Использование психотерапевтом своего Я



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Использование психотерапевтом своего Я



1. Есть ли у меня что-нибудь общее с семьей?

2. Как я буду реагировать на вопросы личного характера?

3. Какие эмоции часто появляются при работе с этой семьей?

4. Если я поделюсь своими чувствами по отношению к. семье, это облегчит или за­тормозит терапевтический процесс? Когда мне следует делиться чувствами?

Глоссарий

Тендерные предубеждения (gender biases)•— явные или скрытые преду­беждения, которые поддерживают традиционные представления о взаимоотношениях мужчины'и женщины. Представители движения феминисток указывают на неравенство традиционных половых ро­лей и возможные способы подкрепления тендерных предубеждений в психотерапии в ущерб женщинам.

Жизненный цикл семьи (family life cycle).— понятие, относящееся к раз­витию семьи во времени. Переходные периоды и кризисы считают­ся неизбежными в ходе развития семьи.

Использование психотерапевтом своего Я (therapist's use of self) —понятие, имеющее отношение к способам использования психотерапевтом всех аспектов своей личности для достижения цели психотерапии.

Присоединение (joining)— психотерапевтическая техника, которая со­средоточена на действиях психотерапевта по принятию и приспо­соблению к различным семьям. Типы техник присоединения:

поддержание (maintenance)— активная поддержка и укрепление се­мейных субсистем;

мимикрия (mimesis)— отражение стиля семейной коммуникации, например с использованием юмора;

отслеживание (tracking)— выявление последовательности семейной коммуникации и поведения.

Родная семья (family of origin)— родители и сиблинги; обычно этот тер­мин относится к изначальной нуклеарной семье взрослого человека.

Семейная парадигма (family paradigm)— семейная концепция социаль­ного мира, которая руководит чувствами, мыслями и действиями членов семьи.

Терапевтические границы (therapeutic boundaries) —границы, определя­ющие интеракции между психотерапевтом и семьей; формируются совместными усилиями психотерапевта и семьи.

Терапевтический альянс (therapeutic alliance) —психотерапевт и семья об­разуют новую систему с целью повышения эффективности процесса терапии; отражает базовый уровень доверия и общность задач.

Фундаментальная ошибка атрибуции (fundamental attribution bias) —объяс­нение поведения человека его личностными особенностями; при этом влияние ролевых ограничений недооценивается.

Этническая принадлежность (ethnicity)— чувство культурной общности (нормы, ценности), которое передается из поколения в поколение и подкрепляется окружающими людьми.

4 Оценка: диагностика и системные модели

Оценка: диагностические и системные модели

Модели оценки систем

Описание случая

Рекомендации по оценке

Резюме

Глоссарий

Установление соглашения с семьей, построение тера­певтических границ и обсуждение плана вмешательства занимает большую часть первого интервью, а в некото­рых случаях еще несколько сессий. Если семья не уста­новит с психотерапевтом хотя бы пробный терапевти­ческий альянс, то первое интервью станет последним. Иногда семьи демонстрируют настолько сильное сопро­тивление и нежелание договориться, что основная за­дача первого интервью сводится к назначению еще од­ной встречи.

После того как семья дает согласие на продолжение сотрудничества, психотерапевт приступает к более фор­мальному этапу оценки семейной системы. Именно на этой стадии психотерапевт составляет единую карту се­мейного функционирования, структурируя свои наблю­дения. Эта карта не только организует наблюдения, но и руководит проведением терапевтического вмешатель­ства. Почему семья обратилась к психотерапевту именно в это время? В чем заключаются сильные стороны семьи? Какие дисфункциональные паттерны коммуникации лежат в основе жалоб семьи? В каком направлении осу­ществлять вмешательство? Какие вопросы я должен за­давать?

Выслушивая ответы на вопросы и наблюдая за семейными интеракциями, психотерапевт получает об­ширную информацию. Следующие две главы будут по­священы способам обобщения полученной информации и составлению общего терапевтического плана.

В этой главе представлены три эмпирические модели семейного функ­ционирования. Каждая из них основана на данных обширных исследова­ний и предлагает свое оригинальное видение семейных паттернов, (Про­цесс идентификации семейных паттернов обсуждается в следующей главе). Кроме того, модели содержат оценочные шкалы, которые можно приме­нять в клинической практике и для проведения исследований. В частнос­ти, циркумплексная модель была использована для обследования семьи Мартинов.

