ТОП 10:

НАЦИОНАЛЬНЫЕ И АССИМИЛЯТОРСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В ОБЩЕСТВЕННОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ЕВРЕЕВ



 

Рост антисемитизма в Западной Европе, в котором выразилось нежелание широких кругов в европейских народах приобщить к себе евреев и растворить их в своей среде, с одной стороны, и усиление радикальных тенденций в самом еврействе, с другой, стали двумя полюсами, определившими пути развития, еврейского народа с конца XIX в.

Даже те, кто не осознавал всю силу этих процессов и верил в возможность слияния евреев с окружающей средой или хотя бы мирного сосуществования {602} с ней — а в последнюю треть XIX и в начале XX в. они безусловно составляли большинство народа,— тоже не избежали диалектического влияния двух сил — центробежной и центростремительной, — испокон веков действовавших, как уже было отмечено, в истории еврейского народа.

Они видели свое будущее в странах их жительства, они впитали в себя культуру этих стран и принимали активное участие во всех областях их жизни и творчества, но вместе с тем они создавали свои особые организационные рамки для взаимопомощи и для поддержки своих преследуемых братьев в Восточной Европе и в Передней Азии и — прямо или косвенно — содействовали новому расцвету еврейской национальной культуры и возникновению обширной литературы на иврите и на идиш. Включение в жизнь и культуру народов Западной и Центральной Европы перестало быть привилегией немногих, а стало массовым явлением; однако активность евреев в рамках общественных и культурных учреждений народов, среди которых они жили, продолжала быть делом отдельных лиц, а не коллектива. Чем больше становилось число евреев, занимающих важные экономические позиции или видное положение в культурной жизни, — тем более и более усиливалась травля антисемитских кругов и росло количество тех, кто враждебно относился к евреям и противился «еврейскому засилию».

И действительно, евреи были вынуждены вступить в политическую борьбу не как индивидуумы, а как общественная группа, главным образом для того, чтобы дать должный отпор антисемитизму. Они должны были создавать свои собственные организации для защиты своего права включиться в нееврейское общество и стать его неотъемлемой частью. Но именно существование особых еврейских организаций, преследующих общественно-политические цели и борющихся против дискриминации, или даже носивших чисто филантропический характер и оказывавших помощь еврейским учащимся или иммигрантам, служило не только антисемитам всех оттенков, но и широким кругам европейской общественности доказательством того, что еврейская сплоченность, а следовательно и «еврейское засилие»—реальные факты.

Этот {603} диалектический характер процесса включения евреев в среду европейских наций оказал пагубное влияние на судьбу еврейского народа в XX в., в особенности во время нацистского разгула.

Уже в шестидесятых годах XIX в. еврейская общественная организация «Альянс» стала мишенью для нападок юдофобов. Ее вмешательство в пользу евреев в Марокко, Швейцарии и в Румынии дало антисемитам повод называть ее «мировым еврейским правительством». С восьмидесятых годов деятельность «Альянса» ограничивалась, главным образом, содействием еврейской эмиграции и основанием школ в различных странах. Но сознание того, что ущемление прав евреев в одной из стран отражается на их положении во всем мире, побудило другие еврейские организации продолжать борьбу.

В 1878 г. «Совет депутатов еврейских общин» в Англии совместно с «Англо-еврейской ассоциацией» создал «Объединенный комитет по иностранным делам» с целью оказания помощи преследуемым евреям в Восточной Европе и в странах Ближнего Востока. В 80-х годах, когда волна погромов прокатилась по России, в Англии был создан «Русско-еврейский комитет», организовавший общественный протест против политики русского правительства.

«Союз помощи немецких евреев» («Гильфсферейн»), основанный в 1901 г., также был инициатором некоторых политических мероприятий. Так, после кишиневского погрома в 1903 г. он созвал представителей всех значительных еврейских организаций в разных странах для обсуждения положения евреев в России. В 1905—6 гг. глава «Гильфсферейна» Пауль Натан неоднократно обращался по этому вопросу к членам русского правительства. В 1906 г. им была созвана в Брюсселе конференция, посвященная той же проблеме.

