ТОП 10:

САМОВЫЖИВАНИЕ АГРАРНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ



В АТТИКЕ ПОЛИСНОГО ПЕРИОДА (800-400 гг. до н.э.)

 

Содержание

 

Введение………………………………………………..…………….2

 

а) Актуальность темы……………………………………..…………3

б) Историография……………………………………………. …….. 4

в) Цели и задачи работы и методологическая основа ………….. 26

г) Структура работы……………………………………….…….......27

 

Глава I. Феномен аграрной культуры античной Греции ………...28

 

1.1. Микенская цивилизация……………………………………….32

1.2. Гомеровский период………………………………………...…44

1.3. Архаический период………………………………………...…54

1.4. Классический период………………………………………..... 78

1.4.1. Законы Солона об упорядочении «погребальной»

обрядности…………………… ……………………………………. 89

1.4.2. Религиозный аспект некоторых других законов

и мероприятий Солона …………………………………………… 98

 

Глава II. Аграрно-военная реформа………………...…………….105

 

2.1. Законы Филолая и Фидона…………………………………. 105

2.2. Основы аграрной реформы……… …………………………. 112

а) Размер участков земли………………………………………. 114

2.3. Боги и сельское хозяйство …………………………………. 121

2.3.1. Религиозные воззрения……………………………………. 121

2.3.2. Календарь………………………………………………….. 125

2.3.3. Сельскохозяйственные продукты для бога……………… 128

2.3.4. Земля, принадлежащая богам…………………………….. 133

2.3.5. Оракул и земля богов…………………………………....... 136

2.3.6. Управление землей богов…………………………………. 137

2.3.7. Животные, принадлежащие богам……………………….. 138

2.4. Гоплитское народное ополчение………………………........ 139

2.5. Семейное сельское хозяйство земледельца……………….. 151

2.6. Риск и выживаемость семейного сельского хозяйства…… 165

2.6.1. Археологические и исторические свидетельства……….. 167

2.6.2. Семья……………………………………………………….. 170

2.6.3. Вдовы………………………………………………………. 172

2.6.4. Цикл жизни (смена поколений)………………………….. 173

2.6.5. Семья и рабы………………………………………………. 174

2.6.6. Причины прожиточных кризисов и возникновение

голода…………………………………………………………….. 176

2.6.7. Смешанное культивирование, междурядное засевание и

подсев, взамен убранного урожая……………………………… 177

2.6.8. Фрагментация земельных наделов……………………… 180

2.6.9. Норма посева………………………………………………. 181

2.6.10. Влажность………………………………………………… 181

2.6.11. Пропалывание……………………………………………. 182

2.6.12. Подготовка почвы и вспахивание………………………. 183

2.6.13. Вспахивание под пар…………………………………... 184

2.6.14. Использование урожая…………………………………... 187

2.6.15. Каллории……… …………………………………………. 188

2.6.16. Хранение долгосрочного запаса продовольствия……..192

2.6.17. Армия наемников………………………………………… 193

2.6.18. Излишек и рынок………………………………………… 195

2.6.19. Циклы уязвимости и адаптивные меры………………… 197

2.6.20. Дикорастущие растения…………………………………. 200

2.6.21. Охота……………………………………………………… 207

2.6.22. Морепродукты………… ………………………………… 207

2.6.23. Забой и продажа скота ………………………………… 208

2.6.24. Продажа рабов… ………………………………………… 213

2.6.25. Продажа или закладывание земли ………………………214

2.6.26. Удаление иждивенцев от домашнего хозяйства ………..217

а) детей……………………… …………………………………… 217

б) взрослых…………………… …………………………………. 221

2.6.27. Беженцы…………… …………………………………….. 225

 

Выводы…………………… ………………………………………226

 

Заключение……………… ……………………………………….228

 

Литература …………………………………………………………234

 

Введение

а) Актуальность темы

 

Пройдя через т.н. "темные века", в греческом обществе возникла новая культура, высшим достижением которой стала новая форма человеческого объединения аграрной популяции - полис.