Перед тем как приступить к описанию моделей, необходимо провести разграничение между индивидуальной и системной оценкой.

Оценка: диагностические и системные модели

В области психического здоровья главенствует медицинская модель. Эта модель идентифицирует симптомы (паттерны поведения), затем обобщает симптомы в диагнозе и на его основе рекомендует специфическое лечение. С точки зрения медицинской модели патология формируется и развивает­ся внутри индивида. Хотя окружающая среда может усиливать или подкреп­лять дисфункциональное поведение, основные причины его появления обус­ловлены интрапсихическими, психологическими и биологическими фак­торами.

Обратите внимание, что акцент ставится на формирование и развитие патологии внутри индивида. Медицинская модель признает влияние на индивида внешних факторов, например производственного, учебного или семейного стресса, но при этом считается, что стресс может только усилить развитие внутренней патологии. Например, действуя в рамках медицинской модели, психотерапевт поставил бы каждому члену семьи Мартинов соот­ветствующий диагноз. В итоге мистеру Мартину, миссис Мартин и Синди была бы рекомендована индивидуальная терапия.

Для работы в сфере охраны психического здоровья психотерапевту не­обходимо оперативно разбираться в индивидуальной оценке; точнее гово­ря, он должен быть в курсе «Руководства по диагностике и статистике психи­ческих расстройств» (DSM).

Намереваясь способствовать международному сотрудничеству иссле­дователей путем создания единой нозологии (схемы наименований), Все­мирная организация здравоохранения при ООН в 1948 году опубликовала «Международную статистическую классификацию болезней, травм и при­чин смерти» (ICD). Классификация была разработана для того, чтобы об­легчить проведение совместных международных исследований путем созда­ния единой нозологии (названной схемой), и включала в себя биологически обусловленные психические нарушения. Однако представители Американ­ской Психиатрической Ассоциации, где господствовали психоаналитики, не воспользовались терминологией ICD. Вместо этого они опубликовали свой вариант: «Руководство по диагностике и статистике психических рас­стройств» (DSM), в котором подчеркивалась психологическая роль травма­тических переживаний (Schwartz, 2000).

Руководство по диагностике и статис­тике (DSM)—диагностическая, класси­фикационная система Американской Психиатрической Ассоциации, основан­ная на медицинской модели индивиду­альной патологии.

С момента первого издания DSM несколько раз пересматривалось и до­полнялось. Современное DSM-IV(чет­вертая редакция) стало преобладающей формой коммуникации среди профес­сионалов в области охраны психическо­го здоровья, давая указания по диаг­ностике, которые подстегивают иссле­дования. Например, исследователь в Калифорнии, изучая депрессию, использует те же самые критерии для постановки диагноза клинической депрессии, что и исследователь в Нью-Йорке. (В настоящее время плани­руется выпуск DSM-V Для того чтобы получить возможность сравнивать данные исследований, полученные в разных странах, правительство США, совместно с другими членами Организации Объединенных Наций, приня­ло решение о согласовании DSM и ICD.)

DSM-IV является и языком клинической практики. Выступая в каче­стве справочного пособия для профессионалов, О8М-1Усодержит перечень основных симптомов, личностных черт, медицинских проблем и стрессо­вых воздействий окружающей среды, которые отмечаются за последние годы. Кроме того, DSM-IV используется страховыми компаниями и орга­низациями, занимающимися профилактикой заболеваний.

При анализе семейной системы индивид, напротив, рассматривается в контексте семьи. Основное положение семейной психотерапии заключает­ся в том, что тот член семьи, который выказывает проблемное поведение, на самом деле находится под воздействием дисфункциональных семейных паттернов. Вместо того чтобы диагностировать индивидуальные симптомы этого члена семьи, его рассматривают в качестве носителя семейного симп­тома (family symptom carrier).To есть член семьи с «проблемным поведени­ем» указывает на наличие дисфункциональных семейных паттернов. Таким образом, его поведение рассматривается в контексте семейных паттернов коммуникаций.

