Театрализованные гражданско-личностные праздники и обряды 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Театрализованные гражданско-личностные праздники и обряды



 

Говоря о потребности в празднично-обрядовом действии необходимо подчеркнуть ее ценностную ориентацию. Идея ценностей, являющаяся формой утверждения специфически человеческого начала, может быть бесспорно соотнесена с уровнями праздничной ситуативности — всесоюзной, региональной, конкретного производственного коллектива, личности. Ибо есть ценности общечеловеческие, есть — принадлежащие социальной группе (нации, классу и т. д.), а есть и сугубо личные. При этом следует акцентировать внимание на том, что отношение к этим ценностям всегда выражается эмоционально. Такие ценности есть у каждого человека и они для него — святыни. Оговоримся, что сегодня, когда в нашем социалистическом обществе мы начали говорить наконец о милосердии, следует, наверное, открыто говорить и о благоговении — благоговении перед святыней. Святыни в таком понимании имеют светское, а не религиозное происхождение и несут в себе конкретную событийно-историческую основу, потеряв которую мы можем превратиться в «непомнящих родства», опуститься до животного уровня. Благоговейное отношение к ним и есть основная ценность, закладываемая в раннем детстве, проносимая затем через всю жизнь.

Если проанализировать событийный праздничный календарь советского человека, то окажется, что в нем существует большое количество ситуаций, ценностно значимых именно в гражданско-личностном плане, затрагивающих каждого из нас лично. И если праздничное действо имянаречения для главного виновника неосознанно, и он узнает о нем лишь по фотографиям родных и близких во время обряда да по памятной медали, то праздники первого звонка, вручения паспорта, выпуска из школы, проводов в ряды Советской Армии, посвящение в студенты или рабочие, проводы на заслуженный отдых предполагают гражданско-личностную позицию реальных героев. В данном случае их потребность в действии мы рассматриваем как форму осознанного переживания, выступающую источником развития активности личности, предпосылкой для граждански зрелой деятельности в достижении общественно значимых целей.

Проводимый в Комсомольске-на-Амуре гражданско - личностный праздник «Венок обрядов и ритуалов» является своеобразной демонстрацией зримой преемственности поколений. Соединив в театрализованной форме такие обрядово-ритуальные действия, как имянаречение, прием в октябрята и пионеры, вручение комсомольского билета и советского паспорта, помолвку и регистрацию брака, серебряный и золотой юбилеи, организаторы праздника наглядно показывают органичное сочетание личностного по содержанию обрядового действия с гражданской значимостью театрализованного праздника. Это коллективный портрет настоящего и будущего Комсомольска-на-Амуре, в котором через личностное событие каждого участника обрядово-ритуального действия выражается глубокое гражданственное звучание всего праздника.

Можно констатировать, что гражданско-личностное в таком театрализованном действии заключено в особом способе передачи норм поведения, духовных ценностей новым поколениям и связано это действие с кульминационными, узловыми событиями жизни каждого человека. Основой праздника при этом становятся советские обряды и ритуалы.

Одним из важнейших направлений гражданско-личностных театрализованных праздников являются семейные. Они носят своеобразный интимный, сугубо личностный характер, обусловленный целым рядом исторических и национальных традиций, конкретным нравственно-этическим опытом. Однако нельзя при этом не учитывать общественно-социального значения семейных праздников.

Именно с позиций сочетания личностного и гражданского начал, общественного звучания идет разработка системы театрализованных семейных праздников в Ленинграде с середины 70-х годов. В частности, 18 октября 1975 г. впервые в Советском Союзе был открыт Зал свадебных торжеств, переросший с годами в целую систему Домов свадебных торжеств. С 1977 г. стал функционировать Зал юбилеев трудовой славы, объединяющий в замысле обрядового действия годовщины двух дат в жизни людей: дня рождения и определенного этапа трудовой, творческой деятельности.

