ТОП 10:

Я буду воспевать всем существом в поэте



Шестую часть земли

С названьем кратким «Русь»

С.А. Есенин

 

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать –

В Россию можно только верить.

Ф.И. Тютчев

Олимпийский чемпион ХХП Олимпийских игр по велоспорту Александр Краснов

(А.Зиновьева, «Олимпийский вклад лесгафтовцев». Журнал «Спортивная жизнь России». № 2, 1981 год)

…Мое знакомство с кафедрой велосипедного спорта началось на стадионе им. С.М.Кирова… Среди стоявших на старте велосипедистов увидела я и олимпийских чемпионов Виктора Манакова и Александра Краснова, и девушек-первокурсниц, и даже мальчишек лет 13-14. Чемпионы Олимпийских игр и юные спортсмены ДЮСШ участвуют в одних соревнованиях! Ведь такая гонка – целый университет спортивной науки для юного велосипедиста. Естественно, в этих стартах задачи у маститых спортсменов и «малышей» разные. Но дело-то не в этом. Главное, все вместе участвуют в одной гонке.

- Обратите внимание на двух мальчиков из ДЮСШ, - сказал мне заведующий кафедрой велосипедного спорта, заслуженный 2-й тренер СССР, мастер спорта Александр Анатольевич Кузнецов, - обоим по 14 лет. Миша Свешников – кандидат в в мастера. Вадик Корнилов – перворазрядник. Запомните их имена. Способные ребята.

Я запомнила. Ведь когда-то такими «чебурашками» (так Кузнецов называет всех юных велосипедистов) пришли к Александру Анатольевичу нынешние олимпийские чемпионы – Манаков и Краснов, в то время воспитанники ДЮСШ.

Кузнецова пригласили на работу в институт в 1973, когда здесь начиналась генеральная перестройка. В ту пору он был старшим тренером «Локомотива» (остался им и теперь). Общество широко культивировало велосипедный спорт, имело разветвленную сеть ДЮСШ в области. Приход Кузнецова дал огромный толчок в развитии этого вида спорта в институте.

На кафедре нынче «прописаны» спортсмены из 8 ДСО и ведомств. Но самый лучший у нее контакт с «Локомотивом» и «Урожаем». Кстати сказать, и другие кафедры вуза взяли на себя подготовку юниорского звена. 3-4 года работает институт с теми спортсменами, которых потом приглашает к себе на учебу. Так обеспечивается поиск талантов.

Как и все его коллеги, Кузнецов – выпускник института имени Лесгафта. Это удивительный энтузиаст своего дела, необыкновенно энергичный человек, постоянно ищущий новые пути для воспитания спортсменов высокого класса. Одним из первых он сделал пересмотр объема тренировок и соревнований студентов и изменил их в сторону увеличения. Теперь на кафедре проводятся ежедневные занятия по спортивному совершенствованию. Тщательно разработанная Кузнецовым система подготовки мастеров высшей квалификации, начиная с юного возраста, обеспечивает постоянный приток в институт талантливых спортсменов.

На хорошо оборудованной базе «Локомотива», что находится на Крестовском острове, работники кафедры вместе со студентами реконструировали водные велосипеды, сделав из них катамараны. Они нужны спортсменам для силовой подготовки. Здесь же на базе оборудовали специальный тренажерный зал для велосипедистов с пультом управления…

 

 

. «Как спицы в колесе…»

Б.Авлас

(Сборник «Это трудное спортивное счастье». – Л.: Лениздат, 1981).

 

 

…Вручали четыре медали. А завоевывали их пятеро. Александр Краснов, еще один ленинградец, стартовал в составе советской сборной в предварительном и четвертьфинальном заездах, стал соавтором олимпийского и мирового рекордов для крытых треков. Но на полуфинал и финал его заменили Владимиром Осокиным. Было от чего расстроиться 20-летнему мастеру спорта международного класса. Саша ведь не мог знать тогда, что через месяц он все же получит свою золотую медаль: МОК на основании Правила 45 Олимпийской хартии примет решение о награждении всех участников командных соревнований, независимо от того, выступали они в финале или были заменены. А в тот момент он был, наверное, самым несчастливым человеком на велотреке…

Но вернемся немного назад… Какие же дороги привели сразу трех ленинградцев в олимпийскую сборную?

