ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ, ОГРАНИЧИВАЮЩИЕ СЕКСУАЛЬНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ, ОГРАНИЧИВАЮЩИЕ СЕКСУАЛЬНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ



Наша работа секс-терапевтов и исследователей вопросов пола привела нас к выводу, что люди встречаются чаще всего с четырьмя типами сексуальных проблем: заторможенностью и чувством вины, боязнью выполнения действий, эротической скукой и слепым принятием мифов и ложной информации относительно секса. Действительно, в современном американском обществе к этим четырем проблемам в совокупности сводятся причины более 80% случаев возникшей сексуальной неудовлетворенности. Поэтому представляется логичным подробнее изучить специфику этих моментов, прежде чем заняться вопросом, как их можно преодолеть.

На первый взгляд может показаться невероятным, чтобы в нашем современном мире с его подчас прямой открытостью всего, что касается секса, проблема сексуальной заторможенности занимала значительное место. Однако заторможенность и чувство вины, связанные с сексом, продолжают существовать повсюду, хотя вызвавшие их причины и направленность несколько изменились по сравнению с прошлым. Например, сегодня мы не только сталкиваемся с доставшимся нам по наследству от разных религий утверждением, что "секс - это грязь", или с врожденным чувством секретности секса, поскольку в нашей культуре ему отведено место в сфере личного, скрытого. Кроме всего этого у нас имеется целый набор вариантов сексуальной заторможенности, которая происходит от нашей боязни собственной недостаточной привлекательности. Забота о личной привлекательности беспокоит людей уже очень давно, однако она значительно усилилась ежедневными просмотрами зрелищ - чаще всего телевизионных - и современной одержимостью физического соответствия их героям (или хотя бы подобия соответствия) Женщины, не обладающие физическими достоинствами Джейн Фонды, Тины Тернер, модной манекенщицы или модели с обложки "Плейбоя", готовы считать себя уродами и часто переносят это ощущение своей воображаемой неполноценности в реальную сферу сексуального поведения. В последние годы и мужчин поразила подобная болезнь - если они не могут буквально сравняться с физическими данными Сильвестра Сталлоне, Буббы Смита или Берта Рейнольдса, они тоже ощущают свою непривлекательность, а потому и некую неполноценность как любовника. Несомненно, в 1940-е годы тоже были молодые люди, которые отчаянно жаждали походить на Джонни Вайсмюллера или Бастера Крэбба, однако это не было так неумолимо связано с сексуальной привлекательностью. Еще сильнее мужчины подвержены беспокойству по поводу "соответствия" пениса (в смысле размеров) - такую тревогу секс-терапевты чаще всего наблюдают у своих пациентов-мужчин.

Мужчина, который ощущает свою неадекватность, так как думает, что его пенис слишком мал, готов недооценивать собственные возможности, а это часто приводит к отсутствию сексуальной уверенности в себе и нерешительному поведению. Так же и женщина, которая ощущает себя сексуально непривлекательной из-за (как она считает) излишней полноты или излишней плоскогрудости, готова стушеваться при встречах с мужчинами, так как действительно считает себя несексуальной. Конечно, есть очень много людей, отличающихся от такой модели - сюда относятся и те, кто, стремясь справиться с такими страхами, чрезмерно увлекаются сексом, как будто хотят доказать свою полноценность частотой и разнообразием сексуальных отношений. Однако несоответствие современным моделям привлекательности, которые поставляет культура, продолжает быть распространенным источником сексуальной заторможенности.

, "Первые шесть лет нашей совместной жизни моя жена

, настаивала, чтобы мы занимались любовью в темноте. Я

думал, что таково ее представление о том, "как полагает-ся", поэтому хоть и неохотно, но соглашался. Только недав-

но я обнаружил, что истинная причина заключалась в

другом: ее беспокоит, как выглядит ее тело. Когда мы,

наконец, в открытую поговорили об этом и я смог убедить ее, что нахожу ее тело великолепным, это сильное зрительное впечатление улучшило нашу сексуальную жизнь процентов на 300".

