СРАЖЕНИЕ ПОД НАЛЬЧИКОМ И НАСТУПЛЕНИЕ К ВОЕННО-ГРУЗИНСКОЙ ДОРОГЕ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СРАЖЕНИЕ ПОД НАЛЬЧИКОМ И НАСТУПЛЕНИЕ К ВОЕННО-ГРУЗИНСКОЙ ДОРОГЕ



 

Нальчик пал — Немецкие бомбы лишают советскую 37-ю армию управления — Бронепоезда у Ардона — С «шорами» вперед на Орджоникидзе —13-я танковая дивизия в окружении под Гизелью — Сталин — фронту — Братство по оружию

 

Девятнадцатого октября 1942 года, когда уже стало ясно, что наступление 52-го армейского корпуса в большой излучине Терека оперативным успехом не увенчается, командиру 3-го танкового корпуса было поручено разработать план наступления на Нальчик. Генерал-полковник фон Клейст хотел возобновить свой старый план, предусматривавший наступление вдоль горного хребта на Орджоникидзе и овладение Военно-Грузинской дорогой.

Генерал фон Макензен при поддержке своего начальника штаба подполковника генерального штаба фон Греневица вскоре разработал оперативный план, который был одобрен командующим 1-й танковой армией. В соответствии с этим планом Макензен предполагал вместе, с подчиненной корпусу 2-й румынской горнострелковой дивизией форсировать Баксан и с фронта атаковать Нальчик, а главный удар нанести силами 13-й и 23-й танковых дивизий днем позже из района Майское, Котляревский на восточном фланге, чтобы охватить Нальчик и взять его.

Когда в сентябре и октябре гремели тяжелые бои в излучине Терека, на баксанском фронте было затишье, так как и с той, и с другой стороны его удерживали обескровленные в сражениях войска. Хотя управление 23-й танковой дивизии было придано 3-му танковому корпусу, части ее были переданы в 52-й армейский и 40-й танковый корпуса. Теперь эти части снова сосредоточивались в районе Котляревский. 13-я танковая дивизия была сменена на своих позициях у Эльхотова и Илларионовки и сосредоточена в районе Арик, Долина Надежды. 370-я пехотная дивизия продвинулась дальше на запад и приняла позиции 13-й танковой дивизии. Часть участка 370-й пехотной дивизии приняла дивизия СС «Викинг».

После смены соединений на позициях перегруппировка была осуществлена без осложнений. 3-й танковый корпус переместился в соответствии с новой задачей. После этого румынская 2-я горнострелковая дивизия вместе с 1-м батальоном 99-го горнострелкового полка 1-й горнострелковой дивизии образовала «наступательную группу Запад», сосредоточившуюся в населенном пункте Баксан. 13-я и 23-я танковые дивизии образовали «наступательную группу Восток» и заняли исходные позиции в районе Арика, Котляревского. Район между этими двумя наступательными группами оборонялся мелкими силами, собранными в «охранный район Центр». Его начальником был назначен командир 52-го полка реактивных минометов подполковник Эмсман.

Утром 25 октября из района Баксан в наступление перешла «наступательная группа Запад». Еще раз крупные силы немецкой бомбардировочной авиации приняли участие в наступлении, нанеся бомбовые удары по позициям противника. Горные егеря 1-го батальона 99-го полка под командованием майора Коппа, действуя в передовом отряде, к полудню уже выполнили задачу дня, овладев населенным пунктом Чеген I.

Удивительный успех немецкого наступления русские в своей книге «Битва за Кавказ» объясняют так: «В сражение вступили крупные силы немецкой бомбардировочной авиации. Штаб 37-й армии, находившийся южнее Нальчика в Долинском, был подвергнут бомбардировке, в результате которой была полностью прервана связь с войсками. В связи с этим в течение некоторого времени управление войсками было нарушено».

Утром 26 октября начала наступление «наступательная группа Восток». Двадцать третья танковая дивизия начала выдвижение на левом фланге у Котляревского еще при свете луны и овладела городом Аргудан. Шоссе Нальчик — Орджоникидзе было перерезано. Затем боевая группа Брюкнера из 23-й танковой дивизии пошла в атаку в южном направлении на Старый Лескен. Боевая группа Бурмайстера повернула на восток, и ее 2-й батальон 201-го танкового полка овладел населенным пунктом Осрек.

В этом районе был разгромлен штаб советской 257-й стрелковой дивизии и большое количество ее подразделений тыла. Обеспечив свой южный фланг, боевая группа Бурмайстера повернула на север и атаковала находившиеся под Александровской силы противника с тыла. Это позволило возобновить фронтальную атаку 128-го мотопехотного полка севернее Александровской. Шаг за шагом уничтожались опорные пункты противника, и днем позже Александровская полностью была захвачена солдатами 23-й танковой дивизии. Прорывавшиеся в восточном направлении части противника попадали под огонь 370-й пехотной дивизии.

