ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Франкфуртский парламент и его деятельность.



Избранное на основе двухстепенной избирательной системы общегерманское Национальное собрание открыло свои заседания во Франкфурте-на-Майне 18 мая 1848 г. Собрание должно было провозгласить суверенитет германского народа, выработать общегерманскую конституцию, создать пользующуюся доверием народа исполнительную власть.

Для Франкфуртского собрания такие задачи оказались непосильны. В своем большинстве оно состояло из либералов и весьма умеренных мелкобуржуазных демократов, способных лишь на высокопарные речи. В числе 831 депутата были только один крестьянин, четыре ремесленника и ни одного рабочего. Подавляющее большинство депутатов составляли буржуа и буржуазные интеллигенты. В собрании заседали 154 профессора и литератора, 364 юриста, 57 торговцев и средних чиновников. Среди депутатов были лишь 85 дворян, но влияние этой крайне правой группы распространялось и на часть других депутатов.

Первый вопрос, обсуждавшийся Национальным собранием, был вопрос об организации центрального общегерманского правительства. Затянувшиеся по этому вопросу до 28 июня дебаты завершились избранием временного имперского правителя — австрийского принца Иоганна, слывшего либералом. Имперский правитель не был ответствен перед Национальным собранием. Правление осуществлялось через назначенных Собранием министров, ответственных перед парламентом. В пушечной пальбе, колокольном звоне и троекратном «ура», провозглашенном президентом Национального собрания фон Гагерном в честь нового избранника, нашла свое выражение радость буржуазии по поводу, как она надеялась, мирно закончившейся революции.

Левые депутаты протестовали и в воззвании к народу отметили, что решение Собрания о согласовании проводимых центральной властью мероприятий с правительствами земель сделало эту власть иллюзорной и «полностью уничтожило силу единой свободной Германии». На какие-либо самостоятельные решительные действия левые депутаты не отважились.

По вопросу о путях объединения Германии в стране развертывалась политическая борьба. Немецкий пролетариат, руководимый Марксом и Энгельсом, решительно выступал за революционный путь объединения «снизу», за создание единой и неделимой Германии в форме демократической централизованной республики. Однако «Союз коммунистов» был малочисленной организацией, мелкобуржуазные демократы были непоследовательны в своей тактике. Депутаты демократической левой группы Франкфуртского парламента внесли предложение о создании в Германии федеративной республики по образцу буржуазно-республиканской Швейцарии. Это предложение Маркс и Энгельс подвергли критике.

Буржуазия и часть дворянства были сторонниками объединения Германии «сверху» под главенством одного из двух самых крупных германских государств — Австрии или Пруссии. Возможный путь объединения под гегемонией Австрии стали называть «великогерманским», под гегемонией Пруссии, но без включения Австрии — «малогерманским».

Хотя главой «объединенной» Германии был временно назначен австрийский эрцгерцог Иоганн, буржуазно-либеральное большинство Франкфуртского парламента явно тяготело к конституционно-монархическому объединению Германии «сверху», отдавая предпочтение Пруссии. Но «... это делалось неохотно, — писал Энгельс; — буржуа выбирали Пруссию как меньшее зло, потому что Австрия не допускала их (мелкие и средние германские государства. — И. Г.) на свои рынки и потому, что

Пруссия, по сравнению с Австрией, все же имела... до некоторой степени буржуазный характер»26. Главное заключалось в том, что ни в одном германском государстве к началу революции промышленность не достигла хотя бы приблизительно такого уровня развития, как в Пруссии. И чем больше расширялся созданный еще до революции по инициативе Пруссии Таможенный союз, втягивая мелкие государства в этот внутренний рынок, тем больше «... поднимавшаяся буржуазия этих государств привыкала смотреть на Пруссию как на свой экономический, а в будущем и политический форпост» 27. И «если в Берлине гегельянцы философски обосновывали призвание Пруссии стать во главе Германии...»28, то многие депутаты Франкфуртского парламента отстаивали то же самое, формулируя свои предложения об объединении Германии под главенством Пруссии.