Другой часто встречающийся вид сексуальной заторможенности, который продолжает приводить в замешательство секс-терапевтов, связан с ощущением постыдности или отрицания орального секса. Вместо того, чтобы расслабиться и наслаждаться этим видом интимной ласки, многие люди считают его невозможным или весьма проблематичным, как показывают следующие комментарии.

Одинокая женщина, 21 год: "Мой приятель почти каждый раз, когда мы занимаемся любовью, стремится добраться до низа, а мне это неприятно. Я ничего не имею против того, чтобы переспать с ним - по правде говоря, это нравится мне - но как только его губы или язык приближаются к моим половым органам, я цепенею".

Женатый мужчина, 38 лет: "У нас с женой в половой жизни все время было, можно сказать, все в порядке - мы занимались сексом четыре или пять раз в неделю, и она всегда испытывала оргазм. Но у меня редко хватало храбрости на оральный секс, даже несмотря на то, что я знал, это ей нравится. Я думаю, это сидит глубоко внутри; независимо от того, что я считаю себя свободно мыслящим в сексуальном отношении, все равно я думаю, что "есть" ее - это что-то грязное".

Разведенная женщина, 42 года: "Я никогда не могла выносить орального секса, когда была замужем, не могла ни получать его, ни сама давать, и я не могу измениться теперь, после развода. Это беспокоит меня, потому что мне кажется, что каждый мужчина, с которым я теперь встречаюсь, ждет этого и смотрит на меня как на сумасшедшую, когда я не могу этого делать. Но я все равно нахожу это ужасным, независимо от того, что пишут в учебниках о сексе и в исследовательских работах".

В чем же дело, можем мы спросить. Основывается ли эта заторможенность главным образом на эстетических соображениях (не нравится вкус или запах гениталий, например)? Или она отражает существующий взгляд на оральный секс как на извращение, запрещаемое либо религиозными установлениями, либо идеей, что половой акт естествен, только если подразумевает воспроизведение рода? Или действует твердое представление о том, "как общепринято", на которое опирается чувство приличия и самоконтроля? Может быть, эта заторможенность расскажет нам о существующем статусе и

иерархии власти - например, когда женщина двадцати одного года, слова которой мы привели выше, считает феллацию "впечатлением", а от куннилингуса цепенеет, может быть, она сообщает нам что-то по поводу ее представления о роли полов, ее взгляда на мир, где женщина должна обслуживать своего сексуального партнера и при этом сама отвергать любое сексуальное удовольствие как нечто нежелательное, являющееся мишурой? По нашему мнению, было бы сильным упрощением полагать, что существует единственное объяснение, которое подошло бы для любого человека, испытывающего затруднения с оральным сексом. Однако следует помнить, что каков бы ни был источник затруднений, который практически и обнаружить невозможно, существует ряд конкретных способов побороть такую заторможенность, сначала уменьшив ее интенсивность, а затем погасив полностью, заменяя ее прежде всего серией новых представлений, которые не только приведут к терпимости по отношению к ранее вызывающему страх акту, но позволят испытать от этого радость, а следовательно, и благодарность.

Диапазон сексуальных предрассудков гораздо шире упомянутых, даже если они не превращаются в настоящую "фобию". Однако они не всегда мешают сексуальным отношениям, хотя, как правило, весьма сильно снижают потенциал эротического удовлетворения.

Мы кратко опишем здесь три различных случая заторможенности, которые могут рассматриваться как характерные примеры.

Случай 1. Мистер Г., 48-летний мужчина, был женат уже в течение 22-х лет, как вдруг вступил в краткую любовную связь с одной из своих соседок. Движимый чувством вины, он добровольно оборвал эту связь, но при этом обнаружил, что сексуальные отношения с женой стали для него эмоционально сухими, по сути превратились в чисто механическое упражнение. Он мог выполнять физическую функцию во время секса, однако чувствовал, что это было безотносительное, безличное действие, и сожалел, что неожиданный порыв его неверности пошатнул интимность и радость супружеских отношений.