13-я танковая дивизия наступала по соседству с 23-й танковой дивизией. Входившая в ее состав боевая группа фон Хаке атаковала из района западнее Котляревского. Атаку по еще проходимой для танков местности замедляли минные поля и противотанковые заграждения. Только после того, как дорогу расчистили налеты пикирующих бомбардировщиков, после полудня началось быстрое продвижение, и вскоре боевая группа подошла к Нижнему Череку. Теперь полковник фон Хаке, командир 4-го танкового полка, ввел в бой второй эшелон своих танков, который, продолжив наступление, вышел к Старому Череку. При этом были уничтожены батареи тяжелой артиллерии противника, а орудия на их позициях — захвачены. Разведгруппа 2-го батальона полка «Бранденбург» ушла вперед, чтобы с ходу захватить мост через Черек. Но мост был взорван отходившими советскими войсками. 13-я танковая дивизия, которая должна была повернуть часть своих сил в северном направлении на Нальчик, оказалась перед водной преградой, переправы через которую не было. Вскоре был найден брод, и марш на Урбань продолжился. Несколько позже 4-й саперный батальон отремонтировал пролет на мосту в Старом Череке, и переправа была обеспечена. Наступавшая уступом влево от боевой группы фон Хаке боевая группа Шольца, преодолев ожесточенное сопротивление у овцеводческой фермы в Котляревском и многочисленные минные поля, тоже вышла к Старому Череку и к вечеру, не встречая особого сопротивления, приблизилась к Псыгансу.

Румынская 2-я горнострелковая дивизия и 1-й батальон 99-го горнострелкового полка 26 октября ворвались в северную часть города Нальчик. Начались жаркие, кровопролитные многодневные бои за каждый дом и за каждую улицу.

С 26 октября, после взятия Аргудана, все уже было решено; глубоко эшелонированная оборона советских войск между Баксаном и Череком была обойдена. Русский военный историограф по этому поводу писал: «Главный удар был нацелен в направлении дороги Нальчик — Чикола — Дигора — Алагир. Таким образом, немецкие войска обошли оборону Нальчика с тыла, и она была сломлена. Войска 37-й армии отошли. Ошибка заключалась в недостаточных данных разведки: танковая группировка под Котляревском была оценена лишь как вспомогательная для отражения предстоящего удара в направлении Малгобека и для использования нарушения управления 37-й армией».

Русская самокритика показывает, как хорошо и скрытно подготовленная операция приводит к замешательству противника и к снижению потерь наступающих войск. Генерал фон Макензен и генерал-полковник фон Клейст, как они говорили позже, не рассчитывали на такой успех.

27 октября 23-я танковая дивизия вышла левым флангом к населенным пунктам Урух и Лескен. 13-я танковая дивизия во взаимодействии с румынами сужала кольцо вокруг Нальчика, в этом принимали участие подходившие с севера главные силы «охранного района Центр». Под Владимирской погиб командир 43-го мотоциклетного батальона майор Кройцнахер. Снова и снова разрозненные группы противника, стремившиеся прорваться на юго-восток, атаковали растянувшиеся силы 13-й танковой дивизии. Боевая группа Шольца (93-й мотопехотный полк) продолжала наступление из Псыгансу на Аншигер и выставляла охранение по флангу вдоль гор.

Двадцать восьмого сентября части 13-й танковой дивизии принимали участие в прочесывании Нальчика. К вечеру столица советской Кабардино-Балкарии была в немецких руках. В тот день в сводке вермахта сообщалось:

«Западнее Терека румынские горнострелковые войска во взаимодействии с немецкими горными егерями штурмовали хорошо укрепленный и ожесточенно оборонявшийся врагом город Нальчик. Окруженные к северо-востоку от него силы противника в ходе сражения были уничтожены или взяты в плен. В течение четырех дней в ходе сражений были разгромлены многочисленные советские дивизии, захвачено 7 тысяч пленных, 66 орудий и танков, а также захвачено или уничтожено большое количество другого военного имущества и снаряжения».

Боевая группа Шольца 28 октября продолжала наступление в горах и взяла Жемгалу.

