Понятие и предмет философии права.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Понятие и предмет философии права.



Понятие и предмет философии права.

Философия права — раздел философии и юриспруденции, который занимается исследованием смысла права, его сущности и понятия, его оснований и места в мире, его ценности и значимости, его роли в жизни человека, общества и государства, в судьбах народов и человечества.Философия права ставит перед собой важную задачу — философски осмыслить право. По своему статусу философия права представляет собой комплексную, смежную дисциплину, находящуюся на стыке философии и юриспруденции, объединяющую познавательные усилия философии, юриспруденции, социологии, психологии и других дисциплин в исследовании сущности правовых реалий, анализе причинно-следственных связей, которыми они соединены с онтологически-метафизическими первоначалами бытия. Так как право есть явление не материальной, внешней природы, а продукт духовой деятельности человека, оно издавна относилось к предметам философского исследования. Выяснение идеи права, определение его источника и тому подобные общие вопросы рассматривались в так называемой практической или этической философии. Понимание философии права, как особой науки, предполагает, во-первых, возможность познания помимо чувственного опыта и, во-вторых, необходимость, или по крайней мере желательность полного отделения сверхчувственных элементов знания от знания эмпирического. Философию права можно считать частью социальной философии. Вместе с тем, к философскому осмыслению права имеют отношение и все остальные разделы философского знания: онтология, теория познания, этика, история философии. Поэтому в философии права как науке о природе права как социального явления имеются такие разделы, как онтология, гносеология и аксиология права, большое внимание уделяется рассмотрению человека как правового существа. философия права занимается поисками и установлением истины о праве, истинного знания о праве как специфической форме социального бытия людей и особом типе социальной регуляции.

Предмет философииправа является право и закон в их различении, соотношении и искомом единстве, а также взаимодействие повседневной реальности жизнедеятельности человека с системным миром, то есть с миром норм, законов, установлений, предписаний. При этом под правом имеется в виду право как сущность, то есть присущая только праву как особому социальному явлению и специфическому регулятору объективная по своей природе правовая сущность , независящая от воли или произвола законодателя (государства), а под законом как официально-властным явлением имеется в виду все позитивное право (все его источники, все формы его выражения), т.е. принудительно-обязательные установления (правила, нормы поведения), которые зависят от воли и возможного произвола законодателя (государства) и, следовательно, могут как соответствовать, так и не соответствовать сущности права (праву как сущности). Иначе говоря, под законом в контексте различения права и закона имеется в виду закон в собирательном смысле, то есть все то, что обладает законной силой, является официально-обязательным.

 

Воля и власть.

Власть – это воля, осуществляемая в нормах, правилах, запретах, предписаниях. Взаимосвязь права и власти опосредствуется волей. Власть – это бытие воли. Власть способна оказывать определенное воздействие на деятельность и поведение людей при помощи воли, права, насилия. С одной стороны воля лежит в фундаменте власти как особый тип поведения субъектов, основанный на приказании и давлении. Воля определяет способность власти подчинять себе, мобилизовать ресурсы общества для достижения поставленных властвующим субъектом целей, принимать решения, улаживать конфликтные ситуации. Воля – это основание власти как насилия, подавления свободы и независимости социальных субъектов. С другой стороны власть есть воля, реализующаяся через законы государства, указы, приказы, постановления и сопровождающаяся угрозой санкции в случае неповиновения. Власть проявляется как способность воли подчинить того, над кем осуществляется власть. Власть возводит свою волю в закон и тем самым утверждает себя. Волеизъявление власти всегда носит групповой, классовый или клановый характер и не совпадает с волеизъявлением населения. Для того, чтобы реализовать волеизъявление большинства необходим закон.