Случай 2. Миссис В., 23-летнюю замужнюю женщину постоянно во время сексуального акта с мужем беспокоили порожденные ее фантазией сцены, где она страстно занималась любовью с молодым священником, который был пастором их прихода, когда она была подростком. Подобные сцены часто сопровождали ее мастурбацию, когда она была моложе. Тогда это доставляло ей большое удовольствие, а сейчас она чувствовала, что не в состоянии помешать вторжению этих образов в ее сексуальное возбуждение. В результате она, как правило, не реагировала на физическую близость с мужем, хотя выполняла все движения ("делая все, что я могла, чтобы только поскорее", как выразилась она) для того, чтобы сохранить семью.

Случай 3. Миссис Б., 31 год, разведенная и вторично вышедшая замуж. В возрасте 10 лет она подверглась сексуальному принуждению со стороны своего дяди, который заставил ее поклясться хранить молчание под угрозой того, что он якобы знает о преступлении, совершенном ее отцом, и засадит его в тюрьму, если она скажет кому-нибудь. Будучи подростком, она полностью избегала любой сексуальной активности и, когда вышла замуж в первый раз в 24 года, была девственницей. Сексуальную жизнь она лишь терпела, говоря: "Я никогда ничего не чувствую". Только после того, как она смогла рассказать психиатру о том, что ребенком претерпела сексуальное оскорбление, и прошла курс терапии вместе с группой женщин, у которых некогда были похожие переживания, она смогла преодолеть у себя чувство вины и угрызения совести, вызванные сексом.

Как показывают эти примеры, сексуальная заторможенность часто отражает чувство вины в той или иной форме. Чувство вины может быть результатом либо очень давних событий, как в случае 3, либо современных обстоятельств. Так, нередко можно встретиться с сексуальной заторможенностью у бездетных пар, которые ранее не испытывали затруднения подобного рода - они пытаются "объяснить" свою бесплодность как кару за прошлые ошибки. Аналогично некоторые люди, которые перенесли инфекцию, передаваемую половым путем, считают, что их реакция на случившееся включает и фазу временного снижения сексуального пыла и реактивности.

Рассмотрим следующую распространенную сексуальную проблему - страх выполнения действий. В следующей главе мы разберем страх перед сексуальными действиями (или, точнее, страх перед тем, что субъект не сможет их выполнить) как прямую причину сексуальной дисфункции, однако важно иметь в виду, что сложности с действиями могут и другими путями влиять на сексуальность. Чаще других встречается вариант, когда страх человека перед тем, правильно ли он действует, становится непреодолимым препятствием свободному, спонтанному течению сексуальных чувств и мыслей. Это происходит потому, что осознание страха, как правило, вызывает такое сильное внимание к самому страху, что человек, стремящийся преодолеть его, оказывается гораздо меньше занят сексуальным контактом с партнером; в этом и заключается парадокс. Поскольку человек тревожится о том, как проявить сексуально непринужденность и способность реагировать (как быть "хорошим любовником"), он фокусирует свое внимание на каждой составной части процесса занятия любовью - куда легла рука, как часто дышит партнер, требуется ли ежеминутная перемена положения, велика ли эрекция - сознательно так расчленяя действие, что никакое удовольствие уже невозможно.

Аналогичное поведение, имеющее иное происхождение, но тот же результат, отмечено у людей, страдающих anarexia nervosa, самоиз-

мором. Эти индивидуумы так беспокоятся о пище и процессе еды, так заняты этим, что они часто во время еды занимаются таким "расчленением" - либо буквальным, например, прежде чем съесть, они, как бы выполняя ритуал, разрезают лимские бобы на дюжину или более мельчайших частей, либо "навязанным" расчленением, прожевывая каждый кусок пищи, прежде чем проглотить его, не менее 200 раз. Они тоже умудряются изжить радость из действия, в котором участвуют и которое вызывает у них боязнь; такая манера есть также снижает их аппетит.

