Традиции плутовского романа в Жиль Бласе Лесажа.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Традиции плутовского романа в Жиль Бласе Лесажа.



По сути, это – усовершенствованный плутовской роман, где все персонажи показаны полнее и как-то объёмнее, многие – в эволюции (скажем, доктор, лечивший всех водой и кровопусканиями, сам свято верил и следовал своей методе: пил воду и домашних так своих лечил, с другой стороны, наверное, подозревая, что что-то не так), как и главный герой, который не то, чтобы плут от природы. У Жиль Бласа есть чувства и нравственные ориентиры, он – фигура более многогранная, чем обычный весёлый пройдоха плутовского романа, жадный до наживы (см пересказ)

А традиции:

· от первого лица

· тема и мотив обмана, плутовства, невероятных историй и жульничеств

· герой постоянно меняет место службы и меняется сам на протяжении романа

· главный герой – разночинец, переживающий взлёты, падения

· любовные интрижки

· сатирически показаны многие слои общества и довольно типичные характеры (подробнее всё это - 9 вопрос)

А теперь – полнее. Источники: Пахсарьян и ИВЛ

Неправомерно считать «Жиль Бласса» только повторением или даже только завершением плутовской романной традиции XVII века. Исследователи справедливо указывают на жанровые перспективы лесажевского романа, однако это в первую очередь перспективы развития социально-психологического романа рококо, а в поэтике и проблематике романа Лесажа есть многое, что сближает его с романами Мариво и Прево.

Творчество Лесажа (1668—1747) богато и многообразно. Он писал и серьезные комедии, и незамысловатые пьески для ярмарочного театра, много переводил с испанского. Свободной переделкой испанского образца (Гевары) явился его первый роман «Хромой бес» (1707) — яркая сатирическая картина современного писателю общества. Над следующей своей книгой — романом «Приключения Жиль Блаза из Сантильяны» — писатель работал двадцать лет, постепенно публикуя отдельные части книги (1715—1735).

Как и в первом своем романе, так и в комедии «Тюркаре» Лесаж в «Жиль Блазе» высмеивает дворян, чиновничество, богачей, их алчность, тщеславие. Писатель дает широкую сатирическую картину современного общества, не щадя при этом ни актеров, ни судей, ни петиметров, ни придворных вельмож, ни врачей, ни рядового дворянства, ни священников. Но при всем этом он уже не считает, что развитие общества остановилось на разложении феодализма. Он приближается к позициям просветителей, убежден, что в обществе есть позитивные здоровые силы. Это обстоятельство определяет перестройку жанра плутовского романа, которую предпринимает писатель в «Жиль Блазе», однако не преодолевая до конца его структуру.

На первый взгляд «Жиль Блаз» — типичное произведение плутовского жанра. Действие романа протекает в атмосфере плутней, хитроумных проделок и мошенничества. Одну из главных тем составляет в книге Лесажа тема обмана. Центральным героем, как и в классическом испанском плутовском романе, выступает здесь бедняк — человек, лишенный материальных ресурсов, вынужденный, чтобы просуществовать, идти в услужение к людям материально обеспеченным и богатым, к дворянам, чиновникам, священникам. Общим у Жиль Блаза с героями плутовского романа является и его страсть к бродяжничеству, его склонность к странствиям, связанная с тем, что он не чувствует себя прикрепленным к определенной социальной среде, что он прежде всего индивид, одиночка, обязанный всем не своим предкам, а самому себе.

Существенно, однако, что Жиль Блаз, в отличие от кеведовского Пабло или алемановского Гусмана д’Альфараче, уже не только плут, не только жулик. В потенции это человек, преодолевающий в себе плута. Лесаж раскрывает характер Жиль Блаза в развитии.

