Состояние вооружённых сил России 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Состояние вооружённых сил России



Состояние вооружённых сил России


Как показали дальнейшие события, Россия не была организационно и технически готова к войне. Боевая численность армии (в которую входил и не способный к бою корпус внутренней стражи) была далека от миллиона человек и 200 тысяч лошадей, значившихся по спискам; система резервов была неудовлетворительна. Средняя смертность среди рекрутов в мирные годы между 1826 г. и 1858 гг. составляла 3,5 % в год, что объяснялось отвратительным санитарным состоянием армии[45]. Кроме того, только в 1849 нормы выдачи мяса были увеличены до 84 фунтов мяса в год на каждого строевого солдата (100 граммов в день) и 42 фунта на нестроевого. Ранее даже в гвардии выдавалось всего 37 фунтов[46]

Россия вынуждена была, ввиду угрозы вмешательства в войну Австрии, Пруссии и Швеции, держать значительную часть армии на западной границе, и в связи с Кавказской войной 1817—1864 отвлекать часть сухопутных войск для борьбы с горцами.

Угрожающие масштабы приобрело техническое отставание российской армии и флота, связанное с коренным техническим перевооружением в середине XIX в. армий Великобритании и Франции, осуществивших Промышленную революцию.

Армия

Гвардейские гренадеры (Великобритания)


В 1840—1850-х годах в европейских армиях активно шёл процесс замены устаревших гладкоствольных ружей на современные нарезные: к началу Крымской войны доля нарезных ружей в стрелковом вооружении русской армии не превышала 4—5 %, во французской же нарезные ружья составляли около трети стрелкового оружия, а в английской — более половины[12].

Пехота, вооружённая нарезными ружьями, при встречном бое (тем более — из укрытий), имела значительное превосходство благодаря дальнобойности и кучности своего огня: нарезные ружья имели прицельную дальность стрельбы до 1200 шагов, а гладкоствольные — не более 300 шагов.[47]

Русская армия, как и союзники, имела гладкоствольную артиллерию, дальность поражающего выстрела которой (при стрельбе картечью) достигала 900 шагов. Это втрое превосходило дальность действительного огня гладкоствольных ружей, что наносило наступающей русской пехоте тяжёлые потери, тогда как пехота союзников, вооружённая нарезными ружьями, могла расстреливать артиллерийские расчеты русских орудий, оставаясь вне досягаемости их огня.[48]

Стоит также отметить, что до 1853 года в русской армии на обучение пехоты и драгун отпускали 10 патронов в год на человека[12]. Впрочем, недостатки были присущи и армиям союзников. Так в британской армии времён Крымской войны была распространена архаичная практика комплектования армии офицерским составом путём продажи чинов за деньги.

Будущий военный министр в царствование Александра II Д.А. Милютин пишет в своих записках: «...Даже в деле военном, которым император занимался с таким страстным увлечением, преобладала та же забота о порядке, о дисциплине, гонялись не за существенным благоустройством войска, не за приспособлением его к боевому назначению, а за внешней только стройностью, за блестящим видом на парадах, педантичным соблюдением бесчисленных мелочных формальностей, притупляющих человеческий рассудок и убивающих истинный воинский дух».

Вместе с тем, ряд фактов указывает на то, что недостатки в организации русской армии были сильно преувеличены критиками Николая I. Так, войны России с Персией и Турцией в 1826-1829 гг. закончились быстрым разгромом обоих противников. Во время Крымской войны русская армия, значительно уступавшая в качестве своего вооружения и технической оснащенности армиям Великобритании и Франции, проявила чудеса храбрости, высокий боевой дух и военную выучку.

Генералы, сделавшие свою карьеру после смерти Николая I (включая будущего военного министра Д.А.Милютина) и критиковавшие своих предшественников, могли это делать сознательно, с тем чтобы скрыть собственные серьезные ошибки и некомпетентность. Так, историк М.Покровский приводил примеры бездарного ведения русско-турецкой кампании 1877-1878 гг. (когда военным министром был сам Милютин) [49]. Потери России и ее союзников Румынии, Болгарии, Сербии и Черногории, которым в 1877-1878 гг. противостояла одна лишь Турция, более слабая в техническом и военном отношении, превзошли турецкие потери, что говорит в пользу плохой организации военных действий. В то же время в Крымской войне Россия, в одиночку противостоявшая коалиции четырех держав, значительно превосходивших ее в техническом и военном отношении, понесла меньшие потери, чем ее противники, что свидетельствует об обратном.

