ТОП 10:

По окончании войны царь должен осмотреть свои войска, боевые колесницы, вьючных животных, оружие и амуницию.



Таково содержание важнейших военных статей «законов Ману», которые излагают главным образом военные обязанности царя. Лишь в одном случае упоминаются военачальники, но об обязанностях их ничего не говорится.

В древней Индии мы видим кастовое войско в его чистом виде. Кшатрии — часть господствующего класса рабовладельческой деспотии, предназначенная для ведения войны. Это было постоянное войско, полностью находившееся на содержании государства. Оно располагалось в укреплениях и в районах населенных пунктов и имело оборонительные задачи. Для похода войско сосредоточивалось в исходном пункте, где ему устраивали смотр. Такой же смотр войску устраивался по окончании войны.

Главной силой индийского войска являлись боевые слоны. Но это преимущество было кратковременным, так как противники индийских деспотий довольно скоро нашли средства борьбы с боевыми слонами. Так, например, в македонской армии была выделена легкая пехота с луками и дротиками, имевшая задачей поражение вожаков боевых слонов. Применялся также обстрел слонов горящими стрелами.

Военно-теоретическая мысль древней Индии имеет глубокие исторические корни. Отличие «законов Ману» от законов Хаммурапи заключается в том, что индийские законы уделяли основное внимание вопросам военного искусства, а не ограничивались регламентацией прав и обязанностей воинов, как это было в вавилонских законах. Но военное искусство «законы Ману» рассматривали лишь как деятельность полководца, от которой якобы целиком зависит исход войны. Эта идеалистическая концепция определялась классовым характером «законов» брахманов.

Военное искусство и военно-теоретическая мысль древнего Китая

Древний Китай, его армия и войны. Во II тысячелетии до н. э. в юго-восточной части Азии сложились китайские рабовладельческие государства. Историю древнего рабовладельческого Китая принято делить на несколько основных периодов. О первом периоде — до Иньского объединения племен, [97] т. е. до XVIII века до н. э. — до нас дошли лишь незначительные сведения. О характере военной организации древнейших китайцев историческая наука располагает лишь некоторыми данными, начиная с периода Шан-Инь (XVIII — XII века до н. э.), когда шел процесс складывания рабовладельческого общества « формирования деспотии.

Китайские рабовладельческие государства возникли в прибрежной равнине, изрезанной большим количеством рек. Реки и озёра являлись удобными путями сообщения, что способствовало объединению многочисленных китайских племен. Три большие реки — Хуанхэ, Янцзыцзян, Сицзян, — текущие в общем направлении с запада на восток, являются важнейшими водными артериями Китая. Они берут начало в горах, пересекают центральную холмистую часть страны и текут по обширной прибрежной равнине.

В центральной части Китая, в долине среднего течения Хуанхэ (северо-восток провинции Хэнань), в начале II тысячелетия до н. э. жило племя Инь. Основным занятием этого племени были охота и рыболовство, но уже развивались скотоводство [98] и земледелие. Земля являлась общинно-племенной собственностью. Искусственное орошение играло важную роль в хозяйственной жизни страны. Развивались ремесла.

Из надписей на гадательных костях видно, что иньцы в этот период вели войны с другими племенами из-за территории для кочевья. На западе они воевали с племенами Цян и Ту. Во второй половине Иньского периода (XIV — XII века до н. э.) пленных стали превращать в рабов. Шел процесс разложения первобытно-общинного строя, росло неравенство, выделялась племенная знать. Во главе племени стоял ван — вождь и военачальник, предводитель на войне и охоте. Власть вана ограничивалась советом племени, решавшим вопросы о войне и мире и утверждавшим вождей рода. Высшим органом племени было народное собрание. Это была военная демократия. Возникали союзы племен, но они оказывались непрочными объединениями и быстро распадались.

Многочисленные войны способствовали усилению власти вана.

Опираясь на свою дружину, ван в конечном итоге захватил власть и превратился в наследственного правителя.

В древнейшем китайском государстве уже были известны всадники и боевые колесницы; Последние составляли важную часть войска, численность которого не превышала 5 тысяч человек. Отряды всадников обычно состояли из 300 человек. Основным оружием воинов были лук и стрелы. Иньцы имели усиленный лук и стрелы с крыльями и наконечниками различной формы. Стрелы, пущенные из такого лука, пробивали любые доспехи. На вооружении имелись также боевые топоры, копья и дротики с бронзовыми и костяными наконечниками. Кроме того, у иньцев было специальное оружие гэ — своеобразные топоры-кинжалы или секиры-клевцы. Деревянная рукоятка гэ в человеческий рост располагалась под прямым углом к лезвию размером 17X22 см. Применялась также секира цюй, в которой лезвие соединялось с рукояткой, как у топора. Воины имели щиты. У ванов и их дружинников были бронзовые шлемы. Ваны сражались на боевых колесницах. Боевой порядок состоял из пехоты, всадников и боевых колесниц. О порядке размещения их на поле боя сведений нет.

В XII веке до н. э. в борьбу с иньцами вступило племя Чжоу, поселившееся в долине реки Вэйхэ (современная провинция Шаньси). Начался период Чжоу (XII — VIII века до [99] н. э.). Главным занятием чжоусцев было земледелие, наряду с которым развивалось скотоводство. В жизни племени Чжоу большое значение имела лошадь, широко использовавшаяся на охоте и войне.

Во главе племени Чжоу стоял гун (вождь), который являлся военачальником. Власть гуна ограничивал совет старейшин. Дружины чжоусцев часто выступали против кочевников на стороне иньцев, за что их начальники получали от ванов награды: земельные наделы, лошадей и драгоценные камни.