Жиль Блаз не только принимает участие в многочисленных кражах и мошенничествах, но и прямо вступает в последовательную борьбу с плутами, ворами, корыстными людьми, пытающимися присвоить себе чужое состояние. Он объявляет войну людям, которые стараются жить на чужой счет. Впрочем, герой отнюдь не всегда бывает таким. На службе у герцога Лермы его захватывает жажда наживы, тщеславие, тяга к роскоши, высокомерие; он утрачивает веселость, забывает и о своих родителях, оставшихся в нищете, тогда как он богат и славен. Но он ведь рассматривает этот период своей жизни как время своего морального падения и затем радуется более всего тому, что ему удалось преодолеть в себе все эти пороки, освободиться от корысти и тщеславия. Отделяя себя от плутов, не желая иметь ничего общего с ворами, Жиль Блаз прекращает паразитическое существование, перестает быть прихлебателем, делается независимым от своих хозяев, от высших сословий, от богатых. Он уже не относится к людям, живущим за счет других. Он не приспосабливается к существующему, а, напротив, противостоит ему, как выходец из социальных низов, из народа. Герой Алемана концентрировал в себе моральные устои общества, в котором жил. Он был плутом, потому что бесчестны все вокруг него: и трактирщики, и купцы, и судьи, и вельможи. Жиль Блаз же не похож на окружающий его мир, который стремится приспособить его к себе. Высокопоставленные особы, от которых герой зависит, чужды ему. Внутренне ему ближе простые, грубоватые соседи его родителей, которых он посещает после выхода из тюрьмы.

Новаторство Лесажа — не только в коренной трансформации образа пикаро; оно касается и общей тональности произведения. Испанский плутовской роман основывался на глубоко пессимистическом отношении к миру, на минорной, мрачной окраске существующего, исходил из концепций дисгармоничности бытия, из представления о человеке, как существе слабом, неразумном, из мысли о пассивном отношении человека к судьбе, которая им управляет. Герой испанского плутовского романа — чаще всего не субъект, а объект своих приключений. Он не организует их, а сам постоянно оказывается их жертвой. Такого героя окружал удивительно жестокий мир, подвергающий его бесчисленным издевательствам и испытаниям.

Лесаж отказывается и от пессимистического взгляда на жизнь, и от вульгарного, грубого материализма. Он освобождает плутовской роман от принципа дисгармонии и деградации, во власти которого пребывает все существующее. Он, правда, не забывает отметить власть так называемой судьбы, но вместе с тем показывает, как герой постепенно выбирается из этой зависимости, как Жиль Блаз все более и более самостоятельно строит свою жизнь. Жиль Блаз противостоит своим врагам как человек, владеющий своим сознанием. Это особенно важно для Лесажа как создателя предпросветительского романа.

Лесаж идет значительно дальше классического плутовского романа, создавая роман характеров. Персонажи его уже не тени, какими они являлись у Кеведо, отличаясь друг от друга только своим поведением по отношению к главному герою — преследовали его или помогали ему. Лесаж изображает персонажей уже в известной мере независимыми от центрального героя, рисует их характеры, обладающие своей причудой или страстью, пусть эти характеры очень часто не выходят у него за пределы одной черты или склонности. Все это раздвигает картину действительности, изображенную в романе Лесажа, делает ее более объективной, «объемной».

52. Поэтика романа Прево "Манон Леско"

По материалам лекции и статьи Ю. Виппера «Шедевр французской прозы 18 века»

«Манон Леско», полное название «История кавалера де Гриё и Манон Леско» единодушно признается шедевром французской психологической прозы. Но нужно знать, что Прево был популярным и плодовитым романистом своей эпохи. «Манон Леско» - первоначально несамостоятельное произведение — вставная история в обширное произведение «Записки знатного человека, удалившегося от света». По замыслу автора, это должна была быть вставная история, но она получилась настолько занимательной, что вышла в отдельный том — 7й. «Записки знатного человека, удалившегося от света» - некая энциклопедия увлекательно-романическая, соединяющая в себе традиции барочной прозы, раннего рококо и сентиментализма. Для Прево важно, чтобы его новое сочинение было связано с романом, уже получившим признание читателя, однако уже в 18 столетии «Манон Леско» обрела самостоятельную литературную жизнь.

