Концепция устойчивого развития общества



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Концепция устойчивого развития общества



 

1. Понятие устойчивое развитие

2. Кризис и обратные связи

3. Варианты сценариев будущего развития

4. Устойчивое развитие России

 

Причина эколого-социального кризиса — столкновение цивилизации с внешними границами. Первоначально доминировала точка зрения, что это — ресурсные ограничения (она восходит к Т. Мальтусу), и развивалась в докладах Римскому клубу [8, 9]. Однако последовательный и беспристрастный анализ привел к выводу, что подлинные границы, столкновение с которыми представляет действительно угрожающую опасность для человечества, определяются не хозяйственной емкостью биосферы, что критичными являются не ресурсы недр, не запасы пресной воды и не доступные для освоения источники энергии.

Главная проблема именно в том, что расширяющееся, причем в геометрической прогрессии, воздействие цивилизации на биосферу угрожает экологической катастрофой. В результате катастрофы окружающая среда изменится таким образом, что человечество как биологический вид существовать в ней не сможет. Биосфера будет деградировать до тех пор, пока не исчезнет причина деградации - цивилизация, не сумевшая нормализовать свое воздействие на окружающую среду [1, 2, 4]. Биосферная катастрофа может произойти раньше, чем реально скажется ресурсный кризис хотя бы по какому-нибудь виду ресурсов.

Конечно, по некоторым ресурсам (например, пресной воде) дефицит жестко коррелирует с экологическими проблемами и даже обусловлен ими ‑ тем более, первична именно экологическая, биосферная проблематика.

Поэтому понятие устойчивое развитие родилось у экологов, именно они произвели его на свет. Но сейчас, по прошествии двадцати лет после этого события, о нем все меньше и меньше говорят в экологическом плане и все больше в каких-либо иных аспектах. Наверное, именно поэтому раздаются голоса о том, будто мы не знаем, что такое устойчивое развитие. Если не забывать, по каким причинам и для каких целей это понятие было введено, то знаем прекрасно.

Согласно экологическому подходу, устойчивое развитие — это такое развитие, которое не выводит систему за пределы хозяйственной емкости биосферы. Оно не вызывает в биосфере процессов разрушения, деградации, результатом которых может стать возникновение принципиально неприемлемых для человека условий.

Предупреждения о том, что экспоненциальное расширение мировой экономики и взрывной рост населения не могут продолжаться бесконечно, звучали давно (например, в книге “Пределы роста”) [8]. Однако не только в массовом сознании, но и практически у всех политиков господствовали наивные представления о том, что все как-нибудь само собой образуется, переход к новому пути развития будет бескризисным и не потребует коренной ломки всех сформировавшихся структур цивилизации ‑ экономических, политических, институциональных, социокультурных, религиозных. Все это нашло отражение в разнообразных стратегиях, программах, планах УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ, разрабатывавшихся на национальных уровнях.

Однако время наивно-прагматического подхода к решению экологических проблем прошло, как и время стихийного развития. Попытка же придать развитию цивилизации новое направление, названное устойчивым развитием, пока слишком слаба и не дает положительных результатов.

КРИЗИС И ОБРАТНЫЕ СВЯЗИ

Анализ проблем устойчивого развития в нерешительности останавливается перед неопределенностью истории. Теория биотической регуляции окружающей среды, конечно, дает ответы далеко не на все экологические вопросы. Но теорий регуляции исторического процесса, или регуляции общественного развития, или регуляции социальных систем у нас вовсе нет.

При экологическом кризисе (это особенно важно) биосфера в духе принципа Ле Шателье “защищается”, поскольку переход антропогенных возмущений за предел ее хозяйственной емкости разрушает систему биотической регуляции окружающей среды, вынуждая биосферу к поиску новой устойчивости.