Деятельность Франкфуртского парламента проходила в обстановке нараставшей контрреволюции. Парламент создавал одну за другой комиссии по вопросам отмены феодальных повинностей в деревне, уничтожения сковывавших внутреннюю торговлю таможенных пошлин и других препятствий экономическому развитию страны; они бесконечно обсуждали эти вопросы, но реальные решения по ним так и не принимали. Рабочих волновал вопрос о признании за ними права на труд законом, но такой закон Франкфуртским парламентом не был принят.

Явно реакционной была позиция депутатов Франкфуртского парламента по отношению к национальным движениям. Они санкционировали отказ прусского правительства от предоставления познанским полякам национальной автономии; более того, парламент объявил Познань составной частью объединенной Германии. Франкфуртский парламент одобрил кровавое подавление австрийскими войсками в июне 1848 г. демократического восстания в Праге, что вызвало глубокое возмущение не только немецких, но и общеевропейских демократических кругов.

Верхом трусости и нерешительности депутатов заседавшего во Франкфурте Национального собрания, когда «... оно произнесло себе и созданной им так называемой центральной власти (Германии.— И. Г.) смертный приговор» (Энгельс) 29, явилось отношение парламента к судьбе Шлезвига и Гольштейна. Эти два герцогства, населенных в основном немцами и находившихся в личной унии с Данией, с первых дней революции в результате восстания отделились от Дании и обратились за помощью к германским государствам. Немецкие демократические круги единодушно выступили в поддержку Шлезвига и Гольштейна. Прусское правительство, воспользовавшись патриотическим подъемом в стране и стремясь отвлечь внимание революционных кругов от дальнейшего развития революции, начало войну с Данией. Война закончилась быстрой победой, Шлезвиг и Гольштейн оказались свободными от власти Дании. Однако Англия, Россия и Франция, не желая усиления Германии, побудили Пруссию срочно подписать перемирие с Данией. 26 августа 1848 г. в шведском городе Мальме было подписано прусско-датское соглашение о выводе прусских войск из обоих герцогств.

Либеральные буржуа, а также заседавшие в парламенте дворяне опасались, что разрыв соглашения о перемирии вызовет вооруженное выступление коалиции Англии, России и Франции против Германии; они страшились также революционной войны народных масс, в которой могли бы погибнуть реакционные режимы в больших и малых германских государствах. Поэтому большинством голосов они утвердили заключенное в Мальме перемирие.

Как только стало известно об этом акте, рано утром 18 сентября население Франкфурта в едином порыве двинулось к собору св. Павла, где заседал парламент, требуя разрыва заключенного перемирия и угрожая разогнать парламент. Либеральное большинство парламента оказалось последовательным в своем решении: оно призвало расположенные во Франкфурте прусские и австрийские войска для разгона народа, окружившего парламент.

Длившиеся весь день 18 сентября баррикадные бои во Франкфурте закончились поражением народа.

Франкфуртское народное восстание и совершенная по призыву парламента кровавая расправа прусских войск с восставшими свидетельствовали, что германская либеральная буржуазия в сентябре, подобно республиканской буржуазии во Франции в июне 1848 г., совершила крутой поворот вправо и окончательно превратилась в открытого врага революции.

Наступление контрреволюции.

После поражения франкфуртского народного восстания в Германии началось неудержимое наступление реакции. Пруссия являлась одним из крупнейших германских государств, и успех революции в ней означал бы в значительной степени успех революции во всей Германии. Это понимали враги революции. Король прусский Фридрих Вильгельм IV с нетерпением выжидал результатов начавшегося 6 октября восстания в Вене. Как только в Берлине стало известно, что Габсбургская монархия потопила восстание в крови (число жертв доходило до 5 тыс.), немедленно, 2 ноября, было образовано реакционное правительство герцога Бранденбурга, а на пост министра внутренних дел был назначен ярый реакционер О. Мантейфель. 8 ноября 1848 г. Мантейфель издал указ о переводе прусского Учредительного собрания в провинциальный город Бранденбург, подальше от берлинских рабочих масс, следивших за деятельностью собрания. В Берлине было введено осадное положение.

