ТОП 10:

Второй этап боя — контратака спартанцев, решившая исход боя.



Персы засылали спартанскую фалангу тучей стрел, вследствие чего спартанцы понесли значительные потери. Когда персы оказались на дистанции короткого удара, Павсаний бросил свою фалангу в контратаку и опрокинул противника. Возвращавшиеся в это время греческие отряды центра усилили фалангу спартанцев и приняли участие в преследовании бежавших в беспорядке персов. Одновременно афиняне достигли успеха в бою с греческими союзниками персов.

Третий этап боя — общее преследование разбитого персидского войска за реку Азоп и штурм укрепленного лагеря персов. [158]

Первыми к персидскому лагерю подошли спартанцы, но их попытки ворваться в лагерь успеха не имели. С подходом афинян сопротивление персов было сломлено, и лагерь оказался в руках греков. Остатки персидского войска в беспорядке бежали к Геллеспонту.

В день победы греков над персами при Платеях греческий флот разбил персидский флот у мыса Микале. Победы на суше и на море фактически решили исход войны в пользу греческих полисов, которым вскоре удалось восстановить понтийскую коммуникацию. Хотя греко-персидская война и продолжалась еще много лет, исход ее был уже «предрешен. Персидская деспотия оказалась бессильной в борьбе с объединенными греческими полисами.

В бою при Платеях греческая фаланга снова показала свое превосходство над персидской иррегулярной конницей и пехотой. Оценивая отборную часть персидской армии, Энгельс писал: «Однако эти elite (отборные), как и остальная персидская пехота, терпели полное поражение всякий раз, когда им приходилось иметь дело даже с самыми немногочисленными отрядами греков; ее неповоротливые и беспорядочные толпы были способны только к пассивному сопротивлению против зарождающейся фаланги Спарты и Афин; доказательством тому могут служить Марафон, Платея, Микале и Фермопилы»{41}. Спартанская фаланга сумела устоять под обстрелом персидских лучников, неся значительные потери, а затем контратакой накоротке опрокинула их и обратила в бегство.

В бою при Платеях греки сражались двумя крыльями своего боевого порядка, но тактического взаимодействия между ними не было. Однако персы не сумели воспользоваться этим для уничтожения противника по частям. В отличие от Марафона греки вели здесь преследование персов до самого их лагеря, который потом взяли штурмом. Преследования вне поля боя не велось.

Выявляя причины тактических успехов греков, Геродот писал, что в храбрости и силе персы не уступают эллинам, но они плохо вооружены, неопытны и не могут равняться с греками в боевом искусстве. Персы не имели единообразного оружия, у них не было тяжелого защитного вооружения. Персидские воины не были обучены ведению регулярного боя. Поэтому Геродот и отмечал, что персы не могут равняться с эллинами в боевом искусстве.

Победы при Платеях и Микале в целом упрочили общегреческий союз, хотя в 478 году до н. э. после ряда конфликтов из его состава вышла Спарта с союзными ей пелопоннесскими государствами. В 477 году до н. э. на правах равенства полисов был реорганизован морской союз для руководства [159] боевыми действиями на море, возникший во время вторжения персов под командованием Ксеркса, а также были определены обязанности каждого полиса в отношении снаряжения флота и содержания войска. Руководство делами морского союза фактически оказалось в руках Афин, стремившихся расширить сферу своего влияния. Характеризуя обстановку этого периода, Плутарх писал: «Афиняне не расставались с морем: они всегда были вооружены, жили за счет союзников и стали хорошими моряками. Уклонявшиеся же от военной службы союзники начинали их бояться и льстить им и таким путем незаметно превратились в их подданных и рабов»{42}. Афиняне укрепляли свой город и гавань Пирей. С помощью сильного флота они стремились расширить сферу своего влияния в восточной части Средиземного моря, куда был теперь перенесен театр военных действий. После побед в 479 году до н. э. стратегическая инициатива целиком перешла к грекам. Война приняла характер редких морских стычек и отдельных походов, имевших лишь тактическое значение. Она продолжалась до 449 года до н. э., когда был заключен Каллиев мир, завершивший греко-персидские войны. Персидская деспотия вынуждена была отказаться от господства в Эгейском море, Геллеспонте и Босфоре и признать независимость греческих полисов в Малой Азии.

Греко-персидские войны являлись отражением борьбы двух рабовладельческих систем: системы рабства восточных деспотий и новой, более высокой системы античного рабства греческих полисов; это определяло их классовую сущность, их характер. Выясняя причины победоносного окончания воины. Геродот писал: «Я не погрешу против истины, сказав, что настоящим спасителем Эллады от персидского разгрома явились афиняне. Их поведение и решило исход кампании. Высоко ценя свободу, они подняли на ноги весь эллинский мир и общими силами отразили врага. Так энергично может бороться только свободный народ»{43}.

