Как было у вдовки у распашеньки девять сыновей, одна дочь



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Как было у вдовки у распашеньки девять сыновей, одна дочь



Как было́ у вдовки у распашеньки Девять сы́новей да одинока дочь. Девять сы́новей да во разбой пошли, Во разбой пошли да во разбойнички, Во денные ночные подорожнички. Одиноку дочь замуж выдала А за то ль за славно за синё море, За того ль купца, купца заморского. "Уж я год там жила, - не подумала, А на дру́гой год чадо ро́дила, А на третий годик стосковалася Я у свёкрушка да у свекровушки, Я у свёкрушка да подавалася, А ведь с мужем мы да сговорилися. Как тут сели мы да в малу лодочку, Еще муж-то мой сел во веселушки, А ведь я, млада, да во правильщички, Чадо милое да ко белым грудям. Как ведь сели мы да тут поехали. Как проехали мы до среди́ моря́, - Как с-под той ли западной сторонушки Налетела тучка, тучка черная, Тучка черная, сама бурливая, А бурливая да сердитая. Понесло тут нас да по синю́ морю́, Понесло тут нас к крутому бережку, Ко желтым пескам, ко мелким камешкам. Как напали тут на нас разбойнички, А денные ночные подорожнички, Они мужа моего пристрелили, Чадо милое да в воду бросили, А меня младую во полон взяли́, Во полон взяли да обесчестили". А ведь все разбойнички да спать легли, А один разоойничек он спать не лег, Он пред образом да богу молится, Богу молится, в грехах прощается, А он горько так слезами уливается. Тут разоойничек да стал братьев будить: "А вставайте-тко, братцы родимые, А вставайте, что мы понаделали? А ведь зятя-то да мы пристре́лили, А племянничка да в воду бросили, А родну сестру да во полон взяли, Во полон взяли да обесчестили". Как вставали все братья-разбойнички, А перед образом да боту молятся, Богу молятся, в грехах прощаются, А родной сестры да поклоняются: "Ты прости, прости, сестра родимая, А прости ты нас, что мы наделали: Мужа твоего да мы пристре́лили, А племянничка да в воду бросили, А тебя младу мы во полон взяли, Во полон взяли да обесчестили". Говорит сестра да горько плакала: "А мне мужа жаль, что вы застре́лили, А мне пуще жаль чадо милое, Чадо милое да в воду брошено, А мне жаль себя, что обесчестили, Обесчестили да не разбойнички, Обесчестили да братья ро́дные". Так ведь с той поры да с того времени Былину поют да на святой Руси, - Молодым людям на смех да на́ диво, А престарелым на потешенье.

Про Ивана-пастушка

Жил-был в некотором царстве, в некотором государстве, а именно в том, в котором мы живем, жил-был Иван-пастушок. Вот он пас коров в одном селенье, ну и, гоняя коров, нашел в лесу речку, бежавшую с озера. Связал себе мережку и поставил в эту речку. Ходит день, ходит второй, ходит третий к этой мережке - и все никого достать не может.

Вот на иное утро встает рано, подходит к мережке, поднял мережку - а в ней щучка. Достал щучку, снял с мережки, поднял на гору. Вот эта щучка и говорит: "Вот что, Иван-пастушок, я, говорит, не рыбинка, не щучка, а красная девушка. Если возьмешь меня замуж, так сейчас я повернусь девицей и буду твоей молодицей".

Иван-пастушок согласился. Вот эта щучка повернулась девицей и стала Ивановой молодицей. Вот они пришли домой, живут да красуются, даже все люди дивуются.

Вот помер царь, а у царя остался наследник царствовать холостой. Вот этот наследник похоронил отца, созвал всех князей, бояр, купцов богатых, ну вот, начали обсуждать, где ему невесту найти. Они мечтали-промышляли и за морями, за горами, за дальними землями - нигде нет, не найти ему невесты, подобрать не могут. Вот один купец и говорит: "Я бы, говорит, знал бы невесту, только не девушка, а молодушка. Вот у нас, говорит, есть пастушок Иван, у него есть красавица жена: ни в сказке сказать, ни пером написать, настолько красивая". Вот этот царь и говорит: "Давайте, говорит, братцы, такую ему службу наложим, чтобы от него невесту увести". Ну вот, придумали думу: "А если ему дать такое задание: пускай он срубит весь лес за одну ночь, весь вывалит, вспашет, посеет пшеницу, выжнет, вымолотит, и чтобы завтра мука поспела к обедне на просвиры - отца поминать. А если, говорят, он этого не сделает, то мы от него жену отберем и за царя выдадим замуж".

