ТОП 10:

Злотников, А. Г., Злотников, А. А. СОВРЕМЕННЫЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ОТРАЖЕНИИ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ



// Питирим Александрович Сорокин и современные проблемы социологии. К 120-летию со дня рождения П.А. Сорокина и 20-летию факультета социологии СПбГУ / Материалы Международной научной конференции – Первых Санкт-Петербургских социологических чтений 16–17 апреля 2009 года / Отв. редакторы: А. О. Бараноев, Н. Г. Скворцов : В 2-х т. Том 2. СПб., 2009. – С. 91–94.

В мировом демографическом развитии XX века сформировались две важнейшие тенденции. С одной стороны, планета столкнулась с «демографическим взрывом», а с другой, демографические процессы в развитых странах стали характеризоваться суженым демовоспроизводством. Именно последнее обстоятельство сказалось и на оценке П.А. Сорокиным демографических процессов как кризис семьи.

В российских современных демографических концепциях в отношении характеристики демографических процессов сложились два направления. Одно связано с анализом степени соответствия демографических процессов в России и постсоветских государствах концепции демографического перехода (А.Г. Вишневский, А.И. Антонов, М.А. Клупт). Второе касается характеристики института семьи и его связи с демографическими процессами. В этом аспекте в российской социолого-демографической науке сформировались два направления: «модернизации семьи» (А.Г. Вишневский) и «кризиса семьи» (А.И. Иванов).

Хотя теоретические позиции сторонников и противников понимания демографических процессов на постсоветском пространстве и различаются, но, тем не менее, даже сторонники теории демографического перехода не могут все демографические процессы в российском и постсоветском социуме считать адекватными тенденциям демографического перехода. В частности, даже ее идеолог А.Г. Вишневский признает отсутствие полного тождества тенденций демографического перехода в различных странах и различных исторических эпохах. Естественно, другие (А.И. Антонов, М.А. Клупт) в силу отсутствия этого тождества в демографическом развитии российской (а раньше и советской) действительности, отрицают ее справедливость для России. Но что при этом интересно: А.Г. Вишневский, выступая в защиту демографической части концепции демографического перехода, игнорирует ее связь с определенным типом общественного воспроизводства. А М.А. Клупт, отрицая приемлемость демографического содержания концепции демографического перехода, признает социологические основы современных демографических процессов, отраженных этой концепцией.

Социологическое осмысление концепции демографического перехода привело в самой демографической науке к расширению диапазона анализа – от чисто статистического описания (группировки стран, регионов, выявление исторических периодов, парадигм и др.) к их социологическому осмыслению. Выявилась прямая зависимость демографического развития и, прежде всего, различий в уровнях рождаемости и роли социокультурных факторов. Поэтому вопрос об универсальности концепции демографического перехода ставится если не под сомнение, то пока остается открытым.

Фамилистские концепции «модернизации семьи» (А.Г. Вишневский) и «кризиса семьи» (А.И. Иванов) в признании исходных причин трансформации семейно-демографических процессов сходны. Расхождение лишь (но они существенны) в оценке этих трансформационных процессов: позитивны они или негативны, носят они необратимый характер или возможно на них воздействовать. Сторонники концепции «модернизация семьи» исходят из того, что семейно-демографические процессы являются неизбежным следствием общественного прогресса, носят прогрессивный и позитивный характер, обеспечивают свободу выбора семейного и демографического поведения. Эта концепция в своей основе является проявлением и реализацией ведущей для западной идеологии «прав человека», в которые никакой социальный институт не должен вмешиваться.

П.А. Сорокин оценивал демографические процессы как результат кризиса семьи, органически вписывающегося в его теорию динамики крупных социокультурных систем (ценностей). В процессе этой динамики выделяется несколько этапов, одной (первой) из которых является стадия кризиса. Вместе с тем такой кризис П.А. Сорокин рассматривает как прогрессивную стадию деградации предшествующей системы социокультурных ценностей. И эти процессы в длительном историческом процессе повторяются. Многие явления современных демографических процессов имели место и в прошлом. Так, в послереволюционный период традиционные семейные отношения молодое поколение считало пе­режитком. И такие же оценки популярны и сегодня, что отражает «мода» на незарегистрированные браки.