…Весь предолимпийский цикл сборная не раз проигрывала команде Ленинградского опорного пункта олимпийской подготовки, созданного Институтом физкультуры имени П.Ф.Лесгафта и Дорожным советом ДСО «Локомотив» Октябрьской железной дороги. Там есть даже по крайней мере пять претендентов: мастера спорта международного класса Виктор Манаков, Александр Краснов, Олег Клеников, Александр Куликов и Николай Кузнецов.

Всего за полгода до Игр, на первом зимнем чемпионате страны, который проходил на только что построенном олимпийском треке «Крылатское», ленинградцы завоевали золотые медали. В мае четверо из них (Кузнецов был запасным) установили мировое достижение для крытых треков, превысив результат швейцарской команды. А 12 июня прошли дистанцию еще на 3 секунды быстрее.

Выиграй ленинградцы и летний чемпионат страны (состоялся за 29 дней до открытия Игр ХХП Олимпиады), они могли бы претендовать на то, чтобы стартовать на Играх своим клубным коллективом. Но именно в этот решающий момент первая сборная СССР оказалась сильнее: квартет для командной гонки составят: В.Петраков, В.Мовчан, В.Манаков и А.Краснов. Владимир Осокин выступит на Олимпиаде в индивидуальной гонке преследования (как чемпион страны) и будет запасным в командной гонке.

…Особенно напряженными эти дни, конечно, были для самых молодых в команде – Виктора Манакова и Александра Краснова. Их путь в сборную был значительно короче и прямее, чем у Владимира. Но не было у них и опыта.

Как-то возвращались вместе самолетом из Крыма с многодневной гонки… Я слушал Манакова, а потом попросил его пересесть, уступить место Саше Краснову… Беседа вроде бы и не прервалась, потому что речь шла о том же: как каждый из них пришел в велоспорт?

- Если Виктор, как он говорит, потомственный железнодорожник (Виктор вырос во Мге, отец работал машинистом маневрового паровоза на Мгинском узле - прим. ред.), то я попал в «Локомотив» совершенно случайно, - подхватил ниточку темы Александр. – Однажды в нашей сельской школе решили открыть велосекцию. Это я уже потом, через несколько лет, узнал, как все случилось. И могу пересказать эту легенду, потому что она для меня стала жизнью.

…Отправились как-то два тренера детско-юношеской спортивной школы «Локомотив» в город Сосновый Бор договариваться об открытии там велосекции. По дороге сломалась у них машина. Случилось это в поселке Лебяжье, на полпути от Ленинграда. Чтобы не терять времени даром, пошли они в местную школу, поговорили с директором. И вывесили объявление о приеме в велосекцию.

Мне было 12 лет, учился я в 6 классе. У нас тогда записалось почти целиком два шестых. Тренерам, конечно, с такой оравой ребят было бы не управиться. Но они были молодыми, энергичными и не горевали. Решили испытать наши характеры. Дали на первых тренировках нагрузки побольше, а было это осенью, в слякоть – многие испугались. Остались человек 15, среди них и я.

Вначале занимались кроссами, зимой – лыжами. И только весной привез наш тренер (за несколько секций в районе отвечал Василий Федорович Никифоров) три подержанных велосипеда «Старт-шоссе» и заявил: «Их получат три лучших члена секции!» Помню, я оказался на соревнованиях вторым, следом за своим другом Андреем Родионовым. Насколько нам хотелось по-настоящему тренироваться, можно судить по тому, что Андрей, например, приезжал из Шепелева, а это за 16 километров.

Как и Виктор Манаков, Александр Краснов был включен в ту самую группу школьников 1960 года рождения после отбора в спортивном лагере, и тоже стал жить в велоклубе на Крестовском острове. Учились они в 54-й школе, по соседству. А когда уезжали на весенние сборы (обычно в Таджикистан), то и там ходили на занятия в вечернюю школу. Кончили 10-й класс уже мастерами спорта: на первенстве страны среди юниоров в Тирасполе выполнили этот норматив в командной шоссейной гонке на дистанции 75 км. Им двоим в команде было по 16, а Виктору Большанскому и Андрею Тимофееву – по 18. После этого вся команда перешла на трек.