В 1980-1990 годах была сформирована тенденция устанавливающая, что это древнее греческое общество (800-400 гг. д.н.э.) не было поляризовано между элитами и массами, богатыми и бедными, имущими и неимущими. Была только противоположность - эта специфическая вера классу, ни богатому, ни бедному, но отличному от любого и по поведению, и по духу – классу, ясно опознаваемому в древней литературе, обладающим триединым статусом: земледелец – гражданин – гоплит.

В дальнейшем, с приходом поляризованной эллинистической эры, эта аграрная культура исчезает, как бы предупреждая общество о его попустительстве в историческом развитии.

Такая актуализация темы определяет целесообразность рассмотрения сельского хозяйства периода городов-государств, искусство его ведения, организацию и некоторые фрагменты его культурного наследия, как одного из важнейших факторов в до-индустриальном обществе. С того момента, как человек начал что-либо выращивать на земле, сельское хозяйство стало одним из ведущих факторов в социальной структуре общества. Кто владел землей, как и при каких условиях, земля могла передаваться от человека к человеку, какие отношения могли возникать между владельцем надела и работником, наконец, что, как и при каких условиях выращивалось? К сожалению, не на все эти вопросы могут быть даны ответы. За прошедшие тысячи лет существенно изменились даже качественная составляющая растений, что вносит затруднение в определение древних типов зерна, не говоря уже о количественных вычислениях собранного урожая. Как правило, исследование обычно привязывается к древним источникам, среди которых необычайно мал процент, посвященный непосредственно сельскому хозяйству, в то время как существует достаточное количество говорящих о важности оного. В своей книге The Ancient Economy (1973) Финли утверждал, что подобное явление могло произойти из-за недостатка экономической мысли как таковой, поэтому были попытки заполнить лакуны в знаниях при помощи информации из древнеримских источников, в частности из трудов древних географов и агрономов. Подобные сопоставления должны учитывать существенное различие в естественных и географических условиях, а также и в технологическом развитии Греции в противном случае это может стать скорее помехой, нежели подспорьем в изучении характера греческого сельского хозяйства.

Древнее сельское хозяйство, как и сегодняшнее - сложное явление! Это требует конкретных знаний естественных возможностей и ограничений, установленных климатом и почвой, предполагая систему усложняющихся технологий. Как и ремесла, сельское хозяйство должно рассматриваться в его отношении к потребностям всего сообщества, экономической системы и общих норм общества.

История сельского хозяйства была историей человечества до 19 столетия, однако все внимание ученых, как правило, концентрировалось на политической истории, не на мирских и неинтересных событиях сельской жизни, даже экономическая история показывала больший интерес к жизни городов и развитию ремесел, чем жизни поселянина.

б) Историография

Античная историография отличалась ограниченным кругом источников и индивидуальным характером исторического исследования. В античности не было правильно поставленной архивной службы и историки лишь эпизодически, и случайно использовали документальный материал. Античные историки пользовались зачастую слухами, устными рассказами, неточными переводами местных жрецов, критическая проверка которых часто была затруднена, а иногда и невозможна.

Однако в целом за длительный период своего развития античная историческая мысль достигла больших высот, были разработаны некоторые фундаментальные идеи: всемирно-историческая концепция Геродота, критический метод изучения источников Фукидида, идея закономерного развития общества Аристотеля.

Важнейшим фактором древнеаттической истории было покорение пришлыми дорийскими племенами коренных жителей Аттики – пелазгов. Завоеватели одни только сохранили право иметь филы и фратрии, между тем как покоренные, лишившись своей племенной организации, стали просто народом земли – демосом. Потомки победителей со временем составили правящее сословие эвпатридов, тогда как остальная масса народа оказалась на положении зависимых геоморов. В этом истоки социальной борьбы, связанной в дальнейшем с именами Солона, Писистрата и Клисфена.

