Особенности высшей нервной деятельности детей



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Особенности высшей нервной деятельности детей



Образование первых условныхрефлексов. Высшая нерв­ная деятельность проявляется в образовании условных рефлексов. У недоношенного ребенка можно выработать условные рефлексы в тот период его жизни, когда он еще не должен был бы появиться на свет. Это свидетельствует о том, что по крайней мере за не­сколько недель до рождения корковые клетки достаточно зрелы, чтобы проявлять свою специфическую функцию. Вряд ли, однако, можно говорить о каких бы то ни было элементах высшей нервной деятельности в период внутриутробного развития. Среда, окружаю­щая организм плода, очень постоянна, а потому отсутствуют те условия, какие необходимы для образования условных рефлексов.

Момент появления ребенка на свет — это резкий переход к но­вым, качественно иным условиям его существования. Родившийся ребенок встречается с разнообразными раздражителями внешней и внутренней среды, которые, многократно сочетаясь с действием безусловных раздражителей, могут приобрести сигнальное значе­ние. Поэтому условные рефлексы начинают образовываться уже в первые дни после появления ребенка на свет. Наблюдения показали,

что еще в период новорожденности появляется пищевой условный пефлекс на положение тела, обычное для акта кормления. Как только телу ребенка придавали такое положение, он начинал про­изводить сосательные движения, раскрывать рот. При этом у ре­бенка нередко возникали искательные движения головой. Первые признаки образования такого естественного условного рефлекса появлялись иногда на 9-й, а у большинства младенцев на 10— 12-й день жизни, т. е. после нескольких десятков сочетаний поло­жения тела (условный раздражитель) и кормления (безусловный раздражитель). После первого появления рефлекс в течение не­которого времени недостаточно прочен: иногда придание телу по­ложения для кормления не вызывает никаких пищевых реакций, или они очень слабо выражены.

Характерна и другая особенность этого условного рефлекса:

•пищевая реакция (особенно сосательные движения) первое время возникает на различные изменения положения тела. Лишь через несколько дней (чаще всего на 16—20-й день) образуется различе­ние сходных раздражении и условный рефлекс возникает только на совершенно определенное положение тела для кормления. Это свидетельствует о том, что к середине первого месяца жизни у ре­бенка появляются не только положительные, но и отрицательные условные рефлексы.

Искусственные пищевые и оборонительные условные рефлексы на звуковые и некоторые другие раздражители удается выработать уже на 5—6-й день жизни, но при условии очень большого коли­чества подкреплений.

Образование условных рефлексов в первые месяцы жизни.В опытах на животных Павлов установил, что у взрослых собак в лабораторной обстановке первые искусственные условные рефлексы вырабатываются медленнее, чем последующие. Медленное образо­вание первого условного рефлекса объясняется индукционным торможением, связанным с возникновением ориентировочной реак­ции на новый раздражитель и на новую, непривычную обстановку.

В первые дни жизни младенца медленно образуются не только первый, но и последующие рефлексы. Это связано в основном с лег­ко возникающей иррадиацией торможения в коре больших полуша­рий, что обычно проявляется в засыпании ребенка во время опыта. По мере накопления естественных условных связей скорость обра­зования новых условных рефлексов увеличивается, рефлексы ста­новятся более устойчивыми, уменьшается их латентный (скрытый) период, т. е. промежуток времени с момента включения условного раздражителя до появления ответной реакции. Уже к концу 1-го или началу 2-го месяца жизни пищевые и оборонительные условные рефлексы становятся несколько более прочными и могут быть обра­зованы с любых рецепторов. Увеличивается скорость образования новых условных рефлексов: легко образуются грубые дифферен-цировки, т. е. дифференцировки на раздражители, которые значи-


тельно отличаются друг от друга. Однако первое время дифферен-цировки недостаточно прочны и легко разрушаются.

В последующие месяцы образуются все новые и новые поло­жительные и отрицательные условные рефлексы. Значительное уве­личение общего фонда образовавшихся условных связей сопровож­дается более быстрым и тонким различением (дифференцирова­нием) сходных раздражителей. При этом как положительные, так и отрицательные условные рефлексы становятся более прочными.

Приведенный выше естественный условный пищевой рефлекс первоначально возникает на положение тела для кормления, а позд­нее (обычно к концу 2-го месяца) также приобретает значение условного раздражителя вид материнской груди, однако лишь в комбинации с положением тела для кормления. В отдельности ни то, ни другое не вызывает пищевого рефлекса. Еще позднее (примерно к 3 месяцам) пищевой рефлекс образуется как на ком­плекс двух раздражителей, так и на изолированное действие зри­тельного раздражителя, т. е. на вид материнской груди без положе­ния тела для кормления. Одно лишь положение тела для кормления перестает вызывать рефлекс. Следовательно, зрительный раз­дражи гель стал сильным компонентом комплексного раздражителя, а положение тела для кормления — слабым. Таким образом, уже в первые месяцы жизни образуются условные рефлексы на ком­плексные раздражители, причем значимость отдельных компонен­тов комплекса может меняться.