Буржуазно-либеральное большинство выдворенного из Берлина прусского Национального собрания покорно подчинилось указу короля, для видимости призвав народ к «пассивному сопротивлению» в форме отказа от уплаты налогов. Тактикой «пассивного сопротивления» буржуазные либералы пытались предотвратить новый подъем революционной волны. Однако рабочие, ремесленники, студенты самочинно стали вооружаться, готовясь к восстанию. Центральный комитет «Рабочего братства» рекомендовал местным комитетам возглавить выступление рабочих. В Эрфурте 23 и 24 ноября произошли вооруженные столкновения рабочих с полицией и войсками. Стихийные выступления трудящихся имели место также и в других городах Германии. Неспокойно было и в деревне. «Новая Рейнская газета» писала тогда: «Требуется только призыв Национального собрания, чтобы брожение превратилось в открытую борьбу». Но Учредительное собрание продолжало бездействовать, что побуждало прусское правительство к дальнейшему контрреволюционному наступлению. 5 декабря указом короля прусское Национальное собрание было распущено; 6 декабря 1848 г. была обнародована «дарованная» королем новая конституция, получившая в народе название мантейфелевской.

Не осмеливаясь отменить сразу завоеванные мартовской революцией свободы — печати, союзов, собраний и др., мантейфелевская конституция предоставила королю право отменять по его усмотрению любые законодательные акты, принятые ландтагом. Шаг за шагом контрреволюция наступала: 30 мая 1849 г. была введена новая трехклассная избирательная система в прусский ландтаг, которая была впоследствии закреплена принятой в 1850 г. новой конституцией (взамен «дарованной» 6 декабря 1848 г.). По новому закону все избиратели делились на три класса в соответствии с размером уплачиваемых ими налогов; на каждый класс приходилась одинаковая часть (одна треть) всей суммы податного обложения страны. Первый класс состоял из небольшого числа самых крупных налогоплательщиков; второй класс включал средних налогоплательщиков — их было намного больше, но общая сумма уплачиваемого ими налога тоже равнялась одной трети обложения; наконец, в третий класс входили все остальные, гораздо более многочисленные, налогоплательщики. Каждый из этих классов избирал по одинаковому числу выборщиков, которые в свою очередь открытым голосованием выбирали депутатов нижней (второй) палаты ландтага. В основе этой избирательной системы лежал имущественный ценз. Так, например, в 1849 г. на одного избирателя первого класса приходилось 3 избирателя второго класса и 18 избирателей третьего класса.

В Пруссии, как и в ряде других германских государств, существовала, кроме того, верхняя (первая) палата ландтага — палата господ. Она состояла из представителей высшей земельной аристократии, которые, как в пору средневековья, нередко заседали в палате господ по праву наследства. В эту палату входили также представители от высшего духовенства и крупные денежные магнаты.

Последние бои.

Подавление революции в Пруссии сделало прусское юнкерское правительство не только палачом революционных выступлений в других германских государствах, но и душителем народного движения за национальное единство страны.

Франкфуртские парламентарии, расправившись с помощью прусских войск с франкфуртским народным восстанием в сентябре 1848 г., сделали вид, что не замечают стремительного нарастания реакции в Пруссии, и продолжали обсуждать бесконечные проекты общегерманской конституции. 28 марта 1849 г. Франкфуртский парламент наконец торжественно утвердил конституцию, объявлявшую Германию конституционной империей с наследственным монархом во главе и двухпалатным рейхстагом, нижняя палата которого избиралась на три года. Конституция декларировала введение демократических свобод: неприкосновенность личности, свобода союзов, собраний, слова, печати. Конституция предусматривала отмену дворянских сословных привилегий, а также отмену оставшихся феодальных повинностей (личные повинности — безвозмездно, повинности же, связанные с землей, подлежали выкупу). Вместе с тем конституция сохраняла все немецкие государства с царствовавшими в них династиями, но предусматривала некоторое ограничение прав монархов.