В греко-персидских войнах особенно ярко проявилась связь стратегии с политической борьбой. Решение вопроса о сухопутном и морском театрах военных .действий определялось борьбой политических группировок в Афинах (Аристид и Фемистокл); выбор греками сухопутной оборонительной линии находился в зависимости от политической обстановки — Фессалия могла оказаться на стороне персов, и поэтому первый оборонительный рубеж пришлось отнести к Фермопилам; переход в контрнаступление и его характер (на суше и море) определялся политической борьбой Афин и Спарты. [160]

Эти войны выявили, особенно у греков, важные моменты стратегического руководства: определение характера подготовки к войне (сухопутного войска или флота); определение решающего театра войны (суша или море) и основного способа борьбы в зависимости от обстановки и соотношения сил (оборона, контрнаступление); выбор момента для перехода в контрнаступление; выбор направления главного удара для каждого периода войны.

Как стратегия персов, так и стратегия греков имели свои отличительные особенности. Персы искали решения исхода войны на суше, снарядив для этого большое по тому времени войско, особенно для второго похода, после того как их десант первого похода был разбит при Марафоне. Персидский флот выполнял лишь вспомогательную роль, обеспечивая коммуникацию сухопутной армии. У греков мы наблюдаем стратегическое взаимодействие армии и флота: когда греческая армия потерпела поражение у Фермопил, греческий флот отступил из пролива у Артемисия; победа греческой армии при Платеях была закреплена победой греческого флота у Микале; в последний период войны успехи на море обеспечивали безопасность греческих полисов метрополии. Греческий флот хотя и представлял значительную силу, но один не мог решить исхода войны. Успех определялся стратегическим взаимодействием армии и флота, в котором решающую роль играли победы сухопутной армии при Марафоне и Платеях.

Идеолог английских империалистов Коломб писал, что в древние времена не существовало морской войны. Это свое утверждение Коломб обосновывал тем, что «...в прежние времена на море смотрели, как на общую большую дорогу для военных экспедиций, причем имели место только слабые попытки обеспечить его для этой цели исключительно за собою, тою или другою из воюющих сторон». «Битва на море в древние времена представляла только состязание армий на воде не с целью завладеть полем сражения или окружающими водами, но просто как необходимое средство для одной армии удалить поражением встречной ей армии препятствие с дороги к завоеванию территории. О постоянном обладании водою, — обладании, подобном тому, какое имело место относительно суши, и не мечтали, по той простой .причине, что такая мечта не могла быть осуществимой для триремы древних и для галеры средних веков»{44}.

Английский реакционный идеолог игнорирует уроки греко-персидских войн, в ходе которых крупную роль играла морская война как. таковая, борьба за обладание коммуникациями; морской бой преследовал цель обеспечить господство [161] на море. Больше того, морская война была не самоцелью, а одним из стратегических средств достижения победы во взаимодействии с сухопутной армией.

Эта фальсификация истории военного искусства потребовалась Коломбу для того, чтобы доказать, что основы военно-морского искусства заложили англичане, точно так же, как немецкие буржуазные идеологи старались доказать приоритет германцев в отношении военного искусства сухопутных армий.

Греко-персидские войны имели большое значение в развитии тактики и организации армии. По словам Энгельса, вместе с греческими армиями начинается история тактики, в особенности тактики пехоты. Греки создали фалангу — первый известный нам боевой порядок. По сравнению с персидской армией фаланга имела большие преимущества, которые выражались в сплоченности, дисциплине и управляемости. Деятельность полководца теперь заключалась не только в выборе места для построения боевого порядка, но и в определении характера боевых действий и момента удара.

В ходе греко-персидских войн пехота потеряла свою однородность: действия тяжелой пехоты стала обеспечивать легкая пехота, взаимодействовавшая с фалангой. Появились первые тактические комбинации. Выявилась потребность в обеспечении флангов как уязвимых мест боевого порядка путем соответствующего расположения войск на местности или при помощи действий легкой пехоты.

В войске персидской деспотии, представлявшем собой отдельные племенные ополчения, не было организационного единства. Греки же имели стройную военную организацию, свою систему воспитания и обучения воинов, словом, это была армия, сохранявшая и умножавшая свой боевой опыт.

Немецкий военный историк Дельбрюк сознательно искажал классовое лицо армии греков и классовый характер рабовладельческой милиции. Он извратил и происхождение фаланги, утверждая, что «фаланга есть следствие плохой подготовки греческой милиции». На самом деле исторические корни фаланги надо искать не в милиции, а в войнах периода разложения родового строя, периода военной демократии. Именно тогда зародилась фаланга как боевой порядок, сплоченность и дисциплину которого обеспечивали кровные, родовые узы воинов. Несомненно также, что для ведения боя в составе фаланги требовалась хорошая строевая выучка как каждого воина в отдельности, так и фаланги в целом. Однообразное вооружение (копья) было технической предпосылкой создания фаланги. Фаланга — первый элементарный, еще не расчлененный боевой порядок, построение войска для ведения боя.

Дальнейшее развитие фаланги в Афинах и Спарте шло по линии совершенствования ее тактических свойств и в первую очередь увеличения ударной силы фаланги в атаке накоротке. [162]







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.005 с.)