Двадцать восьмого октября 23-я танковая дивизия вступила во вторую фазу операции. После того как в оборонительных районах были разгромлены советские соединения, началось их преследование. Дальнейшей задачей был захват Военно-Грузинской и Военно-Осетинской дорог! Боевая группа Брюкнера атакой с окраины Лескена овладела этим населенным пунктом, перешла через 800-метровый перевал, к вечеру захватила Хаснидон и создала плацдарм за рекой Урух, который удержала, отразив ожесточенные контратаки. После того как боевая группа Брюкнера создала условия, боевая группа Бурмайстера штурмовала с окраины Уруха, но из-за сильной обороны противника атака была прервана, а боевая группа отведена в район Хаснидон. Двадцать третьей танковой дивизии были приданы: подразделения 66-го мотопехотного полка и 52-го полка реактивных минометов, а для прикрытия горного фланга — румынский 10-й горнострелковый батальон.

В тот день командир «охранного района Центр» получил следующий приказ:

«Командир 3-го танкового корпуса Командный пункт, 28 октября 1942 г. Командиру «охранного района Центр»

С завтрашнего дня «охранный район Центр» расформировывается, входящие в его состав войска будут приданы различным соединениям для выполнения новых задач.

Войска района под командованием командира 52-го полка реактивных минометов приняли существенное участие в завершении «сражения за Нальчик».

Выражаю признательность участвовавшим в ней батальонам: 73-му саперному батальону, 8-му техническому батальону, 22-му и 23-му батальонам артиллерийско-технического снабжения, 3-му дивизиону 52-го полка реактивных минометов и корпусной казачьей роте. Три батальона, не относящиеся к боевым войскам, свою задачу выполнили.

Я рассмотрю представления к награждению орденом Железного креста.

Подп.: фон Макензен, генерал кавалерии».

Двадцать девятого октября 23-я танковая дивизия продолжала расширять свой маленький плацдарм под Хаснидоном и, преодолевая ожесточенное сопротивление войск противника, продолжила наступление в направлении Чикола. На левом фланге к ней присоединилась 13-я танковая дивизия, постепенно смененная в долине Черека 2-й румынской горнострелковой дивизией. Входившая в ее состав боевая группа фон Хаке первой пробилась к берегу реки Урух у Нуру-Урух и на высотах образовала огневой фронт, повернутый на восток. Подошел приданный ей 1-й мотопехотный батальон 128-го полка, под прикрытием танков переправился через реку по слабенькому деревянному мосту в глубокой речной долине и создал плацдарм. 4-й саперный батальон приступил к укреплению деревянного моста.

Ночью за несколько часов 13-я танковая дивизия была перегруппирована для атаки Дигоры. Такое можно было сделать только с хорошо обученными и дисциплинированными войсками.

Тридцатого октября 23-я танковая дивизия овладела ожесточенно оборонявшимся населенным пунктом Чикола и вышла к высотам восточнее ее. 13-я танковая дивизия испытывала большие трудности с переправой через Урух и его болотистую долину. Только к вечеру ей удалось перебраться через труднопроходимую местность и создать условия для наступления на следующий день.

31 октября обе танковые дивизии 3-го танкового корпуса приготовились к совместной атаке. В боевой задаче находившейся на высотах на правом фланге 23-й танковой дивизии говорилось:

«Вести наступление через Дигору на Алагир и перерезать Военно-Осетинскую дорогу». В задачу наступавшей на левом фланге 13-й танковой дивизии входило «наступление в направлении Ардон, Архонское, Орджоникидзе».

Боевая группа Бурмайстера из 23-й танковой дивизии, усиленная 2-м танковым батальоном 201-го танкового полка, прорвала многочисленные оборонительные позиции противника, форсировала реку Дур-Дур западнее Дигоры и к вечеру вплотную приблизилась к этому населенному пункту.

Наступавшая на левом фланге 13-я танковая дивизия западнее Дигоры уничтожила опасные позиции противотанковой обороны, обеспечив таким образом дальнейшее наступление 23-й танковой дивизии. Затем 13-я танковая дивизия повернула к северу от Дигоры на Ардон. Передовой отряд остановился на расстоянии видимости от железной дороги Дарг Кох — Алагир, чтобы дождаться подхода главных сил. План наступления предусматривал с западного направления фронтальную атаку 2-го батальона 4-го танкового полка и 43-го мотоциклетного батальона. Главные силы боевой группы фон Хаке должны были, атакуя с восточного направления, охватить противника с севера.

