ТОП 10:

Восстановление народного хозяйства: источники и темпы



К восстановлению хозяйства страна приступила еще в год войны, когда в 1943г. было принято специальное партийно-правительственное постановление "О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации". Колоссальными усилиями советских людей к концу войны в этих районах удалось восстановить промышленное производство на треть от уровня 1940 г. Освобожденные районы в 1944 г. дали свыше половины общегосударственных заготовок зерна, четверть скота и птицы, около трети молочных продуктов.

Однако как центральная задача восстановления встала перед страной лишь после окончания войны. По плану четвертой пятилетки 40% капитальных вложений (115 млрд. руб.) было выделено для восстановления разрушенного или пострадавшего от войны хозяйства. Восстановление нормальной жизни в стране происходило в сложных условиях обнищания населения, голода на юге страны и повстанческого движения на присоединенных к СССР землях.

Восстановление народного хозяйства начали с тяжелой про-мышленности. Восстановление промышленности проходило в очень тяжелых условиях. В первые послевоенные годы труд советских людей мало чем отличался от военной чрезвычайщины. Постоянная нехватка продуктов (карточная система была отменена лишь в 1947 г.), тяжелейшие условия труда и быта, высокий уровень заболеваемости и смертности объясняли населению тем, что долгожданный мир только наступил и жизнь вот-вот наладится. В 1948 г. объем промышленного производства достиг довоенного уровня, и в целом восстановление промышленности было закончено в конце 1950 года. Этому способствовали самоотверженный труд людей, а также максимальная концентрация ресурсов, достигнутая за счет “экономии” на сельском хозяйстве, легкой промышленности и социальной сфере. Немалую роль сыграли и репарации с Германии (4,3 млрд. долларов).

В 1949 г. в максимально короткие сроки в СССР была создана атомная бомба, а в 1953 г. -- водородная.

Успехи в промышленности и в военном деле базировались на жестком нажиме на деревню, на выкачивании из нее средств. Доходы от колхоза составляли в среднем лишь 20,3 % денежных доходов семьи крестьянина, 22,4 % колхозов в 1950 г. вообще не выдавали денег на трудодни. Жили крестьяне главным образом за счет своего приусадебного участка. Они не имели паспортов, поэтому не могли покинуть деревню. За невыполнение нормы трудодней им грозила судебная ответственность. Поэтому не случайно к 1950 г. деревня только приблизилась к довоенному уровню. Избранный в СССР вариант форсированного восстановления с опорой на внутренние ресурсы (а Западная Европа получила по плану Маршалла от США 13 млрд. долларов) и сверхконцентрация средств в тяжелой промышленности замедлили повышение жизненного уровня. К тому же в 1946 г. в результате сильной засухи страну постиг голод. Отмена карточной системы в 1947 г. и денежная реформа серьезно ударили по широким массам. Многие товары продавались по коммерческим ценам и были для них недо-ступны.

Впервые за долгие годы после войны наметилась тенденция к более широкому использованию научно-технических разработок на производстве, однако она проявилась в основном лишь на предприятиях военно-промышленного комплекса (ВПК), где в условиях начавшейся "холодной войны" шел процесс разработки ядерного и термоядерного оружия, новых ракетных систем, новых образцов танковой и авиационной техники. Наряду с приоритетным развитием ВПК преимущество отдавалось также машиностроению, металлургии, топливной, энергетической промышленности, на развитие которых уходило 88% капиталовложений в промышленность. Легкая же и пищевая промышленности, как и прежде, финансировались по остаточному принципу (12%) и, естественно, не удовлетворяли даже минимальных потребностей населения.

Всего за годы 4-й пятилетки (1946-1950 гг.) было восстановлено и вновь построено 6200 крупных предприятий. В 1950г., по официальным данным, промышленное производство превысило довоенные показатели на 73% (а в новых союзных республиках - Литве, Латвии, Эстонии и Молдавии - в 2-3 раза). Значительно возросло, по сравнению с довоенным, производство стали, проката стали и нефти. Были построены новые металлургические предприятия в Прибалтике, в Закавказье, в Средней Азии и в Казахстане.