У человечества были бы развязаны руки, если бы наука вполне достоверно, убедительно для большинства знала, какие обратные связи должны возникнуть по мере углубления экологического кризиса, какие явления в системе современной цивилизации следует интерпретировать как сигналы развития экологического кризиса. В первом разделе дан лишь самый общий очерк таких связей, так как пока о них известно слишком мало. У нас почти нет сведений, позволяющих достоверно говорить о том, как экологический кризис будет разрастаться в биосферную катастрофу, какими будут реакции человека в биологическом и социальном аспектах, как будет реагировать цивилизация в целом, отдельные страны и т.д.

Пока сделаны только первые шаги для статистической оценки воздействия неблагоприятных экологических условий на здоровье людей [2]. Ведь на здоровье в том же направлении влияют низкий уровень благосостояния, плохое качество продуктов питания, неудовлетворительные условия труда, стрессы, алкоголь, курение и многое другое. Все эти факторы, однако, взаимозависимы и в современных условиях представляют собой проявления одного феномена: эколого-социального кризиса. Их взаимозависимость — принципиальное препятствие для разработки корректных статистических оценок и в будущем. То, что трудно для статистики, трудно и для обыденного сознания: оно тоже не может понять истинную роль экологического фактора в жизни человечества не только на перспективу, но и в данный момент, адекватно выделить этот фактор из синкретической массы всевозможных островоспринимаемых обстоятельств своего бытия. Этот фактор подобен радиационному воздействию, его последствия ощущаются много времени спустя после самого воздействия и нередко у будущих поколений.

Под угрозой оказалось сохранение нормального генома человека. Доля рас-падных особей вида Homo sapiens в его современном состоянии намного выше, чем для стабильных биологических видов [2]. Экономически это требует огромных и притом непрерывно возрастающих социальных затрат, а по биологическим критериям означает, что человек — быстро вырождающийся вид, несмотря на все свои “победы” вытесняемый из биоты. Каким образом уже начавшаяся деформация генома [2] скажется на социальных, политических и экономических структурах, представители соответствующих наук пока всерьез даже не пытаются прогнозировать. Можно только предполагать, что кровавость, массовая жестокость, разрушение этических норм, наблюдающиеся в XX веке, несомненно связаны с этим явлением.

В экономической сфере также формируются обратные связи, обусловленные разрушением биосферы. Экологические издержки цивилизации уже сегодня начали прямо конвертировать в экономические издержки, породив тенденции к снижению рентабельности мировой экономики, уменьшению инвестиционной активности, падению уровня жизни, росту бедности и т.п. В своих взаимодействиях с природой человечество до настоящего времени остается в границах “присваивающего хозяйства”, не только получая природные дары практически бесплатно, но и безоглядно разрушая естественные экосистемы — основу своего существования.

Эпоха “экологического собирательства” заканчивается. Человечество вынуждено радикально пересмотреть отношение к производству: на смену описанию разомкнутого производственного цикла, безвозмездно изымающего из природы сырье и безвозмездно и неограниченно возвращающего в нее отходы, должно прийти замкнутое описание, включающее в воспроизводственный процесс характеристики взаимодействия хозяйства с биосферой, причем для допустимых значений последних будут устанавливаться жесткие нормативы. “Прогресс”, таким образом, станет не только гораздо менее рентабельным, но и существенно ограниченным, что не может не отразиться на самой его идеологии и насаждаемых ею социальных ожиданиях.

В стратегиях устойчивого развития многих стран ( например, США, Германия, Швеция и др.) в неявном виде проводится идея строительства устойчивого развития для избранных стран с сохранением “золотого миллиарда” процветающей части человечества. Тут возможны две схемы.

Вот очень простая схема: “золотой миллиард” живет за счет нескольких миллиардов людей, составляющих “остальное человечество” - удовлетворяя свои потребности за счет материальных ресурсов всей планеты.