В работах Маркса и Энгельса дан глубокий анализ рабовладельческой экономической системы, объяснены особенности раба как типа работника и его отличия от крепостного и наемного рабочего, характер орудий труда и технического прогресса, роль земельной собственности и структура античного полиса как экономического организма. Крупным вкладом Маркса и Энгельса в изучение рабовладельческой экономики является определение роли денежного, торгового и ростовщического капитала в древности и четкая периодизация рабовладельческой экономики. «В античном мире влияние торговли и развитие купеческого капитала постоянно имеет своим результатом рабовладельческое хозяйство; иногда же в зависимости от исходного пункта оно приводит только к превращению патриархальной системы рабства, направленной на производство непосредственных средств существования, в рабовладельческую систему, направленную на производство прибавочной стоимости»

В работах Маркса получила глубокую разработку сложнейшая проблема древнего хозяйства: соотношение товарного и натурального производства, которое определяет особое лицо античной рабовладельческой экономики. (Марк К., Энгельс Ф. соч.2-е изд., 25, ч. I-II, с.354,364-365). Для Афин Ф.Энгельс выделил ряд ступеней становления государства: сначала Тесей, введшего синойкизм; затем законы Солона; наконец законы Клисфена, во времена которого преобразовалась государственность в форме рабовладельческой демократии. Каждый из этих этапов отмечен особенностями хозяйства, торговли, отношений собственности.

Значительное влияние на современное антиковедение оказала первая из монографий М.Финли, посвященная изучению земельных отношений в Афинах классической эпохи («Исследования о земле и кредите в древних Афинах 500-200 гг. до н.э.»,1952). Крайне показательно, что она вышла практически одновременно с работой Дж. Файна «Горой. Исследования по закладу, залогу и земельному держанию в древних Афинах» (1951), построенной на базе изучения той же категории источников – закладных камней на имущество (участок земли или дом), и что авторы в своих основных выводах близки.

М. Финли в основном занимается исследованием истории Древней Греции, хотя в ряде своих работ, посвященных общим вопросам истории античного мира, широко обращается и к римскому материалу. Им издано большое число монографий («Исследования о земле и кредите в древних Афинах 500 — 200 гг. до н. э.», 1952; «Древние греки», 1963; «Мир Одиссея», 1954; «История Сицилии», 1968; «Ранняя Греция. Бронзовый и архаический века», 1970; «Конституция предков», 1971; «Древняя и современная демократия», 1973; «Древняя экономика», 1973) и сборников статей («Аспекты античности», 1960; «Польза и бесполезность истории», 1975). Кроме того, под его редакцией выходил ряд сборников статей различных ученых, посвященных некоторым кардинальным проблемам античного мира («Рабство в классической античности», 1960; «Проблемы земли в Древней Греции»,1973). Значительное влияние на современное антиковедение оказала первая из монографий М. Финли, посвященная изучению земельных отношений в Афинах классической эпохи. Крайне показательно, что она вышла практически одновременно с работой Дж. Файна «Горой. Исследования по закладу, залогу и земельному держанию в древних Афинах» (1951), построенной на базе изучения той же категории источников — закладных камней на имущество (участок земли или дом), и что авторы в своих основных выводах близки. Сущность исторических выводов заключается в том, что, несмотря на известное развитие в IV в. до н. э. процесса концентрации земли, он не привел к созданию крупных единых хозяйств и к массовому обезземеливанию крестьянства. Хотя в афинском обществе и возрастал уровень бедности, он не сопровождался возрастанием богатства на другом социальном полюсе, вследствие чего не происходило обострения социальных конфликтов.

Этот вывод через некоторое время стал отправной точкой для целого ряда исследований проблем истории Греции в IV в. до н. э. Поскольку факт кризиса полиса не отвергался, то стали необходимыми новые объяснения его причин, иные, чем в традиционных схемах, в которых основной причиной являлось обезземеливание крестьянства и все остальные стороны кризиса возводились к этой. В этих новых концепциях основой кризиса полиса считаются: борьба двух форм собственности (традиционной земельной и денежной) растущее несоответствие политической и социальной структур полиса и т. д.

