Реформистский путь» становления промышленного капитализма. Германия



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Реформистский путь» становления промышленного капитализма. Германия



Германия, Россия и Япония вступили на путь индустриализа­ции позже Англии. Общей причиной этого являлся длительное время сохранявшийся феодальный режим, обусловивший эконо­мическую отсталость. Его разрушение происходило постепенно — путем реформ, проводившихся государством. Правительства этих стран пытались преодолеть экономическую отсталость, взяв на себя функции, которые в Англии, Франции, США выполняла буржуазия.

Первой из так называемых государств второго эшелона по пути реформ пошла Германия, в значительной степени под воздействи­ем внешнего фактора.

Предпосылки промышленного переворота. Внутренние предпо­сылки промышленного переворота в Германии формировались в течение длительного периода первоначального накопления в условиях господства феодального режима (XVI—XVIII вв.). Реша­ющим фактором, ускорившим формирование предпосылок про­мышленного переворота в Германии, явилось завоевание француз­ской армией немецких земель и установление протектората На­полеона на территориях, вошедших вРейнский союз. В этих областях были проведены радикальные антифеодальные реформы в экономике, административной и судебной сферах.

В Пруссии, возглавившей национально-освободительную борь­бу немецких государств против наполеоновского завоевания, так­же встала необходимость проведения реформ в хозяйственной и общественной жизни. При проведении реформ правительство преследовало политические цели — привлечение народных масс, в основном крестьянства, на свою сторону.

Самой острой в этот период была проблема освобождения кре­стьян, поэтому наибольшее значение в преобразованиях имела аг­рарная реформа. В областях, включенных в состав Французской империи и Рейнского союза, вводилось французское гражданское право, отменялось крепостное право, сеньориальные платежи и повинности подлежали выкупу. Наиболее радикальные преобра­зования были осуществлены в Баварии, где принятые в 1808 г. законы отменили крепостное право и привилегии дворян на за­нятие высших должностей и сбор налогов. В большинстве госу­дарств Рейнского союза крестьянские повинности феодального характера заменялись денежным оброком. В целом аграрные пре­образования осуществлялись медленно, непоследовательно, носи­ли компромиссный характер. Законодательство, уточнявшее по­рядок выкупа повинностей, появилось только в 30-е гг. XIX в.

В Пруссии аграрные реформы были начаты в 1807 г. правитель­ством барона Штейна и завершились после революции 1848 г. Эдикт от 9 октября 1807 г. уничтожил личную зависимость крес­тьян от помещиков, но сохранил повинности для всех категорий крестьян. Эдикт решил вопрос, имевший важнейшее значение для формирования рынка земли, — разрешался свободный переход земли от одного лица к другому, уничтожались различия между землями, принадлежавшими дворянам и представителям других сословий.

Следующим шагом реформы стал Указ от 14 сентября 1811 г. о регулировании земельно-тягловых отношений крестьян и поме­щиков, прекращении арендного землепользования и закреплении права собственности на землю за крестьянами, ликвидации бар­щины и оброчных платежей. Практическая реализация намечен­ных в указе мероприятий началась в 1816 г. Однако уже в 1820 г. был принят новый Указ, закрепивший право собственности на землю только за зажиточными (лошадными) крестьянами, причем за это право они должны были либо заплатить выкуп, равнявший­ся 25-кратной годовой ренте, либо уступить помещику от 1/3 до 1/2 своего земельного участка. Малоимущие крестьяне не по­лучали земли, превратившись в батраков. После революции 1848 г. правительство пошло на определенные уступки крестьянам, не за­бывая и о соблюдении интересов помещиков. По закону 1850 г. крестьянин становился собственником участка земли, который он обрабатывал. Однако барщина и другие повинности сохранялись в полном объеме и подлежали выкупу. Повинности и платежи в пользу помещика оценивались очень высоко и переводились в денежную ренту, которую крестьяне обязывались платить ежегод­но. Рента согласно закону должна была быть обязательно выкуп­лена в течение нескольких десятков лет.

