Сон и его физиологическое значение



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сон и его физиологическое значение



р> Сон и бодрствование. Регулярная смена сна и бодр­ствования — необходимое условие нормальной жизнедеятельности человеческого организма. Во время бодрствования повышенная воз­будимость нервных клеток мозга поддерживается импульсами, идущими от органов чувств, от мышц и других органов тела. Поток афферентных импульсов резко уменьшается во время сна, а пото­му понижается возбудимость нервных клеток, наступает их тор­можение, что отражается на уровне общей жизнедеятельности организма: почти полностью прекращается двигательная актив­ность, снижается обмен веществ, медленнее и слабее работает сердце, а дыхательные движения становятся более редкими и ме­нее глубокими.


^i. ча.-го содДйЮт^л условия для появления тор р, угашение условного рефлекса), у животного >изникает вяло, шливое состояние. Переход клеток коры большим полушарий от а. вного, рабочего состояния к торможению происхо дит не сразу, а через несколько последовательных фаз.

У собаки был образован положительный условный рефлекс на музыкальный тон определенной высоты и тормозные рефлексы на 20 других тонов. Имелись у нее также положительные рефлексы на тихий и громкий треск. На тихий треск, как на слабый раздра­житель, выделялось в 2—3 раза меньше слюны, чем на громкий треск. Многократное применение тормозных тонов вызывало у со­баки сон.

Когда сонливое состояние только'начинало развиваться, реак­ция на тихий треск усиливалась и становилась такой же, как и на громкий треск. Эту фазу Введенский назвал уравнительной, так как эффекты слабого и сильного раздражения уравниваются. За ней появлялась фаза, названная парадоксальной. Она характери­зуется тем, что слабый раздражитель вызывает более значительную реакцию, чем сильный. Мало того, на фоне развивающегося тормо­жения сильный раздражитель может оказаться чрезмерным и лишь углубить торможение, и реакция будет наблюдаться только на сла­бое раздражение. Затем наступала фаза торможения, когда реак­ция исчезает и на слабые, и на сильные раздражители, и животное засыпает. Те же самые фазы в обратной последовательности на­блюдаются во время пробуждения.

У взрослых людей, а часто и у детей фазы переходного состояния протекают очень быстро. Нередко, однако, ту или иную фазу удает­ся проследить. Так, иногда можно обнаружить, что засыпающий ребенок реагирует только на слабые раздражители. Он не слы­шит звуков радиопередач или громкого разговора, но реагирует или даже просыпается в ответ на легкое прикосновение или на сло­ва, произносимые шепотом. У маленьких детей переходные состоя­ния часто осложняются явлениями положительной индукции, когда торможение, еще не распространившееся на всю кору, вызывает возбуждение незаторможенных участков. Возникшее возбуждение может иррадиировать по коре, снимая еще слабовыраженное тор­можение. Это проявляется в том, что, перед тем как заснуть, на не­которое время ребенок приходит» в состояние двигательного беспо-койсгва или начинает «беспричинно» капризничать. Такое состояние особенно легко возникает, если перед отходом ко сну ребенок был возбужден или если он ложится позднее обычного.

Изолированные очаги возбуждения во время сна. Сон может продолжаться несколько часов подряд. Однако интенсивность кор­кового торможения не остается постоянной. Раздражения, идущие из внешней и внутренней среды, могут изменять функциональное

состояние отдельных пунктов коры, повышая или понижая их воз­будимость и нередко приводя их в активное, деятельное состояние. При глубоком торможении коры очаги возбуждения, возникающие в отдельных ее пунктах, быстро затормаживаются и сон не нару­шается. При меньшей интенсивности тормозного процесса возник­ший очаг возбуждения может, иррадиируя по коре, вызвать воз­буждение значительной части коры больших полушарий и тем са­мым привести к прекращению сна.

В иных случаях возникший очаг приводит к частичному, изби­рательному распространению возбуждения, основанному на ранее выработанных условных связях. Ребенок может во сне, не просы­паясь, застонать или заплакать. У некоторых детей изолированный очаг возбуждения легко возникает в области двигательного анали­затора. Такие дети проявляют во сне двигательное беспокойство. часто ворочаются, а иногда совершают и более сложные двигатель­ные акты. Повышенная возбудимость двигательной речевой области проявляется в том, что ребенок начинает говорить во сне. ^ Сновидения. Сновидения также представляют собой результат активности многих корковых клеток на общем фоне коркового торможения. Во время сновидения многие пункты коры вступают в сложное взаимодействие, что может привести к некоторому по­добию нормальной корковой деятельности. Однако это подобие лишь кажущееся. Деятельность корковых клеток во время сна рез­ко отличается от их деятельности в состоянии бодрствования. Во-первых, многие пункты коры остаются в состоянии стойкого тормо­жения и не участвуют в работе коры. Во-вторых, переход отдельных пунктов коры от состояния торможения к состоянию нормальной возбудимости сопровождается переходными фазами, нарушающими нормальные функциональные отношения между отдельными груп­пами корковых клеток. Все это обусловливает бессвязность-, не­реальность, фантастичность многих сновидений.

