ТОП 10:

ЕВРЕЙСТВО В СТРАНАХ ИСЛАМА И ЕВРЕЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПАЛЕСТИНЫ



 

Уже в XV веке Оттоманская империя служила убежищем европейским евреям, а после изгнания из Испании она превратилась в один из крупнейших еврейских центров. Евреи-царедворцы, приближенные султанов и визирей, были покровителями всех евреев Турции, а иногда выступали даже в защиту гонимых собратьев в христианских странах. Евреи были свободны в выборе места жительства и источников существования. Сами султаны часто поощряли их торговые и финансовые начинания.

Во второй половине XVII в. в положении еврейского населения Турции произошла перемена к худшему. Хотя евреи еще продолжали играть значительную роль в экономической жизни, особенно благодаря связям со своими единоверцами в новых торговых центрах Европы, султаны, в результате ослабления своей власти, не были в состоянии обеспечить им надежную защиту.

 

В XVIII веке начался упадок огромной Оттоманской империи, и вместе с ним наступил тяжелый период в истории евреев Ближнего Востока, страдавших от произвола местных властей. Янычары (привилегированные отборные воинские части), не раз возводившие султанов на престол и свергавшие их, часто поджигали еврейский квартал в Стамбуле для того, чтобы под предлогом тушения пожара грабить дома жителей. В то же время среди мусульман усилился и религиозный фанатизм. Были изданы постановления, заставлявшие евреев носить отличавшую их одежду и т. п. Солдаты и разбойничьи шайки в провинциальных городах и на больших дорогах грабили и убивали евреев.

В XVIII веке ухудшилось также положение евреев и в странах Северной Африки (в Магрибе). Хотя между ними все еще были люди, приближенные к правителям и занимавшие важные позиции в области торговли и финансов, {474} их иногда даже заключали в тюрьму, чтобы таким образом вымогать у них деньги. Во время междоусобных войн претендентов на престол все враждующие стороны в той же мере преследовали евреев и захватывали их имущество. В народе жизнь евреев ни во что не ставилась. Даже ничтожнейший из мусульман считал себя вправе обидеть «неверного», совершенно беспомощного по сравнению с ним, т. к. магометанские суды вообще не предоставляли евреям никакой защиты.

В отношении внутреннего самоуправления еврейские общины получили от властей ряд полномочий. Тяжбы между евреями разбирались в их собственных судах, которые имели право налагать штрафы, отлучать от общины и даже приговаривать к телесным наказаниям. Глава общины был ответствен за уплату государственных налогов. Представителем евреев перед правительством был стамбульский главный раввин, «хахам баши», пост которого был официально признан властями.

Еврейские общины в Европейской Турции делились на землячества. Самым влиятельным в глазах правительства и самым состоятельным элементом были сефарды. Они организовали свои особые общины и сохранили свое испанское наречие — ладино. Остатки прежнего коренного еврейского населения Оттоманской империи, а также переселенцы из Греции и Италии объединялись в левантийские (или «романистские») общины. Языком их был итальянский или греческий. В XVIII веке возросло также число ашкеназских евреев. Они тоже образовали свои общины в Стамбуле, ставшем в то время значительным еврейским центром.

 

Наиболее тяжелым было положение евреев Палестины. Турецкое правительство не было в состоянии обеспечить налаженную администрацию и хоть какой-нибудь порядок в этой стране. Ее жители были подвержены произволу чиновников и шейхов, постоянно воевавших друг с другом. Еврейский центр в Цфате (Сафеде), игравший столь важную роль в XVI в., пришел в упадок вследствие ослабления центральной власти и целого ряда бедствий: землетрясений, эпидемий и т. п.

Только немногие евреи Палестины занимались торговлей или ремеслами, {475} подавляющее же большинство (в том числе почти все ашкеназские евреи) жило на счет «халукки» т. е. добровольных пожертвований, собиравшихся во всех странах рассеяния для жителей Святой земли. Обычай сбора «лепты» для Палестины существовал испокон веков, но в XVII и XVIII вв. эти фонды получили особое значение в жизни евреев диаспоры. Палестинские евреи отправляли «шадарим» (эмиссаров) за границу собирать пожертвования. Вера в то, что пребывание в Палестине само по себе является актом благочестия, — т. к. только в ней еврей может полностью соблюдать заветы Бога и своими личными поступками приблизить пришествие Мессии, — побуждала евреев диаспоры в течение многих поколений поддерживать своих единоверцев в Палестине, считавшихся своего рода представителями всего народа. С другой стороны, сознание того, что они призваны выполнить священную миссию, ободряло подавленных нищетой и лишениями евреев Святой земли.