Кавказские войска России (боевые части, покорявшие Кавказ до начала войны) отличались инициативностью и решительностью, высокой слаженностью действий пехоты, кавалерии и артиллерии[50].

27 сентября (9 октября), русский командующий князь Горчаков получил послание от командующего турецкими войсками Омера-паши, в котором содержалось требование очистить Дунайские Княжества в 15-дневный срок. В начале октября, до наступления срока, указанного Омер-пашой, турки стали обстреливать русские передовые пикеты. Утром 11-го (23) октября турки открыли огонь по русским пароходам «Прут» и «Ординарец», проходящим по Дунаю мимо крепости Исакчи. 21 октября (2 ноября) турецкие войска стали переправляться на левый берег Дуная и создавать плацдарм для наступления на русскую армию.[85] Более подробно см. Дунайская кампания Крымской войны.

На Кавказе русские войска разбили турецкую Анатолийскую армию в сражениях под Ахалцихом и Башкадыкларом, что позволило спокойно провести зимний период. Более подробно см. Кавказская кампания Крымской войны.

На Чёрном море русский флот блокировал турецкие корабли в портах.

4 (15) ноября захват без боя русским пароходом «Бессарабия», крейсировавшим в районе Синопа, турецкого парохода "Меджари-Теджарет" (вошел в состав Черноморского флота под названием "Турок").

5 (17) ноября первый в мире бой паровых кораблей. Русский пароходофрегат "Владимир" захватил турецкий пароход "Перваз-Бахри" (вошел в состав Черноморского флота под названием "Корнилов").

9 (21) ноября успешный бой в районе мыса Пицунда русского фрегата "Флора" с 3 турецкими пароходами "Таиф", "Фейзи-Бахри" и "Саик-Ишаде" под общим командованием английского военного советника Слейда. После 4-х часового боя "Флора" вынудила пароходы отступить, уводя на буксире флагманский "Таиф".

18 (30) ноября эскадра под командованием вице-адмирала Нахимова в ходе Синопского сражения уничтожила турецкую эскадру Османа-паши.

Вступление союзников


Синопский инцидент послужил формальным основанием для вступления Англии и Франции в войну против России [86][87][88]

По получении известия о Синопском сражении английская и французская эскадры вместе с дивизией оттоманского флота 23 декабря 1853 (4 января 1854) вошли в Чёрное море. Адмиралы, начальствующие над флотом, известили русские власти, что имеют задание ограждать турецкие суда и порты от нападений с русской стороны. На запрос о цели такого действия западные державы отвечали, что имеют в виду не только защищать турок от всякого нападения со стороны моря, но и способствовать им в снабжении своих портов, препятствуя вместе с тем свободному плаванию русских судов. 17 (29) января французский император предъявил России ультиматум: увести войска из Дунайских княжеств и начать переговоры с Турцией. 9 (21) февраля Россия отвергла ультиматум и объявила о разрыве дипломатических отношений с Англией и Францией[89].

Вместе с тем император Николай обратился к берлинскому и венскому дворам, предлагая им, в случае войны, соблюдать нейтралитет, поддержанный оружием. Австрия и Пруссия уклонились от этого предложения, равно как и от союза, предложенного им Англией и Францией, но заключили между собой отдельный договор. Особой статьёй этого договора было положено, что если не последует вскоре выступления русских из Дунайских княжеств, то Австрия потребует очищения их, Пруссия же поддержит это требование, и затем, в случае неудовлетворительного ответа, обе державы приступят к наступательным действиям, которые могут быть вызваны также присоединением княжеств к России или переходом русских за Балканы.

15 (27) марта 1854 года Великобритания и Франция объявили войну России. 30 марта (11 апреля) Россия ответила аналогичным заявлением.

