ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Подъем революционного и национального движения в Трансильвании.



В 1848 г. революционные события захватили и Трансильванию. Перед революцией в Трансильвании наряду с такими проблемами, как ликвидация феодальных отношений, освобождение крепостных крестьян и наделение их землей, на повестке дня стоял также национальный вопрос. Социальные противоречия переплетались с национальными. Политические права признавались лишь за венграми, секеями и саксами, а составлявшие большинство населения влахи (1,3 млн. человек из 2 млн. жителей) подвергались национальному угнетению. Возросшее самосознание романоязычного населения Трансильвании нашло отражение, в частности, в требовании именовать его впредь в официальных документах не влахами, а румынами.

В 1848 г. в Трансильвании широко развернулось антифеодальное движение крестьянства. В нем участвовали представители разных национальностей, в основном румыны. Трансильванские власти жестоко подавляли волнения крепостных независимо от национальной принадлежности «бунтовщиков».

Решительную позицию в аграрном вопросе заняли в Трансильвании представители и идеологи румынской буржуазии — в отличие от буржуазии Дунайских княжеств она не имела связей с крупным землевладением. Редактор ведущей румынской газеты в Трансильвании Г. Барициу, студент-юрист А. Янку и другие буржуазные интеллигенты выступали за проведение широких демократических преобразований, включая радикальное решение аграрного вопроса. Выражая солидарность с венгерской революцией, с «12 пунктами», прогрессивные румынские политические деятели добивались в то же время введения в Трансильвании национального равноправия и последовательной защиты национальных интересов румын. Состоявшееся 15—17 мая 1848 г. в Блаже массовое народное собрание выдвинуло программу реформ, включавшую требование признания «независимости румынской нации» от других народов Трансильвании и «незамедлительной отмены крепостничества без выкупа со стороны крестьян».

Однако принятые в Блаже трансильванскими румынами решения были настороженно встречены в Пеште. Вопреки желанию большинства румынского населения Трансильвании была навязана уния с Венгрией. Государственное собрание королевства отказалось распространить на Тран-сильванию некоторые прогрессивные реформы венгерской революции. Классовая ограниченность руководящей силы революции в Венгрии — среднепоместного дворянства,— проявившаяся в крестьянском вопросе, с еще большей силой сказалась в острейшем национальном вопросе. На первом этапе революции, весной 1848 г., демократические силы славян, румын с энтузиазмом приветствовали победу революции в Пеште. Угнетенные народы ожидали от революции признания их законных прав, предоставления самоуправления, равноправия, создания условий для свободного развития национальной культуры и языка. Но эти надежды не сбылись.

Лидеры венгерской революции искренне верили в то, что отмена феодальных повинностей и предоставление буржуазно-демократических прав и свобод немадьярским народам настолько их удовлетворят, что они вместе с мадьярами будут отстаивать революцию и защищать общую родину. В национальных движениях этих народов венгерские руководители видели угрозу революции и территориальной целостности королевства. Австрийская реакция сумела извлечь все выгоды из этой ситуации. Раздувая межнациональную рознь, используя ограниченность национальной политики венгерского правительства, она сумела привлечь на свою сторону правых и умеренных лидеров невенгерских народов, превратить национальные движения хорватов, сербов и трансильванских румын в союзников контрреволюции. Военные действия на юге Венгрии, в населенных преимущественно сербами областях, начались уже летом 1848 г. Но сигнал к общему вооруженному выступлению контрреволюции был подан из Хорватии.

Начало освободительной войны.

В сентябре 1848 г. наступил новый этап венгерской революции, которая в результате контрреволюционной интервенции переросла в освободительную войну против реакционной Австрии и ее союзников.

11 сентября войска хорватского бана и полковника императорских войск Елачи-ча вторглись в Венгрию. Над революцией нависла смертельная угроза, которую можно было отразить лишь самыми решительными действиями. В критический момент, когда революция в Европе повсюду отступала, в Венгрии ее развитие шло по восходящей линии. Власть в стране перешла в руки революционного органа — Комитета обороны,созданного по инициативе Кошута. В момент опасности, в чрезвычайных обстоятельствах бывший дворянский реформатор, который вместе со своим классом скрупулезно соблюдал законность, тщательно избегая даже видимости нарушения прав и прерогатив короны, превратился в истинного революционера. Необычайная сила убеждения в сочетании с проницательным умом, огромной энергией и бесстрашием сделали Лайоша Кошута национальным вождем.

Сущность нового этапа революции в Венгрии, которая стала последним оплотом европейских революций 1848—1849 гг., блестяще охарактеризовал Энгельс: «Массовое восстание, национальное производство оружия, выпуск ассигнаций, быстрая расправа со всяким, кто препятствует революционному движению, непрерывная революция,— словом, все основные черты славного 1793 года находим мы снова в Венгрии, вооруженной, организованной и воодушевленной Кошутом»45.

