ЮЖНЕЕ МАЙКОПА И НА ТУАПСИНСКОМ ШОССЕ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЮЖНЕЕ МАЙКОПА И НА ТУАПСИНСКОМ ШОССЕ



 

Выдвижение 44-го егерского корпуса — Каждая дивизия получает свой перевал — Цель — Туапсе — Прорыв батальона Лангезее в тыл противника — Жаркие бои за Оплепен — В нефтеносном районе Нефтегорска и Кура-Цице

 

Во время обсуждения обстановки в Курчевской, когда еще не было полной ясности о предстоящих действиях соединений, командир 49-го горнострелкового корпуса генерал Конрад предложил командующему группой армий «А» фельдмаршалу Листу следующий план:

1. Дивизии СС «Викинг» наступать на плечах противника сразу же на Туапсе, чтобы захватить важный Гоитхский перевал, через который проходят железная и шоссейная дороги; как можно глубже продвинуться по побережью и обеспечить пространство для развертывания подходящих соединений.

2. Как можно быстрее подвести альпийский корпус, вопрос о передислокации которого был еще не решен.

3. Вслед за «Викингом», пока противник не успел организовать достаточно прочную оборону, продвигать горнострелковые соединения.

Если рассматривать эти предложения с точки зрения настоящего времени, оценка обстановки Конрадом вполне обеспечивала достижение успеха, но развитие событий пошло по другому пути. В тот момент уже ясно ощущалась нехватка сил. Слишком великие цели пытались достигнуть слишком малыми силами!

Главная ошибка крылась в действиях немецкого верховного главнокомандования, наметившего для каждой дивизии «свой» перевал. Если ознакомиться с военно-географической разработкой высокогорной школы Фульпмеса, то можно сразу понять риск, скрытый в большинстве из назначенных перевалов.

Тем более не поддается пониманию, почему немецкие горнострелковые соединения применялись именно так. Разработка описывает все горные перевалы и присваивает каждому из них номер. Под первым номером обозначена дорога вдоль Черного моря через Новороссийск до Батуми, № 2 — дорога Майкоп — Туапсе, № 3 — Майкоп — Курджинская — перевал Тубы и дорога № 4 — Майкоп — Даховская — Адлер. Разработка была основана на русской географической литературе, часть которой была еще царских времен, на данных, почерпнутых из рассказов знатоков этой местности и допросов военнопленных.

О дороге № 2 Майкоп — Туапсе читаем: «Протяженность — около 190 км. Дорога в хорошем состоянии, долгое время улучшалась и ремонтировалась. Плавно спускается к Туапсе. На некоторых участках — спуски более 10 градусов. Хорошие условия для маскировки. До станции Апшеронская поворотов мало. Заправочные станции — в 9 км юго-западнее Майкопа ив Апшеронской. В 90 километрах юго-западнее Майкопа — серпантин. Строительный материал — в наличии (лес).

№ 3: через перевал Тюбы (высота — около 2600 метров). По-видимому, дорога проходима для вьючных животных.

№ 4: По этому пути, судя по показаниям двух военнопленных, в 1938 году было начато строительство секретной военной дороги из Майкопа на Эртос — Задок. Во многих местах дорога проходит через туннели».

Так говорилось в разработке, подготовленной Высокогорной школой Фульпмеса. При ближайшем рассмотрении единственно пригодной для прохождения войск оказалась только дорога Майкоп — Туапсе. Дороги № 3 и 4 представляли слишком большой риск. Два предложения из характеристики — лучше, чем совсем ничего. Тем не менее генерал де Ангелис повел вперед 44-й егерский корпус, чтобы через Лесной или Понтийский Кавказ пробиться к Черному морю.

Одиннадцатого августа, захватив Белореченскую, дивизия «Викинг» захватила вход в горы, покрытые лесом.

В то время как «Нордланд» обеспечивал охранение района западнее Пшехской, боевая группа «Германия» прошла по неразрушенным мостам и уже во второй половине дня 11 августа за танковым батальоном двинулась по лесной дороге вдоль Пшехи на Кубанскую. Местность здесь характеризовалась горами, покрытыми лесом, узкими долинами, плохими извилистыми дорогами, непроходимыми зарослями рододендронов. Такие условия не подходили для действий мотопехотных соединений. Местность явно не была пригодной для действий танков. Несмотря на это, командование корпуса требовало быстрого продвижения «Викинга» с предварительной задачей захватить Хадыженскую и нефтяные промыслы в районе Нефтегорск, Нефтяная. По пятам уже шли специалисты-нефтяники. Они должны были приспособить источники нефти для снабжения немецких моторов.