Кампания 1854


В начале 1854 года вся пограничная полоса России была разделена на участки, подчинённые каждый особому начальнику на правах главнокомандующего армией либо отдельным корпусом. Участки эти были следующие:

  • Побережье Балтийского моря (Финляндия, Санкт-Петербургская и Остзейская губернии), военные силы в котором состояли из 179 батальонов, 144 эскадронов и сотен, при 384 орудиях;
  • Царство Польское и западные губернии — 146 батальонов, 100 эскадронов и сотен, при 308 орудиях;
  • Пространство по Дунаю и Чёрному морю до реки Буг — 182 батальона, 285 эскадронов и сотен, при 612 орудиях (отделы 2 и 3 состояли под главным командованием фельдмаршала князя Паскевича);
  • Крым и побережье Чёрного моря от Буга до Перекопа — 27 батальонов, 19 эскадронов и сотен, 48 орудий;
  • берега Азовского моря и Черноморье — 31½ батальон, 140 сотен и эскадронов, 54 орудия;
  • Кавказский и Закавказский край — 152 батальона, 281 сотня и эскадрон, 289 орудий (⅓ этих войск находилась на турецкой границе, остальные — внутри края, против враждебных горцев).
  • Берега Белого моря охранялись всего 2½ батальонами.
  • Обороной Камчатки, где тоже находились незначительные силы, заведовал контр-адмирал Завойко.

Дипломатические усилия


В 1854 году в Вене при посредничестве Австрии велись дипломатические переговоры между воюющими сторонами. Англия и Франция в качестве условий мира потребовали запрета для России держать военный флот на Чёрном море, отказа России от протектората над Молдавией и Валахией и от притязаний на покровительство православным подданным султана, а также «свободы плавания» по Дунаю (то есть лишения России доступа к его устьям).

2 (14) декабря Австрия объявила о союзе с Англией и Францией. 28 декабря 1854 (9 января 1855) открылась конференция послов Англии, Франции, Австрии и России, но переговоры не дали результатов и в апреле 1855 года были прерваны.

26 января 1855 года к союзникам присоединилось Сардинское королевство, заключившее договор с Францией, после чего 15 000 пьемонтских солдат отправились под Севастополь. Согласно плану Пальмерстона, Сардинии за участие в коалиции должны были достаться Венеция и Ломбардия, отобранные у Австрии. После войны Франция заключила с Сардинией договор, в котором уже официально взяла на себя соответствующие обязательства (которые, впрочем, так и не были выполнены).

Кампания 1855

Смерть Николая I


18 февраля (2 марта) 1855 года российский император Николай I скоропостижно скончался

Крым и осада Севастополя

Адмирал Нахимов на севастопольском бастионе

5 (17) февраля русские войска предпринимают неудавшуюся попытку освобождения Евпатории.

7 (19) марта гибнет Истомин.

28 марта (9 апреля) была предпринята вторая бомбардировка Севастополя.

12 (24) мая англо-французский флот занял Керчь, гарнизон которой отошел к Феодосии. Застигнутые в Керченской гавани 3 парохода, 10 транспортов и мелкие суда были сожжены своими экипажами. Шхуна «Аргонавт», вступив в неравный бой с английской паровой шхуной «Snake», имевшей превосходство в мощности машины и вооружении, причинила последней несколько повреждений, оторвалась от неприятеля и ушла в Бердянск.

22—24 мая (3—5 июня) состоялась третья бомбардировка, после которой союзники, в ходе упорного боя, овладели Селенгинским и Волынским редутами и Камчатским люнетом и вышли вплотную к Малахову кургану — ключу к обороне Севастополя.

20 июня ранен Тотлебен, руководивший инженерными работами по защите города.

28 июня умер главнокомандующий английскими войсками лорд Раглан .

10 июля от пули английского снайпера гибнет Нахимов.

16 августа русские войска предпринимают последнюю попытку снятия блокады с Севастополя, но в сражении на реке Чёрной терпят поражение.

Штурм Малахова кургана французскими зуавами

17—20 августа состоялась пятая бомбардировка Севастополя. Потери русских войск составляли 900—1000 человек в день. Огонь неприятеля с 21 августа по 3 сентября был слабее, но всё равно выводил ежедневно из строя по 500—700 человек.

4—7 сентября состоялась последняя, шестая бомбардировка.

8 сентября французские войска штурмом захватили Малахов курган. 9 сентября русские войска оставили южную часть Севастополя.


После захвата южной части Севастополя союзные главнокомандующие, не решавшиеся двигаться с армией внутрь полуострова за недостатком обозов, стали угрожать движением на Николаев, который, с падением Севастополя, получил важное значение, так как там находились русские морские учреждения и запасы. С этой целью сильный союзный флот 2 (14) октября подошёл к Кинбурну и после двухдневной бомбардировки принудил его к сдаче.