В 1907 г., после «аграрных беспорядков» в Румынии, Пауль Натан ходатайствовал перед премьер-министром этого государства в связи с причиненными евреям ущербами. В 1912 г. в Брюсселе вновь состоялся съезд, на котором был создан «Союз еврейских организаций» для защиты еврейских интересов в период Балканских войн.

Не менее широкую деятельность развил {604} «Американский еврейский комитет», основанный в 1906 г. и поставивший перед собой аналогичные цели. Подобно еврейским организациям в Европе, и он направил свои главные усилия на содействие евреям России. В связи с тем, что русские власти подвергли ограничениям американских подданных-евреев, приезжавших в Россию, этот комитет требовал от правительства США принять меры для их защиты. Он развернул широкую кампанию и, заручившись поддержкой общественного мнения, повлиял на позицию Конгресса. В 1911 г. президент Тафт заявил, что торговый договор между Соединенными Штатами и Россией, существовавший с 1832 года, будет расторгнут, если не прекратятся действия, направленные против евреев - американских граждан.

После окончания Балканских войн правительство США — по настоянию комитета — потребовало от всех государств, принимавших участие в этих войнах, соблюдать равноправие всех жителей в аннексированных ими районах. Этот шаг был предпринят, по существу, против политики дискриминации евреев со стороны правительства Румынии.

Деятельность еврейских организаций в этой области достигла кульминационного пункта по окончании Первой мировой войны, во время Версальской мирной конференции, в особенности в связи с вопросом о защите прав еврейских меньшинств в различных государствах.

И еще в одной, не менее важной сфере проявилось сотрудничество еврейских организаций, а именно в помощи эмигрантам — выходцам из стран Восточной Европы. В 1891 г., с новой волной еврейской эмиграции из России, в Берлине сформировался «Центральный германский комитет помощи евреям России», задавшийся целью оказывать действенную поддержку эмигрантам. В сотрудничестве с еврейскими организациями Франции, Англии и Австрии на немецкой и австрийской границах были созданы комитеты, которые классифицировали эмигрантов, проверяли их документы и обеспечивали их проездными билетами до Гамбурга или до США. Комитет заботился также о снабжении эмигрантов провиантом до отплытия кораблей.

 

В 1891 г. известный филантроп барон Морис Гирш {605} (1831—1896 гг.) опубликовал план переселения всех русских евреев в другие страны в течение 25 лет и их приобщения к земледельческому труду на новых местах. С этой целью он основал в Лондоне общество ЕКО (Еврейское колонизационное общество) с капиталом в 2 миллиона фунтов стерлингов. В своем завещании он предоставил этому обществу еще 6 миллионов ф. ст. и передал свои акции в нем еврейским общинам Берлина, Брюсселя и Франкфурта и «Англо-еврейской ассоциации».

ЕКО приобрело обширные земельные участки в Аргентине, и с того времени его внимание было посвящено преимущественно еврейским земледельческим колониям в этой стране. План массовой эвакуации евреев из России не осуществился, но ЕКО все же достигло значительных успехов в области приобщения переселенцев к земледельческому труду: в 1897 г. уже насчитывалось свыше 20 колоний с населением в 7000 человек, а в 1907 г. — около. 20.000 душ.

В 1899 г. барон Ротшильд передал ЕКО управление поддерживаемыми им сельскохозяйственными поселениями в Палестине. ЕКО помогало также еврейским земледельческим колониям в России. С 1903 г. в программу деятельности ЕКО были включены также помощь потенциальным эмигрантам в России и в Румынии ( в одной лишь России оно открыло свыше 400 инструкционных бюро для переселенцев), содействие профессиональному образованию и, в особенности, основание кредитных учреждений в России и Галиции.