 

Еврейское население сконцентрировалось в Иерусалиме и в Цфате. В 1740 г. вновь обосновались евреи и в Тиверии, а во второй половине XVIII века уже существовали поселения в четырех священных по еврейской традиции городах: Иерусалиме, Цфате, Тиверии и Хевроне. Одной из причин концентрации евреев в городах был тот факт, что за стенами этих городов им угрожала смертельная опасность.

Еврейское население в Палестине не прекратило своего существования благодаря живой и постоянной связи с диаспорой и непрерывному притоку переселенцев. Были времена, когда приезжали лишь немногие, но были и такие годы, когда, принимая во внимание тогдашние условия, иммиграция приобретала значительные размеры. Решающими факторами были и в этот период религиозный подъем и усиление мессианских чаяний. Новая волна религиозного энтузиазма в Европе побудила в 1700 г. большую группу немецких и польских евреев — около 1000 человек —во главе с рабби Иегудой Хасидом переселиться в Палестину. Однако вскоре после прибытия в Иерусалим рабби Иегуда скончался и его группа распалась.

{476} В 40-х годах XVIII в. в Палестину хлынула волна эмигрантов из мусульманских стран. Из Смирны приехал рабби Хаим Абулафия, восстановивший еврейскую общину в Тиверии, а из Марокко — один из виднейших духовных вождей своего времени, рабби Хаим Бен-Атар (1742 г.). Тогда же в Палестину начали прибывать и польские евреи, связанные с хасидским движением. Первым из них был рабби Авраам Гершон из Кутова, шурин Бешта.

Когда в Литве начались преследования хасидов, там образовалась большая группа, возглавлявшаяся учеником Дов-Бера, Менахемом-Менделем Витебским, которая выехала в Палестину в 1777 г. и таким образом укрепила связь между хасидским движением и палестинским еврейством. Вначале хасиды обосновались в Цфате, а затем в Тиверии. В 1808 г. в Цфате поселилась группа учеников Виленского Гаона. Группы прибывающих, представлявшие различные идеологические течения, привели к созданию землячеств—«колелим»,—основывавшихся на принципе общего места происхождения и близости к определенным духовным течениям. Они способствовали укреплению общин ашкеназских евреев в Палестине, главным образом в Галилее. Подавляющее большинство еврейского населения в стране в этот период представляли сефарды и выходцы из мусульманских стран.

 

 

Глава седьмая

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЖИЗНИ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА В XIX в.

 

В XIX в. еврейское население в Европе значительно возросло. В начале этого столетия численность евреев во всем мире составляла 2,2 миллиона, из которых около 80 процентов проживало в Европе; в конце того же века она достигла почти 8,5 млн. из общего числа в 10,5 млн. евреев во всем мире. К европейскому еврейству следует причислить около миллиона евреев, находившихся в {477} конце века в Америке, подавляющее большинство которых было выходцами из Европы.

Еврейские общины в Азии и Африке, насчитывавшие в начале XIX века приблизительно 500 тыс. чел., достигли в конце этого века 900 000. Процесс их роста проходил несравненно медленнее чем у европейских евреев. Сефарды и восточные евреи составляли 20 проц. еврейского народа в начале века, а в конце его — менее 10 проц.

В XIX в. продолжалось и географическое распространение евреев. Уже в первой половине этого века евреи из разных районов Германии и Австрии устремились в США. Из России эмиграция на американский континент началась в 60-х гг. и достигла значительных размеров в 80-х гг. Всего за 50 лет (1830—1880 гг.) переселилось в Соединенные Штаты около 200 000 евреев. Главное же русло эмиграции до 80-х гг. вело из стран Восточной и Центральной Европы в западные государства европейского континента.

Польские и галицийские евреи эмигрировали в Германию, немецкие — в Англию, Францию и Голландию. Это переселенческое движение охватило десятки тысяч. Но и внутри государств со значительным еврейским населением происходили миграционные процессы: из Познанского герцогства в другие районы Германии; из Галиции в западные и южные части Австро-Венгрии, особенно в Вену; из густонаселенных районов Литвы и Белоруссии — на Украину (главным образом, левобережную) и в Новороссийский край на черноморском побережье. Это переселение охватило сотни тысяч.

Быстрый процесс урбанизации, проходивший в Европе в XIX в., оказал огромное влияние на жизнь евреев, хотя большинство их было издавна городскими жителями.