Наиболее полное выражение взгляды М. Финли на основные проблемы истории античного общества нашли в его книге «Древняя экономика». Пафос этой книги — в утверждении своеобразия античного общества, резко отличающегося как от капиталистических обществ, так и от обществ Древнего Востока. Особенно активно М. Финли выступает против модернизации античных обществ, применения к ним категорий и понятий, характерных для нового и новейшего времени. Он утверждает, что античность не знала таких экономических категорий, как «капитал», «продукция», «капиталовложение», «спрос», «предложение»; не существовало представления о полезности и возможности постоянного прогресса технологии. Он указывает, что античный город был, прежде всего, центром потребления, а не центром производства; что в условиях Римской империи не могло существовать мирового рынка, в античности не было государственной экономической политики в современном смысле этого слова, не было борьбы за рынки сбыта и не было войн, объясняемых торговыми интересами.

Экономическая система античности, считает М. Финли, всегда оставалась тесно связанной с натуральным производством, а основой социально-экономических отношений были восходящие к крестьянскому хозяйству ойкос или фамилия с нерасчлененной на экономический, социальный и личный аспекты властью их главы, без четкого разделения на базис и надстройку. При определении места человека в обществе имели значение: состояние (бедность всегда презиралась), сословие, статус, класс, причем, с точки зрения М. Финли, марксистская концепция класса вряд ли применима при анализе античного общества. Очень важное место в общей концепции М. Финли занимает его идея относительно «спектра состояний»: античное общество знало не только свободу и рабство, но и целый ряд промежуточных состояний. Рабы — это только одна из многих категорий зависимого населения. В Греции и Риме только в исторически короткие периоды, периоды расцвета, рабство вытесняло остальные категории, а в начале и в конце античной эпохи социальная структура характеризовалась многообразием форм зависимости.

Гибель античного общества, по мысли М. Финли, проистекает вследствие замены полисного строя бюрократической монархией. Прекращение поступления внешней добычи в конце империи привело к необходимости усиления налогового гнета (и закабалению основной массы населения) для содержания огромной армии и бюрократического аппарата, что окончательно подорвало хозяйство.

Концепция М. Финли явно создавалась под определенным воздействием марксизма. В частности, проводимая им постоянно мысль о коренном отличии целей производства в условиях античной и капиталистической экономики, безусловно порождена марксистским положением о том, что только при капитализме целью производства становится само производство, его постоянное расширение. Однако М. Финли не сознает, что за многообразием социальных слоев очень ясно прослеживаются основные классовые деления античного общества. Наконец, для М. Финли сами основные особенности античного экономического мышления (отсутствие ориентации на прибыль) остаются, в сущности, невыясненными, хотя им в его концепции придается огромное значение.

Значительнейшим явлением была дешифровка линейного письма Б., осуществленная английскими учеными М. Вентрисом и Д. Чадвиком («Свидетельства о греческом языке в микенских архивах», 1953) и открывшая возможность для неизмеримо более глубокого понимания характера древнегреческого общества II тыс. до н.э. Прежде всего, было бесспорно доказано, что население Греции этого времени говорило на греческом языке, анализ же содержания документов позволил выявить характер социальной организации общества. В дальнейшем исследования по этой тематике стали занимать очень важное место в англо-американском антиковедении. При Лондонском университете был создан специальный институт классических исследований, стал издаваться посвященный изучению этой проблематики журнал «Minos». Исследования велись по нескольким направлениям: в археологических работах — Дж. Грэхэм «Дворцы Крита» (1962); В. Тэйлур «Микенцы», (1964); Э. Вермюль «Греция в бронзовый век» (1964) — помимо раскопок ранее уже известных центров большое внимание уделялось разведкам, составлению точных карт памятников II тыс. до н. э.; очень важную роль играли исследования технологической базы данной цивилизации. Наконец, проводились исследования по выявлению характера общества, отраженного в документах.

Среди англо-американских специалистов, работающих над этой проблемой, некоторые (например, Л. Палмер) полагают, что в Пилосе существовали феодальные отношения, причем одним из основных аргументов служит утверждение, что такие отношения иконе присущи индоевропейской расе (Палмер «Ахейцы и индоевропейцы», 1955; его же «Микенцы и минойцы», 1962). Ученые другого направления (к которому, например, принадлежит Т. Вебстер) считают, что общественная структура микенского общества близка структуре древневосточных обществ (отрицая при этом их рабовладельческий характер). Согласно М. Финли, дворцовое хозяйство определяло все стороны жизни критского общества: через его посредство распределялась работа, материалы, конечный продукт. В этом отношении общество напоминало общества Ближнего Востока, но с одним важным отличием: здесь существовала совершенно иная система ценностей — не прокламировались ни могущество царя, ни военная функция общества. В материковой Греции также основой экономической системы были дворцовые хозяйства, но в отличие от Крита важнейшую роль здесь играла военная аристократия.