Посредником между помещиком и крестьянином стал учреж­денный Рентный банк, имевший отделения в каждом округе. Банк выдавал помещику 4% свидетельства на сумму капитализирован­ной из расчета 5% годовых ренты. Помещик имел право ежегод­но предъявить к оплате в любой частный банк соответствующий купон. С крестьянина же банк взыскивал ежемесячно У12 часть годовой ренты, которую он должен был платить 41 год и 1 месяц, если годовая рента была капитализирована из расчета 4% годовых, и 56 лет и 1 месяц, если рента была капитализирована из расчета 5% годовых. Ежемесячные взносы собирались сборщиком пода­тей как уплата, приравненная по своему значению к государствен­ному налогу. Крестьянин мог сразу уплатить всю сумму долга деньгами или частью земли. Таким образом, те крестьяне, у ко­торых помещик еще не успел забрать всю землю путем сгона с земли, закабалялись рентными платежами.

Помещики отдельных провинций были недовольны таким «освобождением» крестьян. Они вообще не желали лишаться да­рового труда крестьян. Правительство пошло им навстречу. Дек­ларация 1853 г. ограничила «регулирование» земель лишь теми участками, с которых в 1811 г. платили государственную подать. Таким образом, значительная часть мелких крестьянских участ­ков была изъята из действия закона 1850 г.

Законом 1850 г. смогло воспользоваться очень мало крестьян. В Западной Пруссии, в Померании этот закон не распространял­ся на малоимущих крестьян. Изданное в 1854 г. «Положение о батраках» юридически закрепляло сохранение феодальных пере­житков в Пруссии.

Огромные выкупные платежи, возложенные на крестьян, ускоряли расслоение деревни, разорение основной массы кресть­ян; способствовали превращению помещика-феодала в сельскохо­зяйственного предпринимателя, помещика-юнкера, земля кото­рого обрабатывалась многочисленными полубезземельными кре­стьянами.

В районах Германии, где действовало французское гражданское право, в результате аграрных преобразований большинство кре­постных превратилось в крестьян-собственников.

Несмотря на компромиссный характер, аграрные антифеодаль­ные реформы, проводившиеся в Германии в первой половине XIX в., сыграли значительную роль в формировании капиталис­тических отношений. Освобождение крестьян от крепостной за­висимости создавало условия для организации рынка рабочей силы; лишение дворянства монополии на землю открывало воз­можность ее свободной купли-продажи; средства, полученные по­мещиками (и частично государством) от выкупных операций, ста­ли важнейшим источником накопления, способствовали форми­рованию рынка капиталов. Реформы создавали условия для развития предпринимательства в аграрном секторе экономики - помещики становились крупными предпринимателями не толь­ков сельскохозяйственном производстве, но и в сфере переработ­ки сельскохозяйственного сырья; из среды крестьян стал выде­ляться класс капиталистических фермеров(гроссбауэров), появился слой посредников, обслуживавших усложнившиеся нужды сель­скохозяйственного производства.

Необходимой предпосылкой промышленного переворота явля­лись реформы в промышленности и торговле, поскольку их реа­лизация создавала определенные условия для свободы предпри­нимательства в этих отраслях экономики.

До середины XIX в. в большинстве немецких земель сохраня­лась цеховая система ремесла. Официальная отмена цеховых привилегий и цехового права сдерживалась государством, стре­мившимся взять в свои руки регулирование промышленного про­изводства, наладить контроль за деятельностью предприятий. На­пример, в горной промышленности государственные чиновники не только выдавали разрешение на производство работ, но и определяли уровень технического оснащения производства, объем добычи, цены, сбыт, отношения с рабочими и т.д.

На германских территориях, находившихся под протекторатом Наполеона, свобода предпринимательской деятельности была установлена в 1808—1810 гг.

В Пруссии в 1806 г. были сделаны только первые шаги в этом направлении, выразившиеся в отмене цеховых запретов в ряде отраслей. В 1808 г. в «Деловой инструкции» были обнародованы основные принципы будущей реформы в промышленности: охра­на и рост народного благосостояния возможны только при сво­боде промышленной деятельности как в добыче и переработке сырья, так и в его распределении и сбыте.