«Американский еврейский комитет» развил энергичную деятельность для борьбы с планами ограничения свободы иммиграции в США. В 1909 г. несколько американских обществ помощи иммигрантам объединились в «Еврейское общество покровительства и содействия иммигранту» (сокр. HIAS), при котором образовались отделы: информации новоприбывшим, юридической помощи им, содействия в нахождении для них жилища, работы и приобретения гражданства.

С самого начала Первой мировой войны американское еврейство мобилизовалось с целью облегчить участь евреев в районах военных действий в Восточной Европе и в Палестине. Три крупные еврейские филантропические {606} организации объединились в «Общий американский еврейский комитет по распределению помощи» (сокр. по-английски — «Джойнт»); через посредство посольства США в России и ЕКО они переводили фонды Еврейскому комитету помощи жертвам войны (ЕКОПО) и связанным с ним учреждениям. Пособия посылались также в районы, оккупированные немцами. После вступления США в войну деятельность «Джойнта» там продолжалась через его филиал в Амстердаме, основанный с этой целью.

 

Важным полем деятельности еврейских организаций было народное образование и школьное дело. Здесь, не меньше чем в области политической и общественной, проявилась двойственность их влияния. С одной стороны, они основывали еврейские школы на французском и немецком языках, помогали новым иммигрантам в США «американизироваться», т. е. приобщаться к американской среде и культуре, и оказывали поддержку еврейским студентам в университетах; с другой — они заботились о распространении еврейских знаний, об изучении иврита еврейской истории, религии и культуры как в созданных ими особых еврейских школах, так и на специальных уроках в общих учебных заведениях.

 

В Западной Европе сближение евреев с окружающей нееврейской средой привело к тому, что особые еврейские школы там почти совершенно исчезли. Еврейское образование ограничивалось преподаванием некоторых еврейских предметов и обучением молитвам один или два раза в неделю в субботних или воскресных школах. В этот же период, большинство еврейской молодежи в России, Румынии, Галиции и в некоторых районах. Венгрии все еще продолжало воспитываться в традиционных религиозных училищах — хедерах и иешиботах. Под влиянием национального движения были основаны и «реформированные» хедеры, где преподавание велось на иврите и изучались также общие предметы.

 

На Ближнем Востоке и в Северной Африке, где вообще не существовало государственной школьной сети уровень хедеров был очень низкий, и обеспечением начального образования занимались западноевропейские еврейские организации. Альянс развил широкую сеть учебных {607} заведений в этих странах; но его предложение действовать в этом направлении в России натолкнулось на упорное сопротивление со стороны властей. В школах Альянса ручались и предметы еврейской культуры, но языком преподавания был французский. «Гильфсферейн» создал в Галиции, в Балканских странах и в Палестине сеть школ, детских садов и ремесленных училищ, в которых преподавание велось на немецком языке.

 

Во второй половине XIX в. чрезвычайно возросло число евреев ученых, журналистов, писателей, художников и музыкантов, и их участие в культурной жизни стран Западной и Центральной Европы во много раз превосходило их долю в населении этих стран. Их духовное творчество лишь в незначительной мере касалось специфической еврейской тематики, но у многих из них в корне изменилось отношение к родному народу. На первых этапах культурной ассимиляции евреев их главной целью было доказать, насколько они полностью приобщились к культуре окружения и оторвались от своего национального прошлого.

Считалось, что быть непохожим на еврея является вершиной достижений. Теперь же участились случаи, когда еврей-интеллигент требовал признания своих прав не как «человек», а как еврей, и подчеркивал при этом не только свое стремление быть подобным окружающей инородной среде, но и свое право быть отличным от нее.

Еврейское наследие перестало быть для многих «вековым страданием» и источником ощущения полноценности, а наоборот — оно стало стимулом чувства собственного достоинства, основанного на сознании, что это наследие содержит в себе извечные общепризнанные и нерушимые ценности человеческого духа.