Но это не сценарий, а совершенно невероятная гипотеза, у которой нет никаких шансов осуществиться. Не может миллиард до бесконечности эксплуатировать остальную часть человечества при тех социальных структурах, которые сейчас имеются и развиваются. Либо эти социальные структуры будут сломлены вместе с ценностями и идеалами, либо форма эксплуатации будет принципиально иной, чем предполагает эта гипотеза. Не может и биосфера выдержать существование такого “человейника” (находка А.Зиновьева). но о каких обратных связях в этой гипотезе и речи нет, их и приткнуть то при таком примитивизме некуда.

Вот еще одна гипотеза с “золотым миллиардом”: только он выживет после экологической катастрофы, все остальное человечество погибнет. Спрашивается: как он выживет, если доминирующая часть его ресурсной базы останется без рабочей силы? Если его экономическая система столкнется с утратой столь значительной части рынка, что последствия вынужденной “перестройки” непредсказуемы?

Подобным гипотезам превратиться в сценарии не дано. Только заведомо грубые, совершенно нереальные предположения могут позволить растянуть их во что-то сценароподобное, но в это никто не поверить, как только будет сделан хотя бы один шаг в сторону детализации, хотя бы малейшая попытка показать действие обратных связей в процессе трансформации человеческого общества под воздействием расширяющегося и углубляющегося эколого-социального кризиса.

Нелишне напомнить, что экологическая защищенность отдельной страны или группы стран на самом деле - иллюзия, поскольку в экологической угрозе доминирует глобальный фактор. Более того, локальные улучшения окружающей среды, достигаемые за счет разрушения экосистем и бесконтрольного использования природных ресурсов других регионов, приводят к дальнейшей деградации глобальной экосистемы и усилению экологической опасности для всех стран.

Современный кризис цивилизации есть результат 10 тысяч лет свободного развития человечества, когда оно само строило свою историю, не ощущая того коридора, который ему предоставляла биосфера. Только в начале ХХ века человечество достигло границ “коридора” в результате непрерывной экспансии. Перечисленные кризисы - это сигналы о том, что человечество больше не может свободно строить свою историю, как оно делало 10 тысяч лет. Оно должно согласовывать ее с естественными законами биосферы, и прежде всего, с законом распределения в ней потоков энергии, который и определяет “коридор” существования цивилизации [4].

Современное состояние цивилизации

1. Жесткий экологический кризис, который осознают еще далеко не все люди и политики, хотя его отрицание или преуменьшение несопоставимо с той национальной и международной природоохранной инфраструктурой, которая создана за последнюю четверть века, затратами на охрану окружающей среды и внедрением ресурсосберегающих технологий.

2. Нарастающий социальный кризис со всеми его атрибутами: рост числа бедных и голодных, рост разрыва между богатыми и бедными, рост безработицы и т.д.

3. Демографический кризис, в результате которого поддерживается социальный кризис, снижается площадь пахотных земель на душу населения, снижается объем продовольствия на душу населения. На арену жизни выходит огромная масса молодых людей, требующих своего места и своей доли благ. Наконец, идет ускоренное нарушение генома человека.

4. Подспутно развивающийся экономический кризис, который время от времени проявляется как локальные финансовые кризисы.

5. Духовный кризис человека, его “хроническая шизофрения” на фоне нарушения генома.

Сигналы, которые подает разрушаемая человеком биосфера, пока еще не производят достаточно сильного впечатления на большинство населения Земли или их не связывают с быстро развивающимся эколого-социальным кризисом. Вместе с тем, пока остаются на нашей планете естественные сообщества организмов и экосистемы, остается надежда на то, что необратимые изменения еще не начались и процесс можно остановить и повернуть вспять.

В настоящее время неизвестно, какими будут предвестники биосферной катастрофы, т.е. достижения необратимо состояния окружающей среды. Критическим, по-видимому, будет следующее обстоятельство: наступят ли предвестники биосферной катастрофы достаточно убедительные для политиков и большинства населения до начала необратимых процессов или они станут для них убедительными слишком поздно.