Концентрации евреев в больших городах способствовала как политика правительства, напр., выселение из сел и из пограничной полосы в России, отмена ограничений евреев в правах в городах Центральной Европы, так и экономические факторы: сбыт сельскохозяйственной продукции перестает быть основной отраслью еврейской экономики. Эмигрировавшие из Восточной Европы евреи тоже предпочитали селиться в городах, особенно в больших, где уже обосновались их предшественники.

{478} Демографические изменения были тесно связаны с переменами в профессиональной структуре еврейского населения и в его экономической деятельности.

Рост городов, развитие средств сообщения, основание новых отраслей промышленности, расширение товарооборота — все это повлекло за собой крупные перемены в экономике евреев. Значительно возросло число людей, потерявших прежние источники существования и вынужденных искать новые профессии или эмигрировать. В результате этого значительно увеличилось количество ремесленников, извозчиков, носильщиков и т. п. Во второй половине XIX в. возник класс еврейских фабричных рабочих, занятых в текстильной, пищевой и табачной промышленности.

У большинства еврейских кустарей не хватало денежных средств для приобретения необходимых инструментов. Поэтому многие евреи-ремесленники выполняли самые простые работы в тяжелых условиях соперничества со своими христианскими конкурентами. Быстрый рост числа евреев-ремесленников — лишь в России их насчитывалось в конце века, вместе с подмастерьями, около полумиллиона — привел к конкуренции и в их собственной среде. Поэтому они всегда были в первых рядах эмигрантов, устремлявшихся на новые места.

 

В этот период еще не существовало ярковыраженого разграничения между ремесленниками и фабричным пролетариатом. В текстильной и табачной промышленности были заняты главным образом молодые девушки, обычно до замужества. Некоторые рабочие, скопив незначительные суммы, старались пробиться в ряды самостоятельных кустарей-ремесленников. Более устойчивой группой являлись квалифицированные и полуквалифицированные рабочие пищевой промышленности. Во всяком случае, во второй половине XIX в. возник и начал формироваться еврейский пролетариат, как особый класс общества.

Несмотря на процесс урбанизации, в этот период возросло и число евреев-земледельцев. Уже в начале века были предприняты попытки со стороны русского правительства поселить евреев на земле в Южной России. В середине столетия созданные там колонии разрослись и укрепились. В {479} сельском хозяйстве нашли себе занятие и евреи Белоруссии и Бессарабии в отдельных деревнях и в подсобных пригородных хозяйствах. В конце прошлого века сельское хозяйство стало источником существования для 3,8 проц. евреев России. Все эти перемены не уменьшили, однако, и относительной доли евреев, занимавшихся торговлей, в общем числе экономически активных. В Восточной Европе большинство их продолжало заниматься куплей и продажей сельскохозяйственных продуктов, в их руках сосредоточивались крупные коммерческие сделки на сельскохозяйственных ярмарках Украины и Галиции. Значительно было также участие евреев в больших торговых фирмах, в том числе и в пароходных компаниях, созданных для экспорта — главным образом зерна — в Западную Европу.

С упразднением привилегий купеческих гильдий в Центральной Европе, в особенности в больших городах, перед евреями открылась возможность принимать участие и во внутригородской торговле. В 80-х гг. торговцы составляли там более половины экономически активных евреев. В странах Восточной Европы в процентном отношении их было гораздо меньше, но все же в «черте оседлости» почти вся внутренняя торговля была сосредоточена в руках евреев. Подобное явление наблюдалось в XIX в. также в Оттоманской империи и в странах Северной Африки, но там евреи занимались преимущественно розничной торговлей, а оптовая находилась в руках греков и итальянцев.

В XIX в. еврейские банки открыли филиалы по всей Европе и пользовались большим влиянием в столичных городах. Еврейские банкирские дома во Франкфурте, Майнце, Гамбурге, Вене и Берлине играли роль финансовых советников королей и правительств. Они содействовали основанию государственных банков в Германии, Австрии и Бельгии и участвовали в финансировании проведения железных дорог и в развитии градостроительства. Во второй половине XIX в. большинство еврейских семейств, владевших частными банками в Вене, Париже и Берлине, за исключением Ротшильдов, порвало свои связи {480} с еврейством и постепенно ассимилировалось в среде европейской знати.

В течение долгого периода не было в Европе почти ни одного важного государственного займа, в котором Ротшильды не принимали бы участия. Когда по инициативе Дизраэли английское правительство решило приобрести акции компании Суэцкого канала, дом Ротшильдов осуществил этот план.