Двенадцатого августа дивизия «Викинг» взяла Кубанскую и 1-м батальоном полка «Германия» двинулась по дороге на Апшеронскую. Второй батальон «Германии» под командованием штурмбаннфюрера Ёрхеля повернул на Тверскую, наткнулся на крупные силы противника, которого вскоре удалось разгромить при поддержке 21-го корпусного минометного дивизиона и дивизиона реактивных минометов. Вечером 12 августа немецкие войска вышли к Пшишу у Тверской. Здесь полк «Нордланд» сменил 2-й батальон «Германии» в охранении, 2-й батальон был отведен через Кубанскую и последовал за 1-м батальоном «Германии» в направлении Апшеронской. Таким образом, дивизия «Викинг» оказалась широко растянутой по фронту, проходящему по гористой закрытой местности, и была вынуждена ждать подхода остальных соединений. Повсюду еще шли бои с отставшими разрозненными группами советских войск.

Двенадцатого августа полк «Вестланд» и 3-й батальон «Нордланд», вышедшие с рубежа по Миусу, прибыли в расположение дивизии. Это пополнение было как нельзя кстати. Теперь в распоряжении «Викинга» было 7 мотопехотных батальонов. Полк «Вестланд» стал подвижным, в нем было два батальона по пять рот в каждом. Не хватало только 3-го батальона «Германии», который прибудет в дивизию из Амвросиевки только в последние дни августа.

Двенадцатого августа дивизия «Викинг» начала наступление двумя группами — по долинам рек Пшиш и Пшеха в направлении Хадыженской и Апшеронской. В тот же день с Майкопского плацдарма начала наступление на Хадыженскую по дороге № 2 боевая группа 16-й пехотной (моторизованной) дивизии.

За день до этого боевая группа Бреде (165-й мотоциклетный батальон, усиленный 4-м дивизионом 146-го артиллерийского полка и 203-й бригадой штурмовых орудий) непосредственно от командира 3-го танкового корпуса получила следующий приказ:

«Передовому отряду Бреде рано утром 12.8 в тесном взаимодействии с 13-й танковой дивизией наступать с майкопского плацдарма через Апшеронскую на Хадыженскую. Дивизия СС будет вести наступление из Белореченской на Хадыженскую. Фланговая колонна 16-й моторизованной дивизии будет продвигаться из Абадзехской через Ширванскую в направлении Хадыженской».

В 23.00 из 13-й танковой дивизии пришло сообщение, что мост через Курджипс захвачен и путь для дальнейшего наступления свободен.

Утром 12 августа боевая группа майора Бреде (командира 165-го мотоциклетного батальона) с прибытием приданного ей 3-го дивизиона 146-го артиллерийского полка перешла в наступление. Сразу после выступления майор Бреде получил от начальника разведки 16-й пехотной (моторизованной) дивизии материалы. Они были подготовлены на основе оценки русских документов, добытых подполковником медицинской службы доктором Мюлингом. На них были указаны направления сосредоточения основных усилий русских в обороне.

Сначала наступление боевой группы Бреде привело к выигрышу территории. Затем дорога к центру нефтепромыслов Нефтяная пошла через узкое ущелье. Наступление было задумано как молниеносное и должно было осуществляться с ходу. Однако продвижение боевой группы Бреде было вскоре остановлено в связи с большими потерями перед опорными пунктами противника, умело оборудованными в скалах. Против них было необходимо применять орудия. Майор Бреде был тяжело ранен. Командование боевой группой принял командир 3-го дивизиона 146-го артиллерийского полка майор Хаммон. Но все попытки продолжить наступление терпели неудачу. По приказу командира 3-го танкового корпуса наступление было остановлено.

В последующие дни 16-я пехотная (моторизованная) дивизия, несмотря на труднопроходимую местность, одним полком с приданными ему подразделениями пробилась к Абадзехской, а 60-м мотопехотным полком — почти к самым нефтепромыслам Нефтяной. В этих районах 16-я пехотная (моторизованная) дивизия ждала подхода 97-й егерской дивизии. С этого рубежа 16-я пехотная (моторизованная) дивизия в середине августа была переброшена на Восточный Кавказ.

А как продолжались бои в полосе дивизии «Викинг»?

За 13 августа 1942 года в журнале боевых действий 3-го батальона полка «Нордланд» содержится следующая запись:

«7.00: батальон вышел к Комсомольской. Батальону поручена охрана командного пункта дивизии. Батальон придан полку «Вестланд». Сильный артиллерийский и минометный огонь противника. Два командира роты — гауптштурмфюрер Шнабель и оберштурмфюрер Хилькер погибли при артиллерийском обстреле.