13-я танковая дивизия начала атаку! Атакующие войска прошли несколько сотен метров, но потом были остановлены сильным огнем противника. С помощью разведки и наблюдения было установлено, что советские войска выставили на этом участке против немцев три бронепоезда, 10—15 танков различных типов и крупные силы пехоты. Полковник направил в бой свой первый эшелон танков. Первый батальон 4-го танкового полка начал залпами вести огонь по первому бронепоезду, который вскоре загорелся. Его орудия вышли из строя, вагон с боеприпасами взорвался. Бронепоезд проехал еще несколько сотен метров, но потом потерял полностью ход и остался стоять на перегоне. Из атаковавших с юга танков противника шесть были подбиты 2-м танковым батальоном 4-го танкового полка, остальные отошли. Второй бронепоезд попал под огонь 2-го батальона 4-го танкового полка и 1-й роты 13-го противотанкового батальона и тоже загорелся. Действовавшие в пешем строю стрелки 43-го мотоциклетного батальона прорвались к западной окраине Ардона и закрепились на ней. Севернее 1-й батальон 4-го танкового полка и 1-й батальон 66-го мотопехотного полка продолжали наступление. При этом были подбиты два танка противника, прорывавшиеся в северном направлении.

В сумерки эти батальоны вышли к северо-западной окраине Ардона, но дальше продвигаться не смогли из-за наступившей темноты. Оставшиеся силы 13-й танковой дивизии в это время вынуждены были прикрывать длинный северный фланг. Тринадцатый противотанковый батальон и подразделения 2-го батальона полка «Бранденбург» получили задачу внезапно захватить железнодорожный и шоссейный мосты в Дарг Кох. Вечером 31 октября 1942 года командирам обеих танковых дивизий пришло письмо следующего содержания: «Классическое форсирование моими замечательными танковыми дивизиями реки Урух является блестящим тактическим и инженерно-техническим достижением. Смелые действия и образцовая работа саперов обеспечили этот успех. Благодаря ему стало возможно преследование, в результате которого удалось так далеко продвинуться вперед. Орджоникидзе остается нашей целью! Подписано: фон Макензен».

Действительно, у Макензена были основания надеяться, что такая вожделенная цель, как Орджоникидзе, к которой безуспешно стремились разными путями, теперь наконец будет достигнута.

Солнечным утром 1 ноября была занята Дигора, оставленная ночью русскими. Первый батальон 126-го мотопехотного полка под командованием капитана Бухера в ходе смелой атаки ворвался в Ардон, захватил мост и обеспечил 23-й танковой дивизии плацдарм. После этого 23-я танковая дивизия повернула на юг и, преодолев упорную оборону противника, атакуя с двух направлений, овладела городом Алагир. Вдоль длинного горного фланга шаг за шагом продвигались румынские горные стрелки и сменяли подразделения охранения 23-й танковой дивизии.

Стоявшая перед Ардоном 13-я танковая дивизия прошла через оставленный ночью противником город, находившийся под его сильным артиллерийским огнем. Пока обеспечивалось охранение в северном направлении, боевая группа фон Хаке с легкими пехотными орудиями прошла через многочисленные оборонительные линии противника, преодолев при этом большое количество ручьев и мелких рек. Полковник фон Хаке — храбрый и удачливый командир 4-го танкового полка, командир боевой группы 13-й танковой дивизии, наладив взаимодействие подчиненных ему командиров майора Брукса, майора Ратцеля и капитана Куклика, добился последовательного продвижения вперед. Фон Хаке со своей боевой группой не вступал в затяжные бои за населенные пункты: он обходил деревни и советские опорные пункты, расположенные в них.

Боевая группа фон Хаке, стремительно наступая в юго-восточном направлении по западному берегу Фиагдона, стремилась найти брод для обеспечения переправы. Предполагалось, что южнее населенного пункта Фиагдон будет найдено подходящее место, но и там советская оборона оказалась очень прочной.

Когда немецкие войска находились уже на подступах к позициям противника, перед которыми протекал Фиагдон, из расположенной восточнее деревни Фиагдон русские открыли ожесточенный артиллерийско-минометный огонь. В такой обстановке к успеху могла привести только быстрота. По открытой местности, под фланговым огнем противника 3-й танковый батальон 4-го танкового полка под командованием капитана Нидикса двинулся через широкую, но мелкую горную реку. Майор Брукс со своим испытанным мотопехотным батальоном последовал за ним. И сразу же танки и мотопехота вклинились в хорошо замаскированные оборонительные позиции противника.

Присоединившийся к ним 1-й дивизион 13-го артиллерийского полка (на самоходных лафетах) занял огневые позиции и открыл огонь по обнаруженным целям. Прорыв через ожесточенно оборонявшиеся противником позиции потребовал многого от наступавших войск. Здесь исход боя решали экипажи танков, отделения, возглавлявшиеся храбрыми младшими командирами, и, не в последнюю очередь, отдельные бойцы. Пока танки взламывали оборону, мотопехота вела бой в танковом десанте, в пешем строю и на бронетранспортерах, расширяла прорыв в стороны. Из этого боя только три бронетранспортера 1-го батальона 66-го полка вышли без попаданий пуль противотанковых ружей. Часто слабая броня оказывалась прошитой насквозь.