Значение ориентировочного рефлекса. В высшей нервной дея­тельности человека особое значение имеет ориентировочно-иссле­довательский рефлекс. «У нас,— писал Павлов,— этот рефлекс идет чрезвычайно далеко, проявляясь, наконец, в виде той любозна­тельности, которая создает науку, дающую и обещающую нам вы­сочайшую, безграничную ориентировку в окружающем мире». Большое значение безусловного ориентировочного рефлекса опре' деляется тем, что- он обрастает множеством условных ориентиро­вочных рефлексов.

У детей простейшие безусловные ориентировочные рефлексы имеются уже в первые дни после рождения. Однако первые услов­ные ориентировочные рефлексы удается наблюдать значительно позднее, обычно на 3-м или 4-м месяце жизни. В дальнейшем услов­ные ориентировочные рефлексы образуются очень легко и начи­нают играть существенную роль в поведении ребенка. Важнейшим условным раздражителем, вызывающим ориентировочный рефлекс. становится речь.

Динамический стереотип. Внешний мир воздействует на орга-. низм.целой системой одновременных и последовательных раздражи­телей. Во многих случаях такая система многократно повторяется, или, как принято говорить, становится стереотипной. Стереотип раздражении при достаточном количестве повторений ведет к обра­зованию в коре больших полушарий соответствующей мозаики оча-

гов возбуждения и торможения, возникающих и сменяющих друг друга в постоянной последовательности.

Внешний стереотип приводит к образованию системности, или, как говорит Павлов, динамического стереотипа в работе коры: на одни и те же повторяющиеся условия кора, а вслед за ней и весь организм отвечают одной и той же прочно установившейся систе­мой процессов.

Образование в коре больших полушарий динамических стерео­типов лежит в основе приобретения ребенком таких двигательных навыков, как ходьба, бег, прыжки, катание на коньках, пользование при еде ложкой, ножом и вилкой и проч.

Выработка стереотипа — это сложная синтезирующая деятель­ность коры. Она представляет собой трудную, а иногда (при слож­ном стереотипе) и чрезвычайно трудную задачу для нервной си­стемы. Вместе с тем поддержание уже выработанного стереотипа не требует сколько-нибудь значительного напряжения корковой деятельности. Представляя собой особо легкую, а следовательно. выгодную для организма форму высшей нервной деятельности, динамический стереотип нередко становится весьма прочным, упор­ным, трудно поддающимся разрушению и переделке.

Привычки и навыки представляют собой хорошо закрепленные системы, или комплексы условных рефлексов, связанные с динами­ческим стереотипом в коре больших полушарий. Всякая воспита­тельная учебная работа обязательно приводит к новым динамичес­ким, стереотипам, обогащающим и совершенствующим корковую деятельность.

В обыденной жизни можно встретить много примеров, иллюст­рирующих, с одной стороны, трудность образования сложных сте­реотипов, а с другой — стойкость уже выработанных стереотипов. трудность их переделки. Ребенок долго учится ходить, а позднее бегать и прыгать; далеко не сразу даются ему навыки держать, в руке карандаш и ручку и владеть ими. Большого труда стоиг приучить ребенка к опрятности, к вежливому обращению, к стро­гому соблюдению режима дня, т. е. всегда в одно и то же время вставать, оправлять постель, делать зарядку, умываться и т. д.

Образовавшиеся и упрочившиеся навыки и привычки выпол­няются ребенком легко и охотно, не вызывая отрицательных эмо­ций. Они сохраняются многие годы и составляют основу человечес­кого поведения. Двигательные навыки, приобретенные в детстве (например, катание на коньках, игра на рояле), а затем не приме­нявшиеся в течение 20—30 лет, восстанавливаются легко и быстро.

Примером стойкости сложных стереотипов может служить тот огромный труд, которого требует «переучивание», если ребенок, обучаясь письму, игре на рояле, или спортивным движениям, привил себе неправильные навыки. Трудность переделки стереотипов за­ставляет обращать особое внимание на правильность приемов вос­питания и обучения с первых лет жизни.