Скроенная таким образом федерация королевств и княжеств с тенденцией к «малогерманскому» варианту объединения Германии не удовлетворяла не только монархов юго-западных германских государств, но и прусского короля Фридриха Вильгельма IV. Он не прочь был возложить на себя корону императора, предложенную ему Франкфуртским собранием, но его отталкивала мысль о получении ее из рук органа, созданного революцией (правда, растерявшего остатки революционности).

Хотя отвергнутая королем Пруссии, монархами и правительствами Австрии, Баварии, Саксонии, Ганновера имперская конституция и не отвечала революционным устремлениям германского народа, но в тех условиях она «... была все-таки наиболее либеральной конституцией во всей Германии. Величайший ее недостаток заключался в том, — отмечал Энгельс, — что она была всего лишь клочком бумаги, не имея за собой никакой силы для проведения в жизнь ее положений» 30. Единственным ее защитником оказались народные массы, разрозненно выступившие в различных частях Германии. Этими выступлениями руководили те самые республиканцы, которые ранее выступали против самого принципа конституционной монархии. Такова была печальная логика развития Германской революции 1848—1849 гг.

Первыми выступили трудящиеся Дрездена. В уличных боях, начавшихся 4 мая, принимал участие и русский революционер М. А. Бакунин. Вновь пагубно сказалась несогласованность сроков выступлений. 9 мая прусские войска жестоко подавили дрезденское восстание, а 10 и 11 мая пламя народных восстаний охватило Эльбер-фельд, Бармен, Дюссельдорф и другие центры Рейнской провинции. Только через три дня вступили в борьбу трудящиеся Пфаль-ца и Бадена, где на сторону восставшего народа перешло 20 тыс. солдат. Реакционные правительства в Бадене и Пфальце были свергнуты. И в это решающее время, как и повсюду в ходе революции, на помощь реакции пришли прусские войска.

12 июня армия прусского кронпринца Вильгельма вторглась в пределы Бадена и Пфальца и начала карательные действия. Бои были упорными; бесчинства контрреволюции толкнули в лагерь восставших многих мелкобуржуазных демократов — именно тех, кто еще недавно во Франкфуртском парламенте выступал за «порядок». Они-то в основном и возглавили вооруженную борьбу в Бадене за имперскую конституцию, хотя главную боевую силу повстанцев составляли рабочие. Но нерешительность и колебания мелкобуржуазных демократов, а в особенности их пагубная оборонительная тактика привели восставших к поражению. Кровопролитные баденские бои продолжались более месяца. И вновь 60-тысячная прусская армия совершила свое черное дело. 21 июня в неравном сражении у Вагхейзеля повстанцы потерпели поражение, понеся большие жертвы. Оставшиеся в живых повстанцы, отступая с боями, ушли в Швейцарию. Еще месяц героически сопротивлялись повстанцы, осажденные в крепости Раштатт.

Что же делали франкфуртские парламентарии, когда шли упорные бои в защиту их детища — имперской конституции? Они по-прежнему без конца произносили речи в соборе св. Павла, составляли проекты воззваний к народу, но пальцем не шевельнули, чтобы если не встать во главе восставшего народа, то хотя бы оказать ему посильную поддержку. Вместо этого «достойные господа» из Франкфуртского парламента «...дошли до того, что своим противодействием прямо-таки душили все подготовлявшиеся повстанческие движения» {Энгельс) 31.

Те же причины, которые обусловили неудачу прежних революционных боев, — трусость и предательство буржуазии, с одной стороны, и нерешительность мелкобуржуазных демократов и слабость пролетариата, с другой, — привели к поражению революции в последних, баденских боях с реакцией в 1849 г.

Судьба Франкфуртского парламента — «говорильни» — была предрешена. В дни наивысшего подъема народного движения в защиту имперской конституции, в июне 1849 г., парламент перенес свои заседания в столицу Вюртемберга — Штутгарт, а 18 июня вюртембергское правительство его разогнало.





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.006 с.)