Тот тип страха перед действием, который был рассмотрен выше, абсолютно не похож на его другую форму, при которой сексуальная страсть только возрастает. Привходящие факторы, например, попытка осуществить секс в запрещенном месте или с запрещенным, недозволенным партнером, - скорее могут усилить возбуждение, чем подавить его. Итак, боязнь не просто автоматически отключает секс. Однако когда от страха начинают анатомировать процесс, обычным результатом является отсутствие сексуальной ответной реакции (вспомним общеизвестный пример с тысяченожкой, которая внезапно потеряла способность передвигаться, когда ее спросили, как ей удается координировать движения всех ее ног).

Боязнь выполнения сексуальных действий не ограничивается страхом физического несоответствия, измеряемого быстротой или длительностью эрекции, вагинальным увлажнением или интенсивностью и частотой оргазмов. Этот страх отражает также беспокойство о полноте сексуальной реакции - насколько человек разделяет со своим партнером или своей партнершей страсть, нежность, интимность и чувственность. По этой причине человек, у которого нет явных проблем в смысле физической стороны сексуальной реакции, может тем не менее испытывать глубокое беспокойство из-за внутреннего неадекватного или несоответствующего восприятия им сексуального действия. Иногда, конечно, это может быть точное выполнение бездушного механического совокупления. В других случаях, когда речь идет о человеке, верящем, что секс всегда должен быть высшим актом исполненной блаженства близости, чем-то вроде единения со своим партнером, этот человек, почувствовав волнующие, страстные сексуальные импульсы, может за беспокоиться, не слишком ли он был эгоистичен и не мало ли он думал о чувствах и реакции своего партнера или своей партнерши. Одним из интригующе парадоксальных поворотов сексуального мышления является обесценивание сексуальной спонтанности по сравнению с более цивилизованным, синхронизированным стилем любовного акта.

Страх исполнения сексуальных действий часто приводит к серьезной проблеме - стремлению избежать полового акта или, по крайней мере, свести их число к минимуму. Результатом этого может быть неправильная интерпретация ситуации другим партнером - ему может казаться, что партнер отвергает его. Это очень плохо, потому

что глубинные мотивы поведения не имеют ничего общего с намерением отвергнуть партнера; напротив, то, что он избегает сексуального акта - это спасительная самозащита, которая помогает человеку чувствовать себя более уверенно и испытывать меньшую вину за свое несоответствие.

Женатый мужчина, 43 года: "Всякий раз, когда моя жена пыталась проявить романтический настрой, моя первая реакция была: "Господи, а вдруг она не испытает со мной оргазма - ей опять придется пользоваться этим

проклятым вибратором". Это было как пощечина; я не

чувствовал себя достаточно мужчиной, чтобы удовлетворить ее. Поэтому я старался найти всякие оправдания, чтобы избежать полового акта. Знаете, вроде "Я должен сейчас проверить счета" или "Мне хочется посмотреть игру, которую будут показывать по телеку". А она в результате стала думать, что я больше не люблю ее, не

- нахожу ее привлекательной; она не понимала, а я никогда

не говорил ей, что секс всегда вызывал у меня чувство приниженности, не доставляя никакого удовольствия".

Стремление избежать секса появляется и вследствие плоской, скучной старомодности эротической стороны отношений. Казалось бы, должно быть ясно, когда именно из-за скуки возникают сексуальные проблемы, и необходимо искать пути преодоления такой скуки, что можно сделать просто и прямо. Однако люди, как правило, не склонны признавать такие проблемы в их жизни и находить их решение. Может быть, именно по этой причине, хотя никто еще не исследовал эротическую скуку как причину сексуальной неудовлетворенности, большинство секс-терапевтов видят в ней источник многих весьма распространенных и разнообразных сексуальных проблем.