Теория семейных систем помещает индивидуальное поведение в более широкий семейный контекст и таким образом избегает выявления патоло­гии у любого члена семьи в отдельности. Например, поведение Синди Мар­тин расценивается не в качестве расстройства, а как следствие развода ро­дителей и создания новой комбинированной семьи. Хотя мистер и миссис Мартин приписывают напряжение, создавшееся в семье, поведению Син­ди, семейный психотерапевт не ставит задачу выявления у нее симптомов расстройства.

Носитель семейного симптома (family symptom carrier)— член семьи, симпто­мы которого отражают наличие дис­функциональных семейных паттернов.

Данный диагностический подход разрушает существование паттерна «козла отпущения». На первом интервью Мартины назвали поведение Син­ди своей проблемой и причиной обра­щения к психотерапевту. Однако психо­терапевт расширяет представление се-мьи о проблеме и ставит во главу угла терапии семейные интеракции.

Тем не менее существует опасность слепой веры в то, что поведение отдельного члена семьи вызвано семейными паттернами. Хотя семейный си­стемный подход позволяет значительно расширить определение семейных проблем, он недооценивает индивидуальную патологию. На ранних ста­диях развития семейной психотерапии любое поведение члена семьи, даже связанное с серьезным психическим нарушением, приписывалось семей­ной динамике. Например, шизофрения считалась результатом искажен­ных коммуникаций и систем семейной проекции. Хотя семейная дина­мика может играть роль в развитии шизофрении, современные данные о человеческом мозге и результаты исследований в области поведенческой генетики указывают на то, что более существенными причинами этого заболевания являются генетически наследуемые биохимические откло­нения.

При оценке семейных систем может запутаться и вопрос о каузальнос­ти. Являются ли семейные паттерны причиной того или иного поведения, или семья пытается приспособиться к поведению своего члена, у которого сформировалось психическое нарушение? Можно ошибочно объяснить поведение члена семьи влиянием семейной динамики, тогда как в реально­сти семья пытается справиться с заболеванием, обусловленным биологи­ческими причинами. Например, поведение Синди можно объяснить семей­ной динамикой. Но что если Синди страдает биологической депрессией, которая обострилась с началом пубертатного периода? Возможно, на семей­ные паттерны в большей степени оказывает влияние депрессия Синди, а не другие факторы?

Иногда семейный психотерапевт косвенно или явно обвиняет родите­лей в том, что на самом деле является следствием биологического наруше­ния. Если бы не была получена более исчерпывающая информация об эти­ологии синдрома дефицита внимания с гиперактивностью, родители таких детей обвинялись бы в использовании неэффективного стиля воспитания. Считается, что если родители устанавливают более жесткие и четкие грани­цы, то им легче контролировать ребенка. Но может быть границы, которые формируют родители, это просто попытка справиться с гиперактивностью ребенка? Как правило, в процессе взаимных интеракций индивид форми­рует семью, а семья формирует индивида.

РЕЗЮМЕ

Поскольку в области психического здоровья господствует медицинская мо­дель, семейный психотерапевт должен ознакомиться с DSM. Помимо того что DSM является языком психиатрии, оно предлагает правила проведения диагностики и оценки. Хотя диагностические принципы ограничены рам­ками индивидуальности, они настораживают психотерапевта в отношении более тяжелых, биологически обусловленных нарушений, таких как боль­шая депрессия и биполярные расстройства. Со стороны психотерапевта было бы ошибкой обвинить семейную систему в нейрохимическом нарушении. Таким образом, составной частью оценки семейной системы является оцен­ка поведения членов семьи в соответствии с диагностическими принципа­ми DSM.

Если бы после проведения первого интервью школа, в которой учится Синди, или страховая компания запросила диагноз в терминологии DSM, психотерапевт дал бы следующее заключение:

Ось I (содержит первичный клинический диагноз): нарушение поведе­ния, депрессия или приспособительная реакция.

Ось II (описывает расстройства личности): отсутствуют.

Ось III (идентифицирует соматические нарушения, которые могут иг­рать роль в возникновении проблемы): отсутствуют.

Ось IV (указывает психосоциальные проблемы или факторы окружаю­щей среды, которые могут влиять на постановку диагноза, лечение или прогноз протекания психического нарушения): проблемы в пер­вичной группе поддержки; трудности в школе.

Ось V (оценки варьируют от 100 (успешное функционирование) до О (неадекватное функционирование) и используются для планирова­ния программы лечения, измерения ее воздействия и прогноза в от­ношении исхода). Глобальная оценка функционирования: 52 — уме­ренные симптомы и серьезное нарушение функционирования в со­циуме и в школе.