В современном англо-американском антиковедении господствующей является концепция, согласно которой поэмы Гомера (как бы ни решался вопрос об авторстве) не отражают историческую реальность микенской эпохи (Д. Пэйдж «История и гомеровская Илиада», 1959; Дж. Кирк «Песни Гомера», 1962; М. Финли «Мир Одиссеи», 1962). Решающую роль в новой оценке информации, содержащейся в «Илиаде» и «Одиссее», сыграла дешифровка линейного письма Б, в результате чего стало ясно, что общество, изображенное в гомеровских поэмах, и общества, отображенные в архивах Пилоса, Кносса и других центров, не могут иметь ничего общего. И если ранее (особенно в английской литературе) часто искали микенские реминисценции в поэмах Гомера (например, «Справочник по Гомеру», изд. Э. Вэйс и Ф. Стаббингз, 1967), то теперь исследователи считают, что «Илиада» и «Одиссея» отражают главным образом историческую реальность IX — VIII вв. до н. э. Вместе с тем подчеркивается, что в поэмах содержится определенное историческое ядро — сам факт троянской войны не может вызывать сомнений (М. Финли, Дж. Каски, Д. Мэйдис «Троянская война»). Кроме того, большое внимание уделяется анализу поэм как эпического произведения: К. Боурэ «Гомер и его предшественники» (1955); его же «Гомер» (1965); М. Парри «Создание гомеровских стихов» (1971); Э. Лорд «Певец сказок» (1960), в частности эпического языка и эпических формул, через посредство которых передается информация о ранних исторических эпохах, поскольку общепринятым является мнение, что Гомер использовал предшествующую эпическую традицию.

Археологические материалы по «темным векам» (XI — IX вв. до н.э.) наиболее полно исследовал В. Десборо — «Последние микенцы и их преемники» (1964). Лучшей работой (с точки зрения полноты фактического материала) по проблемам греческой колонизации, видимо, можно считать книгу Дж. Бордмэна, видящего в колонизации феномен, постоянно присущий греческой цивилизации — «Заморские греки» (1973). В работе Грэхэма «Колония и метрополия в Древней Греции» (1964), исследующей взаимоотношения между греческими колониями и их метрополиями, опровергается распространенный тезис, согласно которому греческие колонии не зависели политически от своих метрополий. Он подчеркивает разнообразие «моделей», по которым строились эти отношения: от полной независимости до полной зависимости.

В англо-американском антиковедении довольно важное место занимают работы, посвященные экономической истории. Хотя в целом все сильнее укрепляется тенденция рассматривать экономику античного общества отличной от современной экономики, все же встречаются и работы, в которых античная экономика трактуется в традиционном модернизаторском духе. Одним из наиболее ярких примеров этого является первый том «Европейской экономической истории» (авторы В. Дэвисон и Дж. Харпер, (1972). Античная экономика определяется как, безусловно, рыночная экономика, где господствуют мелкие товаропроизводители. Не учитывается специфика социальных отношений античного общества: по мнению авторов, рабство не было базисом античной экономики, поскольку в условиях господства рыночных отношений рабский труд становится невыгодным. Однако подобного рода работы играют все меньшую роль в современном англо-американском антиковедении. Примером принципиально иного подхода является книга Н. Дж. Сэн-Круа, в которой исследуется происхождение Пелопоннесской войны (1972). Изучив конкретные причины данной войны, автор переходит к более широким обобщениям. Он доказывает, что какое бы соперничество ни существовало между отдельными торговцами различных полисов, оно никогда не проецировалось на сами полисы. Античность, по мнению Сэн-Круа, не знала ни меркантилистской государственной политики, ни торгового соперничества, ни торговых войн.