Основой театрализации всех проходивших обрядов стала импровизационная основа, в центре которой стоял многогранный облик конкретного человека — главного героя торжества. Однако при этом выдерживался выстроенный каркас сценария, несущий основную смысловую нагрузку. Благодаря этому определенная стереотипность ритуального действия насыщалась яркой, воздействующей на эмоции символической образностью. Такой обрядовой символикой, цементирующей все театрализованное действие, стали: камин — символ семейного очага, стилизованные молот и наковальня — символ осмысленной трудовой деятельности, слайдовый стоп-кадр — символ запечатленного в памяти мгновения жизни.

Кульминация юбилея трудовой славы — доказательство крылатого выражения: «Человек — кузнец своего счастья». Это символическое игровое действие «посвящение в кузнецы». Юбиляру надевают расписной передник мастера, вручают молот и предлагают тройным ударом по наковальне выбить свой автограф. Так появляется памятная медаль, которая торжественно вручается юбиляру; распускается огромный букет стеклянных цветов, ассоциирующийся со сказочным цветком из сказки Бажова, воспевающим красоту человеческого труда.

Основа сценария молодежной свадьбы — семейный очаг. Этот огонь, который должен постоянно поддерживаться в семье, символизируя собой вечную любовь и труд, становится камертоном всего действия.

Распиливание бревна тупой пилой с надписью «Терпенье и труд все перетрут», зажжение объединяющего молодых общего очага-камина — это пришедшие к нам из далекого прошлого символические действия, которым придавалось магическое значение. В сегодняшнем быту, оставив языческую форму единения у огня, свадебный обряд использует этот символический очаг как возможность вовлечения в игровое действие участников торжества, как прием театрализации.

Автору довелось сотни раз проводить свадебные торжества, программируя линию вовлечения в игру участников обряда. Театрализованное действие строилось как большой разговор-напутствие у семейного очага об истинных ценностях человеческой жизни, о предстоящем семейном пути, который не легок и не прост, требует усилий, а порой и борьбы. Основой семейного пути являются три столпа, без которых осилить его практически невозможно: родители, друзья и товарищи, ну и, конечно, находящийся рядом любимый и любящий человек. Эти три столпа с помощью театрализованного игрового действия становились узловыми точками в свадебном обряде.

На расшитом рушнике выносят свидетели румяный каравай хлеба. Начинается шутливый выбор главы семьи и ритуал породнения домов жениха и невесты.

 

...Каравай примите,

Пополам разломите.

Чья полоиина больше,

Тот и глава семьи.

 

Определив главу семьи, тамада предлагает по старинному обычаю обнести хлебом гостей со стороны невесты — жениху, а со стороны жениха — невесте. После этого родители молодых приглашаются в центр зала, где у семейного очага-камина и происходит породнение семей.

...Живите весело и дружно,

Решайте общие дела,

Поспорьте, если это нужно,

Но помните, что вы теперь —

Одна СЕМЬЯ!

Молодым и их родителям горько!

 

Говоря о замысле театрализованного обряда, необходимо оговориться, что повторение ритуального действия не будет восприниматься как шаблон, если за ним не стоит стереотипность художественного мышления. П. М. Ершов очень точно подметил, что от штампов предохраняет, в сущности, только увлекающая, позитивная и достаточно значимая цель130. Коварство штампов заключено в их «благородном происхождении». Любой из них был когда-то художественной находкой, достижением таланта и интуиции. Находка эта превратилась в штамп в тот самый момент, когда перестала служить тому, ради чего была найдена. Форма вступила в конфликт с содержанием действия. Перерождение в штамп — это перерождение в назначении, а не повторяемость того или иного приема, сценарного хода, образного эквивалента, символического действия.

Ни у кого многие десятилетия не возникает даже мысли, что повторяемость красочного ритуального действия зажжения факела олимпийского огня является штампом. Каждый раз это эмоционально наполненное реальное действие, которого ждут миллионы людей во всем мире.

