Задачи внутренней политики Николая I



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Задачи внутренней политики Николая I



Николая I во многом определились в ходе следствия над декабристами. Вырабатывая свой внутриполитический курс, новый царь понимал необходимость преобразований в России. В Манифесте по случаю коронации (лето 1826 года) император обещал провести усовершенствование внутреннего состоя­ния государства.

Будучи достаточно образованным, воле­вым, прагматически мыслящим человеком, Николай I стремился придать всей системе управления «строй­ность и целесообразность», добиться на всех уровнях максимальной исполнительности. В этом смысле идеалом для него являлась военная служба. Поэтому почти все министры и почти все губернаторы назначались из военных.

Одной из первоочередных задач внутренней политики являлось укрепление полицейско-бюрократического аппа­рата. Последовательное проведение принципов бюрократизации, централизации и милитаризации рассматривалось как эффективное средство борьбы с революционным движением и укрепления само­державных порядков. При этом создавалась продуманная система всесторонней государственной опеки над общественно-политичес­кой, экономической и культурной жизнью страны.

Вместе с тем император ставил задачу подчинения всех сфер управления личному контролю, сосредоточения в своих руках решений как общих, так и частных дел, минуя соответствующие министерства и ведомства. Для решения различных вопросов учреждались секретные комитеты и комиссии, находившиеся в непосредственном ведении царя и часто подменявшие министерства. Существенно ограничивалась компе­тенция Сената и Государственного совета, так как многие дела, подлежащие их рассмотрению, решались также в специально созданных комитетах и комиссиях.

3.2 С.Е.И.В.К.[7]

Усиление режима личной власти монарха проявлялось в деятельности разрос­шейся Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Уже в первой год своего царствования Николай I существенно расширил функции личной канцелярии, придав ей значение вы­сшего органа управления государством. Прежняя канцелярия царя стала I отделением С.Е.И.В.К., в обязанности которого входила подго­товка бумаг для императора и контроль за исполнением его повелений. В январе 1826 года было организовано II отделение Канцелярии для совершенствования и упорядочения законов, получившее на­звание «кодификационного». В июле 1826 года создано III отделение (высшая полиция). В 1828 году к этим структурам прибавилось IV отделение, которое управляло учебными, воспитательными и прочими «бла­готворительными» учреждениями, входящими в ведомство имени императрицы Марии Федоровны (матери царя). В 1835 году для подготовки реформы государственной деревни учреждено V отде­ление. В 1843 году появилось VI (временное) отделение для управления присоединенными к России территориями Кавказа. Наибольшее значение для политического режима имели II и III отделения С.Е.И.В.К.

Во главе III отделения стоял генерал А.Х. Бенкендорф, являвшийся также шефом жандармов. Вся Россия, за исключением Польши, Финляндии, области Войска Донского и Закавказья, была поделена сначала на 5, а позже на 8 жандармских округов во главе с жандармскими генералами. В губерниях жандармами командовали штаб-офицеры. III отделение собирало информацию о наст­роениях различных слоев населения, осуществляло тайный надзор за политически «неблагонадежными» лицами и за периодической печатью, ведало местами заключения и делами о «расколе», наблю­дало за иностранными подданными в России, выявляло фальшивомонетчиков, занималось сбором статистических сведений по своему ведомству, перлюстрацией час­тных писем. III отделение имело сеть тайных агентов, а с 1840-х гг. тайную агентуру за рубежом для слежки за политическими эмигрантами. В круг его обязанностей также входили проверка деятельности госаппарата, центральной и местной администрации, выявление фактов произвола и коррупции и привлечение виновных к судебной ответственности, пресечение злоупотреблений при рек­рутских наборах, защита невинно пострадавших вследствие неза­конных судебных решений, проверка состояния мест заключения, рассмотрение просьб и жалоб от населения.

В результате очень жесткой внутренней политики император укре­пил и стабилизировал государственную систему России. При этом са­модержавие должно было опираться на прочную правовую основу, по­этому Николай I придавал большое значение кодификации законов.

Кодификация законов

Николай I был убежден, что неукосни­тельное следование всех подданных букве закона обеспечит порядок в стране. Поэтому в его царствование была проведена кодификация (упорядочение) российского законодатель­ства. Эту работу организовал возвращенный из ссылки М.М. Сперанский. Под его руководством были обобщены законы, принятые после Соборного уложения 1649 года. Их опубликовали в 1830 году в «Полном собрании законов Российской империи» (45 томов). В 1832 году был издан 15-томный «Свод законов Российской империи», включавший в себя 40 тыс. статей действующего законодательства, расположенных в систематическом порядке. Кроме того, в 1839-1840 гг. были изданы подготовленные М.М. Сперанским (уже после его смерти) 12 томов «Свода военных постановлений», «Свод законов Великого княжества Финляндского», корпус законов для остзейских и западных губерний. Кодификация законодательства имела значение для усовершенствования юридических механизмов функционирования Российского государства.