"Воля к власти" - это основной мотив всех вопросов общественной жизни. Воля к власти заложена сомой природой человеческого существования: власть мужчины над женщиной, старого над молодым. Учение о воле имеет волютаристский характер и выражается в понятии множественности воль, которые между собой могут конкурировать и сталкиваться в "смертельной схватке" за господство над духовными силами человека. Первоосновной всякого движения и развития Ф. Ницше считает "ненасытное стремление к проявлению власти и применению власти". Действительность есть иллюзия и "выдумка" и здесь он следует идеям иррационалистической философии А. Шопенгаузена. Единственно реально существующим актом жизни является факт власти как проявления творческого инстинкта.

"Воля к власти" - это право только сильного, обыденная же мораль подрывает эту волю, она проповедует любовь к ближнему и сострадание. В книге "По ту сторону добра и зла" он определяет мораль и понятия "добро и зло" только как толкования ,которые основываются на неморальных ценностях, на государственных интересах. Среди худших зол, пишет Ф. Ницше, есть зло поклонения государству. Государство там, где есть толпа, где человек теряет самого себя. "Бегите от идолопоклонства", призывает он. Идол толпы плохо пахнет. Только там, где государство кончается, начинается "полезный" человек. Но это уже слова Заратустры ("Так говорил Заратустра"), который видит в слепом поклонении идолам "тупость и деградацию язычника".

Функции философии права.

Как и любой другой философской дисциплине, философии права присущ ряд функций. Важнейшая из них — онтологическая. Суть ее проявляется в том, что философия права сама, своими средствами исследует природу и сущность правовой реальности, ее способы и формы существования. Мировоззренческая функция философии права заключается в формировании у человека общего взгляда на мир права, правовую реальность, т.е. на существование и развитие права как одного из способов человеческого бытия. Она определенным образом решает вопросы о сущности и месте права в мире, его ценности, значимости в жизни человека и общества в целом или, другими словами, формирует правовое мировоззрение человека. Методологическая функция выражается в том, что философия права выступает всеобщим алгоритмом исследования правовой реальности, вооружает конкретные юридические науки и отдельного человека системой научных методов познания и преобразования правовой реальности. Аксиологическая функция философии права заключается в разработке представлений о правовых ценностях, таких как свобода, равенство, справедливость, а также представлений о правовом идеале и интерпретации с позиций этого идеала правовой действительности, критика ее структуры и состояний. Воспитательная функция философии права реализуется в процессе формирования правосознания и правового мышления через разработку собственно правовых установок, в том числе такого важного качества культурной личности, как ориентация на справедливость и уважение к праву. Значение философии права в подготовке будущих юристов Философия права необходима специалисту для практической деятельности, обретения знаний и навыков по оптимизации правоотношений, выработки умения формировать правосознание, выявления условий и факторов совершенствования правовой действительности. Вполне очевидно, что умение осознать высокий гуманистический смысл своей деятельности, философски обосновать свою теоретическую позицию и принимаемое практическое решение является признаком высокого профессионализма и гражданской честности юриста.

 

Право и закон.