С трепетной святостью относимся мы к такому символу, как Вечный огонь. Но вот при использовании факела с Вечным огнем в свадебном ритуале форма вступает в конфликт с содержанием. И сразу же происходит перерождение в назначении символа, рвутся связи в его ассоциативном осмыслении через жизненный опыт конкретной общности людей. И возникает чувство протеста, скованности, неловкости, когда, моделируя современный свадебный обряд, нам рекомендуют внести частицу этого огня в дом: «Возьмите частицу этого пламени как символ неугасимой жизни, чистоты и верности Советской Родине». Уместен ли горящий факел, даже действительно зажженный от мемориалов боевой славы, во время свадебного застолья? Да и в спальне молодых он выглядит несколько инородным телом, а ведь сохранять его в семье как памятную реликвию и украшение интерьера в квартире рекомендуют нам авторы разработанного на Украине обряда. Не убеждает и их утверждение, что факел вызывает у людей ассоциацию с проведением олимпиады, так как форма и содержание здесь в отличие от спортивного форума вступают в явно выраженный конфликт131.

Аналогичное перерождение под эгидой борьбы нового содержательного наполнения обрядового действия со старым происходит и при проведении безалкогольных свадеб, когда сдвигают бокалы с морсом или квасом и кричат после их распития «Горько!». Думается, что поиск нового содержания должен неминуемо вести и к новой форме свадебного действия — без бокалов и тостов. И здесь возможности театрализации поистине безграничны.

История театрализации свадебного обряда позволяет проследить его развитие как сложную драматургическую игру. В ней символическое игровое действие, образные обобщения органично переплетались с реальностью. В свадьбе все необходимо было «разыграть», что и родило выражение «сыграть свадьбу». К сожалению, сегодня, «изобретая велосипед» безалкогольных свадеб, организаторы театрализованного действия не используют имеющийся богатейший исторический опыт различных регионов нашей страны, в частности недооценивают фольклорное начало в построении ритуалов.

В современной свадьбе фольклору принадлежит очень важное место, ибо он дает обряду содержательное наполнение, насыщает его символическими действиями, игрой, торжеством и весельем. Опыт показывает, что там, где нет такого содержательного наполнения, свадебный обряд теряет всякий смысл, превращаясь в обычное времяпрепровождение с обжорством и пьянством.

Такое проведение свадеб в последние годы подвергается острой критике. При этом прямо указывается, что причина недостатков кроется в отрыве свадебных обрядов от народных традиций, фольклора. Подчеркнем, что, не обладая культурой традиций, как духовных, так и материально-бытовых, можно легко извратить их современные организационные формы. Ложное истолкование, забвение, недооценка традиций есть следствие и признак отсутствия культуры. Классическая литература, народная память предлагают нашим современникам множество прекрасных традиционных форм. Однако они далеко не всегда берутся за образец. В результате признаком «хорошего тона» становится показная, слепящая глаза роскошь сервировки стола. Причем подается все это как свидетельство верности «наследию предков», как проявление истинно «национального духа».

Фольклор, впитывающий веками традиционное свадебное действо, может дать современному обряду не только репертуарно-содержательное наполнение, но и насытить его традиционной игрой, символикой, способными превратить свадьбу в яркий спектакль театра жизни. Именно в этом духе следует совершенствовать сегодня свадебный обряд.

Примером такого праздничного действа может служить замысел театрализованной свадьбы с участием актеров уличных театров Европы, пришедших в составе «Каравана мира-89» в Ленинград (автор сценария А. Д. Силин).

 

Площадь у Казанского собора празднично украшена. На колоннах фата с цветами, черная бабочка и лацканы фрака с хризантемой в петлице. На статуи Кутузова и Барклая де Толли через плечо надеты ленты, как у регистраторов в ЗАГСе. По фронтону лозунг «Горько!»

От Дворцовой площади начинается шествие 40 женихов, а от площади Искусств — 40 невест. Они движутся по Невскому проспекту навстречу друг другу. Впереди колонн, усыпая путь лепестками цветов, идут дети. За ними ведут под уздцы белых и черных лошадей, а далее едут старинные карсты, облепленные клоунами и скоморохами. Замыкают колонну гости праздничного действа.