Важным полем деятельности еврейских банкиров было строительство железных дорог. Они положили основание современной сети железнодорожных путей во всех европейских странах, кроме Англии. В этой области большую роль играли личные связи еврейских капиталистов с правительствами, т. к. железные дороги прокладывались, большей частью, на основании специальных концессий и под официальным контролем.

Строительство главных железных дорог во Франции, Бельгии, Австрии и Италии было финансировано домом Ротшильдов. «Северная железная дорога» во Франции являлась одним из крупнейших предприятий французского филиала этого дома, а «Южная железная дорога» была построена еврейскими инженерами и финансистами сефардского происхождения братьями Перейр. Они же проложили железнодорожные пути в Испании и в Тунисе. Еврейские банкиры и подрядчики из Германии получили концессию на строительство железных дорог в Румынии и Пруссии.

В 50-х—70-х гг. XIX в. прокладкой железнодорожной сети в России занимался ряд еврейских подрядчиков, из которых наиболее известным был «железнодорожный король» Самуил Поляков. Евреи играли значительную роль также в техническом обслуживании и в администрации. Однако через некоторое время русское правительство решило превратить железные дороги в государственную собственность и первым шагом в этом направлении было полное устранение евреев из этой отрасли. Барон Гирш, впоследствии известный своей филантропической деятельностью, в особенности как основатель еврейских сельскохозяйственных поселений в Аргентине был главным строителем железных дорог на Балканах и в Оттоманской империи. Даже в Соединенных Штатах {481} еврейские банки принимали участие в прокладке железных дорог, в том числе важных магистралей.

В Западной Европе роль еврейских капиталистов в создании современной индустрии не была очень значительной. Но в Центральной они принимали активное участие в развитии металлургической и машиностроительной промышленности и были среди инициаторов новых отраслей индустрии: химической и электротехнической. В России еврейские предприниматели заняли видное место в пищевой (в первую очередь — сахарной), текстильной и табачной промышленности. Они участвовали также в разработке угольных копей, добыче и сбыте нефти, розысках драгоценных металлов и т. д.

Одним из характерных явлений, связанных с переменами, происшедшими в социальной структуре еврейского общества, было увеличение числа лиц, занимавшихся свободными профессиями. Оно было естественным результатом эмансипации евреев, которая предоставила им возможность заниматься адвокатурой, а также преподавать в высших учебных заведениях. Еще до получения гражданского равноправия среди евреев были издатели, журналисты, писатели, музыканты, актеры и т. п. Число их было, однако, незначительно, и лишь во второй половине XIX в. лица свободных профессий стали влиятельной общественной группой, хотя в численном отношении они не превышали трех-четырех процентов всех экономически активных евреев.

Несмотря на эмансипацию, лишь в немногих странах, главным образом в Голландии и во Франции, евреям разрешалось занимать правительственные должности. В России в 60-х гг. некоторым евреям был дан доступ к государственной службе, но с 70-х гг. возобновилась дискриминация и в этой области. Самое тесное сближение евреев с культурой и языком окружения произошло в странах Центральной Европы, вследствие чего там было особенно ощутимо их участие в духовном творчестве и в формировании общественного мнения. Они сыграли значительную роль также в развитии журналистики.

Важнейшие телеграфные агентства, как «Рейтер» в Англии и «Вольф» в Германии, были основаны евреями. Участие евреев в {482} прессе, в изобразительных искусствах и в театре намного превысило их долю в общем населении. В англосаксонских странах приобщение евреев к этим отраслям культуры шло более медленным темпом. Но особенно отставали в этой области русские евреи. До 60-х гг. лишь немногие из них знали русский язык, да и в последующие годы, когда число еврейских учащихся в средних и высших учебных заведениях этой страны значительно возросло, они все еще продолжали составлять ничтожный процент всего еврейского населения.

Активное участие небольшой группы еврейских капиталистов в экономическом развитии ряда европейских стран и возникновение тонкой прослойки новой еврейской интеллигенции привели к резкому контрасту, а впоследствии и к социальному антагонизму между ними и огромным большинством впавших в нищету широких слоев населения, обреченных на тяжелую борьбу за существование. Параллельно этому углубился и разрыв в области религии и культуры. Народные массы продолжали соблюдать верность — по крайней мере до периода массовой эмиграции 80-х гг. — национальной и религиозной традиции и народному разговорному языку (идиш), а значительная часть имущего класса и интеллигенции стала приобщаться к культуре нееврейского окружения.

 

Глава восьмая







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.139.100 (0.009 с.)