Если партнеры искренне удовлетворены своим сексуальным сосуществованием, скука появляется либо, когда они пресыщаются, когда хорошего становится слишком много, либо от слишком выраженного однообразия их сексуальной жизни. С другой стороны, к партнерам, которые не всегда сексуально удовлетворены друг другом, скука приходит гораздо быстрее. Потому ли, что из-за отсутствия стойкой удовлетворенности они несколько отстраняются от своих сексуальных партнеров, ощущают себя менее связанными с ними, потому ли, что скука стала результатом слишком больших усилий, употребленных на то, чтобы секс был "хорошим" (при малой физической и эмоциональной отдаче), потому ли, что проблема скуки непосредственно связана с проблемой положения, - это предстоит решить. Действительно, эротическая скука отражает, вероятно, различные уровни реальной жизни: в частности, то, что многие пары, которые проводят время вместе, постепенно теряют романтические, доставляющие радость, демонстрирующие внимание такие нюансы

поведения, которые отмечали более ранние стадии их отношений (и сексуальных, и несексуальных), а качество, да и количество сексуальных актов между ними тает на глазах.

Сексуальная скука отражает также существенный разрыв, испытываемый большинством людей, - разрыв между нашими сексуальными ожиданиями и нашей сексуальной реальностью. В наших ожиданиях, так же, как в наших мечтах, секс не только доставляет страстное, взрывчатое удовлетворение и полностью поглощает, он, кроме того, совершенно свободен от таких проблем, как усталость, насморк, дурное дыхание, вялые половые органы, апатичный оргазм (или его отсутствие) и плохие чувственные взаимоотношения партнеров. В действительности наши ожидания, наверное, никогда не могут совпадать с нашим реальным сексуальным опытом, особенно, если отношения поддерживаются достаточно долго, потому что ожидания - это желаемое, это выражение мышления, базирующегося на почерпнутых из романов идеалов. Неудивительно, что это так, ведь мы затоплены половодьем романтизированных изображений секса в книгах и фильмах, которые так или иначе пытаются заставить нас поверить, что для кого-то другого суперколоссальный сексуальный экстаз - регулярная пища, а мы обречены на что-то очень земное и незначительное.

Аспект "сексуальной скуки", которому уделялось больше внимания, чем другим вещам - это вопрос о том, действительно ли долговременная привычка партнеров друг к другу вызывает снижение эротизма. Социобиологи утверждают, например, что мужчины от природы неразборчивы и переходят от партнера к партнеру, максимально подтверждая тем самым эту характеристику их пола. Вывод социобиологов косвенно подкрепляется работами ряда сексологов, которые отмечают, что мужчины более, чем женщины, склонны к внесупружеским связям. Мы подозреваем, что эти данные могут быть ошибочными, так как при подсчете не принималось во внимание, что значительное число женщин - это домохозяйки, тогда как современные данные позволяют констатировать, что женщины, работающие вне дома, гораздо быстрее вовлекаются во внебрачный секс, чем те, кто сидит дома. Не похоже, чтобы это явление было обусловлено биологически. Напротив, мы считаем, что это показатель того, насколько в прошлом социальные ограничения подавляли сексуальные чувства женщин. Следует принять, однако, во внимание, что сделать точный вывод трудно, поскольку есть работы, утверждающие, что женщины, вступая в связь, ищут эмоциональной близости более, чем сексуального удовлетворения, а мужчины -наоборот.

Предопределяет ли секс с одним постоянным партнером в течение длительного времени появление эротической скуки? Приведем представляющие интерес свидетельства трех женатых мужчин.

37-летний мужчина: "Я женат уже 16 лет и был всегда верен своей жене. Должен сказать со всей искренностью, что наши сексуальные отношения сейчас гораздо лучше, чем когда мы только поженились. Мне кажется, хитрость в том, что я смог творчески подойти к нашей сексуальной жизни - не с помощью плетки, цепей и акробатических положений - а уходя от рутины и продолжая прислушиваться к потребностям другого. Например, мы научились подолгу делать друг другу чувственный массаж - как часть "увертюры". Это почти неописуемое, дразнящее предвкушением наслаждение... то, что мы никогда не делали, когда были юными".