У Казанского собора бьют колокола, летит с крыш конфетти. Когда женихи и невесты встречаются, стреляют пушки, выступает детский хор. Поднимаются громадные ворота из рушников, раскатывается дорожка. Появившийся мажордом с булавой громогласно приглашает пары новобрачных па ступени под колонны. Заключают это шествие карнавальные задумки. Идут на ходулях огромные жених и невеста, фату и фалды фрака которым несут дети. На двух кроватях едут молодожены. Когда кровати смыкаются, из-под одеяла невесты бегут еще несколько женихов. Начинается драка подушками, летят пух и перья. Появляется беременная невеста-великан и малюсенький жених. Когда их руки соединяются, живот лопается, валит дым, из-под фаты бегут малыши. Жених и невеста везут коляски с детьми, также одетыми в свадебное наряды.

А затем молодожены и гости спускаются с моста и садятся на прогулочные теплоходы. Свадьба плывет по рекам и каналам в ЦПКиО им. С. М. Кирова. Огромные куклы дарят при входе в парк молодоженам цветы, ставят на лоб печать «Каравана» со словом «Брак». Продолжается яркий театрализованный праздник, наполненный фольклорно-игровым, песенно-танцевальным, ритуальным действием.

 

Мы видим, что современный свадебный обряд ничего общего не имеет с обрядом свадьбы далекого прошлого. Но как прежде, так и теперь обряд этот остается народным действом. Праздничность, торжественность момента была самой характерной для старого обряда народной свадьбы при всей сложности и даже драматичности многих элементов. Именно поэтому в свадебном обряде много песен, музыки, танцев и плясок. И большинство песен, особенно величальные, сопровождаются неудержимой удалой пляской.

Вот это и роднит современный свадебный обряд со старым. Не случайно именно величание с его песнями и плясками частенько сопровождает современную свадьбу. В свадьбах многих северных областей был красивейший ритуал «елочка». Девушки приносили на свадьбу украшенную елочку, ставили ее посреди избы, вокруг нее водили хоровод, пели песни и плясали. В Чуковском сельсовете Сокольского района Вологодской области этот ритуал сохранился до сегодняшнего дня.

Жизненность некоторых ритуалов свадебных обрядов далекого прошлого объясняется тем, что в них отразилась особенно ярко попытка театрализации жизни народа. В этом мы видим причину неоднократных попыток поставить старинный свадебный обряд силами художественной самодеятельности.

Первая и наиболее удачная попытка постановки старинной свадьбы относится к началу двадцатых годов. Учитель деревни Добручи Гдовского уезда Псковской области Захар Петрович Савельев поставил инсценировку «Гдовская старина»132. Вся постановка была создана на народных песнях и плясках. Она начиналась с деревенских посиделок, превращавшихся в гуляние молодежи, на котором выделялась пара влюбленных. Нареченные жених и невеста — оба красавцы, оба из бедных семей. Но их счастье разбивает старый, богатый вдовец, за которого отдают родители свою дочь силой. Из показа всех этапов свадьбы у невесты и жениха и состоял этот спектакль, вобравший в себя десятки песен, причитаний, частушек, плясок. Интерес к обрядовому фольклору народных свадеб был столь велик, что «Гдовская старина» продержалась в репертуаре коллектива около двадцати лет, до самой Великой Отечественной войны.

Свадебный обряд таит в себе громадные возможности поиска содержательной основы современной молодежной свадьбы за счет умелого использования накопленных годами ритуалов, песен, танцев. Ведь в свадебном обряде соединены ритуалы календарные, бытовые, игры и импровизированные каламбуры свах и дружков. Все это требует глубокого изучения, чтобы стать украшением современной свадьбы, которая многих не удовлетворяет в силу своей малоподвижности и молчаливости, отсутствия праздничности действия.

Создание ансамблей свадебных песен, воспитание и обучение ведущих обрядового театрализованного действа — вот путь поднятия авторитета организаторов гражданско-личностных праздников. К сожалению, попытка опоры на традиции обрядового действия сплошь и рядом сталкивается с недостаточно глубокими знаниями большого многообразия фольклора, используемого па посиделках и игрищах. Часто все зависит от памяти одной-двух старушек. И интереснейшие стороны традиционного быта народа остаются вне поля зрения организаторов гражданско-личностных праздников.