В этот период непрестанно увеличивается вклад евреев в развитие науки, значение которой особенно возрастает в европейских странах. Среди корифеев медицины выделяется Пауль Эрлих (1854—1915 гг.), один из основоположников современной биологии. Важные открытия были сделаны бактериологом, уроженцем России, Владимиром Хавкиным (1860—1930 гг.), который вел борьбу с чумой и холерой в Индии и с этой целью основал, в Бомбее научно-исследовательский институт, носящий {608} теперь его имя.

В другой научной области, в математике, в которой евреи отличались испокон веков, некоторые из них основали новые отрасли, как, например, Георг Кантор (1845—1918 гг.), создатель теории множеств, и Герман Минковский (1864—1909 гг.), давший математическое обоснование субстанциальной неразрывности пространства и времени. Немало евреев участвовало в развитии физики, этой важнейшей отрасли современного естествознания, как Альберт Майкельсон (1852—1931 гг.), известный своими опытами по определению скорости света: Генрих Герц (1857—1894 гг.), исследователь электромагнитных волн, Альберт Эйнштейн (1879—1955гг.), отец теории относительности, произведший величайший со времени Ньютона переворот в физике. Изобретение Ф. Габера (1868— 1934 гг.) по извлечению азота из воздуха имело неоценимое значение для промышленности.

Увеличилось число еврейских ученых и в других областях. Хотя в гуманитарных науках их было намного меньше, чем в естественных, т. к. в большинстве университетов евреи не допускались к преподаванию гуманитарных дисциплин, все же и здесь они внесли важный вклад во многие отрасли. Игнаца Гольдциера (1850— 1921 гг.) принято считать одним из основоположников исследования ислама. В России большие заслуги в этой области имели Даниил Хвольсон и Авраам Альберт Гаркави.

В конце XIX в. среди ведущих философов эпохи было несколько евреев. В Германии Герман Коген был основателем т. н. «Марбургской школы», стремившейся возродить философский идеализм, опираясь на учение Канта, По Когену основы иудаизма близки по духу к неокантианству. Выдающимся мыслителем еврейского происхождения был французской философ Анри Бергсон (1859— 1941 гг.), также выступавший против механистическо-материалистического мировоззрения и придерживавшийся спиритуалистического подхода, в основе которого лежит интуиция.

В области логики видное место занимает «феноменологическая» концепция Эдмунда Гуссерля (1859—1938 гг.). В психологии и психотерапии первостепенную роль {609} сыграл Зигмунд Фрейд (1856—1939гг.), основоположник психоанализа — системы, вышедшей далеко за пределы излечения душевных заболеваний, для которого она была сначала предназначена. В социологию ценный вклад внесли Георг Зиммель (1858—1918 гг.) и Эмиль Дюркгейм (1858—1917 гг.).

 

Многие евреи выдвинулись и в сфере изобразительных искусств, тогда как прежде еврейские художники и скульпторы были исключительным явлением. Одним из наиболее видных мастеров в этой области был Камилл Писсарро (1830—1903 гг.) принадлежавший к родоначальникам импрессионизма. По тому же пути последовал его сын Люсьен (1863—1944 гг.), проживший большую часть своей жизни в Англии. В Голландии к этому направлению принадлежал Исаак Израэльс (1865—1934 гг.), сын Иозефа Израэльса, а в Германии яркими выразителями импрессионизма были Макс Либерман (1847—1935 гг.) и Лессер Ури (1861—1931 гг.). В России приверженцем этого течения был художник Лев Бакст (1866—1924 гг.), создавший непревзойденные декорации для балета. Одним из выдающихся художников конца XIX в. был Исаак Левитан (1861—1900гг.), достигший необычайного мастерства в изображении русской природы.

В начале столетия в Париже сформировалось революционное течение в искусстве, т. н. «парижская школа», в которой евреи принимали видное участие. Амадео Модильяни (1884—1920 гг.), Жюль Паскен (1885—1930 гг.), Хаим Сутин (1894—1943 гг.) и Марк Шагал (1887 г.) — самые известные из них. У многих из последователей этой школы еврейские сюжеты и еврейский быт служат важным элементом в их творчестве.