Право - это совокупность исторически возникших правил поведения, установленных государством в целях торжества принципов справедливости, равенства, гуманизма, а так же регулирования общественных отношений. Закон - это нормативно-правовой акт, принятый в особом порядке органами законодательной власти, регулирующий важнейшие общественные отношения и обладающий высшей юридической силой Проблема соотношения права и закона существовала практически всегда, с древнейших времен, с тех пор как ложилось право. Актуальность проблемы соотношения права и закона сводится к следующему. Существуют законы, соответствующие правовым критериям, которые и необходимо считать правовыми законами. Здесь право и закон совпадают. Но есть и такие законы, которые не отвечают правовым критериям и, значит, с правом не совпадают. Нетрудно заметить, что в данном случае в разрешении проблемы со-отношения права и закона, как и в решении вопроса о соотношении го-сударства и права, сталкиваются два различных взгляда, или подхода. Один из них ориентирован на то, что государство является единственным и, исключительным источником права, что все то, о чем говорит государство через свои законы, - это и есть право. Другой же взгляд, или подход, к разрешению проблемы соотношения права и закона основывается на том, что право как регулятор общественных отношений считается по меньшей мере, относительно независимым от государства и закона или даже предшествующим закону, В данном случае, государство и право признаются не только относительно самостоятельными по отношению друг к другу институтами, но и в равной мере производными от объективных отношений и условий, складывающихся в пределах гражданского общества. Право при этом в развернутом виде представляется как претендующий на всеобщность и общеобязательность социальный институт нормативного регулирования общественных отношений в целях разумного устройства человеческого общежития путем определения меры свободы, прав и обязанностей. Что же касается государства, то оно при таком правопонимании не только не рассматривается в качестве творца или источника права, но, наоборот, само объявляется повсеместно связанным или, по крайней мере, значительно ограниченным в своих действиях правом. Государство - исключительный творец и источник законов, но отнюдь не права. Государство монополизирует законотворческую, а вовсе не правотворческую деятельность, Каков же критерий правовых законов? На эти вопросы удовлетворительного ответа не найдено до сих пор. Учеными - юристами и философами предлагались различные основания - критерии для разграничения права и закона, правовых законов и не правовых законов. Еще в конце XIX - начале XX в.в. отечественной и зарубежной литературе в качестве - критерия предлагалась общая воля, т.е. воля всего общества, нации или народа. По логике подобного предложения следовало считать правовыми лишь такие законы (или иные нормативные акты), которые адекватно отражают. Постановка вопроса, как и сам предложенный критерий разграничения правовых и не правовых законов несомненно, заслуживают одобрения и внимания. Вместе с тем они вписывают вопросы. В частности, такие вопросы: кто и каким образом может определить, содержится, ли в том или ином законе общая воля или ее там нет; почему парламент как высший законодательный и представительный орган, призванный выражать волю и интересы всех слоев общества, в одних случаях издает законы, отражающие общую волю, а в других - не отражающие ее? Не дают удовлетворительного ответа на поставленный вопрос и вы-двигавшиеся в более поздний период, вплоть до настоящего времени критерии и подходы. Пытаясь решить эту проблему или хотя бы в приближенном виде обозначить грань между правом и законом, иссле-дователи нередко обращаются к различным моральным категориям - справедливости, добру, гуманности, злу и др. Право при этом определяется не иначе как нормативно закрепленная справедливость. В тех же целях - решения проблемы соотношения права и закона - иногда используется категория правовой идеал. В научной литературе он определяется как порождение индивидуального, общественного, научного сознания о разумном устройстве общежития на принципах добра, справедливости, гуманизма и сохранения природной Среды. Следовательно, все другие законы, которые не содержат в себе правового идеала, сообразующегося с принципами добра, справедливости и иными им подобными принципами, не являются правовыми. Стремление подвести прочную моральную основу под законодательство в целом Однако нельзя не заметить, что, стремясь подвести моральную базу под закон и таким образом отмежевать его, назвав правовым, от всех иных законов, авторы невольно смешивают моральные категории. Во-первых, можно лишь констатировать факт нерешенности и в то же время огромной социальной значимости проблемы соотношения права и закона; Во-вторых, необходимо иметь в виду, что в правотворческой и правоприменительной деятельности государственных органов России и других стран доминирующими являются идеи единства неделимости права и закона; между правом и законом не проводится никакого различия. В то же время на теоретическом уровне, в рамках теории государства и права предпринимаются значительные усилия для отграничения права от не правового закона.

 

Соотношение власти и права.