Оставшаяся часть этой главы посвящена оценке семьи. Акцент на оцен­ке семейной системы ни в коем случае не принижает значения индивиду­альной патологии. Семейный психотерапевт должен владеть знаниями в области патопсихологии. Благодаря новым технологиям и исследованиям мы получаем все больше информации о психических нарушениях. По мере появления новых методов визуализации головного мозга расширяются наши знания о функционировании этого органа. Поэтому утверждать, что все ас­пекты человеческого поведения обусловлены семейными интеракциями, означает игнорировать современные данные о функционировании мозга. На самом деле поведение не может быть обусловлено только семейной динамикой или биологическими факторами. Поведение членов семьи фор­мируется в результате сочетания семейных паттернов и биологических фак­торов. Даже если Синди страдала бы биологической депрессией, семейные паттерны могли бы усилить или облегчить ее симптомы. Таким образом, работа семейного психотерапевта оказала бы неоценимую помощь Синди и ее семье.

Модели оценки систем

Каклечебный метод, семейная психотерапия сосредоточивает внимание не на отдельных членах семьи, а на их интеракции. Переключение внимания с индивидуальности на отношения в системе меняет не только процесс тера­пии, но также является радикальным сдвигом в оценке. Обычно психотера­певт проводит обследование, опираясь на теоретическую модель. То есть теория становится чем-то наподобие призмы, сквозь которую рассматри­вается семья. Например, семейный психотерапевт, придерживающийся структурного подхода, сосредоточится на оценке семейных границ. Психотерапевт, изучивший теорию расширенной семейной системы Боуэна, со­средоточится на триангуляции и системе многопоколенной проекции. И на­конец, поведенческий психотерапевт будет обращать внимание на паттер­ны интеракций, подкрепляющие поведение членов семьи.

Преимущество построения оценки на основе специфической теорети­ческой модели семейной психотерапии заключается в том, что и методы вмешательства также вытекают непосредственно из теории. Недостаток это­го подхода в том, что обследование ограничивается рамками узкого набора концепций. Если бы существовал только один способ проведения семей­ной психотерапии и одна модель, то учебные пособия были бы очень неве­лики по объему и во многом повторяли друг друга. Однако в.современной семейной психотерапии, как и в большинстве других областей, существует бесчисленное множество конкурирующих теорий и техник. Некоторые те­ории дополняют друг друга, тогда как другие имеют в своей основе совер­шенно разные принципы. То, что не охватывает одна теория, содержит в себе другая.

В этой главе описываются три модели семейного функционирования: циркумплексная модель семейных систем, системная модель семейного функционирования Биверса и подход МакМастерса. Эти модели семейных систем основаны на данных эмпирических исследований и предлагают раз­личные призмы для рассмотрения и концептуализации семейных интерак­ций. В основе каждой модели лежит допущение, чтх> семейные паттерны можно пронаблюдать и измерить. Поэтому каждая модель предлагает оце­ночные шкалы, которые концептуализируют функциональные и дисфунк­циональные поведенческие диапазоны.

Поскольку модели признают возможность наблюдения семейных пат­тернов, они скорее приближаются к ориентированной на проблему семей­ной системной терапии, чем к ориентированному на решение нарративно­му подходу. Модели являются социальными конструктами, то есть соци­ально принятыми категориями, а значит, эти категории «реальны» только в той степени, в какой мы с ними согласны. Тем не менее Карр (Сагг, 2000) считает, что даже если модели являются социальными конструктами, они полезны для решения клинических проблем. Например, в клинической практике модели используются как указания для проведения оценки, вы­бора вмешательства, а также обеспечивают итоговые показатели.

Каждая модель отличается от другой в той степени, в которой она по­зволяет клиницистам и исследователям концептуализировать статус семей­ных субсистем. Одна модель освещает какую-либо конкретную область фун­кционирования, например власть, другая делает акцент на особенностях семейных коммуникаций. В конце этой главы модели объединены ради ре­комендаций касательно оценки.

Для того чтобы наглядно продемонстрировать одну из моделей, для оценки семьи Мартинов была использована циркумплексная модель семей­ных систем.