Главным творцом этих несомненных успехов стал советский народ. Его невероятными усилиями и жертвами, а также высокими мобилизационными возможностями директивной модели экономики были достигнуты, казалось, невозможные экономические результаты. Вместе с тем свою роль сыграла также традиционная политика перераспределения средств из легкой и пищевой промышленности, сельского хозяйства и социальной сферы в пользу тяжелой промышленности. Значительную помощь оказали и полученные с Германии репарации (4,3 млрд. долларов), обеспечившие до половины объема установленного в эти годы промышленного оборудования. Кроме того, бесплатным, но весьма эффективным был труд почти 9 млн. советских заключенных и около 2 млн. немецких и японских военнопленных, также внесших свой вклад в послевоенное восстановление.

Еще более ослабленным из войны вышло сельское хозяйство страны, валовая продукция которого в 1945 г. не превышала 60% от довоенного уровня. Еще более ухудшилось положение в нем в связи с засухой 1946г., вызвавшей сильный голод.

Тем не менее, неэквивалентный товарообмен между городом и деревней продолжался и после этого. Через госзакупки колхозы компенсировали лишь пятую часть расходов на производстве молока, десятую часть - зерна, двадцатую - мяса. Крестьяне, работая в колхозе, практически ничего не получали. Спасало лишь подсобное хозяйство. Однако и по нему государством был нанесен значительный удар. За период с 1946-1949 гг. в пользу колхозов были прирезаны 10,6 млн. га земли из крестьянских приусадебных участков. Были значительно повышены налоги с доходов от продаж на рынке. Сама рыночная торговля разрешалась лишь тем крестьянам, колхозы которых выполнили государственные поставки. Каждое крестьянское хозяйство было обязано сдавать государству в качестве налога за земельный участок мясо, молоко, яйца, шерсть. В 1948 г. колхозникам было "рекомендовано" продать государству мелкий скот (держать который было разрешено колхозным уставом), что вызвало массовый забой по стране свиней, овец, коз (до 2-х млн. голов).

Сохранялись нормы довоенного времени, ограничивавшие свободу передвижения колхозников: они были фактически лишены возможности иметь паспорта, на них не распространялась плата по временной нетрудоспособности, они были лишены пенсионного обеспечения. Денежная реформа 1947 г. также больнее всего ударила по крестьянству, хранившему свои сбережения дома.

К концу 4-й пятилетки бедственное экономическое положение колхозов потребовало очередного их реформирования. Однако власти видели его суть не в материальном стимулировании производителя, а в очередной структурной перестройке. Вместо звена (небольшой сельскохозяйственной структурной единицы, состоявшей, как правило, из членов одной семьи, а потому и более эффективной) было рекомендовано развивать бригадную форму работы. Это вызвало новую волну недовольства крестьян и дезорганизацию сельхозработ. В марте 1951 г. появились проекты создания "агрогородов", которые в итоге могли привести к уничтожению крестьянства как такового.

С помощью принятых волевых мер и ценой огромных усилий крестьянства в начале 50 гг. удалось добиться выведения сельского хозяйства страны на довоенный уровень производства. Однако лишение крестьян еще сохранявшихся стимулов к труду вплотную подвело сельское хозяйство страны к небывалому кризису и заставило правительство принять чрезвычайные меры для снабжения продовольствием городов и армии.

Курс на дальнейшее "закручивание гаек" в экономике получил теоретическое обоснование в опубликованной в 1952 г. сталинской работе "Экономические проблемы социализма в СССР". В ней он отстаивал идеи преимущественного развития тяжелой промышленности, ускорения полного огосударствления собственности и форм организации труда в сельском хозяйстве, выступал против любых попыток реанимации рыночных отношений. Говорилось в ней и о том, что при социализме растущие потребности населения всегда будут обгонять возможности производства. Это положение "объясняло" населению господство дефицитной экономики и оправдывало ее существование.

Таким образом, возврат СССР к довоенной модели экономического развития вызвал значительное ухудшение хозяйственных показателей в послевоенный период, что явилось закономерным итогом реализации взятого в конце 20-х гг. курса.

