ТОП 10:

ОТНОШЕНИЕ К АБОРТАМ В СТУДЕНЧЕСКОЙ СРЕДЕ



Вопросы регулирования рождаемости волновали человечество всегда. Поиском методов контрацепции и прерывания беременности занимались ещё древние врачи. На протяжении всей истории человечества аборт относится к числу старейших проблем медицинской этики, философии, юриспруденции и теологии, а также демографии и социологии.

В настоящее время аборты легализованы более чем в 50 странах мира, но существует достаточно много ограничений на их производство. Иногда их разрешают только в исключительных случаях. С точки зрения морали аборт – всегда трудный, мучительный выбор.

Женщина, идущая на аборт, не задумывается о том, что может быть, навсегда лишает себя счастливой возможности стать матерью... И не надо надеяться на чудеса современной науки, позволяющей зачатие в пробирке. Подумайте, какую цену Вы заплатите? Речь не идет о материальной стороне вопроса: по статистике, лишь 15 % всех искусственно оплодотворенных женщин могут выносить и родить ребенка. Причем не каждой удается сделать это с первого раза. Вереница пустых попыток оплодотворения, выкидыши, боль, отчаяние, силы, время...

Нами было проведено пилотажное исследование студенток 3 курса факультета экономики и права. Получены следующие данные. На вопрос «Ваше отношение к абортам» 80% опрошенных не дали однозначного ответа, 10% ответили отрицательно, 10% ответили, что относятся к абортам положительно. На наш взгляд, это связано с тем, что среди молодых девушек нет представления о серьезности и глобальности данной проблемы, а также о том, какие последствия она приносит, ведь многие даже не знают, какие осложнения могут возникнуть после этой операции.

На вопрос «Считаете ли вы, что аборт – это убийство» 60% затруднились ответить, 30% ответили, что считают аборт убийством, и 10% сказали, что не считают аборт убийством. Из числа тех, кто считает аборт убийством, 100% указали, плод – это уже маленькая жизнь.

На вопрос «Сделали бы вы сами аборт» 60% затруднились дать ответ, 30% ответили «да», 10% – «нет». Среди тех, кто готов сделать аборт, главной причиной, по которой они бы это сделали, является отсутствие материальных средств или отсутствие готовности стать матерью, а из числа тех, кто не готов сделать аборт, главной причиной является страх осложнений. В связи с этим стоит отметить, что необходимо усилить государственную поддержку молодых матерей не только материально, но и помочь молодым девушкам в подготовке стать матерью, так как многие просто не готовы к тому.

Отвечая на вопрос «Является ли эмбрион 12 недель полноценным человеком» около 70% респонденток ответили отрицательно, 30% считают эмбрион человеком.

На сегодняшний день в Республике Беларусь остается дискуссионным вопрос: запрещать или не запрещать аборт. На наш взгляд, нет необходимости в запрете, ведь, как известно, данный запрет имеет обратную сторону – криминальные аборты. Необходимо со школьной скамьи воспитывать девочку как будущую мать, а также информировать о средствах контрацепции, последствиях и осложнениях аборта.

Респондентки, отвечая на вопрос о необходимости запрета на аборт в Республике Беларусь, высказались следующим образом: 90% считают, что в этом нет необходимости, 10% считают необходимым запретить аборт.

Нельзя не заострить внимание на том, что у молодых женщин нет доверия государственным медицинским учреждениям, а предпочтение отдаётся частным клиникам. 60% респонденток отдали предпочтение частным клиникам, 40% – государственным. Из этого следует, что государственным учреждениям необходимо повысить свой авторитет и улучшить систему обслуживания. Большинство опрошенных считает, что решение на аборт должна принимать девушка вместе с мужем (партнером); 30% считает, что это решение должно быть самостоятельным.

На вопрос «Существуют ли реальные угрозы последствий после аборта или эта проблема «раздута» СМИ» 70% респонденток ответило, что существуют реальные угрозы. Это говорит о том, что проводится информирование среди молодежи, но этого не достаточно, так как 30% ответили, что существуют угрозы, но не такие глобальные. Отвечая на вопрос о том, знают ли они, какие осложнения возникают после аборта, 90% опрошенных сказали, что знают, 10% – что не знают. Основными последствиями аборта названы бесплодие и инфекции. Не были упомянуты такие последствия как серьёзные повреждения шейки или стенки матки во время выскабливания слизистой оболочки, кровотечения; в послеоперационном периоде – воспаление матки и её придатков. Аборт также может привести к нарушениям гормональной и менструальной функций, хроническим воспалительным процессам внутренних половых органов. При этом все респондентки отметили, что аборт влияет на репродуктивный потенциал женщины и ее психологическое состояние, вызывая стрессы и депрессии. Кроме этого было выявлено, что аборт влияет на взаимоотношения с партнером, вследствие чего, появляется недоверие и непонимание.