ЦИРКУМПЛЕКСНАЯ МОДЕЛЬ СЕМЕЙНЫХ СИСТЕМ

Циркумплексная модель семейных систем (Circumplex Model of Family Systems),которая разрабатывалась в течение 20 лет, пытается свести воедино теорию, исследование и практику (Olson, Russell & Sprenkle, 1983; 1989; Olson et al., 1979; Olson, 1991; Olson, 2000) (рис. 4.1). Модель включает три параметра, которые «появились из концептуального группирования свыше 50 концеп­ций, предложенных для описания супружеской и семейной динамики» (Olson, 2000, р. 144). Три измерения — это сплоченность, гибкость и комму­никация.

Рис. 4.1.Циркумплексная модель: парная и семейная карта Источник: From «Circumplex Model of Marital and Family Systems», by D. Olson, 2000, Journal of Family Therapy, 22, Fig. 1, p. 148. Copyright 2000 Blackwell Publishers, Ltd.. Reprinted with Permission.

Сплоченность (cohesion)— это степень эмоциональной привязанности членов семьи друг к другу. Данное измерение отражает соотношение между обособленностью членов семьи и их общностью. Например, в одной семье поощряется развитие индивидуальности, но в ущерб чувству общности. Члены семьи заняты своими личными делами, а семейным отношениям уделяется мало внимания. Каждый обедает в разное время, семейные засто­лья редки и в них мало кто принимает участие. Другая семья настаивает на совместном проведении времени, не учитывая индивидуальных предпочтений. Поскольку на первом месте стоит семья, личные планы, не связанные с семейными, в расчет не принимаются. Присутствие каждого на воскрес­ном обеде обязательно!

Уровень сплоченности варьирует в континууме от низкого до высоко­го: очень низкий уровень сплоченности — разобщенность, умеренно низ­кий уровень — обособленность, умеренно высокий уровень — взаимосвя­занность, очень высокий — эмоциональное смешение.

Таким образом, разобщенность и смешение — это полюса континуума. Члены разобщенной семьи мало общаются друг с другом и стремятся удов­летворять свои потребности за ее пределами. Когда необходимо с кем-то поговорить, они обращаются к друзьям, а не к семье. С другой стороны, в семьях с эмоциональным смешением на первом месте всегда стоят семей­ные обязательства, которые составляют основу личной жизни ее членов.

Обособленность и связанность — это умеренные уровни сплоченнос­ти. Семьи, находящиеся на умеренных уровнях сплоченности, способству­ют развитию чувства независимости у своих членов, но в то же время стре­мятся поддерживать привязанность друг к другу. В этих семьях устанавли­вается более гибкое равновесие между семейными обязательствами и отношениями с окружающими людьми.

Оптимальное семейное функционирование зависит от способности установить равновесие между потребностью членов семьи в автономии и принадлежности к группе. Предполагается, что семьи, обратившиеся к пси­хотерапевту, чаще всего находятся на полюсах сплоченности. Например, подросток отстаивает право на независимость в семье с эмоциональным сме­шением. Связанный по рукам и ногам путами семейной системы, этот под­росток стремится занять достойное положение в группе равных. На приеме у психотерапевта такая семья будет продолжать борьбу за контроль. С дру­гой стороны, в разобщенной семье другой подросток-бунтарь, чувствуя от­вержение, может испытывать гнев. Он приходит в бешенство из-за безраз­личия семьи к его жизни. Одна из задач психотерапевта в этой семье будет связана с укреплением эмоциональных связей.

Гибкость (flexibility)— это способность семьи по необходимости менять в ней лидерство, ролевые отношения и правила отношений, то есть нахо­дить равновесие между стабильностью и изменениями. Например, стиль воспитания 5-летнего ребенка отличается от стиля воспитания 15-летнего подростка. Старшим детям требуется больше свободы, и они уже не нужда­ются в таком внимании родителей, как младшие. Если родители продолжа­ют общаться с подростком как с 5-летним ребенком, они создают почву для семейных конфликтов. К сожалению, в этом случае родители не только спо­собствуют появлению у подростка бунтарского поведения, которого они.так боятся, но и неизбежно препятствуют формированию способности у своего ребенка строить гармоничные отношения с окружающими людьми.