Проблема рабства в античности не принадлежит к числу тех проблем, которые активно разрабатываются современным англо-американским антиковедением. Наиболее полным исследованием этой проблемы является книга У. Уэстерманна «Рабские системы греческой и римской античности» (1955). Автор подчеркивает, что никаких общих закономерностей в развитии античного рабства не было, что в каждом районе античного мира оно развивалось по-особому. У. Уэстерманн последовательно проводит принцип идеализации рабства. В частности, он утверждает, что «мягкая форма» рабства (типа гомеровского) широко была распространена вплоть до Ив. до н.э. в тех областях, где не развилось ремесло. Им совершенно бездоказательно отвергается ряд свидетельств о численности рабов и об их тяжелом положении. По мнению Уэстерманна, общее число рабов всегда было невелико и только в исключительных обстоятельствах резко возрастало. Так, он признает наличие огромного числа рабов в Италии, Сицилии и Африке в конце республики, однако при этом не обращает внимания на влияние самого института рабства на различные стороны социальной жизни, политического строя и культуры. С установлением же империи, как он считает, роль рабства вообще сходит на нет. Противоречий между рабами и свободными не было. С распространением же вольноотпущенничества переход из рабского статуса к свободному, по его мнению, вообще не представлял каких-либо сложностей. Рабство не тормозило технического прогресса и, следовательно, не влияло на экономику; причиной падения античного мира, поэтому был отнюдь не институт рабства. Подобная концепция роли рабства в античном мире весьма далека от подлинной картины, она вдохновляется идеей о том, что классовые противоречия в любом обществе постепенно затухают. Нельзя сказать, чтобы Уэстерманн был одинок в своих стремлениях умалить роль рабства в античном обществе. Очень показателен сборник «Рабство в классической античности» (1960). В статье А. Джоунза «Рабство в древнем мире», опубликованной в этом сборнике, также проводятся аналогичные идеи: незначительность роли рабства в производстве (основная масса рабов — прислуга); рабство в значительных размерах — результат исключительного стечения обстоятельств и т. д. Важную роль сыграла опубликованная в этом же сборнике статья М. Финли «Была ли греческая цивилизация основана на рабском труде?». М. Финли подчеркивал, что рабство было «одним из основных элементов греческой цивилизации». Совершенно справедливо он указывал, что для того, чтобы считать общество рабовладельческим, совсем не обязательно, чтобы в нем основную часть населения составляли рабы.

В исследовании проблемы древнегреческого полиса современная англо-американская наука не дала никаких принципиально новых решений. Отметим только работу Литтона, который утверждал (в отличие от огромного большинства исследователей), что древнегреческий полис не был устойчивым политическим образованием, поскольку с самого момента возникновения в нем шла внутренняя борьба. Большое влияние на развитие представлений о характере политической организации античного общества оказала книга Дж. Ларсена, вышедшая двумя изданиями, «Представительное правление в греческой и римской истории» (1953). Заслуга автора состоит в том, что он привлек внимание исследователей к федеративной форме политической организации, существовавшей в античном мире. Вместе с тем основные выводы автора вряд ли могут быть приняты, поскольку он исходит из явно идеалистических посылок. Так, в частности, он полагает, что возникновение демократического государственного строя в Греции было результатом только распространения демократических идей без попыток выяснить, что же рождало эти идеи.

Особое внимание привлекает работа П. Гринхэла, в которой более подробно, чем в других, ставится проблема связи социальной структуры общества с военным делом, с принципами его организации (П. Гринхэл «Раннегреческие приемы войны. Всадники и колесницы в гомеровской и архаический века», 1973). Автор считает, что процесс демократизации древнегреческого общества связан с появлением фаланги, что бесспорно справедливо, хотя зависимость здесь более сложная, чем это представляется автору. Но, с другой стороны, само возникновение фаланги у него имеет только одну причину — замену щита дипилонского типа гоплитским. Таким образом, глубочайшие социальные изменения в обществе, в конечном счете определяются, по мнению П. Гринхэла, чисто военно-техническими причинами.