Постановкой специальных экспериментов удалось установить, что источником сновидений могут быть различные раздражения, исходящие из внешней или внутренней среды. Нередко источни­ком сновидений могут быть следы дневной активности корковых клеток: отдельные пункты коры как бы сохраняют те функциональ­ные взаимоотношения, которые имели место во время бодрствования.

Сторожевые пункты коры. Даже во время глубокого сна отдель­ные пункты коры могут сохранять состояние повышенной возбуди­мости. Это имеет большое биологическое значение. Высокая возбу­димость пункта, раздражение которого имеет большую жизненную значимость, обеспечиваег возможность быстрого пробуждения в нужный момент. Вот почему Павлов назвал такие пункты коры «сторожевыми». В сохранении высокой возбудимости сторожевых пунктов коры существенную роль играют явления индукции: глу­бокое торможение других участков коры вызывает в сторожевом пункте положительную индукцию.


Наличием дежурных, сторожевых пунктов коры можно объяс­нить пробуждение человека точно в назначенный час (рефлекс на время), пробуждение матери при малейшем движении больного ребенка, хотя другие, более сильные раздражители не будят ее. i {!Г Гипноз какчастичный сон. Экспериментальное изучение пере­ходных состояний между сном и бодрствованием привело к понима­нию физиологического механизма, лежащего в основе явлений гипноза. Если куриду быстрым, энергичным движением, подавляю­щим всякое сопротивление, опрокинуть на спину и затем через ко­роткое время, отвести руки, то животное остается в полной непод­вижности в приданном ему неестественном положении в течение нескольких минут, как правило, следя глазами за эксперимента­тором. Подобное же явление внезапного «обездвижения» (оцепе­нения) наблюдается и в естественных условиях под влиянием чрезмерно сильного или слабого, но длительного раздражения. Это явление можно рассматривать как своеобразный пассивно-оборо­нительный рефлекс при встрече с сильнейшим врагом, борьба с которым бесполезна.

В основе этого явления лежит резко выраженное индукционное торможение двигательной области коры, связанное с возникшим в других пунктах мозга сильным очагом возбуждения. Иными сло­вами, происходит иррадиация торможения, но не гго всей коре, а в определенных ее областях. Следовательно, гипноз представляет собой частичный сон. В типичных случаях гипноза торможение распространяется главным образом в области двигательного ана­лизатора.

Обычные способы гипнотизирования людей, по существу, вос­производят те условия, которые приводят к гипнозу животных. Та­ковы слабые, повторяющиеся раздражения кожи или обычно при­меняющийся способ — монотонное повторение слов, ассоциируемых с сонным состоянием («Вас клонит ко сну; вы чувствуете, как тя­желеют веки; вы закрываете глаза, и вам трудно их открыть» и т. д.), Нередко, особенно при гипнотизировании истеричных людей, при­меняется сильный речевой раздражитель, например возглас «спи­те!» или другое резко сказанное слово.

В настоящее время гипноз широко применяется в медицине для внушения с лечебной целью. «Внушение,— говорит Павлов,—' есть наиболее упрощенный типичнейший условный рефлекс чело­века». В условиях гипноза, когда значительная часть коры больших полушарий находится в состоянии торможения, слова гипнотизера становятся тем сильным раздражителем, который вызывает ярко выраженный очаг возбуждения в соответствующих пунктах коры.

По закону взаимной индукции заторможенные области коры поддерживают и усиливают этот очаг возбуждения (положительная индукция), а последний, в свою очередь, углубляет торможение других пунктов коры (отрицательная индукция). Это ведет к ис­ключению противодействующего влияния других пунктов коры на

те, которые возбуждаются при внушении. Иными словами, под влия­нием гипноза ранее образованные в коре условные связи (привыч­ки, страсть к алкоголю, к курению) не препятствуют установлению новых связей даже в том случае, если эти последние противоречат прежним. Отсюда огромная, иногда неодолимая сила внушения, произведенного в состоянии гипноза.



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.014 с.)