Проблема соотношения власти и права является одной из ключевых в философии права и одной из са­мых сложных в общественной практике. Для исследо­вания данной проблемы воспользуемся подходом од­ного из видных российских философов права С. Алексеева. По его мнению, соотношение права и власти достаточно парадоксально. С одной стороны, «право не может существовать без власти», т.к. толь­ко государственная власть по своей природе способ­на обеспечить строгую и своевременную реализацию правовых норм и принципов посредством своих пра­воохранительных учреждений и институтов. С другой стороны, «власть является антиподом права». «Власть, — как подчеркивает С. Алексеев, — особенно — власть политическая, государственная, которая и делает «право правом», в то же время — явление, в какой-то мере с ним несовместимое, выступающее по отношению к праву в виде противоборствующего, а порой и чуждого, остро враждебного фактора». Ис­токи этой враждебности власти праву кроются в глубо­кой противоречивости власти, в том, что, являясь необ­ходимым и конструктивным элементом организации жизни людей, управления обществом, власть в то же время обладает такими имманентными качествами, которые в процессе утверждения и упрочения власти могут превращать ее в самодовлею­щую, авторитарную силу. Эта властная сила способна ущемлять право, превращать его в «служанку» власти, наделять его качествами так называемого «телефонного» права, фактически создавая тем са­мым «неправовую» реальность.

С целью пресечения неоправданно большой концентрации власти и превращения ее в самодовлеющую силу, общество должно создавать определенные политико-правовые институты: разделения власти, федерализма, разъединения государственной и муниципальной власти, институт проведения открытых, демократических выборов и т.д. Однако путь к гармо­ничному соотношению власти и права не короток и не прост.

 

Философия права Г.Гегеля.

Гегелевская философия права продолжает разработку той области философского знания, которая со времен Канта в немецкой классической философии традиционно именовалась "практической философией". Гегель исходит из того, что уже в кантовской философии существовало новое отношение к делению "практической философии", принятому со времен Аристотеля. «Практическая философия» Аристотеля делилась на этику, экономику и политику. В эпоху Канта и Гегеля экономика и политика, трактуемые под философским углом зрения, приобрели форму "философии права", философии государства. У Кянта "практическая философия" делилась на философию права как учения о праве и на этику как учение о добродетели. Что касается Гегеля, то он понимает пряво как объективное определение, санкционирование человеческой воли, свободы. Это своего рода телерлогический принцип, "практическая философия" во всем объеме аристотелевских традиций. Но поскольку человеческая воля может быть индивидуальной, групповой, всеобщей и поскольку воля образует, согласно Гегелю, принцип "философии права", то, восходя здесь к определению Руссо, "практическая философия" становится и философской этикой, и учением о праве одновременно. Детально разработана система индивидуальных и общественных добродетелей. Речь идет также о праве, о философском осмыслении экономических проблем, о философской концепции конституционного государства. Здесь — удивительная плотность до сих пор актуальных проблем.

Современные авторы правы, когда говорят, что актуальность и аргументированность характерны для классической модели фундаментальных прав человека, разделения властей, правового государства, социального государства и т.д. Философия права.. Канта, Фихте, Гегеля становится своего рода наследницей философии свободы всего предшествующего времени. Это широко признано сегодня. Но есть и другая сторона медали, именно в нашем веке Гегеля обвиняли в этатизме, т.е. в том, что он преувеличивает роль государства, возвеличивая, в частности, монархию, что он отклоняет роль избирательного права, недостаточно почтительно относится к парламентаризму и т.д. Его делают (К. Поппер и др.) чуть ли не идеологом тоталитаризма. Что можно сказать в ответ на такие обвинения? Гегель, в самом деле, ратует за сильное правовое государство. Но он ни в коей мере не упускает из виду проблему свободы, почему причесление его к лагерю тоталитаризма по меньшей мере несправедливо Более того, гегелевская "философия права" Представляет собой целостную попытку упорядочивания фундаментальных прав человека, институтов, общественных объединений и превращения их в развивающуюся систему. Право истолковывается у Гегеля как целостная система свободы, которая вытекает из телеологического развития воли. Гегель рассматривает в «Философии права» такие проблемы, как собственность, причем он восстает против понимания, согласно которому собственность считается чем-то позорным. Расправа с людьми, обладающими собственностью, считается недопустимой. Гегель выступает против равенства как уравнительного распределения собственности. Он пророчит: если будут предприняты попытки уравнения собственности, раздела ее, распределения поровну, то они приведут к нищете и, более того, окажутся нерезультативными в том смысле, что неравенство непременно восстановит самое себя. Большую роль Гегель уделяет проблемам договора, государства, преступления, перехода от права к морали. Это целое полотно государственно-правовых разработок, которые не устарели и до сегодняшнего дня. Особенно актуальной становится у Гегеля идея гражданского общества.