Между тем, уже сейчас имеется пример, когда научное сообщество оказалось способным побудить политиков действовать в стратегически важном для всего человечества направлении. Таким примером является проблема антропогенного изменения климата. То, что такое изменение имеется, не подлежит сомнению, но во-первых, какова его величина - пока еще никто не смог определить, так как нет способа выделения антропогенной составляющей в климатическом сигнале. Во-вторых, антропогенное изменение климата связывается только с углекислым газом, а разрушение естественных экосистем, полностью игнорируется, что без сомнения, приводит к изменениям альбедо и континентального влагооборота, в результате чего усиливается процесс антропогенного воздействия на климат.

Удивительно, но до сих пор не только множество людей, но и большинство экологов, не замечают и не понимают, в чем заключаются основные антропогенные глобальные изменения, произведенные человеком за время цивилизации и, в особенности, за ХХ век. Это не масса загрязнений, воздействие которых люди стали особенно сильно ощущать в наше время.

Если в 1990 г. естественные экосистемы были разрушены на 20% суши, то к концу ХХ века - на 63% суши, и человек все активнее вторгается в естественные экосистемы океана, разрушая их в первую очередь в полузамкнутых морях и в прибрежной зоне.

Человек, в особенности в ХХ веке, все больше направлял в антропогенный канал поток энергии, протекающий в биосфере, и в ХХ веке увеличил его почти на порядок по сравнению с началом века, когда он потреблял около 1% чистой первичной продукции. Попутно человек еще снижает и разрушает поток чистой первичной продукции примерно на 30% и разрушенную часть перераспределяет в пользу сопровождающей человечество фауны (крыс, мышей, тараканов, микроорганизмов) [3,10]

В результате нарушаются естественные циклы биогенов и идет направленное изменение их концентрации во всех средах, а также сокращение биоразнообразия с никогда не наблюдавшимися ранее высокими скоростями.

Это не изменение климата в сторону потепления. Самое главное изменение которое произвел человек, - это разрушение естественных экосистем на огромных территориях суши с целью все большего замыкания на себя потока энергии, протекающего в биосфере.

Вся сумма геологических, палеонтологических и палеогеографических данных свидетельствует, что жизнь была мощным фактором, формировавшим окружающую среду (литосферу, атмосферу, океан и почву), а такие среды, как кислородная атмосфера и почва, практически полностью сформированы биотой. Поэтому происходящее сейчас быстрое разрушение окружающей среды, в первую очередь естественных экосистем, которые в интересах жизни на Земле регулируют и стабилизируют окружающую среду, несомненно, ведет к экологической катастрофе, могущей повлечь за собой обвальное сокращение численности населения. Ясно, что этого допускать нельзя. Следовательно, можно рассматривать лишь две возможности. Одна из них - сохранение естественного биотического механизма регуляции окружающей среды в глобальных масштабах. Другая возможность - построение нового искусственного технологического механизма регуляции окружающей среды в глобальных масштабах, способного полностью заменить собою естественную биотическую регуляцию.

Естественная биотическая регуляция окружающей среды функционировала в течение всего времени существования жизни на Земле. Факт сохранения жизни на Земле в прошлом означает, что биотическая регуляция никогда не переставала действовать в глобальных масштабах [4]. Биотическая регуляция обеспечивается работой многочисленных мелких организмов - бактерий и грибков, потребляющих около 90% энергии, запасаемой в органическом веществе, синтезированном растениями. Мелкие беспозвоночные животные потребляют менее 10%, т.е. практически всю оставшуюся часть потоков энергии. Крупные позвоночные животные ответственны за тонкую настройку функционирования сообществ. На долю позвоночных животных, выполняемая в рамках биотической регуляции окружающей среды, составляет очень малую долю той работы, которая выполняется всеми организмами сообщества. В этом смысле жизнь позвоночных животных в приемлемой для них окружающей среде обеспечивается функционированием остальных организмов сообщества. Таким образом, энергетическая мощность сообщества обладает малым к.п.д. поддержания жизни позвоночных животных, имеющим порядок 1% [4].