Вот призывают Ивана-пастушка, вот царь и говорит: "Вот что, Иван-пастушок, я тебе даю службу: срубить лес, вывалить его, запахать, посеять пшеницу, выжать, вымолотить, высушить и смолоть, чтобы мука поспела к обедне на просвиры - мне отца поминать. А если этого ты не сделаешь, то тогда от тебя жену возьму за себя замуж".

Вот Иван отказываться не смел и пошел, закручинился. Приходит домой невесел. Жена его и спрашивает: "Что ты, Ванюшка, невесел, что головушку повесил?"

Вот Иван и говорит: "Как же мне не кручиниться, как же мне не печалиться, вот дал царь мне службу: срубить лес, вывалить, пшеницу вспахать, чтоб она за ночь созрела, выжать, вымолотить, высушить, смолоть на муку и чтобы мука на просвиры завтра к обедне поспела - отца ему поминать".

Вот жена ему и говорит: "Не кручинься, Ванюшка, не печалься, это не служба, а службишка. Ложись, говорит, спать, а утро вечера мудренее".

Вот Иван лег спать. Солнце за лес село. Вот его жена вышла на улицу, созвала сорок царей, сорок королей и нечистой силы видимо-невидимо (больша ста). Вот она и говорит: "Вот что, цари, да вот что, короли, я, говорит, вас выручала, и вы меня выручайте. Вот, говорит, задана служба от царя моему Ивану: срубить лес, вывалить, вспахать пшеницу, чтоб за ночь созрела, вымолотить, высушить и на муку смолоть, чтобы мука к обедне поспела на просвиры - отца поминать".

Вот цари, короли закричали: "Сделаем, сделаем, к утру будет готово!"

Вот пришло утро, встает Иван и спрашивает свою жену: "Ну как, красавица, мука готова?" - "Готова, Иван, все для тебя сделано".

Вот Иван взял муку, понес к царю. Пришел и говорит: "Вот, царь-батюшка, мука готова".

Вот царь опять созвал всех князей, бояр, купцов, проверил - и действительно: нива срублена, вывалена и пшеница вспахана. Вот опять придумывают: "Какую же ему службу дать? Надо придумать такую службу, чтобы сделать не смог".

Вот царь и говорит: "Я задам ему службу: от моего дома и до самой церкви мост сделать, чтобы были поставлены столбики точеные, перила золоченые, лесенки чтоб были серебряные и ковры разостланы бархатные, чтоб мне утром идти в церковь отца поминать, так мост был (бы) готовый".

Вот призвали Ивана, и стал (царь) говорить: "Вот что, Иван-пастушок, я тебе задаю службу, чтоб была к утру сделана: от моего дома и до церкви чтоб был мост построенный, поставлены чтобы столбы точеные, перила золоченые, лесенки серебряные, ковры постланы бархатные, чтоб мне утром в церковь идти по новому мосту отца поминать".

Вот Иван отказаться не отказался, а пошел опять и запечалился. Приходит домой, сел, закручинился, головушку повесил. Вот жена и спрашивает: "Чего ты, Ванюшка, запечалился, закручинился, чего головушку повесил?"

Вот Иван и говорит: "Как же мне не кручиниться, как не печалиться, когда царь такую службу на меня наложил. Вот мне, говорит, царь велел от его дома и до церкви мост построить, чтоб были поставлены столбики точеные, перила золоченые, лесенки серебряны, протянуты ковры бархатны, чтоб (можно) было царю идти в церковь, царя (отца) поминать по новому мосту".

Вот говорит жена Вани-пастушка: "Это не служба, а службишка. Ложись спать, а утро вечера мудренее".

