.011 с.)