В области музыки евреи продолжали стоять в первых рядах, главным образом в качестве исполнителей, но имелись среди них и композиторы, из которых наиболее выдающимся был Густав Малер (1860—1911 гг.).

В Австрии и Германии в некоторых произведениях писателей-евреев этого периода отражены их национальное происхождение, а также впечатления еврейской среды их детства. Петер Альтенберг (1859—1919гг.), Артур Шницлер (1862—1931 гг.), Якоб Вассерман (1873—1934гг.) и {610} Франц Кафка (1883—1924 гг.) заняли почетное место в общей немецкой литературе.

Многие евреи-писатели на разных языках в разных странах занимались еврейской проблематикой, обращаясь главным образом к еврейскому читателю. Карл-Эмиль Францоз (1848—1904 гг.) продолжал развивать эту тематику в немецкой литературе. Израиль Зангвилль (1864—1926 гг.) в английской, а беллетрист. Лев Леванда (1835—1888гг.) и поэт Семен Фруг (1860—1916 гг.) создают специфическую еврейско-русскую литературу. Однако в России, точно так же как в Англии и в Германии, такого рода еврейская литература на языке страны просуществовала недолго. С течением времени творчество еврейских писателей совершенно слилось с общей литературой окружающих народов, хотя оно зачастую продолжало отличаться некоторыми характерными чертами.

Взаимодействие антагонистических тенденций в еврейской истории, ярко выразилось в том, что усиленное участие евреев в культурной жизни европейских стран сопровождалось также расцветом новой светской литературы на иврите и на идиш.

Начало этой литературе положили, как уже было отмечено, еврейские просветители конца XVIII и первой половины XIX вв. в Центральной и Восточной Европе. Во второй половине XIX в. на первое место выдвинулась публицистика на иврите, занимавшаяся всеми проблемами народной жизни.

Публицист- языковед Элиэзер Бен-Иегуда, утверждавший, что только в Палестине возможно возрождение нации и ее культуры, поселился в Иерусалиме с твердым решением неуклонно трудиться над превращением иврита в живой — обиходный — язык. Книгоиздательства «Ахиасаф» и. «Тушия» в Варшаве печатали произведения еврейских поэтов средневековой Испании, переводы с европейских языков трудов из области еврейской истории и культуры, сочинения философского характера, а также учебники и книги для молодежи.

Вместо полемических или дидактических произведений в патетическом стиле просветителей начинает появляться литература, правдиво отражающая жизнь народа и его стремления. С возникновением, палестинофильского движения и под его непосредственным {611} влиянием выкристаллизовался современный иврит и новые литературные жанры:

Хаим Нахман Бялик (1873—1934 гг.) и Саул Черниховский (1875—1943гг.) достигли в своих творениях поэтического совершенства.

М. И. Бердичевский (1865—1921 гг.), М. 3. Файерберг (1874—1899гг.),

Д. Фришман (1859—1922гг.) являются верными выразителями различных направлений в кругах национальной интеллигенции.

Писатели, пользовавшиеся главным образом языком народных масс — идиш — как, например, Менделе Мойхер Сфорим (1835—1917 гг.) и

И. Л. Перец (1852—1915 гг.), внесли свою долю также и в литературу на иврите. Ахад-Гаам (1856—1927 гг.) и Н. Соколов (1859—1936 гг.) придали еврейской публицистике и идеологической литературе современную форму. В начале XX в. выдвинулся целый ряд талантливых молодых поэтов и беллетристов: 3. Шнеур (1886—1959 гг.), Я. Каган (1881—1960 гг.), Ш. Бен-Цион (1879—1913 гг.), У. Гнесин (1870—1932гг.). Романист И. X. Бреннер (1881— 1921 гг.) описывал— между прочим — жизнь «ишува» (еврейского населения) в Палестине, а поэт

М. Долицкий (1856—1931 гг.) —переживания еврейского иммигранта в Америке.