Прево безусловно намечает в романе проблему любви к недостойной, воссоздает силу и причудливость чувства, не подвластного разумной воле. Но параллельно писатель ведет полемику с традиционной моралью, показывая противоестественное сочетание в ней искреннего ригоризма с ханжеством и тайным попустительством пороку. Более того, как писателя рококо Прево «интересует не борьба добра со злом, а неуловимое их слияние», разрешение конфликта возможно для автора на пути компромисса между требованиями человеческой природы и законами общества.

Шесть лет, с 1728 по 1734 год, Прево провел в эмиграции, за пределами абсолютистской Франции – сначала в Англии, затем в Голландии и, наконец, снова в Англии. Пребывание в этих странах, значительно опередивших Францию в общественном развитии, расширило и углубило жизненный опыт Прево. Плодотворное воздействие оказало на него и знакомство с достижениями английской реалистической литературы, и в первую очередь с романами Дефо. Они привлекли внимание Прево правдивым изображением социальных контрастов и сочувствием к тяжелой жизни низов общества.

«Манон Леско» - это роман о роковом, всепоглощающем чувстве, о страсти, не нуждающейся в согласии с разумом и даже в уважении к своему объекту, - о любви, которая повергает героя в пучину бедствий и обрекает его на неисчислимые страдания. Но в «Манон Леско» это чувство проанализировано глубже, а социальные истоки зла, которыми обусловлена жизненная трагедия героя, обрисованы более рельефно и более отчетливо, чем в прочих книгах аббата Прево.

Новаторское достижение Прево-художника заключалось прежде всего в том, что он сочетал в единое органическое целое проникновенность психологического анализа и достоверность в изображении бытовых и материальных условий существования своих героев (при этом ни одно из этих начал не подавляет другого: оба они гармонично уравновешены в МН). Душевные страдания людей и их повседневные заботы о деньгах оказались в романе Прево связанными воедино. До него эти два начала были обычно разобщены. На одном полюсе царила классицистическая трагедия, создававшая одухотворенные, преисполненные возвышенного содержания образы, далекие, однако, от реальных условий жизни простых людей. На другом полюсе подвизались авторы бытовых и плутовских романов, старательно фиксировавшие «низменные», прозаически неприглядные стороны повседневной действительности, но делавшие это во многом натуралистично и поверхностно. У Прево же носителем поэтического начала оказываются не верхи общества, а представители его деклассированных, «плутовских» низов(Иванов считает, что социальная среда романа – буржуазия, см. об этом ниже). Именно они в МН обладают сложным внутренним миром, им доступны глубокие трагические переживания. Контраст между внутренними побуждениями де Грие и возможностями, предоставляемыми тем незавидным общественным положением, в котором он оказался, и является одной из основных причин драмы, переживаемой героем.

Изменения, происшедшие в мироощущении писателя, обострили его художественное зрение. Это обстоятельство позволило Прево отразить в своем романе существенные, хотя и не лежавшие на поверхности противоречия французской действительности первой трети 18 века. Но неверно сводить содержание МН к психологической камерности. Психологический анализ насыщается здесь объективным смыслом, значение которого не следует переоценивать.

Действие романа происходит в годы Регенства, т. е. после смерти Людовика 14, последовавшей в 1715 году. Писатель сумел воспроизвести дух эпохи, когда верхушка общества предалась вакханалии стяжательства, бешеной погоне за деньгами и наслаждениями.

Путь де Грие к любви и счастью преграждают, прежде всего, деньги. В обществе, в котором живет кавалер, любовь завоёвывается не любовью, а золотом. Ни в чем себе не отказывающие откупщики отнимают у де Грие его возлюбленную, подчиняя ее власти денег, растлевая её сознание.

В МН звучит характерная для будущих романтиков тема рока, который неуклонно преследует героя, обреченного на несчастье. У Прево она получает реалистическое решение.