44-летний мужчина: "Нужно признаться, моя жена сейчас не так привлекательна, как была раньше: она располнела и ее представления о сексе - это раздвинуть ноги передо мной дважды в неделю. Как будто она оказывает мне одолжение. Разве удивительно, что я называю нашу сексуальную жизнь скучной? По правде говоря, я испытываю больше трепета, когда мастурбирую. Поэтому я раз в месяц хожу в публичный дом - это мой способ сохранить равновесие. Разве не сказал кто-то: "Здоровая жизнь -лучшее отмщение!"

49-летний мужчина: "Я женат уже 27 лет и счастлив. Я замечал, конечно, определенные затруднения в нашей сексуальной жизни. Мы хорошо ладим, мы теперь больше дел делаем вместе, чем раньше, но секс - это область в нашей жизни, где мы катимся все по одной и той же колее. Я не знаю твердо, кого винить в этом, наверное, мы оба виноваты, только мне кажется, что мы оба слишком легко сдались, приняв чертов секс как что-то неизменное. Я вовсе не горжусь тем, как поступаю, но я за многие годы нашел выход в том, что имел случайные связи. По крайне мере, так я чувствую, что еще гожусь завести кого-то".

Женщины, похоже, менее склонны жаловаться на сексуальную скуку, может быть, потому, что их ожидания в этом отношении меньше связаны с реальной жизнью, чем у мужчин. Однако женщины гораздо крикливее сообщают о том, что в их жизни не хватает тепла и чувства единения. С другой стороны, значительное число женщин сообщает и о других своих тревогах.

28-летняя женщина: "Мы с Томом женаты еще только пять лет, но меня уже многое беспокоит. Том так погружен в свою работу, что у нас остается очень мало времени побыть вместе, а когда он не работает, ему нужно отдыхать, расслабиться. Секс, похоже, это то, что мы можем себе позволить только на уик-энде, и то не всегда. Кажется ему и не хочется делать усилие, а когда я пытаюсь заговорить с ним об этом, он отмахивается от меня и обращает все в шутку. "Ты же знаешь, я лучший любовник в мире", - говорит он обычно. Ну так вот, пусть лучший любовник в мире поскорей проснется, а то его жена пойдет куда-нибудь в другое место искать развлечения".

38-летняя женщина: "Мой муж все время жалуется по поводу нашей сексуальной жизни. Мы занимаемся сексом недостаточно часто, мы не пытаемся сделать что-то новое, в нашей жизни нет страсти. Ладно, он прав. Но я не думаю, что дело во мне - лучше бы он взглянул утром в зеркало и подумал, сколько удовольствия можно испытывать, проявив страстность к его животу весом в сорок фунтов, его прокуренному дыханию, запаху его тела. Хуже всего - он, кажется, думает, что всякий раз, когда он готов переспать со мной, я немедленно должна уже лежать на спине с улыбкой на лице. Похоже, он вообще не думает о моих сексуальных ощущениях или о том, чего бы мне хотелось почувствовать. Конечно, наша сексуальная жизнь - чистая скука, только не так уж трудно понять - почему".

Помимо скуки, боязни выполнять действия, заторможенности, т.е. того, что обычно сопутствует сексуальной неудовлетворенности, существует еще целый ряд мифов и ложных сведений, которым люди верят, стремясь стать образованными в отношении секса, - и оказываются обманутыми. Мы уже упоминали в предыдущих главах некоторые из этих мифов: утверждение, что мужчины достигают пика своей сексуальной доблести к 18 годам, а потом они обречены на предательский спад их сексуальных интересов и способностей; мнение, что если у женщины происходит вагинальное увлажнение, то это точный знак, что она готова к половому акту; идея, что женщины от природы менее сексуальны, чем мужчины. Насколько подобные мифы опасны, зависит, естественно, от того, готовы ли люди принять "всем известное" как догму и пользоваться этим в качестве оправдания собственного поведения или чувств, не обращая внимания на реальные факты. Любопытно, что тот, кто упорствует, настаивает на ошибочном объяснении положения сексуальных дел, как правило, отказывается получить информацию о действительном положении дел у секс-терапевта. Часто создается впечатление, что человек предпочитает удобное объяснение, которое предлагает миф, а не желает прислушаться к другим точкам зрения, даже если это грозит ему сексуальными расстройствами.