С тех пор у них, уже студентов Института физкультуры имени П.Ф.Лесгафта, появилась цель – «Москва-80»!. Шли они к ней по планам, предложенным Александром Анатольевичем Кузнецовым.

Когда-то этого ленинградского тренера его противники (а таких было достаточно) называли прожектёром. Еще бы! За 5 лет до Московской Олимпиады он рискнул взять на себя обязательство – из 25 второразрядников подготовить 2 кандидатов в стартовый состав олимпийской сборной страны «образца 1980 года». И официально обратился во Всесоюзный комитет по физкультуре и спорту с просьбой о создании на базе ДЮСШ «Локомотив» опорного пункта олимпийской подготовки.

Правда, кроме противников у него были и союзники. Проект имел солидных поручителей: идею экспериментальной подготовки молодых спортсменов поддержали Центральный совет ДСО «Локомотив» и ректорат ЛИФ им. Лесгафта. Был заключен союз спортивного общества, имевшего специализированную ДЮСШ по велоспорту, хорошо оборудованный велоклуб и материальные средства с вузом, создавшим условия для учебы студентов и бравшим на себя многие вопросы научного и методического обеспечения эксперимента. А.А.Кузнецова пригласили в институт возглавить кафедру велоспорта. Он сохранял за собой и общее руководство спортшколой, из учеников которой каждый год шло пополнение групп спортивного совершенствования.

Как искали таланты, видно на примере Манакова и Краснова. Дело специальных изданий показать методику подготовки классных гонщиков. Но не могу не привести несколько фактов: ребята из «школы Кузнецова» тренировались значительно больше, чем остальные, в том числе и сборная страны. За год на велосипеде каждый проезжал половину длины экватора и прихватывал еще «чуть-чуть». Четкая организация жизни в велоклубе, индивидуальные графики учебы (сначала в школе, потом в институте) помогали им с максимальной отдачей использовать и все тренировочное время.

- Пловцы опередили велосипедистов, - как-то говорил А.А.Кузнецов. – Они уже давно ведут работу по высшему спортивному мастерству только через плавательные центры. А в нашем виде спорта из-за отсутствия таких центров многие таланты теряются. Всех способных юниоров в поле зрения тренеров сборной СССР не удержишь, а на местах – без центров – они не получат необходимого уровня подготовки.

…Во время той беседы в самолете мне любопытно было узнать и у Виктора, и у Александра, не считают ли они, что жизнь в велоклубе сужает круг их интересов, отрывает от многого, чем живут их сверстники?

- Наоборот. Не представляю себе, как можно добиться какой-нибудь большой цели, если не посвятить ей всего себя (это Манаков).

- У нас были примеры, когда из велоклуба ребята уходили. Им казалось, что при менее строгой дисциплине, при меньших нагрузках они смогут жить интереснее, разнообразнее. Но мы же видимся с ними. И ни одному не удалось добиться более высокого результата. Были случаи: просились вернуться. Но Александр Анатольевич непреклонен. Он и свои силы расходует без остатка, и от учеников требует этого. Другой подход к делу считает изменой, а измен не прощает. (Это говорил Краснов).

…Именно эта самоотверженность тренера и его учеников приносила заслуженные результаты. В 1978 году команда ленинградских юниоров – В.Манаков, А.Краснов, Н.Кузнецов (воспитанники А.А.Кузнецова) и Иван Мищенко из «Трудовых резервов» - завоевала золотые медали чемпионов мира среди юниоров!

На Спартакиаде народов СССР 1979 года ленинградцы в командной гонке на треке становятся бронзовыми призерами. Впереди них – две сборные СССР. А это значит, что есть еще минимум 8 реальных кандидатов на места в олимпийском «квартете». Но ленинградцам по 19, и они стремительно догоняют и обгоняют других претендентов. Конечно, у каждого из воспитанников А.А.Кузнецова свой неповторимый характер, свои способности… А тренер сумел развить главное, без чего не может быть коллектива в команде, - чувство локтя, чувство ответственности за дело коллектива.