Вот Иван лег спать. Выходит она на крыльцо, созывает сорок царей, сорок королей и нечистой силы видимо-невидимо (больше ста).

Вот пришло утро, встает царь и сам себе не верит: от его дома и до самой церкви построен новый мост, какой был заказан - такой и сделан.

Вот встает Иван, помылся, жена ему и говорит: "Ваня, вставай, иди к царю, сдавай работу - мост готовый".

Иван встал, оделся и пошел. Приходит к царю и говорит: "Вот, царь-батюшка, я сослужил тебе службу, построил тебе мост".

Вот царь созывает опять всех князей, бояр, купцов. Вот собрались князья, бояра, все крупные торговцы, купцы, дворяне и справные крестьяне, стали думу думать, какую дать службу, чтобы Иван не мог сделать. Вот царь и говорит: "Я дам ему службу, что ему не выполнить. Пускай сходит на тот свет, спросит у моего отца, как мне жить, где жениться".

Вот призывает Ивана царь, говорит: "Вот что, Иван-пастушок, сходи на тот свет, спроси у моего отца, как мне жить и где жениться. И пусть отец тебе на руки золотыми буквами напишет, что действительно ты был".

Вот Иван закручинился и пошел. Приходит домой невесел, сел и головушку повесил. Опять жена его спрашивает: "Чего, Ванюшка, запечалился, чего, Ванюшка, закручинился, что ты, Ванюшка, невесел, что головушку повесил?"

Вот Иван и говорит: "Как же мне не кручиниться, как же мне не печалиться? Царь вот службу задал, велел сходить на тот свет, спросить у отца, как ему жить, где ему невесту найти; велел, чтобы отец золотыми буквами на руки написал, чтобы знал, что (я) был". Вот жена и говорит: "Не кручинься, Ванюшка, не печалься, это не служба, а службишка. Ложись спать, утро вечера мудренее".

Вот Иван лег спать. Село солнце за лес. Вот она выходит на крыльцо, вызвала сорок царей, сорок королей и нечистой силы видимо-невидимо (больше ста). Вот она и говорит: "Вот что, цари да короли, я вам службу служила, так и вы мне сослужите, принесите-ка мне волшебный клубочек и проложите дорожку на тот свет".

Вот ей дали клубочек и говорят: "Мы это сделаем".

Вот она утром встала ранешенько, разбудила Ивана-пастушка, попрощались, она проводила его на крыльцо и говорит: "Вот, Иван, куда клубочек покатится - и ты за ним вслед пойди, и тебе будет дорога открыта".

Вот спустила клубочек, клубочек покатился, Иван пошел. Шел, шел, в кустах клубочек потерялся, пришли ворота. Иван подошел, ворота открылись, и пошел дальше. Скоро сказка скажется, да не скоро сделается.

Вот Иван шел, шел, попадают ему навстречу две женщины, из озера в озеро воду переливают. Вот они его и спрашивают: "Куда, Иван-пастушок, пошел?" Иван говорит: "Пошел я на тот свет к царю узнать, где евонному сыну жениться и где невесту взять". - "Спроси, говорят, там, Иван, про нас, долго ли нам из озера в озеро воду переливать". - "Ладно, говорит, спрошу".

Вот идет Иван дальше. Попадаются ему навстречу два мужчины, с места на место каменья перерывают. Вот и спрашивают Ивана: "Куда, Иван, пошел?" Вот Иван-пастушок и говорит: "Вот, говорит, пошел я на тот свет к царю-богу узнать про его сына, где ему жениться, где ему жену взять". Вот они и говорят: "Вот что, Иван-пастушок, узнай-ка там про нас, долго ли нам с места на место каменья перерывать". - "Ладно, говорит, хорошо, узнаю".

Идет Иван дальше. Шел, шел, пришел мост, на мосту лежит кит-рыба. Вот кит-рыба и спрашивает: "Куда пошел, пастушок?" - "Пошел я, говорит, на тот свет к царю-богу узнать, где его сыну жениться и где ему невесту взять". -"Узнай, говорит, про меня, Иван-пастушок, там по пути у царя-бога, долго ли мне на мосту лежать?" - "Ладно, говорит, ладно, узнаю".