Роман Прево разоблачает лицемерие господствующих кругов. Те же поступки, за которые де Грие бросают в тюрьму, а Манон отправляют на каторгу, остаются безнаказанными, если их совершает человек, обладающий состоянием и связями. В обществе, где царят деньги и звания, нет одной общей морали. Есть две морали: одна – для господ, другая – для их жертв. Эта истина очевидна для де Грие.

В МН также обнаруживается новый подход к изображению жизни в колониях. У Лесажа в «Капитане Бошене», у Дефо в «Робинзоне Крузо» заморские колонии предстают как некая обетованная земля, к которой герой пробивается в результате нечеловеческих усилий. Оттуда в конце концов приходит богатство, избавляющее героя от лишений и обид, которые он терпит у себя на родине. В американских эпизодах «Манон Леско» воплощены иные идейные мотивы.

Вначале представления героев о жизни в далекой заокеанской стране окрашены в тона типичной для века Просвещения поэтической мечты о первобытном обществе как некоем оазисе, хранителе истинно гуманных, чистых отношений. Реальная действительность разбивает вдребезги эти мечты. Жизнь в Америке ничего не изменяет в судьбе героев. В далекой колонии строятся те же отношения, господствуют те же нравы, что и в Европе. Похотливые и завистливые люди, используя власть и деньги, опять стремятся отнять Манон у де Грие. Здесь, за пределами Европы, эти отталкивающие нравы оказываются, пожалуй, еще более жестокими и грубыми, ибо они лишены той внешней оболочки утонченной цивилизованности, которая прикрывает их внутреннюю неприглядность во Франции. Единственным средством спасения для героев оказывается бегство в пустыню.

Надо полагать, что основная причина запрещения французского издания Прево заключалась не в отдельных идейных мотивах, напоминающих учение янсенизма, а в проскальзывающих в этом романе вольнодумных настроениях, в опасности, которую его распространение представляло для церкви.

Носителем утверждаемых религией этических принципов выступает в романе Тиберж, верный друг кавалера. В психологически сложном и по-своему трогательном облике Тибержа есть черты, которые роднят его с де Грие. Если кавалер — жертва фатальной власти любви, то жизнь Тибержа—пример всепоглощающей силы дружбы. Однако, преданно любя де Грие, Тиберж является одновременно и его своеобразным идейным антагонистом.

Но роман Прево наносил урон религии не только косвенно. Он заключал в себе местами и прямые, очень смелые для своей эпохи вольнодумные выпады. Так, например, во время спора с Тибержем в Сен-Лазарской тюрьме де Грие отваживается сравнить счастье, которое сулит в загробной жизни религия, и блаженство, которое приносит на земле людям любовь. Это сопоставление звучало в 18 веке как проявление подлинного вольномыслия. Наконец, с особенной силой это крамольное начало прорывалось в проклятии небесам, которое бросает де Грие, переходя к рассказу о бедствиях, пережитых им в Америке.

Центральные герои - сложные, внутренне противоречивые, неповторимые и загадочные в своем индивидуальном своеобразии характеры (и в этом одна из самых важных сторон художественного новаторства Прево). Образы Манон и де Грие даны писателем в развитии. Манон, какой она проходит перед нами на протяжении многих эпизодов романа — беспечная, легкомысленная, непосредственная и одновременно циничная, — непохожа на умирающую Манон, с ее глубокими чувствами, серьезным взглядом на жизнь. Действие романа охватывает всего несколько лет. За это время де Грие успевает превратиться из наивного семнадцатилетнего юноши в мужчину с большим и тяжелым жизненным опытом.

Герои повести развиваются, борясь не только с окружением, но и сами с собой (в этом их принципиальное отличие от персонажей плутовского романа). В их сознании сталкиваются чуждые друг другу начала. Герои показаны в первую очередь как жертвы окружающего их порочного общества, которому они неспособны противостоять. Они слабы и легко поддаются губительному воздействию царящего вокруг них цинизма. «Манон Леско» — это роман о порче молодежи, развращенной соблазнами «легкой» жизни.