В этом коллективе лидером в предолимпийском цикле оказался Виктор Манаков. К нему чаще приходил успех и в других видах программы. В 18 лет он – чемпион страны в групповой гонке на треке, в 19 – чемпион в индивидуальной и командной гонках преследования. Именно его все время настоятельно приглашали в сборную страны (в ее составе он и стал чемпионом). В 1979 году он стартовал уже на чемпионате мира, но перед финалом его заменили, и советские спортсмены получили тогда только серебряные медали. У Манакова к олимпийским стартам было 7 золотых медалей чемпиона страны. Это в 20 лет!

… Александр Краснов шел буквально по пятам за ним. В 18 лет выиграл первый приз (тоже в групповой гонке на треке) на всесоюзных соревнованиях. На первом зимнем чемпионате СССР, состоявшемся на олимпийском треке «Крылатское» в составе «своей» команды лесгафтовцев, обыгравшей сборную страны (как об этом уже говорилось), - стал чемпионом. Потом побил мировой рекорд швейцарца Р.Дилл-Бунди. Как же и его не включить в олимпийскую сборную страны? Результаты-то растут на глазах!

 

…Решение тренерского совета было подобно соломонову – «разрезать» две команды и взять в олимпийский состав четверых, имея в виду, что запасным для нее останется Владимир Осокин (в Монреале он оказался только четвертым).

…Индивидуальная гонка преследования на 4 км.… У Владимира только 5-й результат.

…Через день стартует командная гонка преследования на 4 км. А.Краснов, В.Манаков, В.Мовчан и В.Петраков устанавливают в квалификационном заезде мировой и олимпийский рекорды. Из 13 национальных сборных старые рекорды превышают 9 команд. Результат советской сборной – лучший, в этот же день проходит и четвертьфинал. В том же составе наша команда легко и спокойно выигрывает у австралийцев. В полуфинал выходят также команды Чехословакии, Италии и трехкратные чемпионы мира – гонщики ГДР. На следующий день в полуфинале должны встретиться команды ГДР – Италия, СССР – ЧССР.

…26 июля 1980 года. День полуфинала и финала…

В составе сборной СССР – замена: вместо Краснова будет стартовать Владимир Осокин. Он поставлен в команде первым номером, разгоняющим. На ту же позицию, на которой до этого находился Александр Краснов. Тренеры решили, что опыт ветерана, хотя и проигравшего в предыдущем виде гонок, нужен больше, чем задор молодости.

Оба полуфинала имели явных фаворитов. Итальянцы, хотя и старались, не смогли составить конкуренции чемпионам мира. А сборная ЧССР явно экономила силы для борьбы за бронзовые медали и проиграла советским гонщикам более 5 секунд. Такая тактика, кстати, оправдала себя: чехословацкие велосипедисты в итоге стали бронзовыми призерами, причем догнали команду итальянцев уже на третьем километре дистанции (те были буквально без сил).

Финал стал украшением олимпийских состязаний на велотреке….После 1-го километра дистанции сборная СССР опережала сборную ГДР всего на 0,1 секунды, через 2 – на 0,26 секунды, через 3 – уже на 1, 1 секунды… На финише это преимущество возросло до 2,57 секунды: много, очень много для соревнований такого ранга!

…Так кто же внес в успех команды наиболее весомый вклад - разве это определишь?

…Высшая справедливость была и в том, что золотая медаль пришла и к Александру Краснову. Ведь в игровых видах спорта ее получают и игроки, не участвовавшие в финальных поединках.

… неутомимые воспитанники «школы Кузнецова» на зимнем чемпионате страны 1981 года выступали уже двумя командами и выиграли золотые и серебряные медали…Первым послеолимпийским летом лесгафтовцы (вместе с В.Манаковым и А.Красновым выступали их товарищи Ю.Петров и А.Куликов) выиграли командную гонку на впервые проведенном Кубке Европы. Они же завоевали несколько медалей – золотых, серебряных и бронзовых – на чемпионате страны.

А их наставник – заслуженный тренер СССР А.А.Кузнецов, обобщив опыт подготовки велосипедистов, защитил кандидатскую диссертацию по спортивной педагогике…

 

 

Ксения Петровна Иванова, 1905 г.р., Лоцманский, д.27

 

Родилась в д. Бабино, Тверской губернии, в семье крестьянина-бедняка Королькова Петра Васильевича и его жены Корольковой Василисы Павловны.