Гражданское общество понимается как сфера активности людей, которая "помещается" между семьей и государственной деятельностью. В сфере гражданского общества обеспечиваются две главные функции жизнедеятельности человеческого общества и отдельных индивидов. Во-первых, здесь индивиды заявляют о своих потребностях, удовлетворяют и регулируют их. Экономическое удовлетворение важнейших жизненных потребностей — функция гражданского общества. Гражданское общество должно образовывать особые структуры, чтобы государству не приходилось заниматься регулированием всех тех отношений, которые должны быть самонастраивающимися, саморегулирующимися.-Во-вторых, в гражданском обществе должны складываться такие отношения, через которые любые группы и объединения, большие и малые, выражают свои интересы. Возникают "корпорации" негосударственного характера, не принадлежащие непосредственно к сфере государственной бюрократии. Но эти формы и объединения в развитом правовом государстве должны иметь возможность выразить интересы и цели добровольно вошедших в них людей. И все же выше этих структур Гегель ставит государство (за что его и обвиняли в этатизме).

Между тем Гегель подчеркивает, что имеет в виду роль не всякого государства, не всякой государственной структуры, государственной иерархии. Он ведет речь об идеальном государстве, государстве "согласно понятию". Другими словами, если бы на земле могло существовать идеальное государство, с идеально организованной структурой, с идеально работающими чиновниками, с управлением, построенным по последнему слову науки и техники, то такое государство Гегель готов был бы назвать истинным, даже обожествить. Но поскольку такого государства нет, ни одна конкретная государственная форма и структура не может быть обожествлена и увековечена. Вместе с тем Гегель выступает за сильную государственную власть. Гегеля упрекали и в том, что для него предпочтительна абсолютная монархия, а не демократическая, не республиканская форма правления. Два исторических обстоятельства объясняют такое предпочтение Гегеля. Во-первых, Гегель жил в таком постабсолютистском обществе, в котором история свержения монархической власти и установления немонархических республиканских форм правления кончилось (во Франции) кровью. Этим-то формам Гегель и предпочитал конституционную монархию, основанную на разуме, согласии монарха и подданных, доброй воле самого монарха. Во-вторых, если Даже уничтожить монархию, изменить форму государственной власти, все равно, предрекает Гегель, во главе государства будет стоять какая-то личность. Такого человека в «Философии права» он именует "государем". Маркс, критикуя «Философию права» Гегеля, его попытку достигнуть равновесия в распределении власти между "государем" и подданными, резко ставит вопрос: власть государя (монарха) или власть народа; третьего не дано. Между тем и в условиях современности вопрос о равновесии, распределении власти между "первым лицом" в государстве и народом остается актуальным. Принцип "или — или' менее реалистичен, чем гегелевское: и "государь" (главное управляющее лицо), и народ.

Право и правопорядок.

Правопорядок как власть закона. Учение о праве является частью социальной философии, рассматривающей эту проблему под своим особым углом зрения, разумеется, с опорой на конкретные исследования юридической науки. Идея права неизбежно связана неразрывной цепью таких понятий, как закон, власть, правомерность принуждения, наказания и, разумеется, идея государственности. Право возникло и существует с необходимостью для ограничения произвола, антиобщественных, антигуманных склонностей, побуждений и изволений, которые относятся к ложно понятым личным интересам, к проявлениям болезненных влечений.