В 1810 г. в Пруссии был принят указ, законодательно устано­вивший принципы свободы предпринимательства: право на про­мышленную деятельность получал любой желающий, заплативший промысловый налог. Выдача промыслового свидетельства была беспрепятственной для всех, за исключением лиц, которым по­добная деятельность была запрещена судом. Цехи оставались в качестве свободных союзов. Правовые различия между городом и деревней в области промышленности были уничтожены.

В 1815 г., после Венского конгресса, Пруссия уступила часть своей территории другим государствам, но в ее состав вошли но­вые провинции. Промышленное законодательство потеряло свою однородность: на Рейне действовало французское хозяйственное право, в Саксонии сохранялся цеховой строй. Новый закон о про­мысловом обложении (1820) не устранил этих противоречий. В 1835 г. был поставлен вопрос о пересмотре и создании единого для Пруссии промыслового закона.

Закон 1835 г., несмотря на сохранение основных принципов «Деловой инструкции», попытался вернуть промышленность «к мирному и старому времени феодализма». Закон воспроизвел старое положение цехового права об обязательном документе, под­тверждающем знание промысла, на основании которого теперь выдавалось разрешение на производство работ в 42 отраслях, пе­речисленных в законе; было возрождено обязательное ученичество перед открытием собственного дела и т.д.

В таких немецких государствах, как Ганновер, Ольденбург, Гамбург, цеховая система сохранялась или была восстановлена. В Баварии, Бадене, Вюртемберге свобода промышленного пред­принимательства вводилась постепенно.

Только в 60-е гг. XIX в. началось широкое движение во всех немецких государствах за свободу промышленности, что нашло от­ражение в промысловом законе 1869 г., по которому окончатель­но отменялись цеховое право и цеховые привилегии.

Необходимым условием становления рыночных отношений являлось преодоление феодальной раздробленности Германии, насчитывавшей к началу XIX в. около 300 самостоятельных госу­дарств. Господство Наполеона в немецких землях уничтожило самостоятельность большого числа мелких государственных обра­зований. Однако и после Венского конгресса 1815 г. Германия не стала единым государством. Она являлась формальным объедине­нием 38 самостоятельных государств (Германский союз). Круп­нейшими государствами союза были Австрия и Пруссия.

Германский союз номинально являлся крупнейшим государ­ственным образованием Западной Европы. Он представлял собой конфедерацию независимых государств, между которыми отсут­ствовали прочные связи; не существовало единого законодатель­ства, общей армии, общих финансов, общего дипломатического представительства. Таким образом, создание единого германско­го государства по-прежнему оставалось насущной задачей.

Межгосударственные таможни сдерживали развитие внутри- германской торговли, по-прежнему внешнеторговые связи разви­вались активнее. Поэтому таможенное объединение германских земель стало первоочередной задачей.

Прусский таможенный закон 1818 г. уничтожил внутренние границы между отдельными провинциями, входившими в ее со­став, отменил всякие запреты и ограничения во внутренней тор­говле. В соответствии с законом впервые в Германии была соз­дана крупная хозяйственная область, занимавшая площадь в 5 тыс. кв. км с населением 10,5 млн человек. Тариф 1818 г. защи­тил территорию Пруссии от конкуренции других германских го­сударств, но не сумел противостоять давлению Англии и России, заинтересованных в беспрепятственном сбыте в Пруссии промыш­ленных товаров и зерна.

С 1834 г. вступил в действие договор оТаможенном союзе. Вско­ре он объединял уже 18 немецких государств, насчитывавших 23 млн жителей. Создание союза способствовало складыванию общегерманского внутреннего рынка и ускорению экономическо­го развития, выразившегося прежде всего в росте машинного про­изводства. В 1822 г. во всей Германии работали лишь две паровые машины. В 1837 г. в одной только Пруссии насчитывалось 423 па­ровых двигателя. Однако многие государства не желали признавать гегемонию Пруссии. В 1812 г. был создан Среднегерманский тамо­женный союз. В 1827 г. был заключен союз между Баварией и Вюр- тембергом. Однако оба союза оказались недолговечными.