3.4 Реформа образования

Рассматривая события 14 декабря 1825 года как «пагубное пос­ледствие ложной системы воспитания», Николай I отдал распоряжение министру народного просвещения А.С. Шишкову о пересмотре уставов всех учебных заведений. 19 августа 1827 года последовал рескрипт Шишкову о запрещении принимать в гимназии и, тем более, в университеты крепостных крестьян. Усилился надзор за частными учебными заведениями, в которых ранее обучались многие декабристы.

В основу народного просвещения был положен принцип строгой сословности и бюрократической централизации, что нашло свое воплощение в изданном в 1828 году Уставе учебных заведений.

По новому Уставу начальное и среднее обра­зование было разделено на три категории:

1) для детей «низших» сословий (главным образом, крестьянства) предназначались одноклассные приходские училища с самой элементарной программой обучения (четыре правила арифметики, чтение, письмо и Закон Божий);

2) для «средних сословий» (мещан и купцов) – трехклас­сные училища с более широкой программой начального обучения (вводились начала геометрии, а также география и история);

3) для детей дворян и чиновников – семиклассные гимназии, окончание которых давало право для поступления в университеты.

Этим, с одной стороны расширялась возможность получения образования – постоянно увеличивалось число гимназий и уездных училищ, а также количество учащихся в них. Но, с другой стороны, четко определялось социаль­ное положение учащегося и соответственно получаемый им уровень образования. В Уставе учебных заведений говорилось, что деление школьного обучения сделано для того, чтобы «никто не стремился возвыситься над тем состоянием, в коем ему суждено оставаться».

В целом, в сфере образования ставилась конкретная цель – создание такой системы обучения и воспитания, которая исключала бы возможность развития революционных настро­ений и обязательно была бы направлена на формирование у учащихся верноподданни­ческих и охранительных взглядов. Исполнителем этого курса становится министр народного просвещения граф С.С. Уваров. Именно он в 1834 году создал известную социально-политическую доктрину – теорию «официальной народности». Основная формула этой теории: «православие – са­модержавие – народность» стала идеологической основой всей системы гуманитарного образования и воспитания в России в XIX веке.

Университетский устав 1835 года поставил задачу сблизить университеты с «коренными и спасительными началами русского управления» и ввести в них порядок военной службы при строгом соблюдении установленных форм, чиноначалия и точности в исполнении постановлений. Университеты попали в полную зависимость от попечителей учебных округов, а в Виленском, Харьковском и Киевском округах (как в наиболее «беспокойных») находились в ведении генерал-губерна­торов. Устав 1835 года ограничил автономию университетов, хотя университетскому совету предоставлялось право выбора ректора и замещения вакантных профессорских мест на кафедрах, утверж­дение избранных лиц на соответствующие должности становилось прерогативой министра народного просвещения. Устанавливался полицейский надзор за студентами. Вводились должности инспектора и его помощников, исполнявших административно-полицейские функции.

Вместе с тем Университетский устав 1835 года имел и ряд положительных сторон. Поднималось значение университетов и университетского образования. Восстанавливалось упраздненное в 1821 году преподавание философии. В Московском университете большое место заняли исторические дисциплины и изучение российского законодательства, в Петербургском – преподавание восточных языков и истории стран Востока, в Казанском университете – физико-математические дисциплины. Срок обу­чения в университетах увеличивался с трех до четырех лет. Вводилась практика двухгодичной стажировки молодых ученых из российских университетов за границей.

Цензура

Реакционная политика Николая I больше всего проявилась в области печати как важнейшего средства идеологического воздействия. Изданный в 1826 году цензурный устав получил у современников название «чугунного». По этому уставу цензоры обязывались не пропускать в печать ни одного произведения, в котором прямо или косвенно «колебалась христианская вера», порицалась монархия, высказы­вались мысли о необходимости преобразований и имелись рассуждения о конституциях. На цензуру возлагалась обязанность следить не только за политическим направ­лением печати, но даже и за литературными вкусами, так как «разврат нравов приуготовляется развратом вкусов». Введенные в 1828 года новые цензурные правила несколько смягчили требования цензурного устава 1826 года, сохранив основные положения.