К вечеру 1 ноября боевая группа фон Хаке создала прочный плацдарм южнее населенных пунктов Фиагдон и Рассвет. Ей на помощь подоспели пробившиеся к плацдарму 43-й мотоциклетный батальон и 6-й батальон 66-го полка, которые поддерживал 1-й танковый батальон 4-го танкового полка. Боевая группа Шольца в составе 93-го мотопехотного полка и 2-го батальона 4-го танкового полка не смогли подойти к плацдарму , так не преодолела труднопроходимую местность.

С длинными открытыми флангами и угрозой со стороны населенных пунктов Рассвет и Фиагдон, при отсутствии снабжения, боевая группа фон Хаке не могла продолжать наступление к внешнему оборонительному обводу Орджоникидзе, чтобы добиться решающего успеха. Ночью на плацдарм прошли грузовики с боеприпасами, горючим и продовольствием. О трудностях, которые приходилось при этом преодолеть водителям, солдатам и офицерам тыловых служб, к сожалению, очень мало говорится в военно-исторических работах. Но эти люди не только преодолевали сложнейшие погодные и дорожные условия, но и часто были вынуждены вступать в бой с мелкими группами и засадами противника. Все они — безымянные герои, обеспечивавшие победы в сражениях. То же самое относится и к медицинской службе. Врачи и санитары — те самые добрые самаритяне, боровшиеся за жизнь раненых товарищей, которые тихо и скромно выполняли свой долг в тени победных реляций. Все они достойны самой глубокой благодарности.

В 5.00 2 ноября началась операция «Дарг Кох». Как уже говорилось, группа 13-го противотанкового батальона капитана Барта и 5-я рота полка «Бранденбург», которую возглавлял командир 2-го батальона «Бранденбург» майор Якоби, после взятия Ардона направились в северо-восточном направлении, чтобы захватить железнодорожный и шоссейный мосты у Дарг Кох и, в случае необходимости, отразить атаку русских с фланга.

После тщательной подготовки группа Барта — Якоби с ходу захватила железнодорожный мост. Захваченный врасплох противник через некоторое время опомнился, собрался и контратаковал. С господствующих высот немцев, засевших на железнодорожном мосту, взяла под систематический обстрел тяжелая артиллерия противника. Тяжелая артиллерия русских, расположенная на огневых позициях, предназначавшихся для стрельбы в северном направлении, была повернута левее и вступила в бой. Налет немецких пикирующих бомбардировщиков лишь ненадолго принес облегчение. 370-я пехотная дивизия, которая должна была с занимаемых позиций под Эльхотово наступать в южном направлении, чтобы выйти к мостам на восточном берегу Терека, продвинуться вперед не смогла. Поэтому группа, овладевшая мостом, вынуждена была его оставить. Однако ей удалось прикрыть мост пулеметным огнем. Но на следующую ночь подкравшиеся русские взорвали часть моста. Во время операции «Дарг Кох» из числа офицеров погибли: лейтенант Фрейе из противотанкового батальона, майор Якоби и лейтенант Райнике из «бранденбуржцев». Позднее с этого направления советские войска постоянно возобновляли атаки, чтобы наступлением в северном направлении прорвать позиции немцев, перешедших к обороне между Тереком, Фиагдоном и горами.

Второго ноября возобновила наступление и боевая группа Хаке. Ночью к ней присоединился 43-й мотоциклетный батальон, 2-й батальон 66-го мотопехотного полка и 1-й танковый батальон 4-го танкового полка. К авангарду дивизии с подкреплениями прибыли командир дивизии полковник Кюн и начальник оперативного отдела штаба подполковник генерального штаба Крэмер. На рассвете в пешем строю в атаку пошел 1-й батальон 66-го мотопехотного полка, действовавший в первом эшелоне. Выслав вперед дозоры, мотопехотные роты, действовавшие на сильно пересеченной местности, прошли высоту 604,1 и, почти не встречая сопротивления, вышли к населенному пункту Нижняя Саниба. Батальон перегруппировался и на выходе из Нижней Санибы попал под сильный сосредоточенный огонь противника из района Гизели. Преодолев полноводную реку Гизельдон, передовые подразделения 1-го батальона 66-го полка ворвались в северную часть Гизели. В населенном пункте начался ожесточенный уличный бой. Затем солдаты 66-го полка овладели Гизелью. Там сосредоточились и остальные роты 66-го мотопехотного полка. Так как о силах противника к северу от Гизели ничего не было известно, туда были направлены сильные охранения.