Развитие речи

Значение речевых компонентов комплексных раздра­жителей. С первых месяцев жизни ребенка окружают люди. Он их видит, слышит человеческую речь, которая очень рано становится условным раздражителем, сигнализирующим о присутствии чело­века. К 3—5 месяцам ребенок различает мать, а нередко и других соприкасающихся с ним людей. И всегда существенным призна­ком различения оказывается голос. К этому же времени ребенок начинает различать интонацию, связанную с соответствующей мимикой.

В силу подражательного рефлекса, ярко выраженного уже в пер­вые месяцы жизни, ребенок начинает повторять звуки человечес­кой речи. И еще до образования условных связей на слова у него начинают появляться первые речевые шумы — глоточные, гортан­ные, нёбные, губные и т. д., которые затем постепенно дифферен­цируются, приводя к образованию речевых звуков. Каждый произ­носимый ребенком звук вызывает у него афферентные импульсы как с органа слуха (ребенок слышит произносимые звуки), так и с органов речи — от голосовых связок, языка и всего речевого аппа­рата. Эти импульсы, достигая коры, становятся сигналами, приобре­тающими впоследствии важнейшее значение в установлении рече­вых условных связей.

Во второй половине первого года жизни у ребенка появляются условные рефлексы на речевые раздражители. Однако, как правило, эти раздражители действуют в комплексе с другими раздражите­лями, например окружающей обстановкой, положением тела ре­бенка, видом говорящего человека, его мимикой. Да и сам речевой раздражитель лишь условно может быть назван речевым, ибо ре­бенок различает не слова с их смысловым значением, а высоту и тембр голоса и интонацию. Поэтому замена произносимых слов другими при сохранении интонации не окажет влияния на реакцию ребенка, тогда как изменение обстановки и особенно вида гово­рящего человека может привести к торможению реакции. Так, ре­бенок 8 месяцев на вопрос матери «Где папа»? повернет голову в сторону отца. Но если вместо матери тот же вопрос задает посто­роннее лицо, реакция может отсутствовать.

Лишь постепенно доминирующее значение приобретает само слово как определенное сочетание речевых звуков. Ребенок начина­ет реагировать не на весь комплекс, включающий даже обстановку, а на отдельные, произносимые окружающими слова или фразы, ко­торые становятся сигналами определенных безусловных, а позднее и условных раздражителей. Постепенно слова становятся сигнала­ми определенных действий, явлений и отношений между этими явлениями.

Ранний этап развития речи. Речь ребенка начинается с того момента, когда произносимые им отдельные речевые звуки или их

комбинации приобретают значение условных раздражителей, ста­новясь такими же сигналами определенных непосредственных раз­дражителей, как и слова, произносимые окружающими. Формиро­вание первых слов и установление правильного их произношения обычно происходит далеко не сразу, требуя 'длительного периода времени. Как правило, произносимые ребенком комбинации ре­чевых звуков сначала лишь отдаленно напоминают те слова, ко­торые они должны обозначать, а затем, претер,певая ряд последо­вательных изменений, превращаются в правильно произноси­мые слова.

На 2-м году жизни ребенок, часто еще не сформировав произно­шения отдельных слов, начинает в своих речевых реакциях соче­тать по два, а затем и по три слова, образуя таким образом первые простейшие комбинации слов, нередко приобретающие характер предложений. Так, например, от ребенка этого возраста можно услышать «да-ко» или «да-моко» (дай молоко), «по-го» или «по-гу» (пойдем гулять), «ми-ка» (Мише каши) и т. п. Эти комбинации слов могут появляться либо в результате усвоения готового рече­вого стереотипа, который следует рассматривать как комплексный раздражитель, либо, что обычно наблюдается несколько позд­нее, путем синтезирования отдельных ранее приобретенных слов с превращением их в новый стереотип. Появление речевых сте­реотипов представляет собой существенный момент в развитии речевой деятельности, а именно переход от простых речевых реакций к цепным, характеризующимся соединением слов в пред­ложения.

Для первого этапа развития речи (примерно до середины 2-го года жизни) характерно относительно быстрое образование услов­ных связей между слышимым словом и непосредственным раздра­жителем, причем связи образуются не только на предметы, но и на действия с ними. Если, например, постепенно показывать ребенку различные новые манипуляции с куклой, сопровождая их соответ­ствующими словами (дай, возьми, положи, покорми, покачай ку­клу), то очень быстро на каждый словесный раздражитель он будет отвечать правильным действием. Однако речевые реакции обра­зуются у ребенка медленно, при условии многократного сопровож­дения речевого раздражителя показом и передачей в руки непосред­ственного раздражителя (например, той же куклы).