Сторонники концепции «кризиса семьи» также признают объективный, глобальный и долговременный характер происходящих семейно-демографических процессов. Но оценивают их как тайминговый этап демографического развития. А так как демографические процессы не обеспечивают даже процесса простого замещения поколений, простого демовоспроизводства, то надеяться на спонтанное изменение в лучшую сторону не приходится.

Региональное мониторинговое социологическое исследование, проведенное авторами в рамках Государственной комплексной программы научных исследований Республики Беларусь «Экономика и общество» (в исследовании 2008 г. опросом было охвачено по территори­альной и возрастной репрезентативной выборке 964 чел.), выявило доминирование в демографических процессах инерционных факторов. Сложившийся малодетный тип семьи воспроизводит эти малодетные ориентации, хотя женщины-респонденты считают, что в системе их главных жизненных ценностей доминируют, прежде всего, семейные ценности. Но, тем не менее, почти половина опрошенных (47,3%) имеет только одного ребенка, еще пятая часть (21,2%) имеет по двое детей, но при этом почти столько же (23,2%) не имеют совместных детей, хотя у многих из них есть дети от других браков. А вот трое и более детей (а это основа расширенного демовоспроизводства) имеет только двадцатая часть опрошенных (5,1%). При этом добавим, что с учетом обеспечения репрезентативности среди опрошенных почти треть – это респонденты в возрасте 35 лет и старше – таких среди опрошенных 33,4%. А они, как свидетельствует демографическая статистика, во-первых, дает незначительный прирост рождаемости, а во-вторых, характеризует их репродуктивную результативность.

В этом плане важным (а для социологического мониторинга это была основная цель) является выяснение демографических ориентации. Ответы респонденток на вопрос «Сколько детей Вам хотелось бы иметь, если бы Вам были созданы все необходимые для Вашей жизни условия?» дали следующую картину: только одного ребенка в этом случае могли бы иметь 9,4% респонденток, двух – 50,4%, трех – 26,5% и четверых и более – 6,3% (ни одного – 2,4%). Но это обеспечивает только простое демовоспроизводство, да и только в том случае, если матерям будут созданы все необходимые для их жизни условия. Это значит, что потенциал демографического роста и изменения демографической си­туации в лучшую сторону имеется, но он требует значительных затрат (создать все необходимые для этого условия). Но и этот потенциал не выводит на расширенное воспроизводство, а значит, сложившиеся инерционные демографические процессы будут воспроизводиться.

Респондентки из сельской местности, как и респондентки, находящиеся в зарегистрированным браке, являются незначительным резервом улучшения демографической ситуации. Наибольшим резервом улучшения демографической ситуации являются респондентки, находящиеся в незарегистрированном браке, что тесно коррелирует с высокими показателями внебрачной рождаемости, особенно в сельской местности.

Были исследованы и демографические ориентации на ближайшую перспективу. В 2008 г. на вопрос «Думаете ли Вы о необходимости, чтобы в ближайшее время в Вашей семье родился ребенок?» «решительно да» ответило 18,8% опрошенных. В исследовании 2005 г., чтобы у них в семье в ближайшее время появился ребенок, заявили 23,2% опрошенных. Наибольшая численность опрошенных в 2008 г. (37,6%) заявила «решительно нет», что примерно на уровне опроса 2005 г., когда на такой вариант указали 38,2% опрошенных. А это значит, что их численность вместе с теми, кто ответил, что эта ориентация в их планы пока не входит, в 3 раза больше численности тех, кто намерен активно осуществлять демовоспроизводственный процесс.

Таким образом, принятие за основу той или иной демографической концепции определяет активный или пассивный характер демографической политики. Концепция «модернизации семьи» ведет к пассивной, созерцательной политике государства в демографическом развитии страны. Концепция «кризиса семьи» определяет активную демографическую политику государства в отношении связи «общество-семья» и «семья-общество».


 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.76.91 (0.005 с.)