Опыт показывает, что насыщение свадебного обряда фольклором превращает его именно в массовое театрализованное действо. Созданный в Ленинграде вариант свадьбы отводил главенствующую роль соединению сегодняшнего свадебного ритуала с подлинно народными элементами, в которых отразились лучшие черты семейно-бытовой жизни народа, его национальный дух, история, культура, мораль. Здесь и ритуальные действия жениха и невесты, «дружек», цветовые символы, величальные песни и «породнение» семей, «дары», шуточные и грустные сценки. Питейные традиции перестали играть ключевую роль и отступили на второй план. Свадьба стала, с одной стороны, личным праздником молодежи, с другой — праздником общности родных и друзей.

Говоря о гражданско-личностных праздниках следует подчеркнуть, что не только традиционные обряды совершенствуются благодаря театрализованному фольклорному наполнению, органичному соединению истории с сегодняшним днем, но и современные советские общественные и трудовые обряды. Такие, например, как посвящение а рабочий класс. Давая выход радости, чувству удовлетворения достигнутой целью, этот обряд, благодаря своей идейной и эмоциональной направленности, вызывает у человека чувство гордости за свою профессию, стимулирует ответственность за порученное дело. Трудовой фольклор соединяется в ритуальном действии с современным художественным осмыслением труда, новой трудовой образностью, показом реальных героев — передовиков производства.

Органичность соединения старого и нового обеспечивается здесь за счет того, что в центре художественного осмысления как в фольклоре, так и в современной ритуалистике стоит труд. При единстве идейного содержания и общности основных элементов ритуала посвящения в рабочие на гражданско-личностных праздниках, проводящихся у различных народов, он всегда приобретает местные, национальные черты. Так, на празднике урожая этот церемониал связан с местными условиями трудового процесса: сбором хлопка в среднеазиатских республиках («Пахта байрами»), праздником дынь («Кавун сайхи») в Узбекистане, проводами животноводов на полонину в Закарпатской области УССР, праздником виноградной лозы («Сэр-бэтаря вицей де вие») в Молдове и т. д.

Внедрение фольклора в современные гражданско-личностные праздники и обряды повсеместно превратилось в одно из главных направлений его использования в театрализованных формах художественно-массовой работы. Соединение фольклора с современностью дает толчок к созданию новых форм и модернизации старых, способствует художественному осмыслению современности с позиций исторических, как бы синтезирует вчерашний и сегодняшний день, старое и новое.

Это очень заметно при анализе гражданско-личностной направленности праздника «Ртвелли» — кампании по уборке урожая винограда, которая становится на короткий срок делом всей Грузии. В театрализованных мероприятиях, сопровождающих эту кампанию, органично соединяются народные песни, танцы, трудовые сюжетные игры, ритуалы с современной наглядной агитацией, митингами, шествиями, репортажами, подведением итогов труда и чествованием передовиков. Творческое использование фольклора, связанного с гражданско-личностными календарными праздниками, позволило переосмыслить, усилить общественное и художественное звучание праздников «Сабантой» в Татарии, «Лиго» в Латвии, «Навруз» в Таджикистане и многих других.

Обобщая опыт использования театрализации как движущей силы гражданско-личностных праздников и обрядов, мы можем отметить как важнейшую се воспитательную возможность целеустремленность, связь со всем строем и укладом жизни советских людей, особенно их трудом и бытом.

Гражданско-личностные праздники и обряды дают возможность каждому человеку в яркой, художественно-игровой форме найти выход чувствам, связанным со стремлением отметить значительное событие своей биографии особенно торжественно, коллективно, поделиться своей радостью с близкими, друзьями. В то же время новый, современно осмысленный на основе исторического опыта гражданско-личностный праздник всем своим содержанием и формой подчеркивает общественный характер события, вызывает у людей дополнительные чувства взаимной ответственности перед коллективом, своим и товарищами.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; просмотров: 308; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 107.21.85.250 (0.017 с.)