Модель описывает диапазон параметра гибкости так: ригидность (очень низкий уровень), структурированность (от низкого до умеренного), гибкость (от умеренного до высокого) и хаотичность (очень высокий). Ригидность и хаотичность соответствуют полюсам диапазона данного параметра. Обыч­но в семье с ригидным уровнем гибкости один из ее членов занимает лиди­рующее положение и контролирует других. Все будут делать то, что он или она скажет. Семейные правила практически никогда не меняются. Дети ос­таются детьми вне зависимости от их возраста. В семьях с хаотичным уров­нем гибкости, напротив, отсутствует субсистема власти и не установлены последовательные правила. Поскольку решения принимаются импульсив­но и необдуманно, семья находится в хроническом состоянии кризиса.

Структурированный и гибкий уровни занимают промежуточное поло­жение в данном континууме. В семьях с этими уровнями гибкости ролевые позиции четко определены, а решения принимаются в результате совмест­ного обсуждения. В обоих типах семей правила отношений соответствуют возрасту детей и могут по необходимости меняться.

Оптимальное семейное функционирование — это способность устано­вить равновесие между стабильностью и изменчивостью. Для этого семье необходима властная структура, но иерархия власти должна быть достаточ­но гибкой и способной к изменениям. Считается, что к психотерапевту чаще, чем бывает обратное, обращаются семьи с полярными уровнями гибкости. Например, подросток может выражать протест против ригидной, автори­тарной фигуры. С другой стороны, возможно, «неуправляемое» поведение подростка связано именно со слабостью лидера в его семье.

Коммуникация (communication)фокусируется на таких особенностях се­мьи, как умение выслушать, разговорные навыки, самораскрытие, ясность, отслеживание сценария, уважение и забота. В семьях со сбалансированны­ми уровнями сплоченности и гибкости, как правило, отмечаются хорошие коммуникативные навыки. Члены семьи проявляют эмпатию, когда слу­шают друг друга, открыто делятся чувствами, эффективно решают пробле­мы и уважают различия во взглядах. Вне сбалансированных по уровню спло­ченности и гибкости семьях чаще всего отсутствуют открытые коммуника­ции, различия во взглядах принижаются или игнорируются, проблемы решаются неэффективно, а члены семьи неохотно делятся друг с другом чув­ствами, если вообще делятся.

СЕМЬИ ПОЛЯРНОГО ТИПА

Циркумплексная модель описывает четыре семьи полярного (экстремаль­ного) типа: хаотично-смешанные, ригидно-смешанные, ригидно-разобщен­ные и хаотично-разобщенные. Каждый тип образован в результате сочета­ния полярных уровней сплоченности и гибкости. В результате в этих семь­ях отмечаются следующие дисфункциональные паттерны и симптомы:

/. Хаотично-смешанный тип. В семьях, где крайне высокий хаотический уровень по параметру гибкости и уровень смешения — по параметру спло­ченности, обычно отмечаются постоянные перемены и недостаточно чет­кие межличностные границы. Родители не способны эффективно справ­ляться с кризисными ситуациями. Члены семьи стремятся к независимо­сти, но эмоционально связаны друг с другом чувством вины. Поскольку в семье отсутствуют четкие и последовательные правила, поведение контро­лируется посредством вины и взаимных обвинений. Отсутствие стабильно­сти вызывает всепроникающую тревогу.

2. Ригидно-смешанный тип. Ригидный уровень по параметру гибкости и смешение — по параметру сплоченности. В семьях этого типа потребно­сти ее членов не находят удовлетворения, методы воспитания отличаются ригидностью, а поведение контролируется при помощи чувства вины. Лю­бое проявление независимого поведения считается угрозой для семейной структуры. Дети остаются детьми вне зависимости от возраста. Мнение ро­дителей всегда самое правильное. Ригидность и размытость семейной струк­туры приводит к тому, что члены семьи оказываются связанными в тесный эмоциональный узел, который поддерживается чувством страха и вины пе­ред авторитетом. Дети не научаются овладевать своей средой и могут расце­ниваться как незрелые. Как правило, они плохо учатся в школе.