Можно отметить и другие работы, посвященные военным проблемам. Греческая и римская артиллерия исследуются в книге Э. Марсдена «Греческая и римская артиллерия, историческое развитие» (1969); отдельные вопросы истории военного дела Спарты (армия при Клеомене III, структура моры по Ксенофонту, организация и размер спартанской армии в битвах при Левктре и Мантинее) рассматриваются в сборнике работ А. Тойнби «Несколько проблем греческой истории» (1969); военному делу IV в. до н. э. посвящена книга А. Андерсона «Военная теория и практика ввек Ксенофонта» (1970).

Ряд вопросов военной практики греков (введение оплаты и ее размер, жертвоприношения, война и праздники, глубина и ширина фаланги, захват добычи, право собственности на нее и т. д.) освещены в книге В. Притчетта «Древнегреческая военная практика» (1971).

Как и ранее, одной из наиболее популярных в англо-американском антиковедении проблем является проблема сущности и истории античной демократии вообще и, прежде всего афинской.

В подавляющем большинстве работ политическая эволюция афинского общества ставится в связь с экономической. В некоторых из них утверждается, что экономический подъем Афин, перестройка традиционной сельскохозяйственной экономики — результат создания Афинского морского союза (Ф. Форст «Племенная политика и гражданское государство», 1976). В других же, наоборот, подчеркивается, что Афины достигли высокого уровня экономического развития к моменту его создания, что и предопределило их ведущую роль в этом союзе (А. Френч «Рост афинской экономики», 1964).

Одной из основных тем в англо-американском антиковедении является защита афинской демократии. Наиболее последовательно эту роль выполняет известный английский ученый А. Джоунз. В книге «Афинская демократия» (1957) он следующим образом определяет цель своей работы — опровергнуть два основных «обвинения», выдвигаемых против афинской демократии:

1) афинская демократия с ее широкой системой раздач и оплат была паразитом на теле империи;

2) афинская демократия была рабовладельческой.

А. Джоунз стремится доказать, что расходы на раздачи и оплату не были особенно велики и в мирное время покрывались за счет внутренних средств города. В качестве основного аргумента им используется следующий довод: демократия продолжала существовать и в IV в. до н. э., когда Афины не имели каких-либо внешних доходов. А. Джоунз пытается также доказать, что большинство (по его подсчетам 60%) граждан жило за счет собственного труда и «даже богатейшие афиняне были относительно скромными людьми». Именно преобладание средних слоев обеспечивало устойчивость афинской демократии. По мысли автора, афинская демократия была «отлично смонтированным инструментом для выражения и выполнения воли народа».

Роль средних слоев подчеркивает и В. Эренберг («Народ Аристофана», 1951), выступающий против преувеличения роли раздач и оплат. Он доказывает, что они не могли служить основой существования даже беднейших афинян, а только своего рода «подспорьем». В. Эренберг[1] считает, что в Афинах различия между знатными и незнатными, богатыми и бедными не имели сколько-нибудь серьезных последствий для развития общества, поскольку социальный организм был достаточно единым объединением «среднего класса». Единственный внутренний конфликт, который он допускает в Афинах, — это конфликт поколений.

Против преувеличения роли дани (фороса) союзников в развитии радикальной афинской демократии выступает и Р. Мейггз («Афинская империя», 1972). Он полагает, что было бы неправильно считать, что афиняне эксплуатировали союзников, чтобы поднять свой уровень жизни. Часть фороса возвращалась союзникам в виде платы за службу на море и на суше, а также в виде создания в Афинах благоприятных условий для метеков — выходцев из городов союза. Афины обеспечивали безопасность на море, и благодаря этому выросла торговля.

Однако эти достаточно близкие друг другу концепции встречают оппозицию в ряде работ. Так, в частности, в книге Р. Делэ «Пробулевсис в Афинах. Изучение принятия политических решений» (1973) опровергается мнение Джоунза о полном суверенитете народного собрания и малом значении Буле. П. Мак Кендрик и Дж. Дэвис возражали против тезиса об упадке значения аристократии и богатства в Афинах. На основании просопографических данных они доказывали, что и в период господства демократии, как правило, важнейшие посты в государстве занимались представителями аристократических родов и богатых семей (П. Мак Кендрик «Афинская аристократия», 1969; Дж. Дэвис «Афинские собственнические фамилии» 1973).