Срок действия Германского таможенного союза ограничивал­ся 12 годами, но предусматривалась его дальнейшая пролонгация на основе общего согласия. Руководство союзом находилось в ру­ках специального органа - генеральной конференции, куда вхо­дили уполномоченные представители государств — участников со­юза. Решения принимались только единогласно. Союзный дого­вор при каждой последующей пролонгации расширял число участников. В последний раз он был возобновлен в 1867 г. Северо-Германским союзом (пришедшим в 1866 г. на смену Г ерманскому союзу) с южными немецкими государствами сроком на 10 лет.

Таможенные тарифы устанавливались конференцией, а все та­моженные доходы распределялись между союзными государства­ми пропорционально численности населения.

После установления общей таможенной границы немецкие го­сударства приступили к введению единой денежной единицы, метрической системы. Окончательно этот процесс завершился послеполитического объединения Германии в 1871 г. Таким обра­зом, таможенный союз устранял одно из главнейших препятствий на пути хозяйственного развития — разрозненность немецких зе­мель.

Другой серьезной преградой являлось отсутствие удобных и развитых путей сообщения. Но их создание имело смысл только после ликвидации ограничений для свободного перемещения гру­зов й пассажиров. Не случайно первая железная дорога была от­крыта в 1835 г. (через два года после заключения Таможенного со­юза). В 1848 г. протяженность прусских железнодорожных линий составляла 2363 км. Первый немецкий локомотив был построен в 1838 г. под Дрезденом. По протяженности железных дорог Гер­мания к середине XIX в. занимала одно из первых мест в мире. На ее территории находилось 16% тогдашней мировой сети. Бы­стрыми темпами строились шоссейные дороги. Успешно шло раз­витие водного транспорта. В 1831 г. немецкие государства заклю­чили рейнскую судоходную конвенцию, освободившую судоход­ство по Рейну от цеховых ограничений. В 1816—1823 гг. на реках Германии появились первые пароходы, но экономическое значе­ние они приобрели только с началом массовых перевозок.

Основные этапы промышленного переворота. Становление новой хозяйственной системы в Германии заняло период 1815—1870 гг. На первом этапе (1815—1833) реализация реформ в сельском хо­зяйстве, промышленности, торговле создавала необходимые пред­посылки для развития капиталистических форм организации этих отраслей. Вторым (решающим) этапом индустриализации явился период 1834—1870 гг., когда начался и набирал силу промышленный переворот, обеспечивший экономический подъем 1850—1870 гг., в результате которого в стране произошел мощный индустриаль­ный взлет.

Начало промышленного переворота в германских землях при­ходится на середину 30-х гг. XIX в. Механизация производства и строительство фабрик в 1830—1840-е гг. получили наибольшее рас­пространение в производстве хлопчатобумажных тканей. Круп­нейшим центром фабричной хлопчатобумажной промышленнос­ти стала Саксония. В этот же период применение машин началось в шелковой, шерстяной, льноткацкой промышленности.

Строительство железных дорог вызвало ускоренное развитие горного дела, металлургии и машиностроения. Больших успехов достигла химическая промышленность, чему в немалой степени способствовали важные технические изобретения.

Однако феодальные пережитки в 1830—1840-е гг. не позволи­ли достичь высокого уровня промышленного развития. Объемы производства важнейших товаров были ниже, чем в Англии и Франции. Немецкие изделия испытывали сильнейшую конкурен­цию английских даже на внутреннем рынке. В этих условиях про­мышленный переворот мог проходить только за счет особенно ин­тенсивной эксплуатации рабочих. Низкая заработная плата и не­виданная продолжительность рабочего дня явились в Германии важнейшими источниками накопления капитала.