В семье было 5 человек детей: три дочери и два сына. Из всех членов семьи в живых осталась одна Ксения Петровна Иванова, ей 88 год, живет у чужих людей, просто знакомых, которые выделили ей уголок, ухаживают.

Ксения Петровна прожила трудную жизнь. 14-летней деревенской девочкой, когда умерла мать, ее из-за нужды в семье взяла к себе тетка. Здесь на долю девочки Ксении выпал тяжелый крестьянский труд в поле: пахала и боронила поле, жала, косила. Работала от зари до зари. Нянчила хозяйских детей. От тяжелой работы спасал кратковременный, но молодой сон. В Ленинград попала случайно (тоже по просьбе родственников – нужно было ухаживать за больным человеком) Некоторое время спустя попала в хорошую семью, где нянчила их девочку. Тут и познакомилась со скромным парнем Володей Ивановым, который вскоре (через год) стал ее мужем. Привез в Борки.

В 1927 году родилась первая и единственная дочь Лидия. Ксения Петровна уже в эти годы была известной активисткой деревни. Заведовала колхозными яслями-садом, была уполномоченным по сбору займов, была избрана членом президиума Лебяженского сельсовета (2 созыва), являлась членом ревизионной комиссии сельского ПО. Везде успевала: и свое хозяйство вела, и общественные дела справляла, и была активным участником (вместе с мужем) художественной самодеятельности в Борках. Она участвовала в драмкружке, которым руководила местная учительница Анна Алексеевна; выступали в Лебяженском клубе и других местах.

В 1941 году в июне месяце проводила мужа Володеньку в РККА, Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Простилась у ж/д станции «Чайка». С фронта получала письма 2-3, обещал выслать армейский аттестат, знал, что дома остались жена, дочка да престарелая мать. Но затем все известия прекратились. От двоюродного брата мужа Сергея узнала, что погиб ее муж под Петрозаводском. Он был в Карельские леса послан на налаживание прерванной со штабом связи. Снайпер-кукушка, немец, метко сразил молодого красноармейца; по свидетельству подползшего к раненому фельдшера, смерть наступила почти мгновенно, попадание было прямое, в сердце. Так ей рассказали о смерти мужа. Еще год жила в Борках: голодали всей деревней, часто оставались без пайки хлеба. Хлеб, шедший к Ленинграду, иногда оказывался на дне залива. Выручали неприхотливость людей к еде, да свое хозяйство: картофель смешивали со жмыхом, пекли лепешки. Ксения Иванова работала в школе техничкой. Школа, кстати, располагалась в опустевшем доме Ксении Петровны. Женщины-активистки получали предупреждения, что по приходу немецких частей они будут в первую очередь ликвидированы. «И страх, и голод вынудили бросить и дом, и двор, и уехать в эвакуацию». Семья К.П.Ивановой попала в Сталинградскую область, в немецкое Поволжье. Здесь Ксения Петровна работала на оборонительных рубежах к Сталинграду, рыли противотанковые окопы. Часто в холодное время болела: болели легкие, болели ноги (ревматизм на всю жизнь), зубы выпали от цинги. С нею работала ее малолетняя дочь, из-за пайки хлеба, ей было 13 лет. Работала в степи, заготавливали хлеб для фронта.

После перевелась в Саратов, где работала в госпитале, ухаживала за тяжелоранеными. Затем уехала сопровождать раненого в Боровичи, и так вновь оказалась на родине, в Калининской (Тверской ныне) области. В 1945 году вернулась в д.Борки, где узнала подробности о гибели мужа уже из официального учреждения: военкомата. Сообщение гласило:» Пропал без вести в августе 1941 года». Восстановила разрушенный дом в Борках, не сразу, постепенно. Со временем завела корову, огород. В 1948 году выдала замуж дочь Лидию. Воспитывала внуков, правнуков, была всеми уважаемой в д. Борки. Пенсию до 1987 года получала 38 рублей: колхозные годы работы почему-то не засчитаны. Сейчас живет у лебяженки А.М.Иванищенко, по адресу: пер. Лоцманский, д. 27. Дочь не сумела оказать ей достойный прием и уважение в старости в своей квартире в г. Кохтла-Ярве, Эстония. Старая, больная женщина, под 90 лет вынуждена коротать старость у чужих людей. И так бывает, к сожалению.