С севера на Гизель пошли танки и пехота противника. Танки проскочили охранение и дошли до населенного пункта, а пехоту противника удалось отсечь. Последовал такой же удар противника в направлении Гизели с юга. Обстановка осложнилась. 1-й батальон 66-го полка был временно окружен в Гизели. Борьба приобретала ожесточенные формы. Дрались за каждый дом, но испытанные в боях панцергренадеры ни на секунду не теряли самообладания. Наконец, до Гизели добрались танки и бронетранспортеры, каким-то образом нашедшие к ней пути по недоступной для танков местности, это позволило вскоре уничтожить в Гизели все танки противника. В полдень вся Гизель снова была в руках у немцев.

До 13.00 боевые машины заправлялись, пополняли боекомплект, подразделения перегруппировывались, а после этого наступление на Орджоникидзе продолжилось. Но теперь огонь русских противотанковых пушек стал гуще, к ним подключились тяжелая артиллерия и реактивные установки. Авиация противника постоянно бомбила наступающие войска. Она сбрасывала фосфорные бомбы. Попадавший на кожу фосфор вызывал тяжелейшие ожоги. Но все эти оборонительные средства не помогли. Боевая группа фон Хаке ворвалась в оборонительный пояс Орджоникидзе.

Как раз в тот момент, когда немецкие танки выстраивались в боевой порядок для новой атаки, в их тылу советские войска снова с юга и с севера атаковали Гизель, что заставило отсрочить начало атаки. Лишь когда к вечеру в Гизель вошел 2-й батальон 66-го мотопехотного полка, удалось обеспечить стабильность тыла наступающей боевой группы. Ударная группа фон Хаке с наступлением ночи заняла оборону у высоты 632,6, в 2,5 километра от северо-западной окраины Орджоникидзе. Боевая группа Шольца (93-й мотопехотный полк) продвигалась по труднодоступной местности, постоянно отбивая атаки противника с фланга, к Нижней Санибе. Тыловая колонна 1-го батальона 66-го мотопехотного полка с боеприпасами и горючим, несмотря на бездорожье и засады противника, прошла к передовым подразделениям батальона.

Второго ноября 23-я танковая дивизия продолжила наступление на восток. Пока боевая группа Брюкнера находилась в охранении у Алагира, боевая группа Бурмайстера захватила, почти не встречая сопротивления, Хаталдон, прошла по неразрушенному мосту через Фиагдон и, обойдя Дзаурикау, вышла к развилке дорог к востоку от него.

Третьего ноября началось драматическое сражение за Орджоникидзе. Раньше этот город назывался Владикавказ, он — ворота Военно-Грузинской дороги, пути, по которому через высокогорные перевалы может проходить и тяжелый колесный транспорт в Закавказье. Чтобы оценить значение этой дороги, следует обратиться к разработке Высокогорной школы Фульпмеса, написанной на основе допросов военнопленных, рассказов местных жителей, русской литературы и донесений агентов разведки. Все пути через горы в разработке закодированы номерами. Под номером 17 читаем:

«От Орджоникидзе через Крестовый перевал до Тбилиси (Военно-Грузинская дорога. Протяженность — 214 километров). В течение всего года проходима для любого колесного транспорта, за исключением января — февраля, когда на перевале бывают снежные заносы.

Участок Орджоникидзе — Казбек: дорога проходит по Дарьяльскому ущелью. Западнее вдоль дороги на протяжении 3—5 километров — скалистые высоты. На протяжении всего участка объездов нет. Естественных укрытий нет. Средний радиус поворотов дороги — 10—100 метров. Очень много крутых поворотов. Местами — только одноколейная дорога. Зимой — снежные заносы. Телеграфная 12-проводная линия вдоль дороги. Возможностей для посадки самолетов нет.

Участок Казбек — Ананури: по обе стороны от дороги движение невозможно. Средний радиус поворотов — 5—10 метров. В январе — феврале перевал закрыт. Естественных укрытий, особенно перед перевалом — недостаточно. Вдоль дороги — 6—8-проводная телефонно-телеграфная линия. Возможность посадки для самолетов между Казбеком и перевалом Анаури.

Участок Анаури — Куприанткари — по сторонам от дороги движение невозможно. Средний радиус поворотов — 50—100 метров. Возможность для посадки самолетов — в 2 километрах севернее Куприанткари.

Участок от Куприанткари до южного обреза карты: в некоторых местах имеются объезды. По обеим сторонам дороги — кустарник и лес.

На Военно-Грузинской дороге находятся следующие казармы (с удалением от Владикавказа):

12,0 км — у станции Балта

73,5 км — в 8км южнее Коба, Байдарская казарма

75,8 км — перевал (2388 м)

82,5 км — у деревни Кумлис-Цихе

131,7 км — в 14 км южнее перевала Анаури».