После революции 1848 г. промышленный переворот развернул­ся в полную силу. Вся Германия, за исключением юнкерского се­веро-востока, была охвачена экономическим подъемом. Экономи­ческий подъем 1850—1860-х гг. характеризовался весьма внушитель­ными количественными и качественными сдвигами в отраслевой структуре народного хозяйства, прежде всего в тяжелой промыш­ленности. Промышленное производство отличалось более высоки­ми темпами роста, чем в Англии и Франции. За 50-е гг. XIX в. объем промышленного производства удвоился, а за 60-е возрос еще в полтора раза. Опережающими темпами развивались отрасли тя­желой промышленности. Производство средств производства с 1861 по 1870 г. увеличилось на 23%, в то время как производство предметов потребления — только на 9%. Добыча угля за период 1850—1870 гг. возросла почти в пять раз, выплавка металла — в три раза, мощность паровых двигателей - в девять раз. По этому по­казателю Германия к 1870 г. обогнала Францию. Добыча угля в Германии составляла 12,1% общемировой. Рост добычи угля был неразрывно связан с ростом добычи железной руды и выплавкой металлов. Техника, машины, оборудование угольных шахт, транспорт, потребляя металл, создавали тем самым рынок сбы­та угля.

Задачей техники в XIX в. был поиск наиболее дешевых мето­дов работы, дававших возможность перейти к массовому произ­водству.

Важное значение для германской железорудной промышлен­ности имели изобретения Бессемера и Томаса. Появилась возмож­ность использовать для производства металла железную руду с высоким содержанием фосфора, причем сама руда шла на вы­плавку металла, а отходы доменного процесса — шлаки — на удоб­рение в виде фосфорной муки. На рубеже XIX и XXвв. Германия занимала второе место в мире после США по добыче железной руды и производила '/5 мирового объема чугуна.

Одной из особенностей этого периода индустриализации явля­лось рождение новых отраслей промышленности. Широкое разви­тие получила химическая промышленность. Открытие анилиновых красителей (1856) легло в основу производства не только красок, но и фармацевтической продукции, взрывчатых веществ, каучука. Наращивали мощности фабрики по производству калийных и фос­форных удобрений. Химическая промышленность заняла третье место среди отраслей германской промышленности, а по удельно­му весу в мировом производстве — второе место после США.

Этот период промышленного переворота отличался также тем, что германская индустрия механизировалась на основе развития отечественного машиностроения. В Германии возникли крупней­шие по тому времени машиностроительные заводы. Например, в 1866 г. локомобильная фабрика Борзига насчитывала 1600 рабо­чих. Аналогичные предприятия сооружались в Хемнице, Касселе и других городах.

На базе изобретения (1867) знаменитым Э. Сименсом генера­тора для выработки электрического тока делала первые шаги элек­тротехническая промышленность.

Таким образом, структура отраслей тяжелой промышленности Германии в этот период была гораздо шире, чем в Англии и Фран­ции. Новые предприятия в тяжелой промышленности представ­ляли собой настоящие индустриальные гиганты, оснащенные са­мым передовым оборудованием, работавшие на основе новейших технологий.

Материальной основой динамично развивавшейся тяжелой промышленности являлось железнодорожное строительство.

В1840 г. Германия занимала второе место, а в 1880 г. — первое место в Европе по длине рельсового пути; по относительной плотности она уступала лишь Бельгии и Англии.

В 1840-1870 гг. железные дороги строились на средства государ­ства и частных акционерных обществ. За 1865—1875 гг. в Пруссии государственные железные дороги выросли на 41 %, а частные - на 103%.В конце 1870-х гг. казна начала выкупать частные дороги. В 1919г. только 6,1 % всех железнодорожных линий находилось в частной собственности. Причины огосударствления железных дорог носили как политический, так и фискальный характер. Ди­виденды частных дорог в 1860-е гг. составляли 15—20%, что слу­жило стимулом для железнодорожных компаний к расширению сети, что, в свою очередь, способствовало росту промышленности.

Государство при постройке железных дорог получало дополни­тельные средства за счет выпуска железнодорожных займов. Бан­ковский и промышленный капитал охотно помогал государству, поскольку железнодорожное строительство являлось одним из источников его обогащения.