Однако, если видеть лишь одни прегрешения героев и игнорировать роль, сыгранную в их судьбе общественными обстоятельствами, можно значительно обеднить содержание романа, сведя его к довольно банальному нравоучительному рассказу о том, как милый, но слабовольный молодой человек, увлеченный негодницей, сбился со стези, на которой его не могли удержать порядочные и достойные люди. Своим произведением Прево не только показывает, как разлагает сознание людей порабощающая их власть денег. В «Манон Леско» одновременно находит свое выражение и гуманистическаявера автора в человечество, в его способность противостоять губительной власти золота. Деньгам не удается растлить в душе героев их человеческую сущность.

Разными красками переливается образ Манон. Об этом хорошо сказал Мопассан: «Это — полная противоречий, сложная, изменчивая натура, искренняя, порочная, но привлекательная, способная на необъяснимые порывы, на непостижимые чувства, забавно расчетливая и прямодушная в своей преступности, и в то же время необычайно естественная. Как отличается она от искусственных образов добродетели и— порока, столь упрощенно выводимых сентиментальными романистами, которые воображают, что это характерные типы, не понимая, какой многосторонней и изменчивой бывает человеческая душа».

Душевная чистота не вытравлена из сознания Манон. Подчиняясь и подражая нравам, которые она наблюдает вокруг себя, она вместе с тем не заражается духом стяжательства. Она не стремится к деньгам ради денег. Де Грие и Манон не могут обойтись без золота, ибо им кажется, что оно необходимо им для полноты счастья; но одновременно они презирают его.

Тема неистребленной душевной чистоты находит свое яркое выражение в образе де Грие (знаменательно, что в заглавии повести вплоть до переработанного издания 1753 года на первом месте стояло имя кавалера де Грие). Враждебные силы не могут его сломить, подчинить себе окончательно. Им не удается разлучить кавалера и Манон. Свои падения он искупает ценой жестоких страданий и тяжелых лишений. В то же время его любовь к Манон не только источник присущих ему слабостей, но одновременно и источник его силы. Самое существенное и важное то, что во имя чувства любви он может и пожертвовать своим личным благополучием, пойти добровольно в ссылку, обречь себя на муки и нищету. Прево писал, что он хотел изобразить «ослепленного юношу, который, отказавшись от счастья и благополучия, добровольно подвергает себя жестоким бедствиям; обладая всеми качествами, сулящими ему самую блестящую будущность, он предпочитает жизнь темную и скитальческую всем преимуществам богатства и высокого положения...».

Кавалер один среди своих противников-эгоистов способен на самопожертвование. Поэтому из борьбы со всеми преуспевающими врагами моральным победителем выходит именно он. Раз люди способны так самоотверженно любить и так упорно бороться — прекрасное неистребимо в душе человека. Это и утверждает роман Прево.

Говоря о стилистических особенностях «Манон Леско», следует отметить два момента: их национальное своеобразие и новаторский характер. В «Манон Леско» нашла свое воплощение одна из отличительных черт французского искусства — сочетание внешней хрупкости и изящества произведения со скрытой в нем большой внутренней силой. Не случайно эта маленькая книжка объемом около двухсот страниц оказалась способной привести в содрогание реакционные общественные круги.

Героям Прево чужда поза, стремление казаться лучше, чем они есть на самом деле. Манон не стремится громкими фразами замаскировать свою слабость. Кавалер называет только факты, рассказывая голую правду, какой бы жестокой и тягостной для него она ни была. Но именно поэтому его повествование приобретает оттенок целомудренной чистоты и мужественности, становится захватывающим человеческим документом.

Весьма многообразны и смелы для своего времени художественные средства, которые Прево использует для раскрытия внутреннего мира героев. Так, например, необычайную для французских романистов первой половины 18 века гибкость и динамичность приобретает у Прево такой еще очень слабо развитый к этому времени в повествовательной прозе художественный прием, как внутренний монолог. Прево проникает в сокровенные уголки сознания героев, он воспроизводит переживаемые ими душевные противоречия и характеризует психологически сложные состояния. Видоизменяется под пером Прево и широко распространенное во французском романе этого времени повествование от первого лица. Оно теряет в МН свой условный характер, становится источником глубокой внутренней правды. Читатель видит Манон глазами самого де Грие.