В работе А. Барфорд «Ремесленники в греческом и римском обществе» (1972) изучаются темы, достаточно редкие в современном антиковедении. В монографии содержится много интересных наблюдений, например ее вывод о том, что одна из причин развития рабства в Риме заключалась в нехватке квалифицированных рабочих из числа свободных граждан. А. Барфорд возражает тем, кто считает, что технический застой античного общества объясняется обилием рабов. Она подчеркивает, что в XVIII — начале XIX в. было изобилие рабочих рук, но техника развивалась очень быстро. Главное отличие между этими эпохами, по ее мнению, заключалось в том, что в античную эпоху отсутствовало желание увеличивать прибыль именно за счет изменения методов производства. А причиной этого является консерватизм и традиционализм, присущие античному обществу. Однако она оставляет без ответа вопрос о причинах римского консерватизма.

Таким образом, в современной англо-американской историографии все большее значение приобретают исследования, посвященные кардинальным вопросам истории, социальных отношений античного общества, все чаще проблемы политической и идеологической истории рассматриваются в связи с социальной историей.

Ярким проявлением этого процесса является расширение рядов исследователей-антиковедов, стоящих на позициях марксизма, принимающих принципы исторического материализма как единственно научные в познании античного мира. Своеобразным манифестом этой группы исследователей стало выступление их в журнале «Аретуза» (1975, т. 8, № 1), в специальном номере, озаглавленном «Марксизм и классика». Среди статей этого номера особого внимания заслуживает работа Сэн-Круа «Карл Маркс и история классической античности». Один из крупных современных антиковедов, автор многих печатных работ, в том числе интересной книги «Причины Пелопоннесской войны», заявляет, открыто, что только использование марксистской методологии дает «адекватное постижение античного общества». Сэн-Круа решительно возражает тем исследователям, которые полагают, что марксистский метод сформировался при изучении только капиталистического общества и для анализа других типов общества, якобы неприменим. Он указывает, что К. Маркс глубоко знал античное общество, специально изучал его и что те закономерности развития человеческого общества, которые установил К.Маркс, выявлены на анализе не только капиталистической формации, но и всех формаций, предшествующих ей, в том числе и рабовладельческой. Сэн-Круа самым решительным образом оспаривает тезис, достаточно распространенный в западной науке, который сводит исторический материализм к экономическому детерминизму.

Сэн-Круа специально останавливается на проблеме классов и классовой борьбы. Собрав все упоминания К.Маркса о классах, автор приходит к выводу о тесной связи понятия «класс» с фундаментальным понятием «способ производства». Класс должен определяться по его отношению к средствам производства и месту в производстве. В античности основным средством производства была земля, а главной формой эксплуатации труда был подневольный труд, главным образом рабский.

При этом необходимо учитывать, что основная масса продукции производилась (вплоть до поздней античности) мелкими независимыми производителями (крестьянами и ремесленниками), большинство которых использовали только труд членов своей семьи. Это посредствующий класс, и при анализе его места в обществе необходимо учитывать два обстоятельства: 1) этот класс почти не производил избыточного продукта;

2) он не входил в состав господствующего класса.

Если взглянуть на общее развитие античного общества, то безусловно будет заметна основная тенденция — зависимость политической власти от экономической позиции, общая тенденция перехода политической власти к богатым. В связи с этим Сэн-Круа указывает, что подобный анализ античного общества оказывается близким тому, как анализировали свое общество сами древние, например Аристотель, для которого деление населения полиса — это деление на собственников и лишенных собственности, а политические формы полиса зависят от взаимоотношений этих двух групп.

Непременной чертой всякого классового общества является наличие классовой борьбы, причем нельзя смешивать понятия политической борьбы и классовой борьбы. Политическая борьба может происходить и и внутри различных слоев одного класса. Такой борьбой, считает автор, была борьба внутри свободного гражданства и в Греции и в Риме. Постоянное противоречие между эксплуататорами и эксплуатируемыми определяло все стороны жизни античного общества. При этом классовая борьба проходила в основном по линии: рабы — рабовладельцы, а не свободные — рабы.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.017 с.)