Огромное значение для ускоренного развития тяжелой про­мышленности имела милитаризация Пруссии, стремившейся объ­единить Германию силой, а также подготовка к войне с Франци­ей. В этот период начал формироваться военно-промышленный ком­плекс, центр которого составили артиллерийские заводы Крупна (первый был создан в 1811 г.). машиностроительные предприятия Борзига, сталелитейные заводы братьев Маннесман, Стиннеса. В целом весь комплекс отраслей тяжелой промышленности был тесно связан с военным производством, а следовательно, с госу­дарственными заказами игосударственной поддержкой в различ­ной форме.

Германская хлопчатобумажная промышленность стояла на тре­тьем месте в мире по количеству прядильных станков и объемам потребления хлопка (после Англии и США). За 60 лет XIXв. внут­реннее потребление хлопка на одного жителя увеличилось более чем в 20 paз

Второе место в германской текстильной промышленности при­надлежало шерстяному производству. 1800—1850-е гг. — время рас­цвета производства сырой и мытой шерсти в Европе, однако во второй половине XIX в. ситуация изменилась. Дешевизна исполь­зования морских путей сообщения вызвала сильное понижение Цен на шерсть. Англия — основной потребитель шерсти - стала получать ее из Австралии, Южной Африки. В то же время разви­тие капитализма в Западной Европе требовало интенсификации нетолько промышленности, но и земледелия. Пастбища распахивались, и овцеводство в Европе сокращалось. Недостаток внут­реннего производства восполнялся ввозом сырой шерсти, причем с 1850 г. превышение ввоза над вывозом увеличилось более чем в 25 раз.

Развитие промышленности и транспорта Германии в 1850—1870 гг. свидетельствовало о создании комплекса эффективно работавших отраслей тяжелой промышленности, включавших в себя новые, наукоемкие производства. Германия превращалась в одну из са­мых мощных индустриальных держав мира. Однако процесс ин­дустриализации к 1870 г. не был завершен, аграрный сектор оста­вался основной отраслью экономики.

Особенности развития сельского хозяйства Германии в период промышленного капитализма. Последствия «неоконченной рево­люции» 1848 г. отрицательно сказались на развитии сельского хо­зяйства Пруссии и других германских земель.

Медленный переход средневековых форм земледелия в капи­талистические, постепенное превращение поместья в юнкерско-капиталистическое хозяйство проходило в условиях все более уси­ливавшегося развития товарного производства. Окончательно прусский путь развития капитализма в сельском хозяйстве Гер­манииутвердился после поражения революции 1848 г.

Крупное юнкерское землевладение после поражения револю­ции еще более укрепилось, а помещик стал превращаться впоме­щика-предпринимателя. Благоприятная экономическая конъюнк­тура 1850-х годов способствовала обогащению юнкеров. В годы Крымской войны прусские юнкеры, пользуясь отсутствием рус­ской конкуренции, резко подняли цены на хлеб, что в условиях роста городского населения приносило огромные прибыли. Юн­керской торговле и подъему крупного сельского хозяйства способ­ствовало также расширение Таможенного союза.

Расслоение в германской деревне шло быстрыми темпами. Под бременем выкупных платежей крестьянские хозяйства приходи­ли в упадок и разорялись. Юнкеры же, напротив, за счет ограбле­ния крестьян укрепляли хозяйства, начали применять машины и использовать дешевый труд батраков. Некоторые из прусских, силезских, саксонских помещиков не только имели в поместьях паровые машины, спиртоводочные заводы, но и занимались гор­но-рудным производством.

Для закрепления дешевой рабочей силы за своими хозяйства­ми помещики поддерживали мелкие крестьянские хозяйства ссудами за натуральную отработку. Разорившийся крестьянин пре­вращался в батрака, прикрепленного к своему участку и помещи­ку. Он был обречен на жестокую эксплуатацию, кабалу и нищен­ское существование.

В XIXв. площадь посевных площадей достигла максимума. Если в начале XIX в. она составляла 33,5% всей территории Гер­мании, то в 1878 г. - 48,3%.