Наконец, говоря о художественной форме «Манон Леско», следует отметить слог, которым написан этот роман. Он типичен для лучших произведений французской прозы 18 века: легкий, свободный от тяжеловесных синтаксических конструкций, он словно крылат. Этот слог несет на себе отпечаток прозы классицизма. Но в нем проявляются и совсем иные художественные тенденции. Это, во-первых, лирическое и эмоциональное начало. И, во-вторых, это—стремление автора значительно расширить свой словарь.

Семинар.

Похож ли роман на плутовской?

Сходства:

· хронотоп большой дороги – постоянное движение

· сюжетно — постоянно с кем-то встречаются

· повествование от 1-го лица

· Манон сбегает от отца

· положение в социуме непрочное как у героев плутовского романа — то разбогатеют, то обеднеют.

· открытая композиция - рокальный роман потенциально бесконечен. Есть формальный финал — смерть Манон, но она может оказаться условной, не настоящей. Что мешает автору продолжить? Рокальный роман происходит из романа плутовского, поэтому композиция не несет в себе необходимых условий для завершения повествования. Можно поставить точку в любой момент, можно тянуть повествование бесконечно. Во многих романах такая концовка — необъяснимая, как будто автор в случайном месте поставил точку и по каким-то причинам не кончил писать. Роман Мариво «Жизнь Марианны» - кто-то из его читателей написал анонимное продолжение, удачно попав в стиль автора, она публикуется вместе с текстом Мариво. Тот анонимный продолжатель уловил игру, которую автор вел с читателем, история продвинулась, но ничего решительного не произошло. Роман увлекает читателя бесконечностью, сериальностью, ни одно приключение не ведет к окончательному статусу героя. Произведения не знают определенности. Современные сериалы — наследники рокального романа.

Различия:

· Часть социума – буржуазия, а не социальные низы, как в испанском плутовском романе. Де Грие расстается со своим дворянским званием ради Манон, ей нужна роскошь в грубом смысле, а не дворянская респектабельность. Манон — из мещанской среды, родственники изначально заботились о ней — хотели отправить в монастырь, чтоб не позорила семью. Принадлежит к 3ему сословию — привычки и вкусы оттуда. Пристрастие к роскоши — мещанской. Г...М..., господин Т. — дворяне, но они не поддерживают дворянские условности, они преследуют отнюдь не высокие и не идеальные цели. У Гримельсгаузена — большая социальная амплитуда. В рокальном романе — буржуазный мир, мир сужается. Есть выход за рамки буржуазного мира — когда уплывают в Америку: там задумались о скромной честной жизни, о чем не думали во Франции, стали меняться в лучшую сторону, приходят к религии — похоже на Робинзона (и Моль Флендерс — метаморфозы к лучшему в Америке). Америка в 18 веке рассматривается авторами как волшебная земля. Де Грие ведет себя достойнее, чем раньше, бросает вызов Синнеле, чего не делал во Франции. Во время ареста у Г...М... - де Грие бросается к шпаге, но «она запуталась в портупее» - непонятно, действительно ли она запуталась, то есть он мог постоять за себя и Манон, так как полиция — слуги, а он дворянин. Когда надо было встретить врагов лицом к лицу — он этого не сделал. А в Америке умеет держать шпагу.

· Герой не один в рокальном романе, должна быть женщина. Герой плутовского романа был принципиально один — жена фоном и ненадолго, а тут история любви. Де Грие — однолюб, а так рокальный роман знает какие угодно варианты отношений. Персонаж перестает быть один, теперь нуждается в связях, чего раньше за ним не водилось. Герои обрастают устойчивыми связями. Более интегированны в общество, хотя и связи не социальны в полном смысле слова.