Циркумплексная модель семейных си­стем (Circumplex Model of Family Sys­tems)— модель функционирования се­мьи, обоснованная данными исследова­ний и клинической практикой. Включа­ет оценку семьи по следующим парамет-. рам: • сплоченность (cohesion)— пара­метр, который оценивает степень эмоци­ональной привязанности членов семьи друг к другу; • коммуникация (communication) —параметр, который оценивает коммуни­кативные навыки семьи; • гибкость (flexibility)— параметр, который оценивает способность семьи поддерживать стабильность и в то же время адаптироваться к изменениям

3. Ригидно-разобщенный тип. Ригидный уровень по параметру гибкос­ти и разобщенный — по параметру сплоченности. В семьях этого типа ме­тоды воспитания отличаются ригидно-стью, при этом члены семьи холодно относятся друг к другу. Поведение кон­тролируется посредством страха нака­зания. В этих семьях действует прин­цип: «либо будет по-моему, либо ни­как». Поскольку ригидность методов воспитания не компенсируется чув­ством принадлежности к группе, дети оспаривают авторитет родителей и ре­агируют пассивно-агрессивным пове­дением или открытым мятежом. Отсут­ствие чувства связанности может воспламенить ощущение личной отвер­женности, которое в сочетании с гне­вом способно вызвать депрессию.

4. Хаотично-разобщенный тип. Хаотический уровень по параметру гибкости и разобщенный уровень — по параметру сплоченности. В семьях это­го типа отсутствует сильная родитель­ская субсистема, способная подавить

гнев, который испытывают члены семьи по поводу отсутствия эмоциональ­ных привязанностей. Гнев, связанный с отвержением, может приводить к постоянным семейным конфликтам и сражениям за контроль или направ­ляться на окружающий мир, выражаясь в актах вандализма и хулиганстве.

КЛИНИЧЕСКИЕ ГИПОТЕЗЫ И ЦЕЛИ

Циркумплексная модель указывает на то, что семьи с умеренными уровня­ми сплоченности и гибкости обычно отличаются более сбалансированны­ми отношениями, чем семьи с полярными показателями по этим парамет­рам. Действительно, семьи с умеренными уровнями сплоченности по­ощряют развитие индивидуальности у своих членов и в то же время предоставляют им поддержку. Получение поддержки со стороны семьи не препятствует отношениям с окружающими людьми. Семьи с умеренными уровнями гибкости отличаются стабильностью, но также способны при необходимости измениться.

Однако модель не предлагает точных критериев для диагностики сба­лансированных и несбалансированных типов семей. Олсон (Olson, 2000) считает, что при оценке семейных типов необходимо учитывать такие фак­торы, как этническая и расовая принадлежность и религиозные убеждения. Испанские, итальянские или азиатские семьи могут быть чрезвычайно сме- • шанными, и семья останется средоточием жизни каждого ее члена. Из-за подобных культурных норм функциональность или дисфункциональность семейных паттернов определяются удовлетворенностью отдельных членов семьи. Например, молодая женщина, которая решила жить отдельно от своей семьи, может столкнуться с сильным противостоянием со стороны смешан­ной семейной системы с жесткими этническими нормами. В кабинете пси­хотерапевта родители будут сражаться за возвращение контроля над доче­рью, пытаясь воспрепятствовать ее стремлению к более независимому образу жизни. Несмотря на то что другие члены семьи чувствуют себя комфортно при смешанных паттернах, молодая женщина задыхается в этой среде.

Циркумплексная модель описывает жизненный цикл семьи, поддер­живая адаптационный подход. На разных этапах своего жизненного цикла семья должна адаптироваться как ко внутренним (например болезнь одно­го из членов семьи), так и к внешним (например потеря работы или пере­езд) изменениям, которые могут произойти и неизбежно происходят. На­пример, когда в семье воспитываются маленькие дети, наиболее адекват­ным типом функционирования является ситуация, когда семья более связана в структурном отношении. В семьях с младшими подростками более адап­тивным типом является гибко-связанный. Аналогичным образом, гибко-обособленный тип функционирования больше подходит для семей, воспи­тывающих старших подростков.

Основная гипотеза модели, которая заключается в том, что семьи с уме­ренными уровнями по параметрам гибкости и сплоченности более функ­циональны, подтверждается данными более чем 250 исследований (Olson, 2000). Семьи испытывают трудности и обращаются к психотерапевту в тех случаях, когда семейные паттерны препятствуют адаптации к внутренним или внешним стрессорам. Носитель семейного симптома может.указывать на то, что семья не способна адаптироваться к изменившимся условиям.

