ТОП 10:

В Договоре предусмотрена взаимосвязь стратегических наступательных и стратегических оборонительных вооружений, а также СНВ в неядерном оснащении.



Положения договора, касающиеся взаимосвязи СНВ - ПРО, представляют собой сложный и тщательно выверенный компромисс. Крайне важно, что такая взаимосвязь и ее возрастающая важность в процессе сокращения СНВ была зафиксирована в юридически обязывающей форме. Ведь в отличие от всех предыдущих соглашений о сокращении СНВ, новый договор заключался в отсутствие Договора по ПРО (в 2002 г. США в одностороннем порядке вышли из соответствующих договоренностей 1972 г.).

Изначально посвященное сокращению и ограничению СНВ, новое соглашение не устанавливает ограничений на развитие систем ПРО. Однако Российская Федерация четко оговорила себе право в порядке осуществления своего государственного суверенитета прекратить действие договора в случае, если качественное и количественное наращивание возможностей систем ПРО США начнет представлять угрозу потенциалу наших стратегических ядерных сил (СЯС). Причем определять степень такого влияния российская сторона будет самостоятельно.

Более того, открываются новые возможности для сотрудничества в области ПРО. Российская Федерация предлагает не сводить дело к двустороннему формату с США, а задействовать самым активным образом в этой работе и другие заинтересованные государства и международные организации. Наша цель - создание многостороннего режима безопасности, так называемого «противоракетного пула». В конкретном плане это стало бы коллективной системой реагирования на ракетные вызовы путем противодействия ракетному распространению, предотвращения перерастания существующих ракетных вызовов в реальные ракетные угрозы, а также их нейтрализации с приоритетным использованием политико-дипломатических и экономических мер воздействия. Для нас очевидно, что для продвижения на этом направлениинеобходимо предпринять усилия на нескольких параллельных треках:

Ø во-первых, провести совместный анализ актуальных и потенциальных ракетных вызовов;

Ø во-вторых, разработать коллективные методы мониторинга, меры по адекватному и своевременному реагированию;

Ø в-третьих, желательно выработать взаимовыгодные «правила игры» в сфере ПРО, так или иначе кодифицировав их в юридически обязывающей форме.

На саммите Россия-НАТО 20 ноября 2010 г. подтверждена возможность создания единой европейской ПРО с равноправным участием России, что является важным шагом на пути снятия преград во взаимоотношениях РФ и европейских государств, России и Североатлантического альянса.

В Договоре отражен и другой принципиальный вопрос стратегической повестки дня - предусмотрено включение МБР и БРПЛ в неядерном оснащении (в случае их создания) в общие предельные уровни СНВ, которое подразумевает подпадание таких систем под все ограничения, верификационные и другие процедуры по договору. Это позволит обеспечить надлежащий контроль за этими комплексами.

Рассматривая данную компромиссную договоренность как крайне важную, мы в то же время рассчитываем, что она послужит основой для дальнейшего углубленного диалога о влиянии ракетных систем большой дальности в обычном оснащении на стратегическую стабильность. Эта серьезнейшая проблема связана с явными дестабилизирующими рисками. Главный из них - так называемая ядерная неопределенность, то есть невозможность идентификации вида оснащения баллистических ракет (ядерное или неядерное) после их пусков. В этом случае резко возрастает опасность возникновения ядерного конфликта. Кроме того, появляются такие проблемы, как существенное понижение «порога» применения стратегических ракет, а также опасность гонки ракетных вооружений.

В целом же такой путь ведет к замещению ядерной угрозы на угрозу использования обычных высокоточных вооружений, способных в военно-стратегическом отношении решать практически те же задачи. В идеале разговор на эту тему также может бы вылиться в конкретные юридические договоренности.

Договор СНВ-3 не означает, что Россия отказывается на данном этапе от модернизации российских СЯС. Пока существует ядерное оружие, национальная безопасность нашей страны будет укрепляться за счет принятия на вооружение современных, более эффективных и надежных образцов СНВ в условиях согласованного планомерного сокращения их совокупного количества.