Хонведы — солдаты революционной национальной армии при поддержке партизанских отрядов 29 сентября одержали первую значительную победу, нанеся поражение войскам Елачича. Однако командующий венгерскими силами генерал Mora, противник окончательного разрыва с Габсбургами, не осмелился перейти австрийскую границу и позволил разгромленным войскам Елачича уйти в Австрию. Когда же после длительных совещаний, получив просьбу о помощи от восставшей 6 октября Вены, армия хонведов по настоянию Кошута пересекла наконец границу, время уже было безнадежно упущено. За это время Виндишгрецу удалось перегруппировать свои силы и вместе с остатками войск Елачича разбить у Швехата (30 октября) мадьяр. На следующий день он овладел Веной. Через полтора месяца, в середине декабря, Виндишгрец предпринял поход против Венгрии, а в январе 1849 г. овладел ее столицей.

Межнациональный конфликт.

Положение революционной Венгрии, окруженной кольцом вражеских сил, было отчаянным. На юге шла кровопролитная война с восставшими сербами, которые получали помощь из Белграда. Сербское восстание возглавляли императорский полковник И. Щупликац и митрополит Й. Раячич, верный сторонник австрийского дома. Они провозгласили образование «Сербской Воеводины», подчинив ее непосредственно венскому двору. На этой территории наряду с сербами проживало большое число румын, а также немцы. С северо-востока, из Галиции, наступали австрийские войска. В арену ожесточенных боев превратилась Трансильвания, где революционным армиям противостояли императорские гарнизоны и вооруженные австрийским правительством отряды румынских повстанцев. Успехи императорских войск здесь явились прямым следствием разгоревшейся межнациональной вражды.

Еще в марте—апреле 1848 г. народы многонациональной Трансильвании выступали единым фронтом. Саксонские прогрессивные деятели были уверены, что объединение (уния) с революционной Венгрией, сопровождавшееся буржуазно-демократическими преобразованиями, ускорит и их национальное развитие. Прогрессивные лидеры румын Трансильвании поддерживали унию, рассчитывая на удовлетворение социально-экономических требований и признание национальных прав, включая употребление родного языка в местной администрации, школах и т. д. Лишь некоторые из руководителей румын, и прежде всего профессор теологии в Блаже Симион Бэрнуциу, откровенно настаивали на преобладании национальной идеи над социальной. «Без нации и республика есть проклятый деспотизм»,— утверждал Бэрнуциу. Уже в мае 1848 г. он и его сторонники задавали тон в национальном движении. В деревнях шла широкая агитация именно в этом духе, а священники во главе с православным епископом А. Шагу-ной призывали крестьян к поддержке «доброго императора-царя» и объединению населенных румынами территорий под скипетром Габсбургов.

Успеху этой агитации способствовала близорукая национальная политика лидеров венгерской революции. Принятый в мае венгерским парламентом закон об унии с Трансильванией гарантировал лишь личное равноправие ее граждан, отказывая им в то же время в признании национальных прав. Следует отметить, что по иному пути развивалось национальное движение румын Баната, где в отличие от Трансильвании были сразу проведены демократические преобразования, включая отмену барщины и наделение крестьян землей. Поэтому население Баната не только не выступило против революции, но сражалось бок о бок с хонведами против императорских войск.

Сходная ситуация вопреки воле руководства национального движения сложилась в Словакии. Сформированный за ее пределами и вооруженный венским двором словацкий экспедиционный отряд предпринял в сентябре и декабре две вылазки на словацкую территорию, которые окончились полной неудачей — словацкие крестьяне не поддержали их. Словацкие же горняки мужественно сражались в рядах революционной армии хонведов.

В Венгрию со всех концов континента прибывали добровольцы, чтобы сразиться на стороне революции. Под венгерскими знаменами отважно бились отряды немцев, австрийцев, поляков. Среди виднейших ее полководцев были поляки Ю. Бем, Г. Дембинский, немец Р. Гийон, серб П. Дамянич.

Успехи революционных сил.

Упоенная первыми победами на венгерском театре военных действий венская камарилья весной 1849 г. решила отбросить игру в демократию, провозгласив 4 марта новую конституцию (она получила название Ольмюцской), подтверждавшую власть императора над всеми народами империи и упразднявшую венгерскую независимость. Одновременно был распущен и имперский рейхстаг. Главнокомандующий австрийской армией поспешил объявить венгерскую революцию подавленной. Однако в начале апреля армии хонведов на всех фронтах перешли в контрнаступление. Революционные войска во главе с А. Гёргеем одержали ряд побед, отбросив императорские силы на исходные позиции. К концу апреля территория страны была почти полностью освобождена от врага. Блистательный успех сопутствовал наступательным операциям венгерских войск во главе с Ю. Бемом в Трансильвании, где генерал умело проводил политику национального примирения.