О Военно-Осетинской дороге, начинающейся у Алагира, в разработке под номером 14 имеется следующее описание:

«Салугардан — Алагир, через Мамисонский перевал (2829 м) — Кутаиси (Военно-Осетинская дорога): перевал свободен от снега с июня до конца сентября. Дорога проезжая для гужевого транспорта, для мелких транспортных средств горнострелковых войск с лебедками. По-видимому, по ней могут пройти автомобили повышенной проходимости. Дорога легко перекрывается в многочисленных местах, у ущелий и мостов».

Из приведенного описания видно, что Военно-Грузинская дорога — единственный проходимый для транспортных средств путь в восточной части горного хребта. Это объясняет также, почему фон Клейст хотел применить здесь главные силы немецких горнострелковых частей, в то время как их небольшие подразделения должны были лишь прикрыть менее пригодные для передвижения войск проходы. Теперь фон Клейст видел свою цель вблизи, но, кроме его 3-го танкового корпуса, у него был только 1-й батальон 99-го горнострелкового полка, которым командовал храбрый и опытный майор Копп. Один немецкий горнострелковый батальон и румынская 2-я горнострелковая дивизия генерала Думитраче, по выучке и вооружению значительно уступавшая немецкой горнострелковой дивизии, должны были теперь выполнить эту трудную задачу.

Сначала было необходимо открыть ворота — взять Орджоникидзе. С этой целью 3 ноября пошла в бой ангальтско-альтмаркская 13-я танковая дивизия, эмблемой которой было желтое колесо с четырьмя спицами. Дивизии был придан 1-й горнострелковый батальон 99-го горнострелкового полка, батарея 203-го дивизиона штурмовых орудий и рота 627-го саперного батальона, которые должны были после взятия города прорваться дальше по Военно-Грузинской дороге.

Трудности со снабжением отсрочили наступление 13-й танковой дивизии. Но потом сражение началось! 2-й батальон 66-го полка на левом фланге, 2-й батальон 93-го полка на правом фланге, за ними — 1-й батальон 66-го полка прошли через высоты и приблизились к городу на расстояние 2 километра. Атаки советской авиации 4-й воздушной армии и мощный заградительный огонь советской артиллерии причинили большие потери. Погодные условия сделали невозможным применение немецких ВВС с дальних аэродромов. Первый и второй танковые батальоны 4-го танкового полка вышли из Гизели в юго-восточном направлении на расстояние 800 метров и, выстроившись в широкую линию, поддержали атаку мотопехоты. 3-й батальон 4-го танкового полка с 43-м мотоциклетным батальоном оборонял постоянно подвергавшийся атакам северный фланг. Второй батальон 66-го полка пробился к противотанковому рву перед аэродромом, на этот же рубеж к 14.45 подошел 2-й батальон 93-го полка. Шедший во втором эшелоне 1-й батальон 66-го полка медленно продвигался за ними. Начался тяжелый бой в оборонительном поясе Орджоникидзе. При этом до наступления темноты батальоны уничтожили 15 дотов и преодолели один за другим два противотанковых рва.

А тем временем в тылу батальонов первого эшелона развертывались драматические бои. Подошедшие свежие войска противника с северо-востока атаковали слабое прикрытие вдоль длинного фланга. У деревни Фиагдон с самого утра из последних сил держались рота 93-го мотопехотного полка и рота 43-го мотоциклетного полка. Казалось, что эта точка станет самым болевым пунктом. Поняв это, фон Макензен повернул передовой отряд 23-й танковой дивизии — боевую группу Бурмайстера, находившуюся в Дзаурикау, в северном направлении, чтобы обеспечить фланги 13-й танковой дивизии. Последовавшая атака боевой группы Бурмайстера в направлении Архонской, где засел беспокоящий противник, была остановлена огнем. Из занятого крупными силами Фиагдона противник продолжал держать под огнем пути снабжения 13-й танковой дивизии и брод.

Одновременно у Ардонского противник перерезал пути снабжения.

Чтобы выбить его оттуда, был направлен уже сильно обескровленный 128-й мотопехотный полк, но его атака была остановлена. В это время остававшийся на плацдарме 23-й танковой дивизии 126-й мотопехотный полк отражал отвлекающую атаку советских войск. Таким образом, части, входившие в состав 23-й танковой дивизии, вынуждены были действовать порознь, выполняя важнейшую задачу прикрытия тыла сражавшейся под Орджоникидзе 13-й танковой дивизии.

Потери 13-й танковой дивизии 3 ноября составили 67 убитых, 159 раненых и 6 пропавших без вести.