Следует различать понятие права и закона. Т. Гоббс, например, защищая идею всемогущего государства, трактовал право как приказ верховной власти. Под законом имелось в виду просто действующее право — обычай, ставший нормой. Адекватное понимание соотношений права и закона мы находим у Г. Гегеля, который разделил искони сложившиеся нормы естественного права и “право как закон”, т.е. принятые законодательными органами нормы взаимоотношения людей, скажем, в экономической и иных сферах человеческих отношений. Так что между правом и законом существует взаимосвязь и внутри себя различенное единство, доходящее даже до тождества. Если же подходить к этим понятиям исторически, то следует сказать, что право значительно древнее закона: у 1 древних народов, когда еще не было государства, имели место естественные нормы правового поведения, но, конечно, никто не издавал законов. Право и законы формировались постепенно непосредственно из обычаев в виде освященного временем установления. То, что мы ныне называем правом и законом, в глубокой древности практически отождествлялось с обычаями или волей вождя рода. Это не имело ничего общего с подлинным правом и законом периода сложившейся государственности. По своей сути право и закон связаны субъективно с чувством порядка и сознанием долга, т.е. с нравственными принципами. Уже Аристотель, определявший право как норму политической справедливости, видел в господстве права основной признак разумной формы правления, отличающей ее от деспотии.

Как можно определить право? Право — это социальные нормы, принимающие характер границ поведения человека в рамках данной государственности. Г. Гегель утверждал: “Веление права по своему основному определению — лишь запрет” (1). Между тем, говоря словами Вл. Соловьева, подчинение человека обществу совершенно согласно с безусловным нравственным началом, которое не приносит в жертву частное общему, а соединяет их как внутренне солидарных: жертвуя обществу свою неограниченную, но необеспеченную и недействительную свободу, человек приобретает действительное обеспечение своей определенной и разумной свободы — жертва настолько же выгодная, насколько выгодно получить “живую собаку в обмен на мертвого льва” (2). Ж.Ж. Руссо в свое время показал различие между понятиями “всеобщая воля” и “воля всех”. И.Г. Фихте, соглашаясь с ним, развивал эту мысль. Всеобщая воля устанавливает правовой закон, и для осуществления этого закона не требуется воля всех взятых в отдельности. Единичная воля может нарушить закон, но не устранить его — закон продолжает оставаться в силе несмотря на отдельные правонарушения. Чуткий к антиномиям, Фихте отметил противоречие в самой идее права. Действительно, из понятия свободной личности с необходимостью вытекает свобода других. Но последняя требует ограничения прав данной личности, передачи ее внешней инстанции. Иначе говоря, свобода требует уничтожения свободы. Решение этой антиномии, по Фихте, состоит в следующем: закон должен содержать такие гарантии свободы, которые каждая личность могла бы принять как свои собственные; закон должен неукоснительно соблюдаться; закон должен быть властью. “Если бы воля не была всеобщей, то не существовало бы никаких действительных законов, ничего, что могло бы действительно обязывать всех. Каждый мог бы поступать, как ему заблагорассудится, и не обращал бы внимания на своеволие других” (3).

Итак, право — необходимое условие осуществления свободы свободных граждан в обществе. Но если человек хочет быть свободным, он должен ограничить свою свободу фактом свободы других, а это и есть собственно правовое отношение. Право есть нечто святое уже потому, что оно является выражением идеи свободы, идеи законопорядка в жизни общества. По самой своей сути право может быть реальным и продуктивно проявлять себя лишь там, где есть свобода: при тоталитарном режиме действует не право, а пресловутая политическая целесообразность, т.е. произвол. Опасаясь открытого судебного разбирательства своих политических противников, тоталитаризм создает закрытые формы расправы. Только подлинное право, обеспечивая человеку свободу действия, в то же время обеспечивает защиту от произвола и рядовому гражданину, и “правящим верхам”.