Гёргей имел возможность беспрепятственно овладеть практически беззащитной имперской столицей — Веной и решить исход австро-венгерской войны. Однако вместо этого главнокомандующий повернул армии на юг и после длительной и стратегически неоправданной осады Буды занял ее своими войсками. Тем самым в момент, когда Австрийская монархия готова была пасть, она вновь получила передышку. Тем не менее положение было столь катастрофическим, что венский двор, сознавая свое бессилие в борьбе против революционной Венгрии, обратился с унизительной просьбой о помощи к иностранной державе. 21 мая в Варшаву к Николаю I прибыл император Франц Иосиф, чтобы просить о вооруженной интервенции против революционного народа. С военной ..точки зрения, судьбу Венгрии решило вторжение двухсоттысячной армии фельдмаршала Паскевича, начавшееся в июне 1849 г. Но поражению способствовали внутренние слабости самой революции, с особой силой обнаружившиеся весной — летом 1849 г.

Единственную, пожалуй, возможность дальнейшего ведения войны, пусть неравной, могло дать прежде всего радикальное удовлетворение социальных нужд основной массы населения — крестьянства и справедливых национальных требований невенгерских народов. Но этому препятствовала классовая ограниченность политики руководящей силы революции — среднепоместного дворянства. Большинство его все более тяготилось войной и стремилось к полюбовному соглашению с венским двором. В Государственном собрании усилились позиции «партии мира», саботировавшей радикальные действия Кошута. Постепенно в изоляции оказалось не только левое крыло собрания, но и сам Кошут, с которым откровенно соперничал, опираясь на «партию мира», генерал Гёргей, добивавшийся установления личной диктатуры.

Государственное собрание под давлением левых депутатов 14 апреля провозгласило полную независимость Венгрии и объявило династию Габсбургов низложенной с венгерского престола. Но политические последствия акта 14 апреля оказались, по существу, малоприятными для революции. Кошут, избранный правителем ставшей фактически республикой Венгрии, был в действительности устранен от непосредственного руководства государственными делами. Премьер-министром был назначен Б. Семере. В результате усилились позиции «партии мира», которая вместе с Гёргеем не желала ни дальнейшего углубления революции (расширения демократических преобразований), ни продолжения наступательных операций — вооруженная борьба рассматривалась лишь как средство достичь соглашения с Габсбургами.

Поражение революции

После начала интервенции царских войск положение Венгрии резко ухудшилось. 13 июля 1849 г. русские войска заняли Пешт, а австрийские — Буду. Венгерское правительство, переехавшее в Сегед, попыталось спасти положение путем пересмотра своей национальной политики. 14 июля при содействии видного деятеля революции в Валахии Н. Бэлческу оно подписало соглашение с руководством трансильванских румын о примирении с их отрядами, сражавшимися на стороне императорской армии. Документ признавал за румынами право на употребление родного языка в школах, церкви, в местной администрации. 28 июля был принят первый в европейской истории специальный закон о национальностях, выдержанный в таком же духе. Однако эти прогрессивные акты уже не могли оказать влияния на ход событий.

31 июля у Шегешвара (ныне в СРР — Сигишоара) царские войска нанесли решающее поражение венгерской армии. В сражении погиб великий поэт, адъютант Бема Ш. Петёфи. 9 августа последовало поражение под Темешваром (ныне в СРР — Тими-шоара). Под давлением «партии мира» Ко-шут вынужден был передать власть Гёргею. Не дожидаясь полномочий от правительства, последний вступил в переговоры с царским генералом Рюдигером. 13 августа основные силы венгерской армии во главе с Гёргеем сложили оружие перед царским генералом Паскевичем у Вилагоша (ныне в СРР — Шириа). Однако отдельные части и крепости продолжали сопротивление. Дольше всех, до 2 октября 1849 г., сражался гарнизон крепости Комаром, которым командовал генерал Д. Клапка.

Австрийская военщина, озлобленная тем, что венгерские войска сложили оружие не перед императорской армией, а перед армией русского царя, учинила над мадьярами кровавую расправу, ничем не оправданная жестокость которой поразила даже европейские дворы. 6 октября в крепости Арад (ныне в СРР) были казнены 13 генералов и высших офицеров армии хонведов; в национальном сознании и в памяти народной «арадские мученики» и сегодня почитаемы наряду с самыми выдающимися героями венгерской истории. В тот же день в Пеште был казнен первый премьер революционного венгерского правительства Л. Батяни, который совершенно не был причастен к австро-венгерской войне.

Всего военно-полевые суды вынесли около 500 смертных приговоров, на длительные сроки заключения в крепостях были осуждены 1765 участников революции, 45— 50 тыс. солдат-хонведов и национальных гвардейцев были насильственно мобилизованы в австрийскую армию и направлены в отдаленные области империи.

 

Революция в Италии





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.006 с.)