 


Попова, Л. Н.СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ БРАКОВ

// Питирим Александрович Сорокин и современные проблемы социологии. К 120-летию со дня рождения П.А. Сорокина и 20-летию факультета социологии СПбГУ / Материалы Международной научной конференции – Первых Санкт-Петербургских социологических чтений 16–17 апреля 2009 года / Отв. редакторы: А. О. Бараноев, Н. Г. Скворцов : В 2-х т. Том 2. СПб., 2009. – С. 170–172.

 

Существует мнение, что семья сама принимает решения, какой ей быть. Но это, прежде всего, забота государства и общества. Взаимодействие и взаимосвязь с многочисленными социальными институтами общества во многом обусловливают стабильность и крепость семейных отношений. Государству не только определяет прямые ресурсы на формирование личности (школа, медицина, спорт), но и осуществляет «заказ» семье эталона личности, гарантирует семье необходимые ресурсы, которые она «делит» между содержанием ребенка и удовлетворением своих личных потребностей. Государственная семейная политика должна определять демографическое поведение семьи, направлять субъективные установки в демографическом поведении семьи, которая социально обусловлена. Влияние этой обусловленности и становится принципиальным в исследованиях семьи [1]. Началом изучения семьи в России можно считать статью П. А. Сорокина «Кризис современной семьи (социологический очерк)». В этой работе отчетливо выделены основные тенденции развития и изменения семейных отношений начала XX в. [2].

Существуют следующие определения семьи, три одинаково правомерных подхода:

· семья есть отношение, через которое и благодаря которому осуществляется воспроизводство человека, общественный механизм этого воспроизводства;

· явление семьи рассматривается как элемент социальной структуры общества, и она зависима от способа производства, экономического базиса общества;

· как момент воспроизводства социальных отношений.

Современный уровень количества межнациональных браков является выражением «буферной зоны» национального во взаимодействии с другими национальными общностями в каждый конкретный исторический момент такого состояния, которое бы обеспечивало вышесказанное. Это, в свою очередь, предполагает наличие неких общих, совокупных групповых черт, концентрирующих людей в общность, социальные характеристики которой базируются на воспроизводстве личностных качеств каждого ее индивида, его вписанности в регламентируемые национальные ценностные ориентиры, общую «национальную судьбу» с определенными общими национальными чертами индивидуальности и характера. Ориентиром социализации здесь выступает определенный тип личности, соответствующий тому или иному этапу развития обще-

Межнациональный брак предстает здесь как самореференция национальной общности и означает, что все операции какой-либо отдельной национальной системы всегда соотносятся с другими операциями той же системы. Задача состоит в том, что на анализе межнационального в сфере семейно-брачных отношений можно приблизиться к пониманию общего направления развития национальной общности в условиях интенсивной интернационализации, понятой здесь как активное смешение национального и инонационального. Использование этих категорий на национально-региональном уровне позволяет исследовать реальные процессы межнационального в области семейно-брачных отношений в соотнесении ее состояния со страной в целом. Общее рассматривается как интернациональное, как констатация наличия атрибутивных общих черт в многоаспектных сторонах исторического процесса формирования наций, к ним можно отнести, определенные историко-экономические условия, образования общенациональных языков, формирование национальных культур и т.д. Интернациональное же предстает как выражение объективного процесса растущей взаимосвязанности и взаимозависимости этносов в межкультурном взаимодействии, что вытекает из приоритета общих закономерностей развития всемирного социума, как наиболее важное, существенное, присущее национальному, повторяющееся в тех национальных общностях, которое межнациональное интегрирует, как нечто новое, что не присуще ни одной национальной общности в отдельности. Интернациональное, как общее и в контексте нашего исследования рассматривается также как элемент структуры мировоззрения личности (интернационалистское сознание определяет деятельность и поведение личности в области межнациональных отношений, в культуре межнационального общения).