Результатом действия жесткой цензуры было прекращение изданий «Литературной газеты», журналов «Европеец», «Московский телеграф», «Телескоп». Для борьбы с «крамольными идеями» с 1837 года властями осуществлялась проверка произведений, уже прошедших цензуру. В случае «недо­смотра» цензор сам подвергался наказанию, в том числе ссылке. Поэтому проверяющие старались превзойти друг друга в служебном рвении, и придирались не только к словам, но и к тому, что подразумевалось между строк.

Жестоко расправлялось царское правительство с раскольниками и сектантами, как вредными для общества элементами. Их арестовывали, ссылали в Сибирь, отдава­ли в солдаты, причем уничтожали целые поселения. По существу, отступление от официальной церковной организации рассматривалось как уголовное преступ­ление.

Польское восстание 1830 – 1831 гг. и его подавление дали повод Нико­лаю I уничтожить элементы народного представительства и конституционализма в Польше. Вместо конституции, дарованной Александром I, в 1832 году вводился новый «Органический статут», по которому Царство Польское объявлялось «неотъемлемой частью» Российской империи, а российский император автоматически становился польским королем. Парламент (Сейм) прекращал свое существование, а польская армия распуска­лась. Управление Польшей возлагалось на Админист­ративный совет, возглавлявшийся российским наместником.

 

3.6 Сословная политика

Для укрепления самодержавия Николай I стремился консолиди­ровать его важнейшую опору – дворянство. В манифесте 1831 года предусматривались меры, направленные на достижение этой цели. Так, для лиц, имеющих право участвовать в выборах дворянских представи­телей на сословные и административные должности, повышались нор­мы имущественного ценза. Было установлено, что непосредственно в выборах могли принимать участие только те, кто имел в пределах губернии 3 тыс. десятин земли или не менее 100 душ крепостных. Дворяне, владевшие меньшим имуществом, могли выбирать только уполномоченных, а имев­шие 5 душ или менее 150 десятин земли вообще к выборам не допуска­лись. Ужесточался регламент присвоения дворянских званий (ценз повышался с VIII до V класса чинов государственной службы).

Закон 1832 года ограничивал возможности проникновения в среду дворянства нарождающейся буржуазии. Для последней создавалась новая привилегированная сословная категория – «почетных граж­дан».

Задачу уменьшить число лиц, получающих статус дво­рянина через выслугу согласно петровской Табели о рангах, решал Указ 1845 года о порядке приобретения дворянского звания. Если ранее личное дворянство полагалось дослужившимся по шкале государственной службы до 12-го ранга, а потомственное – достигшим 8-го, то теперь речь шла о 9-м и 5-м рангах соответственно. Чтобы приостановить дробление дворянских имений, в том же году издается указ о майоратах. По этому указу дозволялось учреждать (с согласия помещика) в имениях, насчитывающих свыше 1000 душ крестьян, майораты, т.е. владения, которые целиком передавались старшему сыну в семье и не дробились между другими наследниками. По существу Указ не получил практического применения. Всего к моменту отмены крепостного права было создано 17 майоратов.

В целом, указанные меры в сословной политике Николая I были направлены на усиление позиций наиболее богатой, консервативно-привилегиро­ванной части дворянства.

Экономические реформы

В период правления Николая I, наиболее успешные преобразования проводи­лись в экономико-финансовой сфере. Неоценимую роль в этом сыграл Е.Ф. Канкрин, занимавший с 1823 по 1844 гг. пост министра финансов Рос­сии. Он являлся сторонником покровительства отечественной промышлен­ности, выступал за протекционистскую таможенную политику, актив­но способствовал улучшению организации торговли.

При нем в 1832 году были приняты новый Устав о векселях, Уставы о торговой несостоятельнос­ти, коммерческих судах, Петербургской бирже. Министру финансов удалось добиться пополнения казны за счет введения новых податей и сборов. Он вос­становил систему винных откупов (1827), ввел уплату подушной пода­ти инородцами (1827), снизил налог на соль и отменил внутренние су­доходные пошлины. В 1839 – 1844 гг. Е.Ф. Канкрин провел масш­табную финансовую реформу, направленную на укрепление положения рос­сийского рубля и стабилизацию финансовой системы страны.

Денежная реформа последовательно прошла ряд основных этапов:

- определение точного курса ассигнаций (бумажных денег) по отношению к серебряному рублю, который был официально объявлен главной денежной единицей: 3,5 рубля ассигнациями равнялось 1 серебряному рублю;

- выпуск так называемых «депозиток», выдававшихся тем, кто сдавал государству металлические деньги или благородные металлы, и которые должны были храниться у государства и выдаваться по перво­му требованию;

- выпуск кредитных билетов, обеспеченных серебряным фондом;

- выкуп всех ассигнаций и замена их кредитными билетами, обес­печенными серебром и свободно размениваемыми на металлические монеты.