Пошел дальше Иван. Вот шел, шел, пришли ворота. Старичок у ворот ходит, вот спрашивает: "Далече ли, Иван-пастушок, пошел?" - "Пошел, говорит, я на тот свет спросить у господа бога, у царевого отца узнать, где царю жениться и где невесту взять". - "Это можно", - старичок говорит.

Вот открыл ворота, Иван смотрит - вертится огненное колесо, а на колесе царь-отец сидит. Вот старичок и говорит: "Колесо, стань!" Колесо стало. Вот Иван-пастушок и говорит: "Ты ли, говорит, нашего царя отец будешь?" - "Да, я, говорит, буду". - "Так вот, говорит, он велел мне узнать, как ему жить, где ему жениться и где невесту взять". - "Вот что, говорит, Иван-пастушок, сойдешь домой, так скажи ему: вот в таком-то месте пускай сын поднимет все деньги и раздаст нищей братии, а то я мучаюсь из-за этих денег". - "Ну, ладно, говорит, скажу".

Повернулся и пошел. Вышел за ворота и опомнился: "Так мне царь не поверит: велел золотыми буквами на руки написать". Повернулся обратно, подходит к воротам и стучит. Вот дедушка ворота открыл и говорит: "Чего тебе, Иван-пастушок?" - "Да вот, говорит, я был и позабылся. (Обращается к богу.) Царь велел, чтобы ты мне золотыми буквами на руки написал, а я пошел и позабыл". Вот старичок говорит: "Колесо, стань!" Колесо остановилось. "Ну-ка, говорит, отец, напиши Ивану-пастушку на руки золотыми буквами, где ему деньги взять и кому раздать и где ему жениться и где невесту взять".

Вот написал золотыми буквами царь Ивану-пастушку на руки и сказал: "Теперь поверят, что ты был на том свете".

Ну, Иван попрощался, пошел и говорит: "Я, говорит, опять забыл спросить про Кит-рыбу". Повернулся обратно и пошел. Подходит к воротам и говорит: "Вот что, говорит, господи, я шел сюда, на мосту лежала кит-рыба и велела спросить, долго ли ей еще лежать аль коротко". Вот бог и говорит: "А когда шло судно с богомольцами в монастырь, она его проглотила. Так вот, пока она его изо рта не выпустит, так все время будет на мосту лежать. Когда ты, говорит, к рыбе-киту подойдешь, так влезь на большое дерево, а потом и крикни, чтоб она судно выпустила изо рта, а то, если ты так ей скажешь, будет прибыль воды в это время, и тебя может утопить". - "Ну, ладно, говорит".

Вот Иван попрощался и пошел. Пошел и раздумался, что позабыл спросить про двух мужиков, долго ли они будут перерывать камни с места не место. Повернулся обратно и пошел.

Приходит к воротам и говорит: "О господи, я позабылся, забыл спросить. На дороге мне попали встречу два мужика, с места на место каменья перерывали. Так велели спросить, долго ли им камни перерывать". Вот он, господь, и говорит: "Они жили на белом свете, были кладовщиками да много воровали, так им не будет прощения, пускай по-старому с места на место камни перерывают".

Ну, Иван попрощался и пошел. Отошел немножко и говорит: "Эх, говорит, я забыл: попали мне две женщины встречу, из озера в озеро воду переливают, и велели спросить, долго ли еще им переливать аль коротко". Вот господь и говорит: "Они жили на белом свете, молоком торговали, в молоко воду вливали, так не будет им прощения, так и скажи".

Иван попрощался, раскланялся и пошел.

Вот Иван идет, подходит к кит-рыбе. Вот кит-рыба и спрашивает: "Ну что, Иван-пастушок, был на том свете?" - "Да, говорит, был". -"Господа бога видел?" - "Да, говорит, видел".

Сам влез на большое дерево и говорит: "Вот что, кит-рыба, когда, говорит, шло судно с богомольцами (богу молиться), ты зачем его проглотила? Так вот, говорит, выпусти это судно из утробы, тогда ты пойдешь в море и жив будешь".