Говоря о развитии межнациональных браков в национально-региональной общности, методологически следует обратить внимание на факторы общего и особенного характера. В плане общего, интернационального следует подчеркнуть, что в процессе межкультурного взаимодействия, интенсивной интернационализации российского общества возникли факторы, объективно расширяющие межэтнические контакты и способствующие интенсивному развитию межнациональных отношений. К ним относятся: создание единой российской экономики, политическое равенство граждан, выравнивание, сближение экономического, образовательного и культурного уровня народов, активные миграционные процессы, усиление территориального смешения наций, дальнейшая урбанизация населения, миграция из села в город, постепенное стирание национальных различий в образе жизни, общие тенденции в формировании страт и классов, рост национального самосознания и национального достоинства, распространение и утверждение русского языка как официального языка, как средства национального общения, единое социальное место и объективное социальное положение, которое не сводится к «характеру труда», определенная роль межнациональных браков в области межкультурного и межэтнического взаимодействия, рост общей численности межнациональных браков, усложнение структуры межнациональных браков и ее роли на преемственность как явления, единые источники пополнения которого происходят как за счет выходцев из всех социальных слоев населения определенной национальной общности, так и за счет собственного самовоспроизводства, внутренняя неоднородность национального самого по себе, обладание собственным чувством значимости, самосознания, автономии и тенденции к амбивалентному отношению к этнической принадлежности одного из родителей.

Все это развивает черты сходства в труде и быту, культуре и мировоззрении и является объективной основой для широкого распространения общих тенденций в развитии межнациональных браков. Однако это общее реализуется в различных национальных регионах специфически. Кроме этих факторов, имеют важное значение и факторы «местного», регионального значения. Результаты исследования показывают, что характер и специфика межнациональной брачности во многом обусловлены спецификой хозяйственной деятельности конкретных коренных народов национального региона.

 

1. В.И.Бойко. Семья: Социальная обусловленность демографического воспроиз­водства // Гуманитарные науки в Сибири. №1. 1999. С.53.

2. Сорокин П.А. Кризис современной семьи (Социологический очерк) // Ежеме­сячный журнал для всех. 1916. №2, 3.


 

Попова, Л. А.ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬИ

// Питирим Александрович Сорокин и современные проблемы социологии. К 120-летию со дня рождения П.А. Сорокина и 20-летию факультета социологии СПбГУ / Материалы Международной научной конференции – Первых Санкт-Петербургских социологических чтений 16–17 апреля 2009 года / Отв. редакторы: А. О. Бараноев, Н. Г. Скворцов : В 2-х т. Том 2. СПб., 2009. – С.166–169.

 

Депопуляция, которая уже более полутора десятилетий имеет в России явный характер, выраженный в отрицательном естественном приросте населения, заслуженно признается одной из самых острых общественных проблем. В связи с этим в последние годы проявился ряд новых государственных инициатив в области демографической политики – прежде всего, в плане стимулирования рождаемости. Усиление внимания к демографической сфере является достаточно своевременным, поскольку действие факторов, которые в основном обусловили повышение рождаемости в текущем десятилетии: улучшения возрастной структуры репродуктивных контингентов и реализации отложенных рождений, – уже практически завершается. Новые меры демографической политики позволят в определенной степени снивелировать предстоящий в самое ближайшее время провал уровня рождаемости вследствие достижения активных репродуктивных возрастов малочисленными поколениями 1990-х гг. рождения. Особенно, если эти мероприятия будут постоянно углубляться и расширяться в течение, по меньшей мере, всего следующего десятилетия. Однако серьезным лимитирующим фактором для уровня рождаемости могут оказаться тенденции развития современной семьи. Данная работа посвящена современным особенностям развития брачно-семейных отношений и их влиянию на уровень рождаемости населения.

Конец XX века в промышленно-развитых странах ознаменовался кардинальной трансформацией брачно-семейных отношений, получившей название второго демографического перехода. В России с начала 1980-х гг. также происходят значительные изменения в этой сфере. Современные тенденции развития брачно-семейных отношений, которые выявляют данные текущей статистики, выраженные в снижении уровня официальной брачности, повышении уровня внебрачной рождаемости и увеличении в ее структуре доли совместно зарегистрированных внебрачных рождений, свидетельствуют о вхождении в широкую практику фактических брачных союзов, визитных и неполных семей. О значительном распространении фактических браков свидетельствуют также отставание в последнее время сельских показателей брачности, стабилизация удельного веса повторных браков, повышение среднего возраста вступления в брак. При этом модели формирующихся у молодежи демографических стандартов, характеризующиеся довольно заметной ориентацией на незарегистрированные брачные отношения, ранним началом и высокой активностью добрачных сексуальных отношений, наблюдающихся на фоне недостаточной контрацептивной культуры и репродуктивной ответственности, способствуют дальнейшему расширению распространения альтернативных форм семейной организации.