Такая малая величина к.п.д. поддержания жизни крупных передвигающихся животных, включая первобытного человека, наблюдается во всех различных сообществах биосферы и поэтому не является случайностью. При построении техногенной системы управления окружающей средой можно надеяться на достижение лишь такой же величины к.п.д. существования человека. Это значит, что 99% энергетической мощности цивилизации и 99% труда самого человека, направленного на управление мощностью цивилизации, должны будут затрачиваться на стабилизацию окружающей среды. На индивидуальные нужды жизни самого человека останется менее 1 % всей энергетической мощности.

Существующая энергетическая мощность естественной биоты составляет одну тысячную часть бюджета солнечной энергии. Эта часть обеспечивает регуляцию и устойчивость климата, который формируется за счет всего бюджета солнечной энергии. Увеличение рассматриваемой части за счет остальных компонентов бюджета солнечной энергии или посредством добавочных к солнечному источников энергии может привести к полной разбалансировке климата Земли и принципиальной невозможности поддержания его любыми управляющими механизмами в устойчивом, пригодном для жизни состоянии. Энергетическая мощность механизма стабилизации окружающей среды, будь то естественная биота или технологическая система, управляемая человеком, не может превышать допустимую долю бюджета солнечной энергии. Поэтому гипотетическая техногенная система регуляции окружающей среды не сможет превзойти энергетическую мощность естественной биоты. Следовательно, после уничтожения последней и построения соответствующей техногенной системы, человек получит для удовлетворения своих внутренних нужд столько же энергетической мощности, сколько он имел в естественной биосфере, не затрачивая никакой энергии на поддержание естественной биоты и даже не задаваясь вопросом о том, как она работает.

Есть все основания считать, что сообщества видов естественной биоты функционируют как единственный механизм, способный управлять окружающей средой. Этот вывод основан на оценке потоков информации, перерабатываемых живыми организмами, и их сравнении с потоками информации в существующей цивилизации. Потоки информации в живых организмах связаны с молекулярными ячейками памяти. Оценки показали, что потоки информации в одной бактериальной клетке совпадают с потоком информации в современном персональном компьютере. Поверхность суши и океана покрыта сплошным покровом живых клеток, расположенных в несколько десятков слоев. Размеры бактериальных клеток составляют около одного микрона, а площадь поверхности Земли равна 5х1014 м2. Поэтому общее число живых клеток в земной биосфере имеет порядок 1028, что почти на 20 порядков больше числа людей. Поэтому техносфера никогда не сможет достичь той же величины потока информации, который развивает естественная биота [1, 2].

Единственным способом сохранения приемлемой для жизни человека окружающей среды в глобальных масштабах является восстановление сообществ естественной биоты не в ничтожных по площади заповедниках, а на больших территориях земной поверхности, т.е. в том объеме, который позволит биоте осуществлять биотическую регуляцию окружающей среды. Это требует полного прекращения дальнейшего освоения дикой природы и рекультивации значительной части уже освоенных человеком земель. Уменьшение освоенной части естественной биоты позволит сократить общее энергопотребление и сохранить ценнейшие невозобновимые источники энергии для будущих поколений. Все эти мероприятия вполне достижимы путем остановки роста и последующего сокращения численности населения до допустимого уровня на основе единственно возможного и приемлемого способа — планирования семьи, который не сопровождается ни военными, ни экологическими потрясениями.

Таким образом, основной целью устойчивого развития может быть только восстановление и, в дальнейшем, сохранение в нужном объеме (на необходимой площади) естественных экосистем. Данное условие совершенно необходимое, но недостаточное, так как требуется решать в этой связи параллельно или опережающе и другие проблемы: экономические, социальные, демографические и духовные. Но решение этих проблем без выполнения необходимого условия и вне увязки с ним бессмысленно и неоправданно.

В настоящее время возможно три варианта (или сценария) будущего развития.