Вот вода поднялась, кит-рыба выпустила судно изо рта с богомольцами. Судно поплыло с богомольцами в одну сторону, а кит-рыба сплеснула и поплыла в другую сторону. Вода ушла, Иван опустился с дерева и пошел дальше.

Вот идет, попадают навстречу два мужика, с места на место" камни перенашивают, вот они и говорят: "Вот что, Иван-пастушок, был на том свете?" - "Был". -"Господа бога видел?" -"Да, видел". - "Что он сказал?" - "А вот он что сказал: вы жили на белом свете, были кладовщиками да много с огородов брюквы да картошки воровали, так не будет вам прощения".

И пошел дальше.

Вот попадают навстречу две женщины, увидели Ивана и говорят: "Ну что, Иван-пастушок, господа бога видел?" - "Видел". - "Что он тебе про нас сказал?" -"А вот что сказал: что вы жили на белом свете, молоком торговали, в молоко воду кладывали да людей опутывали, так не будет вам прощения".

И сам пошел дальше.

Вот шел, шел, до последних ворот дошел. Ворота открылись, Иван прошел, и ворота закрылись. А с-под ворот клубок покатился. Вот Иван за клубочком и пошел, к своему домику пришел. Дай, думает, зайду домой, погляжу, есть ли жена или у царя увезена. Постучался в дверь, жена вышла, Ивана запустила и у Ивана про все расспросила: где Иван побывал да чего повидал. А Иван взял да все жене и рассказал. Вот жена ему и говорит: "Как тебя царь отправил, так за мной в карете подъехали, а я от них птицей подвернулась, под небеса улетела и в руки не сдалась. Днями летала, а ночами спала. Ну, теперь иди к царю и покажи свою руку, что ты у царя-отца был. Пусть эту грамотку прочитают и про всё узнают".

Вот Иван-пастушок к царю пошел.

Пришел к царю, царь и спрашивает: "Ну, что, Иван, был на том свете?" - "Да, говорит, был". - "Отца видел?" - "Да, говорит, видел". - "Ну, что тебе отец сказал?" - "А вот что, говорит, мне отец сказал: в таком-то месте велел взять деньги и велел раздать по нищей братии. А как жить и где жениться, так вот велел тебе прочитать (руку показывает)".

Царь прочитал - и в обморок упал. (Потом) перед Иваном извинился и с Иваном распростился. На второй день сходил, вынес деньги, заказал молебен, молебен отслужил и все деньги нищей братии раздал. Иван пришел домой и стал жить со своей красивой женой. Стали жить да поживать да добра наживать.

Про святого голубя

Жил-был в одном приходе поп. Приход был маленький, доходишка было мало, попу худо жилось. А у попа был работник Ванька. Вот однажды поп и говорит за ужином: "А вот что, говорит, Ванюха, поймай назавтра мне голубя".

Ванька на другой день поставил пасть, насыпал овса. Прилетели голуби, пасть сдернул, одного голубя снял с-под пасти, остальных выпустил. Пришел домой, в корзинку клал да под лавку и бросил. Это дело было в субботу, попу на заботу. Приход был небольшой. Поп во время вечерни объявил населению: "Вот что, говорит, граждане, завтра во время обедни появление Исуса Христа будет в виде голубином".

Вот заутреню поп рано отслужил, пришел домой, чайку попил и сразу обедню служить. А Ваньке было вечером сказано: "Ты, Ваня, завтра между заутреней и обедней возьми голубя, залезь выше райских дверей, за большие образа, там и сиди. А я как во время молебны выйду среди церкви, как только третий раз пропою: "Господи, пошли нам духа святого в виде голубином!" - так ты оттуда спусти голубя, пусть по церкви летает. Народ поверит, чаще ходить в церковь будет, нам больше с тобой дохода будет. Только никому не говори".