В мифах о сексе удивительно то, что им так легко верят, несмотря на недостаточность доказательств, которые подтвердили бы их правоту. Быть может, это происходит оттого, что большая часть этих мифов звучит сверхразумно и научно - как будто дело должно было бы обстоять именно так. Таким примером является совсем недавно родившаяся идея о том, что женщины-феминистки вызвали новую волну импотенции у своих партнеров; об этом торжественно объявили психиатры (адресуясь к широким массам) несколько лет назад. Такое утверждение скрытно поддерживает точку зрения, что феминистки более маскулинны (мужественны) и агрессивны, чем "традиционные" женщины, а потому скорее могут запугать своих партнеров, не привыкших к подобной агрессивности при общении с

теми, с кем они делят ложе; запугать вплоть до потери ими способности совершать сексуальные действия из-за такого "подкопа" под их мужские прерогативы. Эта чепуха могла служить неким политико-философским утешением для людей вроде Филлис Шлэфли или представителей Морального Большинства, которые жаждали видеть феминизм дискредитированным с любой возможной стороны. Однако факты свидетельствуют о другом: не было никаких оснований для тревоги по поводу импотенции, связанной с распространением феминизма; мужчины - партнеры женщин, полностью занятых работой вне дома, в действительности менее подвержены импотенции, чем мужчины - партнеры обычных домохозяек; более маскулинные женщины, как следует из многочисленных секс-ролевых тестов, сексуально реагируют так же, как более феминные, и бывают удовлетворены не менее часто. Однако, несмотря на эти факты, миф о "новой" импотенции завоевал определенное доверие и, как всякий миф, стал для некоторых мужчин чем-то вроде несомненно исполняющегося пророчества.

Почему люди так охотно воспринимают сексуальные мифы и ложную информацию? Отчасти, безусловно, потому, что такие работы, несмотря на заложенную в них неверную идею и нечисто проведенные исследования, пользуются несомненным успехом у широких масс. После прослушивания разрекламированной самим "экспертом" трехминутной лекции о природе сексуального поведения, переданной программой новостей по радио или ТВ, или после прочтения статьи в газете или журнале, которая выдает еще одну теорию о сексуальности за своего рода Евангелие, у среднего потребителя такой информации даже не появляются сомнения в ее достоверности, и он воспринимает все как истину. В отличие от пророков в области экономики, предсказания которых по поводу положения на рынке или бирже можно сравнить с тем, что действительно происходит с течением времени, судить о новоявленных экспертах по сексу публике приходится по очень субъективным факторам - внешности, званию и так далее. Поскольку многие эксперты появляются на публике, одновременно представляя написанную им книгу, а то, что доктор Такой-то написал книгу, в глазах обывателей придает ему добавочную ауру достоверности его или ее высказываниям.

Честно говоря, многие мифы о сексе в основном безвредны и смешны (например, утверждение, что лысые мужчины - плохие любовники). Однако в ряде случаев кажущийся безвредным миф так яростно вторгается в жизнь человека или его с таким пылом и так нескладно пытаются к ней приложить, что это приводит к душевной травме и расстройству. Может быть, хуже всего то, что люди, упорно верящие в мифы, часто пользуются ими для оправдания того, почему они опустили руки и не пытаются сделать свою сексуальную жизнь лучше.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; просмотров: 132; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.012 с.)