Зарегистрированному браку в настоящее время также зачастую предшествуют либо фактический брачный союз, либо добрачная беременность, тоже свидетельствующая о более или менее устойчивых добрачных отношениях между будущими супругами. С целью более подробного исследования некоторых аспектов официальной брачности, не получающих отражения в статистике, в конце 2002 г. нами был проведен сплошной параллельный анализ всех случаев браков и рождений за 1992–2001 гг. в трех сельских населенных пунктах, сопровождавшийся интервью со специалистами, регистрирующими демографические события.

Около 22% браков, заключенных за рассматриваемое десятилетие, были оформлены уже после рождения совместных детей. При этом не менее 10% браков были заключены после довольно длительного существования фактических семейных союзов, и мотивом их официальной регламентации послужило не рождение совместных детей, а, скорее, необходимость упорядочения имущественных вопросов. Примерно 12% браков предшествовал фактический брачный союз продолжительностью 1–2 года. Основным мотивом их регистрации послужило рождение совместного ребенка. При этом исследование показало, что далеко не все случаи внебрачных рождений попадают в статистику внебрачной рождаемости, т.е. ее уровень, по сути, еще выше, чем отражается в официальных цифрах.

От 33 до 43% браков были заключены при условии добрачной беременности невесты. В большинстве этих случаев юридическому оформлению брака также предшествовал фактический брачный союз – как правило, еще менее продолжительный, чем в предыдущем случае. По меньшей мере, 8% браков, зарегистрированных с добрачной беременностью, не были ею простимулированы: беременность явилась, скорее, сопутствующим обстоятельством, чем условием заключения брака. Примерно в таком же количестве браков беременность невесты сыграла решающую роль для оформления брака: они были зарегистрированы практически сразу после того, как стало известно о будущем ребенке. Подавляющее же большинство (более 80%) браков, зарегистрированных с добрачной беременностью, по-видимому, имели какие-либо проблемы с оформлением. При этом максимальное количество регистрируется в районе 4-го месяца беременности. Их более своевременному оформлению препятствуют проблемы, скорее, морального плана, которые будущие супруги могут разрешить между собой. Свыше половины браков с добрачной беременностью (а это почти 20% всех браков) было заключено уже на второй половине срока беременности.

Около 20% браков были зарегистрированы без добрачной беременности, но они не имели рождений и в браке. С учетом браков, оформленных уже после рождения совместных детей, подавляющее большинство которых впоследствии не характеризовалось увеличением детности семьи, получаем, что в условиях низких показателей официальной брачности около 40% заключаемых браков не сопровождаются дальнейшим репродуктивным развитием семьи. И, наконец, только от 15 до 25% браков за десятилетие были зарегистрированы без добрачной беременности, и в них родились дети.

Таким образом, исследование показало, что в настоящее время большинству официально зарегистрированных браков предшествует фактический брачный союз той или иной продолжительности. Существенная часть браков заключается при условии добрачной беременности невесты, которая, как известно, является одним из факторов дестабилизации семейной жизни. Регламентация фактических супружеских отношений зачастую является завершением процесса демографического развития семьи.

К особенностям развития современной семьи следует отнести и достаточно высокую разводимость, наблюдающуюся в условиях низкой брачности, что свидетельствует о значительном нарастании в России на рубеже веков нестабильности брачно-семейных отношений. Невысокий уровень официальной брачности обусловил также постарение структуры официальной разводимости – как по продолжительности брака, так и по возрасту разводящихся, – что, безусловно, является неблагоприятной тенденцией с точки зрения вероятности повторного семейного опыта. При этом очевидно, что характерный для современной брачной ситуации высокий уровень фактической брачности обуславливает, в свою очередь, и широкое развитие фактической разводимости населения.

Таким образом, к наиболее существенным современным особенностям развития брачно-семейных отношений можно отнести низкий уровень официальной брачности; повышение среднего возраста вступления в брак; стабилизацию доли повторных браков; слабую ориентацию молодежи на зарегистрированный брак; широкое распространение в семейной структуре населения фактических браков и неполных семей; предшествование значительной части официально зарегистрированных семей добрачных сожительств различной продолжительности; высокий удельный вес браков, стимулированных добрачной беременностью невесты; существенный процент завершения официальной регламентацией фактических брачных отношений процесса репродуктивного развития семьи; высокий уровень разводимости – как юридической, так и фактической; постарение структуры разводов по возрасту разводящихся и продолжительности брака.