Создалась также благоприятная обстановка для расцвета литературы на идиш. Многие из среды еврейской интеллигенции перестали относиться, к языку народных масс с пренебрежением.

Широко развилась пресса на идиш. В эти годы творили такие крупные писатели, как Шолом-Алейхем, И. Л. Перец, Шолом Аш (1880—1957 гг.) и др., и поэтому недаром они несут название «золотого века» литературы на идиш. А. Гольдфаден (1840—1908 гг.) основал народный театр на этом языке. В Америке его дело продолжал Я. Гордин (1853—1909 гг.), автор ряда бытовых пьес. Видными еврейскими поэтами там были М. Розенфельд (1862—1923 гг.) и Йегоаш (1870—1927 гг.). Последний перевел на идиш библию.

Литература на иврите и на идиш заняла, почетное место среди европейских литератур конца XIX и начал XX вв. Шолом Алейхем (1859—1916гг.), например, обрисовавший с исключительным мастерством и с неподражаемым юмором жизнь евреев в черте оседлости в России {612} по сей день считается одним из величайших реалистических писателей-юмористов, творчество которых характеризуется как «смех сквозь слезы».

Авторитетные литературоведы всего мира ставят его в один ряд с такими мировыми мастерами прозы, как Диккенс, Гоголь, Марк Твен, Мопассан и другие.

 

Звание национального поэта несомненно принадлежит Хаиму Нахману Бялику.

Он занимает в новой еврейской литературе то же место, что Иегуда Галеви в средневековой поэзии. Его творчество сочетает в себе непревзойденную лирическую нежность с исключительной мощью поэта-обличителя в стиле древних библейских пророков.

Бялик —истинный поэт еврейского национального возрождения; хотя он беспредельно предан многовековой традиционной культуре он почти всецело посвятил себя поискам синтеза между ней и светским духовным творчеством современности.

После кишиневского погрома он безжалостно бичует именно евреев за их покорность, за то, что они, не сопротивляясь, становятся жертвами бесчинствующих убийц. Будущее еврейского народа поэт видит в его возвращении на древнюю родину, где он заживет свободной, продуктивной жизнью.

В поэме «Мертвецы пустыни» Бялик образно уподобляет двухтысячелетнее существование евреев в диаспоре глубокому сну древних героев в безбрежной пустыне, а наш век представляется ему веком великой революции в еврейской истории, веком пробуждения народа, поднявшего стяг непримиримой борьбы за свое освобождение.

 

 

«Мы соперники Рока.

Род последний для рабства и первый для радостной

воли!

Мы разбили ярем и судьбу мятежом побороли;

Мы о небе мечтали, — но небо ничтожно и мало,

И ушли мы сюда, и пустыня нам матерью стала.

На вершинах утесов и скал, где рождаются бури,

Нас учили свободе орлы, властелины лазури.

И с тех пор нет над нами владыки!

{613}

Пусть замкнул Он пустыню во мстительном гневе

Своем:

Все равно — лишь коснулись до слуха мятежные клики,

Мы встаем!

Подымайтесь, борцы непокорного стана!

Против волн небес, напролом,

Мы взойдем на вершину, взойдем

Сквозь преграды и грохот и гром урагана!

Мы взойдем на вершину!

Пусть покинул нас Бог, что когда-то клялся:

Не покину!

Пусть недвижен ковчег, за которым мы шли в оны

лета,—

Мы без Бога пойдем, и взойдем без ковчега Завета.

Гордо встретим Его пепелящие молнией взоры

И наступим ногой на Его заповедные горы,

И к твердыням врага — кто б он ни был — проложим

дорогу!

Голос бури — вы слышите — чу!

Голос бури взывает: «Дерзайте». Трубите тревогу...

Пусть от бешенства скалы рассыплются комьями глины,

Пусть погибнут из нас мириады в стремленье своем,—

Мы взойдем, мы взойдем на вершину!»...







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.71.23 (0.019 с.)