Для бомбардировки Кинбурна французами, впервые в мировой практике, были применены бронированные плавучие платформы, оказавшиеся практически неуязвимыми для огня русской крепостной артиллерии. Ядра русских гладкоствольных пушек оставляли на 4½-дюймовой броне французских плавучих батарей вмятины глубиной не более дюйма, а огонь самих батарей был настолько разрушителен что, по мнению присутствовавших английских наблюдателей, одних бы батарей хватило для разрушения стен Кинбурна за три часа[98][99].

Оставив в Кинбурне войска Базена и небольшую эскадру, англичане и французы отплыли к Севастополю, около которого стали устраиваться для предстоявшей зимовки.

Война и пропаганда

«Двуглавая ворона в Крыму». Карикатура в лондонском журнале «Панч», 29 сентября 1855. Два солдата союзников смотрят на убегающего двуглавого орла. Подпись под рисунком гласит: «Двуглавая ворона в Крыму. Она получила жестокий удар! Преследуй её!»


Неотъемлемой частью войны была пропаганда, в ведении которой у большой коалиции союзников, контролировавшей всю европейскую либеральную прессу, были значительные преимущества. Так, за несколько лет до Крымской войны (в 1848 г.) Карл Маркс, который сам активно публиковался в западноевропейской прессе, писал, что европейской газете, для того чтобы считаться либеральной, достаточно «вовремя проявлять ненависть к русским» [100].

Судя по всему, пропаганда являлась одним из главных инструментов ведения Великобританией Большой Игры против России [101], и она достигла своего пика накануне и во время Крымской войны, когда либеральные издания занимали явную антироссийскую позицию, сознательно очернявшую Россию и ее политику в отношении балканских славян и искажавшую действительные факты. Например, Ф.Энгельс в нескольких статьях в английской прессе, опубликованных в марте-апреле 1853 г., обвинял Россию в стремлении захватить Константинополь [102], хотя было хорошо известно, что русский ультиматум февраля 1853 г. не содержал никаких территориальных претензий самой России в отношении Турции. В другой статье (апрель 1853 г.) Маркс и Энгельс ругали сербов за то, что они не хотят читать книжки, напечатанные на их языке на Западе латинскими буквами, а читают только книжки на кириллице, напечатанные в России; и радовались тому, что в Сербии, наконец, появилась "антирусская прогрессивная партия" [103].

В том же 1853 году английская либеральная газета Daily News уверяла своих читателей, что христиане в Османской империи пользуются большей религиозной свободой, чем в православной России и католической Австрии [104].

В 1854 г. лондонская «Таймс» писала: «Хорошо было бы вернуть Россию к обработке внутренних земель, загнать московитов вглубь лесов и степей». В том же году Д.Рассел, лидер Палаты общин и глава Либеральной партии заявил: «Надо вырвать клыки у медведя… Пока его флот и морской арсенал на Черном море не разрушен, не будет в безопасности Константинополь, не будет мира в Европе»[105]

Давно уже можно было предугадывать, что эта бешеная ненависть, которая с каждым годом все сильнее и сильнее разжигалась на Западе против России, сорвется когда-нибудь с цепи. Этот миг и настал… Это весь Запад пришел выказать свое отрицание России и преградить ей путь в будущее. Федор Тютчев [105]

Имеются факты, свидетельствующие о том, что деятельность А.И.Герцена в Лондоне по выпуску печатных изданий и засылке их в Россию также финансировалась Великобританией и Ротшильдами (которые играли большую роль в формировании британской внешней политики) и имела явную антироссийскую направленность. Так, Герцен на своей «вольной типографии» в Лондоне печатал воззвания к защитникам Севастополя, в которых призывал их переходить на сторону врага, выступал с нападками на Николая I, с утверждениями о «бесчинствах» русской армии, публиковал в своих журналах секретные внутренние документы русского правительства (возможно, добытые британской разведкой) и т.д. Ротшильды не только финансировали Герцена, но и оказывали давление на Николая I в связи с привлечением им иностранного займа с целью снять из-под ареста имение Герцена [106].

Дипломатические усилия


После падения Севастополя в коалиции появились разногласия. Пальмерстон хотел продолжать войну, Наполеон III — нет. Французский император начал тайные (сепаратные) переговоры с Россией. Тем временем, о своей готовности присоединиться к союзникам заявила Австрия. В середине декабря она предъявила России ультиматум:

1) замена русского протектората над Валахией и Сербией протекторатом всех великих держав;

2) установление свободы плавания в устьях Дуная;

3) недопущение прохода чьих-либо эскадр через Дарданеллы и Босфор в Чёрное море, воспрещение России и Турции держать на Чёрном море военный флот и иметь на берегах этого моря арсеналы и военные укрепления;

4) отказ России от покровительства православным подданным султана;

5) уступка Россией в пользу Молдавии участка Бессарабии, прилегающего к Дунаю.