Право как общее благо

Ценности выступают в единстве двух сторон: как определенная человеческая деятельность творческого характера и как предмет общественных и личных потребностей и интересов. Человек живет в мире смыслов, назначений вещей и явлений, оценок и в итоге — ценностей. Одним словом, ценность выражает отношение человека к вещи, явлению, процессу. А поэтому ценность и оценка неразрывны. При этом оценка не просто важный момент познания и измерения ценности, а определяющее условие практических действий, принятия решений, выбора между различными альтернативами. Не анализировать, например, сегодня такие ценности, как армия, рост населения, здравоохранение, образование, благосостояние населения и его социальная защищенность, — значит быть не просто пассивными «наблюдателями», но и людьми, равнодушными к судьбе отечества.

К величайшим духовным ценностям человечества относятся сущ-ностные характеристики права: свобода, равенство и справедливость, что позволяет выделить философско-правовую аксиологию в самостоятельный раздел.

философско-правовой аспект общего блага неразрывно связан со справедливостью как субценностью — общезначимым соответствием должного и сущего, наличием и обеспечением неотъемлемых прав человека как разумного и правового существа.

В истории философско-правовой мысли представления о справедливом менялись, сообразуясь с уровнем цивилизованности, от безусловного следования традиции рода до попыток уравнять потребности и интересы индивидов и обеспечить всех равными материальными и духовными благами по карточной системе.

Ценностные различия общего блага и права заключаются в том, что благо выступает как ценность-цель, а право — как ценность-средство, ис-пользуемое для достижения других, более значимых ценностей. В свою очередь, элементы права — равенство, свобода и справедливость — служат ценностями-средствами, обеспечивающими существование самого права.

В самом общем виде во все времена под благом понималось нечто та-кое, что имело для человека положительное значение, позитивный смысл. Однако в исследовании конкретных форм существования блага уже в эпоху Античности наметились разные подходы.

Демокрит под благом понимал счастье как «жизнь по правде», как подчинение не установленным кем-то законам, а требованиям природы, как согласование своих поступков с требованиями самой жизни. Будучи благом высшего порядка, счастье проявляется в нескольких формах: эвтюмии (спокойное и ровное настроение, хорошее расположение духа), евесто (внутренняя устойчивость человека, его невозмутимость), гармонии (симметрия во всем, соблюдение меры), атараксии (безмятежность) и этамбии (неустрашимость). Реализация этих форм счастья обеспечивает человеку свободу, а государству — справедливость. Таким образом, Демокрит рассматривал благо в неразрывном единстве со счастьем, свободой и справедливостью.

Сократ, как известно, высшим качеством человека считал мудрость как единство знания и умения различать добро и зло, а также практически реализовывать добродетели, прежде всего — законопо-слушание. Причем законопослушание, по Сократу, должно быть абсолютным. Отождествляя закон и справедливость, он считал любые законы справедливыми.

Отвечая на вопрос своего учителя, Платон дал первое известное философское определение блага: «Благо — то, что существует ради него самого». Однако подчеркнутая неутилитарность блага вовсе не означает, что его конкретные проявления (их Платон называет множество: красота, соразмерность, истина, и др.) не приносят пользу человеку и обществу. Истинное благо (среди них и закон) Платон сравнивает с Солнцем — оно делает мир «умопостигаемым» и видимым.

В XVII—XVIII вв. развитие философии идет по пути рационализма. Так, например, Р. Декарт отождествлял высшее благо с процессом познания истины, выявлением первопричин, Б. Спиноза — со свободой, которая немыслима без разума. Свобода в его понимании — это подчинение страстей разуму, это действие на основе познания необходимости.

Родоначальник классической немецкой философии И. Кант рас-сматривал благо как единство разума, долга и свободы. И благо — общественное и личное — человек и человечество обретают в единстве, синтезе долга, свободы и разума.

Собственно говоря, И. Кантом заканчивается традиция поиска и обоснования блага. Оно становится предметом специальной философской дисциплины — аксиологии, заменившей этот термин синонимичной категорией «ценность».

Понятием «ценность» широко пользуется Г. Гегель в работе «Фило-софия права», подразумевая под ним, с одной стороны, количественную определенность вещи, выраженную через ее качество, а с другой — значимость этой вещи для человека.