В целом реформа прошла успешно, и финансовая система устойчиво действовала до Крымской войны.

Главным в этот период оставался крестьянский вопрос, которым занималось множество секретных комитетов, создаваемых по указам императора в 1826, 1839, 1840, 1848 гг. с целью выработки вариантов постепенного облегчения «участи крестьян» и, в дальнейшем, отмены крепостного права. Но решить основную проблему россий­ской действительности так и не удалось. Очень скоро в секретных комитетах перестали обсуждать пробле­мы глобальной отмены крепостного права, а рассматривали вопросы по упорядочению отношений между крестьянами и помещиками, улуч­шению управления удельными и государственными крестьянами.

Акцент в крестьянском вопросе делался на государственных крес­тьянах, что не создавало угрозы недовольства со стороны помещиков. Эти крестьяне с давних пор жили общинами, которы­ми управляли выборные старосты и находились вне власти помещиков. С 1801 года они имели право приобретать в соб­ственность землю, заключать договоры, свободно выбирать род занятий, переходить в городское сословие. Но их юридический статус не был гарантирован. Общины могли быть превращены в военные поселения, а сами государственные крестьяне – попасть в удельное ведом­ство (т.е. в собственность царской фамилии). Экономически они пол­ностью зависели от государства, платили подати и несли повинности. Именно государственных крестьян Николай I решил сделать глав­ным звеном при постепенном и осторожном разрешении крестьянского вопроса.

В 1837 – 1841 гг. под руководством министра государственных имуществ П.Д. Киселева была осуществлена реформа управления государственными крестьянами. Считалось, что с помощью системы организационно-управленческих и правовых мер можно серьезно улучшить положение крестьянства. Было создано Министерство государственных имуществ, на местах – особые Палаты государственных имуществ, а в уездах – окружные управления. Основу их деятельности составляла реализация системы попечительства над крестьянами, суть которой заключалась в увеличении наделов малоземельных крестьян, налаживании равно­мерного оброчного обложения, организации переселения на свобод­ные государственные земли, улучшении агротехники, строи­тельство школ и пунктов медицинского обслуживания и др.

Реформа не полностью оправдала возлагаемые на нее надежды и имела как негативные, так и позитивные последствия для государствен­ных крестьян.

Царское правительство через деятельность секретных комитетов пыталось найти новую форму освобождения крестьян от крепостной зависимости, которая заменила бы порядок отмены крепостного состояния, предусмотренный законом «О вольных хлебопашцах». Такой формой могла быть система инвентарей – специальных отношений, регламентирующих взаимодействие помещиков и крестьян, которые планировалось ввести в Западных гу­берниях. В итоге последовал царский указ «Об обязанных крестья­нах» (1842 год), по которому помещики добровольно могли предос­тавлять крепостным личную свободу при условии аренды ими земли и несения четко обозначенных повинностей. Указ не имел серьезных практических послед­ствий. Из 10 млн крестьянских душ лишь 24 тыс. заключили с помещи­ками соответствующие договоры.

Последние правовые акты по крестьянскому вопросу в период цар­ствования Николая I касались облегчения участи дворовых. В 1844 году помещики получили право отпускать крестьян на волю за выкуп. В 1847 году крестьянам предоставили возможность выкупаться с землей целыми семьями в случаях, когда имения продавались с торгов за долги. Но затем, все послабления относительно положения крестьян закончились. В 1848 году мощные революционные события охватили Европу, и Ни­колай I под их влиянием прекратил всякие, даже непоследовательные, попытки преобразований в данном направлении.

Во внутренней политике последних лет правления Николая I, с 1848 по 1855 гг., реакционно-репрессивная линия усилилась. В это время, особенно сильное влияние на политический курс оказывали революции 1848 – 1849 гг. в Европе. В результате Николаевская Россия стала образцом бюрократического полицейского государства, а российский император сыграл значительную роль в разгроме Венгерской революции.

Общий вывод. Таким образом, преобразования, проведенные в России в первой половине ХIХ века, не затронули основ самодержавия. К концу Николаевской эпохи правительство не смогло полностью и всецело решить ни одного важного социального вопроса. Общественно-политический строй развивался по линии укрепления личной вла­сти царя и усиления централизации. Однако созданная в это время система государственного управления оказалась достаточно прочной и просуществовала с небольшими изменениями вплоть до начала XX века.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.184.215 (0.011 с.)