Спустя несколько дней Александр II получил письмо от Фридриха-Вильгельма IV, который призывал российского императора принять австрийские условия, намекая, что в противном случае Пруссия может присоединиться к антироссийской коалиции.

Вечером 20 декабря 1855 г. в кабинете царя состоялось созванное им совещание. Было решено предложить Австрии опустить 5-й пункт. Австрия это предложение отвергла. Тогда Александр II созвал 15 января 1856 года вторичное совещание. Собрание единогласно решило принять ультиматум в качестве предварительных условий мира.




Итоги войны


13 (25) февраля 1856 начался Парижский конгресс, а 18 (30) марта был подписан мирный договор.

Россия возвращала османам город Карс с крепостью, получая в обмен захваченный у неё Севастополь, Балаклаву и другие крымские города.

Чёрное море объявлялось нейтральным (то есть открытым для коммерческих и закрытым для военных судов), с запрещением России и Османской империи иметь там военные флоты и арсеналы.

Плавание по Дунаю объявлялось свободным, для чего русские границы были отодвинуты от реки и часть русской Бессарабии с устьем Дуная была присоединена к Молдавии.

Россия лишалась предоставленного ей Кючук-Кайнарджийским миром 1774 года протектората над Молдавией и Валахией и исключительного покровительства России над христианскими подданными Османской империи.

Россия обязалась не возводить укреплений на Аландских островах.


В ходе войны участникам антирусской коалиции не удалось добиться всех своих целей, но удалось предотвратить усиление России на Балканах и лишить её Черноморского флота. Россия потратила на войну 800 млн рублей, Британия — 76 млн фунтов.

Война привела к расстройству финансовой системы Российской империи (см. реформы Е. Ф. Канкрина): для финансирования военных расходов правительству пришлось прибегнуть к печатанию необеспеченных кредитных билетов, что привело к снижению их серебряного покрытия с 45 % в 1853 г. до 19 % в 1858, то есть фактически более чем к двукратному обесцениванию рубля[107][108]. Снова выйти на бездефицитный госбюджет Россия смогла в 1870 году, то есть через 14 лет после окончания войны[109]. Установить стабильный курс рубля к золоту и восстановить его международную конвертацию удалось в 1897 году, в ходе денежной реформы Витте.

Военные неудачи стали причиной ухода в отставку британского правительства Абердина, которого на его посту заменил Пальмерстон. Обнаружилась порочность официальной системы продажи офицерских чинов за деньги, сохранившаяся в британской армии со средневековых времён.

В феврале 1856 года султан Абдул-Меджид I был вынужден издать гатти-шериф (декрет) Хатт-и хумаюн (Hatt-ı Hümayun), которым провозглашались свобода религии и равенство подданных империи независимо от национальности.

Во время Восточной кампании Османская империя сделала заём в Англии в 7 млн фунтов стерлингов. В 1858 году было объявлено банкротство султанской казны.

Австрия оказалась в политической изоляции вплоть до 23 октября 1873 года, когда был заключён новый союз трёх императоров (России, Германии и Австро-Венгрии).

В 1871 году Россия добилась отмены запрета держать военно-морской флот в Чёрном море по Лондонской конвенции. В 1878 году Россия смогла вернуть утраченные территории по Берлинскому трактату, подписанному в рамках Берлинского конгресса, состоявшегося по итогам Русско-турецкой войны 1877—1878.

Военные итоги


Крымская война дала толчок развитию вооружённых сил, военного и военно-морского искусства европейских государств. Во многих странах начался переход от гладкоствольного оружия к нарезному, от парусного деревянного флота к паровому броненосному[110], было положено начало использованию телеграфa в военных целях.

В сухопутных войсках повысилась роль стрелкового оружия и, соответственно, огневой подготовки атаки.

В Крымской войне зародились позиционные формы ведения войны, появился новый боевой порядок — стрелковая цепь, что также было результатом резко возросших возможностей стрелкового оружия. Со временем она полностью заменила колонны и рассыпной строй.

Опыт Крымской войны частично лёг в основу военных реформ 1860—1870-х годов в России.