На рассвете 4 ноября боевая группа фон Хаке снова пошла в наступление, уничтожила большое количество вражеских дотов и овладела двумя линиями оборонительных позиций. Капитан Штайнберг со своим 2-м батальоном 93-го мотопехотного полка в 11.30 захватил радиостанцию, а через час — крупное фабричное здание. Аэродром можно было обстреливать из стрелкового оружия. В тот день удалось продвинуться вперед на 600 метров. Командир дивизии доложил командиру корпуса, что дальнейшее продвижение возможно лишь при условии исключения становящихся с каждым разом все более опасными фланговых атак противника и угрозы путям снабжения в районе Нижняя Саниба, Гизель. Кроме того, для дальнейшего наступления требовались подкрепления. Потери 13-й танковой дивизии 4 ноября 1942 года составили 14 убитых, 88 раненых. В дивизии оставалось 70 исправных танков.

Командир 23-й танковой дивизии генерал фон Бойнебург-Ленгсфельд попытался устранить источник кризиса на фланге, обращенном к Фиагдону. Боевая группа Бурмайстера при атаке поселка Фиагдон понесла большие потери. Во 2-м танковом батальоне 201-го танкового полка осталось только десять танков, которые были распределены по другим батальонам. Были прочесаны штабы и обозы, чтобы восполнить потери в боевых частях. У корпуса Макензена резервов больше не было. Две дивизии пытались наступать на фронте шириной 40 километров, но их силами такую полосу можно было только оборонять. Если заметить, что обескровленные роты и батальоны во многих местах несплошного фронта постоянно вынуждены были отбивать усиливающиеся контратаки, то их готовность наступать оказывается достойной удивления.

На третий день сражения в оборонительных обводах Орджоникидзе советские войска оправились от первого удара. Они вспомнили о прочности их обороны, опиравшейся на многочисленные полевые укрепления, линии дотов, противотанковые районы обороны и минные поля. На третий день сражения генералиссимус Сталин побывал в городе, руганью и словами ободрения снова привел оборону в порядок[14]. Сталин, грузин по национальности, привел в движение все рычаги, чтобы немцы не прорвались на его родину. Ворота в Грузию стали неприступными. Непокрашенные танки, только что сошедшие с конвейера, сразу же бросались в бой. В Орджоникидзе было направлено большое количество поставок союзников. Подготовленные для новых контратак резервы были переброшены из районов Малгобека и Грозного под Орджоникидзе. С каждым проходящим часом немцы замечали нарастание сопротивления противника.

Несмотря ни на что, 13-я танковая дивизия 5 ноября снова пошла в атаку. У подножья гор отважный 1-й горнострелковый батальон 99-го полка пробился через многочисленные заграждения и естественные препятствия и в глубоко эшелонированной обороне противника уничтожил 15 вражеских дотов.

У Заячьей Балки батальон перешел к обороне. Затем он установил связь с 93-м мотопехотным полком, который вел бой слева сзади. Подразделения 1-го горнострелкового батальона той же ночью заняли высоту 1035.

Севернее 93-й мотопехотный полк и 2-й батальон 66-го мотопехотного полка при поддержке танков захватили колхоз, сломив ожесточенное сопротивление, а затем прорвались к господствующим высотам на северо-западной окраине города.

Под Ногиром, севернее города, вел тяжелый бой магдебургский 4-й саперный батальон. Батальон, потерявший под Фиагдоном своего неустрашимого командира — капитана Данкворта, теперь возглавлял не менее отважный и знающий капитан Баранек.

Слева от саперов на дороге Архонская — Гизель сражался 43-й мотоциклетный батальон. Особо тяжело ему пришлось от бомбардировщиков противника. В бой вступили два русских бронепоезда, курсировавшие по перегону Тулатов — Орджоникидзе. В этом районе противник в своей обороне сосредоточил основные усилия. Это заметила и боевая группа Бурмайстера, находившаяся западнее 43-го мотоциклетного полка в районе Рассвет, Фиагдон. Она не могла продвинуться вперед ни на шаг.

Пятого ноября 13-я танковая дивизия смогла продвинуться лишь немного вперед. Она была остановлена на западной и северо-западной окраине города. При этом она должна была обеспечить охранение длинного северного фланга до района Ногир (в 8 километрах севернее города), где были сосредоточены крупные силы русских. В тот день один из радиоперехватов, сделанных в 1-м батальоне 99-го горнострелкового полка, подтвердил предположение, что Сталин находится в городе.

В тот день стало ясно, что 3-му танковому корпусу необходимо оказать помощь отвлекающим ударом. В связи с эти<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.016 с.)