Если у ребенка образовался прочный речевой рефлекс на один определенный предмет, то первое предъявление сходного предмета (например, куклы иного размера, в иной одежде) может не дать реакции. Вместе с тем если ребенок, несколько раз гладивший кошку, стал называть ее «ки» (киска), то при первом предъявле­нии меховой шапки, погладив ее, он может назвать ее «ки», тогда как речевая реакция будет отсутствовать при показе нари­сованной или резиновой кошки. Для обобщения слова «ки» необ­ходимо установление связи между этим словом и соответствующим


раздражением зрительных, осязательных, слуховых и других ре­цепторов.

Развитие речи в дошкольномвозрасте. Если на 2-м году жизни ребенок начинает произносить новые слова лишь после многократ­ного, настойчивого их повторения окружающими, а условная связь образуется между произносимым словом и конкретным непосред­ственным раздражителем, то после двух лет процесс овладения речью резко меняется. Слова становятся не только доминирующи­ми сигналами, когда они действуют на слуховые рецепторы, но и основной реакцией на эти сигналы, а также нередко на непосред­ственные раздражители. Постепенно все чаще речевые рефлексы образуются не путем подкрепления нового раздражителя безуслов­ным (например, пищевым, оборонительным, ориентировочным) и не сочетанием непосредственного раздражителя с его речевым обоз­начением, а на базе ранее выработанных речевых условных реф­лексов.

На 3-м году жизни ребенок легко повторяет и запоминает новые для него слова, произносимые окружающими даже в тех случаях, когда смысл, значение этих слов остается ему непонятным. Такое запоминание впервые произнесенных и «непонятных» для ребенка слов может служить примером образования «с места» новых услов­ных рефлексов. Словарный состав детской речи достигает 200—400 слов. Путем подражания ребенок усваивает произношение как от­дельных слов, так и простейших речевых стереотипов, т. е. стандарт­ных, заученных комбинаций слов. Уже к этому возрасту речевые сигналы, т. е. сигналы второй системы, начинают играть основную роль в организации поведения ребенка.

Развитие детской речи, т. е. придание языку стройного, осмыслен­ного характера с применением надлежащего грамматического строя, в сильной степени зависит от правильности построения речи окру­жающих людей. Путем подражания ребенок произносит те слова и те обороты речи, которые он воспринимает от окружающих.

К 2'/2—3 годам речевой фонд ребенка состоит не только из от­дельных слов и речевых стереотипов, но также из фраз, которые складываются в процессе речевой реакции и представляют собой различные комбинации ранее знакомых слов с применением па­дежных окончаний, глагольных форм и других особенностей грам­матического строя речи.

Возможность использования словарного состава речи и ее грам­матического строя для построения новых комбинаций применитель­но к данным условиям объясняется резким увеличением количества условных связей, лежащих в основе речевой функции мозга. Именно богатство речевых условных связей, всегда взаимодействующих между собой, создает возможность неограниченного творчества все новых и новых их комбинаций. Хотя речевые стереотипы (например, стандартные, заученные обороты речи) сохраняют свое значение в течение всей жизни человека, однако наряду со словарным со-

ставом языка они служат лишь основой построения осмысленной

речи.

У ребенка увеличение количества речевых условных связей, не­обходимое для правильного пользования речью в каждом конкрет­ном случае, происходит под влиянием слышимой речи. Ребенок повторяет то, что говорят окружающие, легко запоминая новые слова и обороты речи. Повторно слушая читаемые ему сказки и стихотворения, он воспроизводит их сначала частями, а затем и целиком. При этом каждая новая заученная комбинация слов и выражений обогащает его второсигнальные условные связи, при­водя к все более свободному и разнообразному пользованию на­личным фондом слов и речевых стереотипов. Отсюда понятно, ка­кое огромное значение для развития речи имеет заучивание наи­зусть и пересказ рассказов и стихотворений.

Процесс овладения речью и мышлением неизбежно приводит к тому, что основная масса условных связей в коре больших полу­шарий человека образуется при обязательном и доминирующем участии речевых раздражителей, что-ускоряет образование услов­ных связей, как положительных, так и отрицательных.

В развитии высшей нервной деятельности ребенка существен­ное значение имеет обобщение отдельных речевых раздражителей и образование речевых условных связей на слова, обозначающие видовые, а затем и отвлеченные понятия. В основе появления обоб­щающих понятий лежит процесс избирательной иррадиации воз­буждения. Постепенно аналитико-синтетическая деятельность коры больших полушарий ребенка становится источником все новых и но­вых обобщений, приводящих к отвлечению от действительности, к появлению абстрактного мышления. Обучение чтению и письму еще больше усиливает значение второсигнальных раздражителей, способствуя дальнейшему развитию процессов мышления.



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.177.171 (0.015 с.)