· Рокальный роман — роман о любви в первую очередь, приключения в плутовских романах не были любовными, играли подчиненную роль. Если герой плутовского романа странствует по дорогам своей страны, то герой рокального романа путешествует по дорогам любви

· Не было психологической глубины, приключения никогда не изображались со значительным психологическим анализом, не было этой стороны жизни в плутовском романе.

· Сюжет более связный

· Есть устойчивые герои, которые постоянно появляются. Главных героев двое: рассказчик и Манон Тиберж, Г…М…, отец, брат Манон. Господин Ренонкур — постоянный герой, в чей рассказ вставлена история — встречаются сначала перед отплытием в Америку и потом, когда де Грие вернулся, Ренонкур слушает историю главного героя.

Ренонкур выступает в роли транслятора — записывает историю де Грие, в практике романистов был прием — автор выступал в роли издателя, Ренонкур также себя позиционирует — не со мной это случилось. Такие предуведомления писались почти к каждому роману. Роман 18 века любит играть в документальность, прятать художественную условность. Например, у Дефо, мы верим, что Робинзон процветал в условиях, в которых люди сходят с ума.

Ренонкур старательно подчеркивает, что он ту не причем. В Робинзоне — рассказчик — нейтральный, нет напряжения между повествователем и участником повествования. А здесь - Де Грие повествователь немного другой по сравнению с рассказчиком-Робинзоном. Рассказчику-Робинзону не нужно было ничего добавлять и исправлять, описывая свои приключения не испытывает к тогдашнему себе что-либо, не стесняется, не скрывает чего-либо. Робинзон-рассказчик — почтенный старец, добился богатства, положения, теперь с высоты своей респектабельности это излагает, сомнительные факты биографии — бегство из дома, продажа Ксури, намерение заработать на продаже рабов, напал на дикарей — подает как факт, не видит причины стыдиться, готов рассказывать о переживаниях того времени — провел нравственную работу, чтобы напасть на дикарей, рассказывает, что раскаивался из-за бегства из дома, никакой нравственной рефлексии в позиции Робинзона-рассказчика не видим. Он беспристрастный, объективный транслятор как Ренонкур. А де Грие — постоянно оговаривается, комментирует приключения — нравственная рефлексия, которой не было у Робинзона, оценивает свои поступки. Де Грие ждет сопереживания, жалости, сочувствия, не ждет критики. То, что он собирается рассказывать на вряд ли заслужит положительную оценку со стороны объективного читателя, перед Де Грие — сложная задача, должен рассказать о двусмысленных событиях своей жизни, которые со строгой моральной оценки не хорошие, но не должен потерять интереса слушателя, а продолжать их держать в состоянии сочувственного внимания. Робинзону нечего было стыдиться, его жизнь с его точки зрения была безупречна, он исправлял глупости, либо они приводили к лучшему результату. А де Грие — его поступки на каждом шагу нравственно сомнительны, а поскольку он сам о них рассказывает, хочет выставить в лучшем свете. В такой ситуации человек скорее будет сваливать на судьбу, рок, которые его преследуют.

Противоречия де Грие. В начале: де Грие 17 лет, отрекомендовался нравственным человеком, видят карету, идут за ней из пустого любопытства — воспылал чувством к Манон — одно опровергает другое. Так выставляя события, он говорит, что это не его вина, в самозабвении, он под влиянием страсти оказался, имеет в виду высокую любовь, дворянскую, не низменную страсть. Можно думать, что он честно говорит, а можно видеть лукавство. С одной стороны, убедительно, с другой стороны импровизация (когда он предлагает бегство Манон) сильно расходится с тем, что он успел сообщить. Естественное отвращение к пороку с одной стороны, а с другой - несется к пороку на всех парусах — может не все о себе рассказал? Где-то рядом Тиберж, но он не удивляется своему другу, если де Грие прав и никогда не общался с девушками, он должен расспросить, а Тиберж ходит в стороне. Мы успели понять, какие они высоко нравственные юноши и вдруг так себя ведут. Де Грие бежит с Манон, но вспомнят о том, что надо пожениться только в Новом Орлеане.