1. Инерционный сценарий, или развитие “как обычно” — продолжаются наблюдаемые тенденции: разрушение окружающей среды, хотя и замедленное, на основе современных технологий, господство экономических критериев, национальный эгоизм, косность сознания, неспособность попыток адекватных действий, недооценка сигналов из разрушающейся биосферы, стихийный, неуправляемый процесс развития.

2. Ультратоталитарный сценарий — абсолютно жесткая мировая диктатура (возможно двух- или трехполюсная) как в отношении “третьего мира”, так и в отношении собственного населения, непрерывная борьба за ресурсы, войны, беспощадная социальная и биологическая евгеника.

3. Трансформационный сценарий — быстрое осознание угроз, связанных с разрушением окружающей среды, адекватная реакция на социально-экологический кризис, прорыв к новому мировосприятию и новой системе ценностей на основе глобальных коллективных действий.

В настоящее время все опубликованные стратегии устойчивого развития и реальный процесс развития следуют первому сценарию, который ведет к экологической катастрофе и который может привести к перерождению во второй сценарий, когда предвестники экологической катастрофы приобретут угрожающий характер. Но ни первый, ни второй сценарии не соответствуют содержанию устойчивого развития ни в понимании доклада Комиссии Брундтланд, ни в понимании теории биотической регуляции окружающей среды, так как развитие “как обычно” есть проедание экологических ресурсов будущих поколений и постепенное сползание к экологической катастрофе, а тоталитаризм неприемлем как по социальным и гуманным соображениям, так и по соображениям сомнительности в предотвращении экологической катастрофы, так как он чреват всемирной войной с возможным применением ядерного оружия.

Наиболее и единственно приемлем как с позиций гуманизма, так и с экологических позиций, но и наиболее труден третий сценарий — трансформационный. В рамках этого сценария возможны варианты развития от пессимистического, когда предвестники экологической катастрофы будут осознаны достаточно поздно, вблизи критической точки, и оптимистический, когда уже наблюдающиеся изменения воспринимаются как начальные предвестники катастрофы, угроза полностью осознается и по возможности происходит мягкий переход к устойчивому развитию. Между ними возможны промежуточные варианты. Чем позже такой поворот произойдет (а пока еще не видно таких признаков) и чем менее энергично он будет происходить, тем ниже будет стартовый уровень устойчивого развития, так как мировому сообществу потребуется больше усилий и времени для восстановления экосистем на нарушенных территориях, взятых “в долг” у будущих поколений и природы, и тем дольше будет идти процесс сокращения и стабилизации населения. Таким образом, от того, когда начнется этот процесс, зависит качество устойчивого развития.

 

РОССИЯ В КОНТЕКСТЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Развиваемое в настоящей работе понимание устойчивого развития опирается на уже разработанную научную базу - теорию биотической регуляции окружающей среды [4]. Другие подходы есть по сути дела опрокинутый в будущее опыт человечества, который не учитывает абсолютно новую ситуацию, в которой оказалась цивилизация в конце XX века. Экологическая цель устойчивого развития сформулирована в предыдущем разделе. В этом смысле и для России она будет такой же, как и для всего мира ‑ восстановление в необходимых масштабах естественных экосистем, которые обеспечат устойчивость окружающей среды в пределах естественных колебаний ее параметров. Человек больше не может свободно строить свою историю, он может ее строить только в соответствии с законами биосферы и вытекающими из них ограничениями и запретами [1]. В этом смысле устойчивое развитие не только цель, а предопределение для всего мира и России.

Каковы перспективы России с этой точки зрения? Есть ли у нее шансы вновь войти в число мировых лидеров? Все зависит от того, по какому пути пойдет мир и как, соответственно, будет пониматься мировое лидерство. Содержание этого понятия наверняка претерпит радикальные изменения. Если успехи и значимость страны измерять военной мощью или валовым продуктом в его традиционном понимании, то вряд ли Россия станет мировым лидером. Да и надо ли нам во что бы то ни стало стремиться к такому лидерству? Ведь в конечном счете это дорога в никуда, дальнейшее стихийное наступление природоразрушительных сил, результатом которого может быть только биосферная катастрофа.