Значительные средства были вложены государством в развитие здравоохранения в стране. В городах улучшилось амбулаторное лечение, но в больницах положение было очень плохим - не хватало коек, обслуживающего персонала, необходимых медикаментов. Медицинский персонал: врачи, сестры, не говоря уже о технических работниках, - оставались одной из самых низкооплачиваемых категорий.

Дальнейшее развитее народного хозяйства страны упиралось, как и прежде, в органическую порочность системы советского социализма. Все вопросы экономики, большие и малые, решались в центре. Инициатива местных хозяйственных органов была ограничена до предела. Планы и необходимые материальные фонды для их выполнения "спускались" сверху. В Москве заранее определялся план для каждого предприятия, часто без правильного учета специфических особенностей. Заводы-изготовители находились в постоянной зависимости от своевременной подачи сырья и получения деталей от смежников. Транспорт не справлялся с перевозками. Абсурдность централизованного управления приводила к тому, что коммуникации между поставщиками, производителями и смежниками растягивались на тысячи километров. Нередко с Дальнего Востока везли в центральные районы страны сырье, которое находилось под боком, но принадлежало другому ведомству. Бесхозяйственность и неразбериха порождали простои на производстве, штурмовщину и вели к огромным материальным издержкам.

Сосредоточение всех решений в центре привело к разбуханию центрального бюрократического аппарата. Появилось множество ненужных центральных инспекций. Предприятия изнывали под напором комиссий, обследований и расследований. Огромная армия "толкачей", то есть специальных уполномоченных предприятий по доставанию сырья, добыче дефицитных материалов, моторов и прочего наводнила заводы, фабрики, министерства. Взяточничество стало обычной формой деловых отношений.

Власть пыталась бороться с коррупцией, но была бессильна справиться с этим злом, ибо коррупция стала неотъемлемой частью системы.

Другой частью системы стала "показуха", то есть заведомое введение в заблуждение вышестоящих инстанций относительно выполнения плана, состояния производства и так далее. Руководители предприятий часто боялись сказать правду о положении на производстве и предпочитали слать победные реляции о выполнении и перевыполнении планов, росте производительности труда, шли на всевозможные ухищрения, лишь бы не попасть в число "отстающих". Поэтому официальные статистические данные следует воспринимать с большой осторожностью, многие из них, как позднее было официально установлено, были просто недостоверными.

Ложь стала образом жизни. Врали все снизу доверху и сверху донизу. Предприятия обманывали министерства. Райкомы вводили в заблуждение обкомы партии, те. в свою очередь, ЦК, ЦК же, и особенно его лидеры, лгали народу, самим себе, всему прогрессивному и регрессивному человечеству.

В 50-е годы начались работы по сооружению гидроэнергетических узлов по Днепру и Волге. В 1952 юлу был выстроен руками заключенных Волго-Донской канал, протяженностью в 101 км, соединивший в одну систему Белое, Каспийское, Азовское и Черное моря.

Каналы, предприятия, гидротехнические сооружения, местные "моря" создавались, как правило, без учета влияния искусственного изменения природных условий на окружающую среду, В результате бассейны рек оказались на значительном протяжении отравлены ядовитыми отходами производства Вымирала речная фауна. Рыбное хозяйство по Волге, ее притокам, которым Россия издавна славилась, захирело. Во многих местах оказались под водой лесные угодья, пашни, произошло заболачивание почвы вокруг. Так случилось, например, в районе "Рыбинского моря", во многих других местах. Попытки ученых, местных властей, населения остановить это беспощадное уничтожение природных ресурсов ни к чему не приводили: планы, утвержденные союзным правительством, не подлежали изменению.

В целом развитие основных отраслей народного хозяйства было динамичным. Темпы развития промышленности составили 10--15 %, удвоились основные промышленные фонды. Но вместе с тем снизились темпы развития легкой и пищевой промышленности. Это было связано с отставанием сельского хозяйства. Сыграли роль нарушение принципа материальной заинтересованности колхозников, ограничение подсобного хозяйства, волюнтаризм в управлении. Объем капиталовложений, составивших в конце 40-х - начале 50-х гг. 22 % национального дохода, вместо 17 % в довоенный период, намного превысили плановые показатели.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.006 с.)