Вот заутреня кончилась, он (Ванька) схватил голубя в пазуху, а у голубя у кошки голова отъедена. Ванька попу не сказал, второго имать некогда, да с мертвым голубем в церковь и пошел. Пришел в церковь, залез выше райских дверей, за образа, и сидит. Вот публика собирается в церковь, все покупают свечи, на блюдо деньги кладут. Вот обедня отошла, поп начинает молебен служить. Выходит посредине церкви - в одной руке крест, в другой кадило. Раскрыл райские двери и произнес: "Господи, пошли нам духа святого в виде голубином!" А Ванька оттуда и говорит: "Кошки голову отъели".

А поп не слышит, поп второй раз: "Господи, пошли нам духа святого в виде голубином!" Ванька опять и говорит: "Кошки голову отъели".

Поп и третий раз: "Господи, пошли нам духа святого в виде голубином!" А Ванька оттуда как швырнет голубя. "На, говорит, распротак твою мать, говорят, что кошки голову отъели!"

Народ попа кто за голову, кто за волосы, кто за полы да в три шеи с церкви выставили. Церковь закрыли, ключи от попа отобрали, на второй день сход собрали да попа прогнали.

Как мужик в рай ходил

В некотором царстве, в некотором государстве, в Олонецкой губернии Петрозаводского уезда Толвуйской волости раз случилось такое дело. Пришел весенний Микола, а травы нет, не выросла. "Как же быть? - закричали мужики-крестьяне. - Мы всегда надеялись на Миколу, он должен был с травой прийти, а тут наковось".

Вот собрались мужики на сход, судили, рядили и решили идти к богу жаловаться на Миколу. Стали заставлять попа писать к богу, а поп и говорит: "Что вы, православные? Да разве подобает нам, грешным, жаловаться на святого Миколу-чудотворца?"

Но крестьяне заставили попа написать прошение и направили церковного старосту с прошением к самому богу Саваофу. Шел, шел староста, думает: "Как подняться на небо?" Видит - журавли летят. Сел он на журавля и полетел на небо. Приходит староста к канцелярии бога, видит - апостол Петр швейцаром у ворот стоит. Расспросил апостол Петр старосту, открыл двери и пропустил в канцелярию. Зашел староста в небесную канцелярию, смотрит - сам Саваоф сидит за большим столом, такой угрюмый, вроде как сердитый или с похмелья, голову держит, задумался. Кирилл да Мефодий писарями служат, сидят неподалеку. Мария Магдалина машинисткой работает. Архангел Михаил у дверей стоит, курьером служит. Перекрестился староста, поклонился низко и не успел сказать "здравствуйте", как Мефодий к нему подбежал и спрашивает: "В чем дело, мужичок, что хорошего на земле есть?" - "Да вот, - говорит староста, - послали меня толвуйские мужики к богу с жалобой: Микола травы не дал, скота кормить нечем".

Взял Мефодий жалобу, повертел, повертел в руках да и подал, богу. "Вот, - говорит Мефодий, - тут толвуйские мужики на Миколу жалуются". - "А чего мне суешь, - говорит бог, - ведь ты знаешь, что я неграмотный. Ты азбуку издал, ты и читай".

Прочитал Мефодий прошение до точки. Как стукнет бог кулаком по столу, ажио Мария Магдалина привскочила. Архангел Михайл с испугу к столу подбежал, апостол Петр ворота открыл, староста на пол сел. "Позвать, - кричит бог, - Миколу-чудотворца!"

Архангел Михаил побежал искать. Вот приходит Микола-чудотворец и спрашивает: "В чем дело?" - "Как в чем дело! - горячится бог. - Вот толвуйские мужики жалуются, что ты травы не дал, скота кормить нечем. Ведь ты должен с травой быть, православные христиане на тебя надеются, а ты их подвел, а этим веру в себя, в нас обостряешь. Мужики и совсем нам верить не будут, и так попы жалуются: доходу мало". - "А мне что, - говорит Микола, - разве я виноват? Почему Георгий-победоносец ручейков не пропустил? Откуда я траву возьму, когда ручьев не было?"