Успехи в сельском хозяйстве достигались за счет рационального использования земли и применения наиболее усовершенствован­ных методов обработки и возделывания почвы, внесения удобре­ний, выдерживания сроков посева и сбора урожая. В XIX в. про­изошел переход к интенсивному земледелию.

Еще в начале XIXв. в Германии преобладала трехпольная сис­тема. Будучи рациональной в тот период, когда наряду с пашней существовали большие пастбища, трехполье с ростом населения и постепенным превращением пастбищ в пашню сдерживало разви­тие сельского хозяйства. Недостаток кормов не позволял увеличить количество скота, а нехватка удобрений снижала плодородие почв.

В 1820—1850-е гг. в стране осуществлялся переход к более со­вершенным системам: улучшенной трехпольной, при которой зна­чительно уменьшалась площадь земли под паром, вводились по­севы кормовых культур; четырехпольной системе; плодоперемен­ной системе.

Посевы зерновых дополнялись кормовыми и техническими культурами. В Померании и Бранденбурге, где преобладала пес­чаная почва, расширились посевы картофеля, использовавшегося для производства спирта — важнейшего экспортного товара стра­ны. По сбору картофеля и сахарной свеклы Германия во второй половине XIX в. заняла первое место в мире. Расширение кормо­вой базы позволяло увеличить поголовье скота, развивать молоч­ное животноводство.

Решающую роль в быстром распространении интенсивных ме­тодов обработки земли сыграли научные открытия германского химика Ю. Либиха, ставшие поворотным пунктом в развитии мировой агротехники. Недаром значение открытий Либиха срав­нивают с изобретением паровой и динамомашины в промышлен­ности. В 1840 г. Либих опубликовал работу, заложившую основы новой науки - агрохимии, науки об искусственных удобрениях. Очень скоро Германия стала мировым поставщиком минеральных удобрений.

Неменьшее значение имели механизация труда, использова­ние машин в сельском хозяйстве.

Значительное развитие получили садоводство, огородничество, виноградарство, обеспечивавшие не только население страны цен­ными продуктами питания, но и сырьем ряд отраслей, в которых Германия сумела занять лидирующее положение в мире, — сахар­ную, консервную, крахмальную, сушильную.

За XIXстолетие общая продуктивность сельского хозяйства возросла в 2—3 раза. Однако коренного улучшения в экономичес­ком положении сельского населения и крестьянского хозяйства не произошло. Причины состояли в недостатке капиталов, необхо­димых для вложения в сельскохозяйственное производство; уве­личении расходов на рабочую силу из-за конкуренции со сторо­ны промышленности, торговли, транспорта на мировых рынках.

Стремительно росла задолженность крестьянских хозяйств. Преимущественное развитие промышленности, заинтересованной в более дешевой сельскохозяйственной продукции, производимой в странах с экстенсивным сельским хозяйством (Россия, Арген­тина, США), делало германское сельское хозяйство неконкурен­тоспособным на мировом рынке. В 70-е гг. XIX в. Германия пре­вратилась в страну, ввозящую продовольствие. В 80-е гг. были установлены запретительные пошлины на хлебный импорт в Гер­манию.

Банковская система Германии. В XIXв. формировалась кре­дитная система страны. В начальный период промышленного пе­реворота (30—40-е) образование акционерных банков сдерживалось тем, что для организации акционерного общества требовалось спе­циальное разрешение правительства. Предприниматели, не полу­чившие такового, покидали Берлин, Мюнхен и другие крупные города и направлялись в столицы малых германских государств, где встречали радушный прием местных властей. Именно здесь созда­вались акционерные общества на правах коммандитного товарище­ства, в том числе акционерные банки. К концу 50-х годов в 20 гер­манских городах работало 30 эмиссионных банков. После органи­зации Северо-Германского союза началось законодательное ограничение прав местных банков на выпуск банкнот, усилилась централизация эмиссионного дела в руках государственного кредитного учреждения — Прусского банка (основан в 1765), что являлось одним из главных условий создания единого экономи­ческого пространства.