Влияние экологических концепций на реальную политику уже сегодня, несомненно, непрерывно возрастает. Имеется в виду отнюдь не использование экологической ширмы для проведения решений, на самом деле преследующих вовсе не экологические цели. Этим должна пользоваться Россия, о колоссальном экологическом потенциале которой (около 11 млн км2 территорий, практически не затронутых хозяйственной деятельностью) сказано немало и неоднократно [1]. Россия должна стремиться к экологическому лидерству, тем более, что она имеет для этого и необходимый интеллектуальный потенциал, да и печальными экономическими последствиями общесистемного кризиса нашей страны, неизбежного после 70 лет тоталитарно-коммунистического эксперимента, тоже надо суметь воспользоваться, коль скоро они случились.

Политика, последовательно направленная на экологизацию нашей жизни, на утверждение принципов устойчивого развития, и будет политикой постепенного накопления позиционных преимуществ. Эти преимущества сыграют свою роль далеко не сразу, но и речь ведь идет о долгосрочной стратегии, а не о мнимых сиюминутных приобретениях. В этой сфере надо искать и новую национальную идею, о необходимости которой так много говорят. Уже в условиях глобализации, тем более, в предстоящую эпоху устойчивости, национальная идея такой страны, как Россия, не может противоречить формирующейся новой общечеловеческой интенции к развитию, которая имеет шансы утвердиться только в том случае, если будет полностью соответствовать экологизированному мировосприятию.

Именно в этом смысле устойчивое развитие для России - предопределение, исторический выбор уже сделан, мы должны принять его, если хотим выжить как государство и как народ. Такую страну никто, даже весь остальной мир в совокупности, в устойчивое развитие на буксире не втащит, мы сами обязаны стать одним из направителей и движителей этого мирового процесса. И каждый свой шаг, какой бы политической или экономической конъюнктурой он ни обусловливался, мы обязаны сверять с этой перспективой.

Система ценностей у людей, несомненно, будет меняться. Это коснется не только России, но неизбежно затронет все человечество. Если оно не будет идти по самоубийственному пути, а вовремя среагирует на сигналы обратной связи, поступающие от границ развития цивилизации (они определены законами устойчивости биосферы), то придется остановить перепотребление в “золотом миллиарде”, изменить установку на многодетную семью в развивающихся странах.

В новом человечестве с изменившейся системой ценностей, соответствующей реальным возможностям развития цивилизации на планете, вопросы о том, где периферия истории, а где ее центр, кто является лидером прогресса, а кто следует в фарватере, будут привлекать гораздо меньше внимания, чем сейчас. Не в этом дело. Сумеет человечество выжить или нет — вот в чем вопрос.

Список литературы

1.ЭА. Арустамов. Природопользование. М: «Дашков и Ко», 2002, С.276

2.Медоуз Д.Х., Медоуз Д.Л., Рандерс И. За пределами роста. М.: Прогресс, 1994.

3.Экономика природопользования. Аналитические и нормативно-методические материалы. М.: Минприроды РФ. 1994

4.Т.А.Акимова, В.В. Хаскин. Основы экоразвития. М.: Российская экономическая академия, 1994

5.Приоритеты для партнерства. Альтернативный план действий России по охране окружающей среды. М.: Эко-Согласие, 1996

6.Совместная ответственность за экологическое состояние. М.: МОРФ, 1996

7.Ю.М.Арский, В.И. Данилов-Данильян, М.Ч. Залиханов, К.Я. Кондратьев, В.М. Котляков, К.С. Лосев. Экологические проблемы: что происходит, кто виноват и что делать? М.: МНЭПУ, 1997

8.Бобылев С.Н., Ходжаев А.Ш. Экономика природопользования М.: ТЭИС, 1997.

 


[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 34. С. 104.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 394; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.89.204.127 (0.019 с.)