Повернулся и пошел к Варваре-великомученице пивко допивать. "Позвать мне Георгия-победоносца!" - снова закричал бог. Вот прискакал Георгий-победоносец на белом коне да прямо в канцелярию и заехал. "Что случилось, святой боже?" - спрашивает Георгий. А бог ему и говорит: "Как же это случилось? Почему ты ручьев не пропустил в свое время? Из-за тебя Микола не мог травы дать". - "А мне что, - говорит Георгий, - разве я виноват? Ведь ключами-то заведует Алексей, человек божий. Он не отомкнул их, воды не дал, откуда же я ручейки возьму?"

Еще пуще вскипел бог. Обеими кулаками по столу стучит, ажио другие столы затряслись. Мария Магдалина взамен "Приказ по раю" напечатала "Проказ по раю". "Где Алексей, человек божий? Сейчас подать его сюда!"

Архангел Михаил чуть с крыльца не упал, побежал за Алексеем, да еле его нашел: Алексей вечером пьян был и ключи потерял, ходит ищет. "Ступай скорее к богу!" - кричит ему архангел Михаил.

Вот приходит Алексей, человек божий, к богу да взамен "В чем дело?" говорит: "Есть ли пивко?" Так все и рассмеялись, даже бог улыбнулся, но своему человеку строго не сказал, а просто спросил: "Почему это ты воды не отомкнул?" - "Я, - отвечает Алексей, - открывал воду, да неоткуда ей течь было. Василий-капельник ни одной капли не капнул. А вода-то от капельника должна начинаться".

Опять разгневался бог и потребовал Василия-капельника, даже ногой топнул. Приходит Василий-капельник, "мамы" выговорить не может: всю ночь пьянствовал с Миколой-чудотворцем, с Алексеем, человеком божиим, у Варвары-великомученицы. Заметил бог, что пьян он, да и говорит: "Так ты что же это? Сам нализался, а людям даже воды не капнул?" - "А мне-то что? - отвечает Василий-капельник. - Разве я виноват? Ты сам оплошал: к самому главному делу бабу допустил. Авдотья-плющиха всему виновата, надо было ей плющить гораже (сильней), а она и совсем не плющила. Откуда же я капать стал бы? Только зря канителите".

Тут еще пуще бог рассердился и потребовал Авдотью-плющиху. Является Авдотья-плющиха. Бог обеими ногами на нее затопал, кулаками застучал: "Это что же ты, такая-сякая, делаешь?

А-а-а? Вам только компанию устраивать с Варварой-великомученицей. Все апостолы и пророки дело забыли, к вам похаживают да пивко пьют. Это ты все дело испортила!" А Авдотья баба бойкая: "Да ты что, - говорит, - на меня окрысился? Разве я виновата! - Да как пошла "писать" - богу жарко стало. - Сам, - говорит она, - порядков не знаешь, хоть и устанавливал их. Дождем да снегом заведует Илья-пророк. Его и спрашивай. И нечего упрекать нас с Варварой апостолами. Нередко и сам заходишь. А у девы Марии и сплошь ночуешь, так что все одинаковы. А без дела никогда меня не тревожь: у меня дети маленькие дома".

Посидел бог, подумал и послал за Ильей-пророком. Слышит староста - гром загремел. Вот приходит Илья-пророк в канцелярию. "Сами вы виноваты, отче наш, - сказал Илья-пророк. - Ведь лето по вашему распоряжению дождливое было, где же мне на осеннего Егорья снегу взять?" - "А почему ты в сенокос дождь лил?" - спросил бог. "Да как же, ведь ты сам сказал мне, что дождь лить надо, когда косят". - "Дурак! - сказал бог. - Ведь я тебе говорил, "когда просят", а ты льешь, когда косят". - "Э-э-э, брат! - отвечает Илья. - А это и может быть. Я, видишь ли, стар и глуховат стал, вот и перепутал".

Видит бог, что больше винить некого, а с Ильи что возьмешь? Взял прошение в руки, повертел, повертел да и говорит Мефодию: "Напиши резолюцию от моего имени: "Аставить без паследствия".

Написал Мефодий резолюцию, бог взамен расписки крест поставил и подал обратно старосте.

Пошел староста обратно в Толвую. Приходит к толвуйским мужикам и подает прошение обратно с резолюцией. Прочитали мужики, покачали головами да с тех пор и не стали на Миколу надеяться больше.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.11.178 (0.016 с.)