Кредитование промышленности и торговли до середины XIX в. осуществляли банкирские дома Ротшильда, Шредера, Мендельсо­на, Блейхредера и др. В 1850—1870-е гг., в период грюндерства, ча­стные банкирские фирмы не могли обеспечить потребности в кре­дите. В этот период начался активный процесс создания частных акционерных банков, способных мобилизовать средства и обра­тить их на потребности развивавшейся экономики.

В организации крупнейших акционерных банков принимали участие крупные банкирские дома, промышленные фирмы. Дея­тельность частных акционерных банков носила специализирован­ный характер — по отраслям экономики и отдельным территориям.

Один из первых коммерческих банков Германии — Шафгаузен-ский банковый союз, основанный в 1848 г. (на базе частного бан­кирского дела А. Шафгаузена в Кельне), сосредоточил свои операции в Рейнской области, способствовал развитию горно-за­водских предприятий. Дармштадтский банк,созданный в значи­тельной степени под влиянием знаменитого «Креди Мобилье», главным направлением деятельности избрал учредительство. Воз­никшие в 1856 г. три крупнейших акционерных банка: Учетное общество, Берлинское торговое общество, Среднегерманский банк — также имели ярко выраженную специализацию. Первый из них находился в тесных контактах с банкирским домом Ротшильда. Его усилия были направлены на кредитование строительства же­лезных дорог. В организации второго приняли участие банкирские фирмы Мендельсона и Блейхредера, сферой его деятельности яв­лялась крупная торговля. Немецкий банк был учрежден в 1870 г. при содействии берлинских и франкфуртских частных банкирс­ких фирм для осуществления банковских операций в области внешней торговли. Дрезденский банк(1872) кредитовал химичес­кую и текстильную промышленность Саксонии.

Другой особенностью крупных акционерных банков Германии являлся универсальный характер их внутренней организации. Они проводили регулярные операции (вклады, учет векселей, ссуды) наряду с нерегулярными (эмиссия фондов, торговля процентны­ми бумагами). Немецкие акционерные банки, ограничивая свои услуги определенным кругом клиентов (отрасли экономики, тер­риториальные районы), имели возможность получать достоверную информацию о каждом из них, контролировать потребности в кредите промышленных предприятий, что являлось особенно важным при эмиссионном (долгосрочном) кредите. Обязательными элементами банковской практики были изучение финансового со­стояния клиента в прошлом, настоящем и его видов на будущее; контроль над финансовыми распоряжениями клиента с целью не­допущения его отношений с другими кредитными учреждениями.

Немецкие банки отличались осторожностью к вверенным им краткосрочным капиталам, это определяло продуманный харак­тер их учредительской политики и в конечном итоге сделало их одними из самых надежных и солидных в мире. В Германии част­ные акционерные банки установили тесную связь с промышлен­ными предприятиями. Последние выступали в качестве заемщи­ков. Предоставляя кредит, банки взимали проценты, получение которых и являлось смыслом банковских операций. Источником для выплаты процента служила прибыль промышленного пред­приятия. Тесная взаимосвязь между банками и промышленностью становилась основой для дальнейшего переплетения их деятель­ности. Например, в Немецком банке, созданном частными бан­кирами и промышленными фирмами (в том числе фирмой Симен­са), первым директором был Г. Сименс. Крупные банки стреми­лись поставить под контроль промышленные предприятия, которым они оказывали услуги.

В рассматриваемый период концентрация банковского дела в Германии происходила в форме так называемого объединения интересов, когда банки, сохраняя свою самостоятельность, объ­единяли капиталы для проведения определенных финансовых опе­раций.

В эти десятилетия в стране получил развитие ипотечный кре­дит.Прусские земские кассы, созданные еще в конце XVIII в. и выдававшие ссуды под залог земли, не могли обеспечить возрас­тавшие потребности в ипотечном кредите, что обусловило орга­низацию специальных земельных (ипотечных) банков.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 270; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.012 с.)