(Записала инструктор ДК п. Лебяжье Прибыткова Р.С. 14.09.92 г., п. Лебяжье)

 

 

Река времён в своём теченье

Уносит все дела людей … Г.Р. Державин.

Виктор Петрович Того

 

На берегу пустынных волн

Стоял он, дум великих полн,

И вдаль глядел. Пред ним широко

Река неслася; бедный челн

По ней стремился одиноко.

По мшистым, топким берегам

Чернели избы здесь и там,

Приют убогого чухонца…

А.С.Пушкин

 

 

«Отец мой был инкери…»

 

Все мы из школьного курса знакомы с этими строками из вступления к «Медному всаднику» А.С.Пушкина, но лишь те, кому сегодня за шестьдесят, могут помнить и знать, о ком говорит поэт…

Чухонцы, кто они? Что означает это слово – профессию, социальную принадлежность, национальности? Ни то, ни другое, ни третье. Это всего лишь презрительная кличка коренных жителей бывшей Санкт-Петербургской, а до того – Ингерманландской губернии, а до того – Ингерманландии, а еще раньше – Водской пятины бывшей Новгородской Ганзейской республики…

До октября 1917 года эта кличка часто встречалась в произведениях художественной литературы, в газетных и журнальных публикациях, если речь шла о местах, близких к Петербургу.

Так кто же они, эти самые «убогие чухонцы»? И так ли они «убоги»?

Надо сказать, что российская наука до академика Шенгрена, финна по происхождению, и Петра фон Кеппеня коренными народами Империи никогда не занималась.

В 1833 году академик Российской Императорской Академии наук Андрес Шенгрен опубликовал на немецком языке большой труд, посвященный коренным этносам Санкт-Петербургской губернии. Он первый назвал четыре этноса, обитавшие здесь издревле.

Еще до Шенгрена было известно, что пранародом, обитавшим здесь в первом тысячелетии до н.э. были саамы (лании), впоследствии оттесненные на север и ныне обитающие на Северах – в Норвегии, Швеции, Финляндии, в Мурманской и Тюменской областях России. Моя фамилия - Того (в переводе означающая – песец) тоже саамского происхождения, говорящая о моих тысячелетних корнях…

История не знает, когда впервые появились здесь водь и ижора – первые два этноса, названные Шенгреном. В русской же истории первое упоминание о води мы находим под 1069 годом: «Велика бяше сеця вожанам и паде их бесчисленное число». А под 1149 годом летопись сообщает: «Емь, напавшая на водь, была разбита при помощи новгородцев». Упоминание о води – о «вочкой сотне» есть и в «Уставе о мостах», приписываемому Ярославу Мудрому…

Водь говорила на своем языке, близком к финскому, но отнюдь не тождественному с ним. Некоторые ученые полагают, что сформировавшееся и проживающее здесь коренное население эпохи неолита и железного века, как в этническом, так и в лингвистическом отношении было родственным соседнему племени эстов. На это указывает и место концентрированного проживания води – южное побережье Финского залива в районе устья реки Луга. В силу естественной миграции семьи води распространялись и в восточном, и западном направлениях от Луги. Шенгрен указывает ареал проживания води в 30-е годы ХIХ столетия…

По данным переписи населения в 1848 году, води было 5148 человек. По переписи 1989 года осталось …62 человека.

Водь, в силу своей зависимости от древнего Новгорода, исповедовала православие.

Вторым по древности из названных Шенгреном был народ ижора. Шенгрен называл его – инграми. Ареал их обитания – все тот же южный берег, совместно и восточнее води, а также континентальная часть нынешних Ломоносовского и Гатчинского районов. Тоже православные.

Некоторые исследователи считают, что предки ижоры в начале второго тысячелетия пришли сюда с западного побережья Ладожского озера и расселились по берегам реки Ижоры, что и дало название этого народа. Но, как остроумно заметил доктор филологических наук Эйно Карху, живущий в Петрозаводске, «что первичнее – топоним или этноним»? Но это уже нечто вроде варианта «вечного вопроса о курице и яйце»….