Семейная психотерапия, основанная на циркумплексной модели, ста­вит следующие задачи:

1) ослабить имеющиеся трудности и симптомы;

2) перевести семейную систему на более сбалансированный уровень по параметрам сплоченности и гибкости;

3) улучшить навыки коммуникации;

4) повысить способность членов семьи к переговорам и изменению системы по мере ее развития.

Таким образом, семейная психотерапия, основанная на циркумплекс­ной модели, не ограничивается только устранением или изменением дис­функциональных семейных паттернов. Симптомы отдельных членов семьи исчезают, когда система переходит на более сбалансированный уровень по параметрам сплоченности и гибкости.

ОПИСАНИЕ СЛУЧАЯ

Семья Мартинов столкнулась с рядом трудностей: 1) объединение двух се­мей, которые находятся на разных этапах жизненного цикла, 2) объедине­ние разных этнических паттернов, 3) вступление детей в подростковый воз­раст.

Развод, разрыв отношений или смерть одного из родителей нарушает в се­мье равновесие и подрывает семейные основы. Кто теперь принимает ре­шения? Кто оплачивает счета? Кто требует выполнения правил? Непонятно даже, кому выносить мусор. Распределение ролей также меняется, чтобы заполнить пустоту в семейных паттернах. Возможно, самый старший сиб-линг теперь должен будет сразу идти домой после школы и присматривать за младшими братьями и сестрами. Родителю-одиночке приходится возла­гать на детей такие обязанности, к которым они не привыкли. Снижение материального благосостояния семьи заставляет выбирать иные приорите­ты. Единственным членом семьи, который принимает решения, становится родитель-одиночка.

Все же со временем, после всех изменений и перестановок, которые в лю­бом случае должны произойти, семья сможет восстановить прежние отно­шения. Маловероятно, чтобы девочка-подросток отреагировала отказом на просьбу матери прийти домой из школы пораньше и присмотреть за млад­шим братом, если эта просьба звучит в контексте длительных позитивных отношений. Долговременные позитивные отношения побуждают членов се­мьи жертвовать личными интересами на благо семьи. К сожалению, комби­нированная семья не может себе позволить такой роскоши. Комбинированная семья образована потому, что этого пожелали два взрос­лых человека. Дети не участвовали в принятии данного решения. Конечно, обычно взрослые спрашивают мнение детей. Миссис Мартин хотела бы, что­бы Роберт и Карен полюбили ее будущего мужа и их будущего отчима. Она согласилась на брак только после того, как дети привыкли к мистеру Мар­тину и почувствовали себя с ним комфортно. Хотя мистер Мартин чувство­вал, что проходит испытание на роль отца для детей миссис Мартин, он от­носился к их жизни с искренним интересом. Сначала Роберт противился зна­комству матери с новым мужчиной, но затем, когда увидел, что мама вы­глядит счастливой, он решил смириться с происходящим на то время, пока не начнет жить самостоятельно.

Мистер Мартин сообщил Синди о предстоящем бракосочетании за пиццей. Синди спокойно отнеслась к этому сообщению, поскольку после развода ее отец встречался с несколькими женщинами и она не придавала этому боль­шого значения. Так как Синди жила с матерью и постоянно с ней конфлик­товала, она полагала, что повторный брак отца не окажет на нее большого влияния. Когда мистер Мартин спросил дочь, что о*на думает о его женить­бе, Синди ответила: «Мне все равно!»

Как и все приемные родители, мистер и миссис Мартин хотели, чтобы все было идеально, и надеялись создать семью в полном смысле этого слова. Они хотели, чтобы дети чувствовали себя хорошо в новой семье, поскольку лю­бовь между двумя взрослыми должна была стать надежной опорой и под­держкой. Поэтому когда этого не произошло, они были шокированы и разо­чарованы. Мистер и миссис Мартин забыли или не знали простой истины: дети не принимают решение о создании новой семьи и чаще всего противятся этому. Этот основополагающий факт обнаруживается, как только один из супругов начинает воспитывать приемного ребенка. Тогда ребенок жалуется: «Почему я должен'слушаться какого-то человека, которого я едва знаю?» Уважение членов семьи друг к другу появляется со временем. В са­мом начале создания комбинированной семьи ей не



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 112; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.198.139.112 (0.014 с.)