А потом де Грие начинает делать глупости. Первые неудачи, когда у них не оказывается денег. Говорит, что надо бы жить экономнее, а Манон «встретила это предложение довольно холодно», сказала, что напишет родственникам в провинцию. Он её не только не убедил, а отдал все деньги — делает глупость. Вдруг ему все равно откуда она берет деньги, человек, влюбленный на дворянский лад с понятиями о чести не позволил бы возлюбленной решать денежный вопрос. Что ни эпизод между де Грие и Манон он принимает недостойные решения, делает недостойные вещи, оправдывая это разными обстоятельствами.

Недоволен братом Манон, но тем не менее вынужден его терпеть, а когда тот предлагает продать Манон — говорит, что «считал его благородным человеком», хотя на самом деле не считал. Позы принимать он умеет, а поступать в соответствие со своим долгом, честью, не умеет. В итоге потом соглашается продать Манон.

При побеге убивает одного из служителей, обвинил в этом брата Леско, зачем тот принес ему заряженный?

Как относиться к игре, которую Прево ведет с читателем? Зачем Прево это делает? Заставляет де Грие говорить и правду и неправду одновременно, правду, что касается фактов, и неправду, что касается мотивировок. Сам рассказчик пускается на ухищрения, чтобы не выставить себя в плохом свете пере читателем. Ренонкуру он ссылается на 2 главных обстоятельства, которые заставили вести его такой беспорядочный образ жизни — любовь и судьба. Отцу объясняет свои мотивы — другими доводами — ссылается не на красоту Манон, не на судьбу и не на любовь, а на примеры других знатных людей Франции. Он говорит, что раз все достойнейшие люди Франции – такие же, то и ему не зазорно — это просто другая точка зрения, которая плохо сочетается с его обычным рефреном о великой любви к Манон.

Говоря о любви, он имеет в виду высокую, куртуазную любовь, а на самом деле? Эпизод, когда она ждала любовника, а приходит де Грие. Он несколько раз сменил мнение о Манон и манеру обращения к ней, его любовьстрасть слабого человека, который не в состоянии её контролировать. Имеет какие-то понятия о чести, предполагает, что и Манон знакома с понятиями о чести, абсолютно зависим от нее, не может от нее отойти, при том, что она ведет себя низко по отношению к нему. Она трижды изменяет ему. Это не соотносится с идеей куртуазной любви, которую он пытается нам внушить.

Прево не изображает его как злодея, абсолютно безнравственного человека. Переживания де Грие понятны читателю, если он хоть немного опытен в таких делах. Лукавство де Грие — не хочет добиться большего, чем сочувствия от Ренонкура и читателя. Прево делает важное психологическое открытие.Манон любит деньги больше. Она готова при этом не бросать де Грие,брат Манон: с такой девушкой мы должны быть богаты. Точка зрения не дворянская. Попытки Де Грие соответствовать куртуазному образу — смешны. Прево не развенчивает образ сластолюбивого негодяя, а показывает обычных людей. Установка на документальность служит тому, чтобы показать, что де Грие — один из нас — склонен себя оправдывать, предаваться самообману. В результате, если и можно говорить о нравственных уроках, то это урок обществу— таковы слабости человека, ничего с этим не поделаешь. Де Грие — самый обычный человек.

Нет людей, свободных от недостатков которые есть в де Грие. Манон и де Грие выходят за рамки человеческого общества. Манон «ложится и умирает» - человеку нет места за рамками общества. Приходится сдерживаться и приспосабливаться. Нравственный урок рокального романа — взаимный компромисс, попытка примерить общество с человеческими слабостями и человека с общественными условностями. Богатая психологическая картина, нет такой гибкости в описании героев у плутовских романа. Рокальный роман сыграл роль в становлении психологического романа.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.79.116 (0.022 с.)