К. Маркс в «Капитале» ценность вещи связывал с потребительной стоимостью товара, но использовал этот термин и для характеристики других явлений, в том числе государства, права, науки, философии.

Ф. Ницше расчленил бытие на объективную реальность и мир цен-ностей, значений и смыслов человеческого сознания. Ценность для Ницше — это всегда смысл, который человек «вкладывает» в вещь или «извлекает» из нее.

В отечественной литературе теорию ценностей разрабатывали Олег Григорьевич Дробницкий (1933—1973), Василий Петрович Туга ринов (1898—1978), Мераб Константинович Мамардашвили (1930— 1990), которые вопреки официальной установке об аксиологии как лженауке внесли большой вклад в ее становление и упрочение.

Сегодня проблемам аксиологии посвящены труды А. Г. Ионина, Н.Н. Козловой, В.М. Межуева, Ю.М. Резника, Э.К. Соколова и др.

Благо связано также с правом, свободой, равенством и справедли-востью. Поэтому рассмотрение общего блага в юридическом аспекте предполагает анализ его философско-правовой сущности, условий существования и функций.

Право как форма свободы.

С принципом формального равенства связано и понимание права как формы общественных отношений. Специфика правовой формальности обусловлена тем, что право выступает как форма общественных отношений независимых субъектов, подчиненных в своем поведении, действиях и взаимоотношениях общей норме. Независимость этих субъектов друг от друга в рамках правовой формы их взаимоотношений и одновременно их одинаковая, равная подчиненность общей норме определяют смысл и существо правовой формы бытия и выражения свободы.

Правовая форма свободы, демонстрируя формальный характер равенства, всеобщности и свободы, предполагает и выражает внутреннее сущностное и смысловое единство правовой формальности, всеобщности, равенства и свободы.

Для всех тех, чьи отношения опосредуются правовой формой, — как бы ни был узок этот правовой круг, — право выступает как всеобщая форма, как общезначимый и равный для всех этих лиц (различных по своему фактическому, физическому, умственному, имущественному положению и т. д.) одинаковый масштаб и мера. В целом всеобщность права как единого и равного (для того или иного круга отношений) масштаба и меры (а именно — меры свободы) означает отрицание произвола и привилегий в рамках этого правового круга.

Необходимая внутренняя взаимосвязь правового равенства и всеобщности правовой формы очевидна: правовая мера всеобщая лишь в тех пределах и постольку, пока и поскольку она остается единой (и, следовательно, равной) для различных объектов измерения (регуляции), в своей совокупности образующих сферу этой всеобщности, т.е. круг различных отношений, измеряемых общей (единой) мерой.

Всеобщность эта, следовательно, относительна, – она ограничена пределами действия единой меры в различных отношениях. Само равенство здесь состоит в том, что поведение и положение субъектов данного общего круга отношений и явлений подпадают под действие единой (общей, равной) меры.

Такая формальность – внутренне необходимое, а не случайное свойство всякого права. Форма здесь не внешняя оболочка. Она содержательна и единственно возможным способом, точно и адекватно выражает суть опосредуемых данной формой (т.е. охватываемых и регулируемых правом) отношений – меру свободы индивидов по единому масштабу. Своим всеобщим масштабом и равной мерой право измеряет, «отмеряет» и оформляет именно свободу индивидов, свободу в человеческих взаимоотношениях – в действиях поступках словом во внешнем поведении людей. Дозволения и запреты права как раз и представляют собой нормативную структуру и оформленность свободы в общественном бытии людей, пределы достигнутой свободы, границы между свободой и несвободой на соответствующей ступени исторического развития.

Свобода индивидов и свобода их воли – понятия тождественные. Воля в праве – свободная воля, которая соответствует всем сущностным характеристикам права и тем самым отлична от произвольной воли и пр



Последнее изменение этой страницы: 2017-02-09; просмотров: 4326; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.234.191.202 (0.029 с.)