Разложение родового строя племени Чжоу определило изменение характера войн: случайные вооруженные столкновения из-за пастбищ превратились в войны с целью захвата чужих богатств и приобретения рабов. Перед большим походом против племени Инь чжоуский гун У Ван говорил своим воинам: «На полях Шан (т. е. Инь) не убивайте тех, кто перебежал к нам, чтобы заставить их служить на наших западных полях» (Ши-цзин).

В 1122 году до н. э. чжоуское войско под командованием У Вана разбило войско иньцев. В 1112 году до н. э. было оформлено объединение племен. Возникла рабовладельческая деспотия Чжоу, которой управлял ван через подчиненных ему князей (гун, хоу, бо, цзы и нань), являвшихся крупными земельными собственниками. Ваны щедро наделяли свою знать землей и рабами. Вот несколько надписей на бронзовых сосудах: «Чэ Ван... отделил лускому гуну шесть родов иньского племени», «Бу-Ди, за твои заслуги в военном деле дарю тебе лук и стрелы, рабов 5 семей и земли 10 участков», «Царь Цзинь пожаловал Хуэн-цзи северных рабов (ди-чэнь) 1000 семей:». [100]

Административно-хозяйственной единицей была «соседская община», состоявшая из восьми дворов. Она получала землю, за что обязана была выполнять различные повинности: поставлять воинов, лошадей и волов, доставлять продовольствие и фураж. Один из восьми дворов давал воина, остальные семь выполняли прочие повинности.

Таким образом, 100-тысячное войско содержали 700 тысяч крестьянских дворов. Войско комплектовалось из крестьян, и крестьяне же содержали его.

Четыре «соседские общины» составляли деревню, четыре деревни — село, четыре села — волость. Во время войны волость должна была дать 75 воинов, одну боевую колесницу, четырех коней и шестнадцать волов. Эти повинности разоряли крестьян.

Структура китайского войска в этот период характеризуется преобладанием боевых колесниц и конницы. «Колесницы и конница, — говорится в одном из трактатов, — это воинская мощь армии. Десять колесниц разбивают тысячу человек, сто колесниц разбивают десять тысяч человек, сто всадников обращают в бегство тысячу человек». В этом же трактате определены и боевые задачи основных родов войск.

«Колесницы — это крылья армии; они ниспровергают крепкие позиции, поражают сильного противника, преграждают путь бегущим. Конница — это разведка армии; она преследует разбитого противника, отрезает ему подвоз провианта, рассеивает его лучшие отряды».

Колесницы были двух видов: боевые, запряженные четверкой лошадей, и транспортные, тяжелые, запряженные двенадцатью волами и предназначенные не только для перевозок, но и для устройства оборонительного сооружения. При каждой боевой колеснице находилось 75 воинов, из них три тяжело вооруженных вели бой на колеснице, а остальные расчленялись на три подразделения: одно размещалось впереди колесницы, а два других — на флангах. Боевой колеснице придавалась транспортная колесница, которую обслуживали 25 воинов.

Структура древнекитайского войска периода Чжоу была более четкой, чем структура войск древнейших государств Передней Азии. Больше того, китайцы теоретически обосновали [101] боевое значение каждого рода войск и роль его в бою. Боевые колесницы и конница были главными родами войск.

Период с VIII по V век до н. э. носит название Ле го, что означает период «множества царств», а период с V по III век до н. э. именуется Чжань го, что значит период «борющихся царств». Это было время распада государства Чжоу, время борьбы отдельных «царств» и многочисленных войн.

Вождь китайского народа Мао Цзе-дун в своей работе «Стратегические вопросы революционной войны» для иллюстрации принципов стратегической обороны использовал в качестве исторического примера войну между княжествами Лу и Ци, находившимися на территории современной провинции Шаньдун. Анализ этой войны, происходившей в первой половине VII века до н. э., позволяет определить некоторые характерные особенности китайского военного искусства данного периода.

Имея превосходящие силы, правитель княжества Ци напал на княжество Лу. По совету Цао Гуя (древний китайский политик) правитель княжества Лу вступил в бой лишь тогда, когда удалось изнурить войско Ци. В этой оборонительной войне, в обстановке большого неравенства сил, изнурить противника возможно было, лишь опираясь на поддержку народа, завоевав [102] его доверие. Правитель княжества Лу имел это доверие потому, что он «всегда судил по справедливости».

В бою под Чаншао Цао Гуй удержал своего правителя от преждевременной атаки противника. Войско княжества Ци трижды атаковало войско княжества Лу, но все эти атаки были отражены. Когда противник истощил свои силы, войско княжества Лу контратаковало врага и в ходе преследования разгромило его окончательно. Цао Гуй говорил: «Ведь война — это мужество. Первый барабан поднимает мужество, со вторым оно падает, с третьим — иссякает. У врага мужество иссякло, мы же были полны мужества и потому победили. Воюя с большим княжеством, трудно узнать его силы. Я боялся засады. Я всмотрелся в следы их колесниц — они были спутаны; посмотрел на их знамена — они пали. Вот тогда мы бросились в погоню».

Оценивая сообщение китайского историка о войне между княжествами Лу и Ци, Мао Цзе-дун писал:

«В данном случае обстановка была такова, что слабое княжество сопротивлялось сильному. В тексте говорится о политической подготовке к войне — завоевании доверия народа; говорится о позиции, благоприятной для перехода в контрнаступление, — Чаншао; говорится о моменте, благоприятном для начала контрнаступления, — «у врага мужество иссякло, мы же были полны мужества»; говорится о моменте начала преследования — «следы их колесниц были спутаны; их знамена пали». Хотя в этом рассказе речь идет о небольшом сражении, в нем, тем не менее, показаны принципы стратегической обороны»{27}.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.140 (0.005 с.)