Происходящая в результате этого деформация семейной структуры населения оказывает неблагоприятное влияние на количественные и качественные характеристики рождаемости, существенно ограничивая возможности просемейной демографической политики.


 

Сурмач, М. Ю.ПОВЕДЕНИЕ МОЛОДЫХ МУЖЧИН, ПРОЖИВАЮЩИХ В БЕЛАРУСИ, ПО ОТНОШЕНИЮ К ИНТИМНОЙ ЖИЗНИ, БРАКУ И РОЖДЕНИЮ ДЕТЕЙ

// Питирим Александрович Сорокин и современные проблемы социологии. К 120-летию со дня рождения П.А. Сорокина и 20-летию факультета социологии СПбГУ / Материалы Международной научной конференции – Первых Санкт-Петербургских социологических чтений 16–17 апреля 2009 года / Отв. редакторы: А. О. Бараноев, Н. Г. Скворцов : В 2-х т. Том 2. СПб., 2009. – С.187–190.

 

Известно, что процесс гендерной социализации начинается сразу же после рождения ребёнка. Маскулинность – феномен, составляющий основу мужской гендерной роли, правильное формирование которой необходимо для реализации супружеского партнёрства. Ребёнок рождается с определённым биологическим полом, который при нормальном физиологическом развитии способствует половой идентичности, но не обеспечивает гарантию её правильного формирования. Основным формирующим маскулинность фактором являются социальные условия, тендерные стереотипы, существующие в обществе.

Целью нашего исследования явилось изучить отношение молодых мужчин, проживающих в Беларуси, к интимной жизни, семье, браку, рождению детей, и их поведение в данной сфере. Материалом послужили данные опроса репрезентативной республиканской выборочной совокупности мужчин 15-29 лет (1560 человек), осуществлённого при помощи оригинального инструментария. Сбор материала проводился медицинскими работниками.

Около 25,7% были в момент опроса женаты, около 1% разведены, менее 1% – вдовцы, 7,7% считали себя находящимися в «гражданском» (незарегистрированном) браке. Большинство (более 65%) опрошенных женаты не были.

Учащимися (студентами) являлись в момент опроса 39,3%; рабочими государственных предприятий – 18,5%; служащими организаций бюджетной сферы 12,1%; работающими по найму в частном секторе 7,9%; военнослужащими 6,7%; не работали и не учились в момент опроса около 6% мужчин; предпринимателями являлись 4,9%; работниками сферы обслуживания или торговли – 4,6% опрошенных мужчин.

Образование 38,4% мужчин в момент опроса являлось средним специальным; у 20,1% – средним; высшее образование было у 12,9%; у 15,8% – неоконченное высшее; около 11,5% респондентов имели при опросе базовое образование; 1,2% – начальное.

Из числа опрошенных 1360 человек имели опыт половых отношений. Причиной вступления впервые в жизни интимные отношения у 61,2% мужчин являлось сексуальное влечение (в качестве единственной причины названо в 22% анкет). Второе место по частоте ответов заняло любопытство (33,8% мужчин вступили в первую интимную связь по данной причине; у 6,5% любопытство являлось единственной причиной вступления в половую связь). Чуть менее трети мужчин (32%) вступили впервые в жизни интимные отношения по причине любви (11,6% – только по этой причине). Такая причина, как «возраст», названа в 15,8% ответов. Желание утвердиться в кругу сверстников послужило причиной вступления впервые в жизни интимные отношения у 14% молодых мужчин (около 2,1% указали эту причину в качестве единственной). Около 11,8% мужчин вступили в первую половую связь под влиянием состояния опьянения (в 3,2% случаев это являлось единственной причиной начала интимной жизни). Около 2,9% мужчин начали половую жизнь в связи с созданием семьи. Менее 1% опрошенных ответили, что причиной вступления в половую связь являлось настойчивое давление (уговоры), ещё менее 1% указали, что это произошло помимо их воли. Около 3% не ответили на вопрос о причинах вступления в первую половую связь. Возраст начала половой жизни колебался от 10 до 27 лет, и составил в среднем 16,5±0,05 лет. В возрасте менее 14 лет начали половую жизнь 4,9% мужчин, в 14-летнем возрасте – 9,9%; от 15 до 17 лет – 60,2% молодых мужчин; с 18 до 20 лет – 22,6%; с 21 года и старше – около 2,4%.