Новый немаловажный в условиях глобального финансового кризиса аспект для такого рода соглашений - процесс сокращения избыточного ядерного арсенала - будет сопровождаться естественным уменьшением бремени его ресурсного обеспечения. Новый договор создает реальные предпосылки для экономии средств, в частности, на осуществлении контроля за его выполнением. Применение «облегченных» верификационных процедур позволит, по предварительным оценкам, сократить расходы на инспекционную деятельность, гарантировав при этом сохранение ее эффективности. Кроме того, за счет повышения технологичности и упрощения процедур ликвидации СНВ также снизятся расходы на их физическое уничтожение.

Договор СНВ-3 ознаменовал переход России и США на более высокий уровень взаимодействия в военно-стратегической области, позволил совместно обозначить новые ориентиры в деле разоружения и нераспространения. Соглашение подтвердило наличие у наших стран общих целей по укреплению взаимной безопасности и стратегической стабильности. Оно явилось продуктом качественно новых двусторонних отношений и заложило надежный фундамент для их поступательного упрочения. Кроме того, договор призван значительно повысить уровень доверия друг другу, обеспечить бoльшую стабильность и предсказуемость в наших отношениях.

Согласно преамбуле договора, его заключение направлено на достижение «исторической цели избавления человечества от ядерной угрозы». Эта благородная задача в полном соответствии с обязательствами по статье VI ДНЯО обозначена президентами обеих стран в качестве долгосрочного стратегического приоритета России и США. Как подчеркнул Президент России Д.А.Медведев в своем февральском приветствии участникам парижского форума международной инициативы «Глобальный ядерный ноль», «сегодня наш общий долг - всемерно способствовать тому, чтобы наиболее смертоносные средства массового уничтожения окончательно и бесповоротно ушли в прошлое».

Следует отдавать себе отчет в том, что мы вплотную подошли к черте, когда значительное понижение уровней ядерных потенциалов делает более глубокие сокращения немыслимыми без должного учета всех других процессов, происходящих в сфере международной безопасности. Российская сторона убеждена, что любые дальнейшие шаги по пути ядерного разоружения должны рассматриваться и осуществляться при неукоснительном соблюдении принципа равной и неделимой безопасности и с учетом всей совокупности факторов, способных расшатывать стратегическую стабильность. К таковым относятся:

Ø перспектива появления оружия в космосе;

Ø планы по созданию стратегических ракетных систем в неядерном оснащении;

Ø одностороннее наращивание стратегической ПРО;

Ø возрастающий дисбаланс в обычных вооружениях.

В последнее время в мире, и в особенности в Европе, все больше уделяется внимание еще одному аспекту ядерной проблематики - теме тактического ядерного оружия, или, если оперировать более широким термином, нестратегического ядерного оружия (НСЯО). На фоне интенсивных сокращений СНВ постановка этого вопроса выглядит вполне логично. В этом контексте стоит напомнить, что Российская Федерация в одностороннем порядке значительно, в разы, сократила количество своих нестратегических ядерных систем. В настоящий момент нестратегический ядерный потенциал России составляет не более 25% от уровня, которым СССР располагал в 1991 году.

Сдерживание объективно остается доктринальным маятником, качающимся между ядерной угрозой и распространением, с одной стороны, и стратегической стабильностью и безъядерным миром - с другой. Как писал один из исследователей в области ядерных вооружений профессор Дж. Де Грут, «сколь бы аморальной, дорогостоящей и несостоятельной ни казалась политика сдерживания, она по сей день остается единственным эффективным средством» против агрессии.

 

Литература:

Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. URL: http://news.kremlin.ru/ref_notes/512

Лавров С.В. Новый Договор о СНВ в матрице глобальной безопасности. Политическое измерение. // Международная жизнь. 2010. №7.








Последнее изменение этой страницы: 2016-12-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.007 с.)