Награды войны

В Великобритании для награждения отличившихся солдат была учреждена Крымская медаль, а для награждения отличившихся на Балтике в Королевском военно-морском флоте и морской пехоте — Балтийская медаль. В 1856, для награждения отличившихся во время Крымской войны был учрежден орден Крест Виктории, до настоящего времени являющийся высшей военной наградой Великобритании.

В Российской империи 26 ноября 1856 года император Александр II учредил медаль «В память войны 1853-1856 гг.», а также медаль «За защиту Севастополя» и заказал Монетному двору исполнить 100 000 экземпляров медали.[111]

Заключение

Таким образом, в послевоенный период с 1945 по 1953 года СССР прошел сложный исторический путь. Человечество пережило большие трудности. Физически уничтожены, заморены голодом или погибли насильственной смертью миллионы людей. Речь идет о подлинной демографической катастрофе, невиданной в истории России на протяжении ее многовековой истории.

Вторая половина XX в. в истории Отчества -- это время, когда победа над фашизмом дала импульс к демократическому обновлению системы. Это проявлялось то в попытках реформ, то чередовалось с периодами “закручивания гаек”, общественной апатии. Эти явления сопровождали советское, общество на протяжении всей его послевоенной истории. В рассматриваемый период страна прошла путь от окончательного оформления тоталитарно-бюрократической системы до ее разложения и краха.