В 1848 году ижоры было 17800 человек. К 1989 году осталось 820, но это во всем мире. В России же – 449. На самом-то деле, конечно, несколько больше, потому что многие поменяли фамилии и записались «русскими». Кстати сказать, и у меня в паспорте написано «русский», хотя отец мой был инкери…

Два этих этноса – водь и ижора – являются истинными аборигенами здешних мест.

Академик Шенгрен среди коренных обитателей Ижорской возвышенности назвал еще два этноса – савакот и эюремейзет. Это лютеране, выходцы из восточных провинций Шведского королевства. Первые поселенцы савакот и эюремейзет стали появляться на обоих берегах Финского залива после Ореховецкого (1323 года) мира. Уходили они от гнета шведских феодалов. Массовый же исход савакот и эюремейзет в Ингерманландию начался после подписания Столбовского (1617 год) мира между Москвой и Швецией.

Лютеранская ментальность «новых переведенцев» благотворно сказывалась на хозяйственном укладе и быте коренного населения, являвшегося, скорее, языческим, нежели христианским… Лютеранство же требовало почти поголовной грамотности паствы, поскольку подготовка к конфирмации требовала от молодежи умения читать и толковать Библию.

Возникшая на берегах Невы Северная столица Империи нашла в местных крестьянах достойного поставщика продуктов питания. Картофель, овощи, капуста, фуражный овес, рожь, молоко и молочные продукты, мясо и рыба, ягоды, грибы, раки, мед – все это производилось здесь, в Ингерманландии. Единственное, что приходилось привозить из южных губерний, так это была пшеница.

После завоевания Новгорода Москвой (1478 год) вся новгородская земля была разделена на пять частей – по аналогии с самим Новгородом, разделенным на пять «концов». Каждая пятая часть получила название соответствующей пятины. Водская пятина – одна из них.

После Ливонской войны (1558 –1583 гг.), начатой Иваном IV и проигранной Россией уже после смерти Грозного царя, этой землей овладели шведы, хозяйничавшие здесь почти целое столетие – до Петра I. Шведы свои новые владения назвали Ингерманландией. Существует множество толкований этимологии этого слова, но, на мой взгляд, правды в них ровно столько, сколько в том, что история России начинается с октября 1917 года…Я знаю эти байки, среди них есть достаточно красивые, но я считаю, что все обстояло значительно проще. Инкери (ижора) свою землю именовали Инкеринмаа – сиречь Ижорская земля. Шведы к этому слову прибавили свое – ланд, что означает страна, земля. Получилось Инкеринмааланд – страна Ижорской земли. Вот и все.

В последние 10 лет все четыре этноса стали именовать двумя словами – ингерманландские финны ( или еще смешнее – российские финны). До Второй мировой войны в Ленинграде и области проживало свыше 200 тысяч финнов –ингерманландцев. Сегодня во всем мире не наберется и ста тысяч. Финские источники называют цифру – 70-80 тысяч. 11 тысяч за последние 8-9 лет уехали в Финляндию. Около 15 тысяч проживают в Санкт-Петербурге и области. Остальные – продолжают отбывать ссылку в районах Крайнего Севера, сосланные туда в 30-40-е годы. Таким образом две трети ингерманландских финнов были уничтожены коммунистическим режимом СССР. Каждый второй мужчина ингерманландец был расстрелян или умерщвлен в тюрьме или концлагере…

На моих глазах – а было мне шесть лет от роду – в сибирском концлагере Уварыш умер мой отец, не доживший трех месяцев до своего 34-летия…

К сожалению, в отношении ингерманландского народа долгое время проводилась политика государственного геноцида.

Если Россия претендует на право называться цивилизованной страной, ее Президент и правительство обязаны принести покаяние перед этим народом, до сего дня продолжающим отбывать ссылку и высылку в районах Крайнего Севера – от Якутии до Карелии и Коми. Ведь даже находясь в ссылке, этот народ вместе с другими создавал национальное богатство страны: валил леса, строил шахты, возводил буровые установки, прокладывал дороги и тянул линии электропередач и магистральные газопроводы, добывал уголь, нефть, газ, алмазы и золото. Я сам строил газопровод «Сияние Севера», Уренгой – Помары – Ужгород; ставил буровые вышки и бурил скважины, добывал нефть. Разве этот народ не должен быть возвращен на свою историческую родину?..

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.180.108 (0.023 с.)