Считают недопустимыми для себя «нетрадиционные» сексуальные отношения лишь 57,2% молодых мужчин. Почти десятая часть (9,6%) опрошенных ответили, что считают допустимым для себя однополый секс, такая же доля респондентов затруднились дать ответ. Около 18% опрошенных допускают групповой секс, ещё 19,9% затрудняются с ответом на данный вопрос.

Подавляющее большинство (92,3%) молодых мужчин считают допустимым для себя наличие добрачных сексуальных связей. Около 67,9% мужчин считают нормальным наличие добрачных сексуальных отношений для своей жены. Лишь 7,1% молодых людей считают, что сексуальная жизнь допустима как для респондента, так и для его жены только в браке.

Около 73,8% молодых людей считают, что «гражданский» брак является прогрессивным социальным явлением. Чуть более четверти молодых мужчин относятся к данному явлению отрицательно.

Имеют детей около 24,1% респондентов (17,6% – одного ребёнка, 6% – двоих, менее 1% – троих детей). Установки на планируемое число детей в семье соответствуют рождению 1,78±0,019, на идеальное число – 2,28±0,02 детей в семье.

На вопрос «Как Вы думаете, каким должно быть участие мужчи­ны в процессе внутриутробного развития ребёнка и родов?» около 8,2% опрошенных выбрали вариант ответа «Это женские дела, мужчина в них участвовать не должен». Большинство респондентов (79,3%) считали, что мужчина должен помогать женщине, ожидающей его будущего ребёнка, физически (в работе по дому и проч.); около 74,4% опрошенных выбрали ответ «психологическая поддержка жены». Второе место по частоте ответов (64,7%) занял вариант «материальная помощь». Около половины (50,2%) опрошенных указали, что мужчине необходимо вместе с женой посещать врачей и проходить необходимые медицинские обследования. Почти 39,1% мужчин выбрали вариант ответа «Общение с ещё неродившимся малышом»; около 34,7% мужчин отметили вариант «Чтение, просмотр видео о беременности и воспитании детей». Около 26,5% мужчин считали необходимым присутствие отца при родах.

На вопрос «Каким должно быть участие мужчины в случае, если ребёнок зачат вне брака?», вариант ответа «Тот же ответ, что и на предыдущий вопрос» (см. выше) выбрали 32,7% молодых людей; ещё 6,5% выбравших данный вариант ответа отметили, что необходима регистрация брака, и 6,7% – что необходимо признание отцовства. Около 16,8% мужчин признали необходимым в случае рождения ребёнка регистрировать брак (единственный вариант ответа), около 20,3% – признавать своё отцовство (единственный вариант ответа). Каждый девятый (13,2%) респондент считал, что достаточно поддержать женщину и ребёнка материально. Около 3,8% считали, что в случае зачатия, наступившего вне брака, необходим аборт.

Более четверти опрошенных (21,5%) указывают на то, что в его жизни была ситуация искусственного прерывания беременности (респондент являлся предполагаемым отцом неродившегося ребёнка); причём в 81,8% случаев прерывание беременности осуществлено однократно, в 14,6% подобная ситуация наблюдалась дважды, в 3,6% случаев – три и более раз. Более чем в половине случаев (58,6%) искусственных прерываний беременности решение о репродуктивном выборе принималось в паре; в 25,9% случаев решение приняла женщина, в 15,5% решение об аборте принадлежало мужчине.

Основные выводы, проистекающие из результатов опроса, следующие.

Абсолютное большинство молодых мужчин не связывает начало интимных отношений со вступлением в брак. Первая сексуальная связь в большинстве случаев происходит в возрасте 15–17 лет, вследствие сексуального влечения, любопытства, в трети случаев – по причине любви. Распространены неадекватные причины вступления впервые в жизни интимные отношения, такие, как «возраст», желание утвердиться в кругу сверстников, под влиянием состояния опьянения (каждый девятый случай). Особенно настораживает, что негативно относятся к так называемым «нетрадиционным» (однополым, групповым) сексуальным отношениям только чуть более половины молодых мужчин.

Почти три четверти опрошенных одобряют «гражданские» браки. Несмотря на позитивные установки по отношению к супружескому партнёрству при беременности, почти половина респондентов не считают обязательным регистрировать брак в случае, если ребёнок зачат во внебрачной связи, каждый пятый-шестой не считает обязательным даже признание отцовства.

Таким образом, современные поведенческие стереотипы молодых мужчин в сфере брачных отношений неблагоприятны для нормального демографического развития Беларуси.


 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.016 с.)