39 вопрос Почему я выбрал эту тему? Я сам много раз задавал себе этот вопрос. Для себя я определил несколько причин, заставивших меня обратиться к этой теме. Одна из них, скажу по секрету, наверное, решающая, это интерес к данному историческому периоду, основанный на рассказах близких мне людей, живших при Хрущеве. Время Хрущева—один из наиболее значительных и непростых периодов нашей истории. Значительных—потому что перекликается с идущими сейчас в нашей стране реформами, с процессом демократизации, который, как многие считают все еще продолжается в нашей стране. Непростых—потому что касается десятилетия, которое поначалу называли "славным", а потом осуждено как время "волюнтаризма" и "субъективизма". А ведь именно тогда состоялись ХХ и ХХII съезды партии, отразившие острые политические борения и определившими относительно новый политический курс страны. Тогда же был начат процесс перехода от "холодной войны" к мирному сосуществованию, было приоткрыто окно в современный мир. На том крутом изломе истории общество вдохнуло полной грудью воздух обновления—и замерло… то ли от избытка, то ли от нехватки кислорода. Долго, очень долго об этих годах не принято было говорить. Как будто чья то рука начисто вырвала целую главу из нашей летописи. Почти двадцать лет лежало табу на имени Н.С. Хрущева. Но жизнь берет свое: в докладе о 70-летии Октября "Октябрь и перестройка: революция продолжается", с которым выступил М.С. Горбачев, мы услышали давно ожидаемое слово о том времени: что тогда было сделано, недоделано или сделано не так. О том, что дожило до конца 80-х, а что размыто, утрачено в годы застоя. В чем же сложность и противоречивость человека, с именем которого мы связываем один из переломных моментов нашего недавнего прошлого? Историческая заслуга Н.С. Хрущева заключалась прежде всего в разоблачении культа личности Сталина, в активных попытках демократизировать общество и реформировать народнохозяйственный механизм, в большом внимании к социальным проблемам, к человеку. Но при всем этом он оставался порождением административно-командной системы и был наделен всеми чертами сформировавшей его эпохи. Его психология, восприятие действительности содержали в себе те самые стереотипы, которые он пытался разрушить. Одной ногой шагнув в демократию, другой он увяз в трясине догматизма о субъективизма. Его поиски реорганизации политической системы не опирались на коллективное мнение партии и общества. Импонирующая нам сегодня раскованность Никиты Сергеевича, его политическая смелость, энергия и порой необходимая политику готовность идти на риск уживались в нем с недостатком общей культуры, склонностью к поспешным и необоснованным решениям, может быть, с излишней грубостью. Все это, вместе взятое, определило трагедию его личности. Ко всему прочему, Хрущев был великим утопистом ХХ столетия. Он искренне верил, что уже в наше время, в ближайшие десятилетия, можно привести общество к коммунизму. Назначенный срок наступил, но… И все же мы сегодня часто вспоминаем времена "хрущевской оттепели", ищем истоки последних перемен в "том" десятилетии, сравниваем "то" обновление с нынешним. Значит, не зря все это было? Хорошо сказал о Хрущеве известный советский кинорежиссер М. Ромм: "Пройдет совсем немного времени, и забудутся и Манеж, и кукуруза… А люди будут долго жить в его домах. Освобожденные им люди... И зла к нему никто не будет иметь—ни завтра, ни послезавтра. И истинное значение его для всех нас мы осознаем только спустя много лет… В нашей истории достаточно злодеев—ярких и сильных. Хрущев—та редкая, хотя и противоречивая фигура, которая олицетворяет собой не только добро, но и отчаянное личное мужество, которому у него не грех поучиться и всем нам…" Краткая биография. Родился в 1894 году в селе Калиновка Курской губернии, рано начал трудовую жизнь. С двенадцати лет уже работал на заводах и шахтах Донбасса. О своей рабочей молодости и слесарном ремесле он часто и, кажется не без удовольствия вспоминал. В 1918 году Хрущева принимают в партию большевиков. Он участвует в гражданской войне, а после ее окончания находится на хозяйственной и партийной работе. Был делегатом от Украины на ХIV и XV съездах ВКП(б). В 1929 году поступил учиться в Промышленную академию в Москве, где был избран секретарем парткома. С января 1931 года—секретарь Бауманского, а затем Краснопресненского райкомов партии, в 1932—1934 годах работал сначала вторым, а затем первым секретарем МГК и вторым секретарем МК ВКП(б). На ХVII съезде ВКП(б), в 1934 году Хрущева избирают членом ЦК, а с 1935 года он возглавляет Московскую городскую и областную партийные организации. В 1938 году становится первым секретарем ЦК КП(б) Украины и кандидатом в члены Политбюро, а еще через год—членом Политбюро ЦК ВКП(б). В годы Отечественной войны Хрущев был членом военных советов Юго-Западного направления, Юго-Западного, Сталинградского, Южного, Воронежского и 1-го Украинского фронтов. Кончил войну в звании генерал-лейтенанта. С 1944 по 1947 работал Председателем совета министров (СНК) Украинской ССР, затем вновь избран первым секретарем ЦК КП(б)У. С декабря 1949 года он—снова первый секретарь Московского областного и секретарь Центрального комитетов партии. В марте 1953 года, после смерти Сталина, целиком сосредотачивается на работе в ЦК, а в сентябре 1953 года избирается Первым секретарем ЦК. С 1958 года—Председатель совета министров СССР. На этих постах находился до 14 октября 1964 года. Октябрьский пленум (1964) освободил Хрущева от партийных и государственных должностей "по состоянию здоровья". Был персональным пенсионером союзного значения. Умер 11 сентября 1971 года.1 Почему именно Хрущев пришел к власти? Как могло случиться, что после Сталина к руководству страной пришел именно Хрущев? Вроде бы Сталин сделал все, чтобы "очистить" партию от любых своих противников—подлинных и мнимых, "правых" и "левых". В 50-е годы передавалась из уст в уста якобы одна из его афористичных фраз: "Есть человек—есть проблема, нет человека—нет проблемы". В результате в живых остались, казалось бы, самые верные, самые надежные. Как же Сталин не разглядел в Хрущеве могильщика своего культа? В последние годы, незадолго до кончины, Сталин подверг опале Молотова и Микояна, готовя им, вероятно, такую же участь, какая постигла других руководителей, уничтоженных при их помощи и поддержке. Создание на ХIХ съезде Президиума ЦК КПСС, заменившего более узкое по своему составу Политбюро, было шагом к "отстрелу" следующей генерации засидевшихся соратников. Но Сталин—парадокс!—"не грешил" на Хрущева. Старческое ослепление? Пожалуй, нет. Никколо Макиавелли, этот блистательный разоблачитель тирании, бросил некогда фразу: "Брут стал бы Цезарем, если бы притворился дураком". Думается, Хрущеву, каким-то образом удалось притвориться человеком вполне ручным, без особых амбиций. Рассказывали, что во время длительных ночных посиделок на ближней даче в Кунцеве, где вождь жил в последние годы, Хрущев отплясывал гопака. Ходил он в ту пору в украинской косоворотке; изображая "щирого казака", далекого от каких либо претензий на власть, надежного исполнителя чужой воли. Но, видимо, уже тогда Хрущев глубоко затаил в себе протест. И это выплеснулось на другой день, после кончины Сталина. Хрущев пришел к власти не случайно и одновременно случайно. Не случайно потому, что общество устало от сталинского террора, массовых репрессий, а Хрущев был выразителем того направления в партии, которое в других условиях и, вероятно, по-другому оказалось представлено такими, во многом не похожими деятелями, как Дзержинский, Бухарин, Рыков, Рудзутак, Киров. Это были сторонники развития НЭПа, демократизации, противники насильственных мер в промышленности или в сельском хозяйстве, а тем более в культуре. Несмотря на жестокие сталинские репрессии, это направление никогда не умирало. В этом смысле приход Хрущева был закономерным. Но, конечно, здесь был и большой элемент случайности. Если бы Маленков столковался с Берией, если бы "сталинская гвардия" сплотилась в 1953 году, а не в июне 1957 года, не быть бы Хрущеву лидером. Сама наша история могла пойти по несколько иному руслу. Нам трудно сделать это допущение, но на самом деле все висело на волоске. И все же история сделала правильный выбор. То был ответ на реальные проблемы нашей жизни. Все более нищавшая и, по сути, полуразрушенная деревня, технически отставшая промышленность, острейший дефицит жилья, низкий жизненный уровень населения, миллионы заключенных в тюрьмах и лагерях, изолированность страны от внешнего мира—все это требовало новой политики, радикальных перемен.1 Страна жаждала перемен… После тяжелейшей войны, после сталинской диктатуры страна жаждала перемен. Урожайность зерновых была примерно восемь центнеров с гектара. Промышленность требовала технического перевооружения. Люди остро нуждались в жилье, продуктах питания, товарах народного потребления. И чем дальше в прошлое отходил энтузиазм победы, тем рельефнее проступали простые, будничные, касающиеся всех проблемы. Хрущев понимал это, понимал и пытался поправить положение. Клин клином вышибают. Арест и расстрел Берии и его ближайших сообщников были исполнены в классической сталинской манере. Но они стали предвестниками новых времен. Мужественный, пронзительно откровенный, ошарашивающий доклад Н.С. Хрущева на закрытом заседании ХХ съезда был первым—и потому самым трудным—шагом к объективной, партийной оценке Сталина. Обсуждение сталинского террора, восстановление законности заметно оздоровили обстановку в партии и стране. Был открыт путь к переменам—и прежде всего к переменам в политическом режиме… К сожалению, инерцию старого преодолеть не удалось. "Оттепель" осталась "оттепелью". Весна не наступила. Те принципы партийной и государственной жизни, за которые боролся Хрущев, не были притворены в жизнь. Сказывались преимущественно "верхушечный" характер перемен, острая борьба в руководстве партии, сильные позиции тех, кто стремился свести к минимуму резонанс от решений ХХ съезда КПСС. Сказывалась неподготовленность широкой партийной общественности, народа к столь крутой переоценке недавнего прошлого. Сказывалось и давление руководителей многих коммунистических партий, которые опасались, что наращивание критики культа личности будет использовано буржуазией для ослабления авторитета и влияния коммунистов. Хрущев метался. Со свойственной ему импульсивностью он то громил художников-"абстракционистов", ругал Евтушенко и Вознесенского, давал команду ударить по "ревизионистам", остановить нарастающий поток критики сталинизма, то—как это было на ХХII съезде—снова начинал яростные атаки на Сталина… Столь же импульсивный, взрывной, часто непродуманный характер имела реформаторская деятельность Хрущева. Он многое начал делать, для того, чтобы поднять сельское хозяйство, модернизировать промышленность, улучшить жизнь людей. Стала меняться вся атмосфера в стране. Но его постоянно заносило. Кукуруза—прекрасная культура. Очень нужная. Но заставляя выращивать ее в Архангельской области значило дискредитировать идею… Великолепны, видимо, и торфоперегнойные горшочки. Но видеть в них панацею, волшебную палочку-выручалочку значило пустить дело под откос. Сделать более конкретным, эффективным партийное руководство промышленностью и сельским хозяйством—полезное дело. Но разъединить, разъять партию и ее аппарат значило рубить сук, на котором сидишь. Подвела Хрущева и традиционная, впитанная в сталинские годы вождистская психология, неготовность всерьез принять коллективное руководство. Борец с культом личности сам оказался его жертвой. Некритическое отношение к самому себе, попустительство славословию в свой адрес, самолюбование подрывали авторитет Хрущева, служили пищей для злых насмешек и анекдотов. Величие Хрущева в том, что он решился сказать правду о сталинских преступлениях и взял курс на обновление, очеловечивание социализма. Его слабости—




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; просмотров: 127; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.87.250.158 (0.023 с.)