16.20: батальон продолжал движение на Тверскую и совместно с 1-м батальоном «Нордланд» взял этот населенный пункт. Захвачено 46 пленных».

Четырнадцатого августа полк «Нордланд», на основе которого была образована западная ударная группа, продолжал наступление дальше на юг и взял Кабардинскую. Передовые охранения стояли неподалеку от Мука. Там были видны горящие нефтепромыслы и важные сооружения.

1-й батальон полка «Германия» в долине Пшехи вышел в районе севернее Апшеронской. Второй батальон этого полка под командованием штурмбаннфюрера Ёрхеля сначала прочесал горную цепь между обеими ударными группами «Викинга», а потом подошел в район Апшеронской.

Таким образом, дивизия «Викинг» на двух участках находилась непосредственно на важной дороге Майкоп — Туапсе, но уже было ясно, что необходимо дожидаться, пока подойдет 44-й егерский корпус.

Сто первая и 97-я егерские дивизии находились в двух суточных переходах. Швабские и баварские егеря шли с небывалой скоростью в сильную жару по немыслимой пыли.

Сто первая дивизия генерал-майора Дистеля 11 августа вышла к Тенгинской. На следующий день продолжила марш. Северо-западнее Гиагинской, на западном берегу Белой, она была вынуждена прервать его, чтобы разгромить группу противника, насчитывавшую до 600 человек. Четырнадцатого августа 229-й егерский полк вошел в Кубанскую, а 228-й егерский полк — в Тверскую в полосе наступления «Викинга».

В то же время баварская 97-я егерская дивизия генерал-лейтенанта Руппа маршем шла через Армавир в район Майкопа, чтобы сменить 13-ю танковую и 16-ю пехотную (моторизованную) дивизии. 204-й егерский полк 13 августа прибыл в Майкоп, 207-й егерский полк — в Баналов — Клухорскую.

В результате этого марша обе дивизии 44-го егерского корпуса вышли на исходные позиции. В приказе командира корпуса № 108, содержавшем подзаголовок «К наступлению на черноморское побережье», излагался замысел наступления. В нем говорилось:

«44-му егерскому корпусу нанести удар из района Белореченская, Майкоп в направлении Кабардинская, Хадыженская, Самурская, Даховская и захватить участок побережья Туапсе, Адлер».

Баден-вюртембергская 101-я егерская дивизия получила задачу наступать прямо вдоль шоссе и железной дороги через Хадыженскую и Гоитхский перевал на Туапсе.

Пятнадцатого августа она прибыла в исходный район и направила 229-й егерский полк через Кубанскую за рубеж охранения полка «Германия» на Апшеронскую. В 15.00 этот населенный пункт после ожесточенного сражения был взят. 228-й егерский полк продвинулся к охранению полка «Нордланд» и в тот же день занял нефтеносный район западнее Кура-Цице.

Однако до сих пор длинные фланги ударных групп не имели надежного прикрытия. В тылу постоянно происходили бои с отдельными подразделениями противника. Четырнадцатого августа подразделения 2-го батальона полка «Нордланд» под Гурийской во время попытки прорыва советских частей в южном направлении были вынуждены вступить в тяжелый бой. Кроме того, существовала большая угроза западному флангу, так как словацкая моторизованная дивизия слишком медленно продвигалась в условиях горной местности. Эта дивизия наступала западнее «Викинга».

Шестнадцатого августа было необходимо атаковать силы противника северо-западнее реки Пшиш на рубеже Тверская, Хадыженская. Об этом говорится в записях журнала боевых действий 3-го батальона полка «Нордланд» от 16.8:

«3.30: выступили из Мука. 7.10: подошел танковый батальон с 9-й ротой. 7.25: подошла 10-я рота. 10.30: взята Линейная. Зачистка окончена. Погибли: оберштурмфюрер Ройс и два унтершарфюрера. Семь человек ранено. 11.30: подошедшая 11-я рота занялась прочесыванием леса. Во время повторного прочесывания погиб унтерштурмфюрер Люттгенс. Трофеи: две 45-мм пушки, два орудия 76-мм, пять легких минометов, пулеметы, лошади, два грузовика, 34 пленных. 17.00: совещание командиров рот и оценка обстановки. Донесение воздушной разведки: колонна из 100 грузовиков, похоже, спасается бегством в юго-западном направлении».

О штурме Линейной командир танкового батальона «Викинг» штурмбаннфюрер Мюленкамп сказал следующее:

«После марша в боевых условиях внезапно перед нами посреди леса открылось большое свободное пространство. У западного края долины находилась Линейная. Мои танки перестроились в боевой порядок, а потом пошли на Линейную. Между танками растянулись цепью финские добровольцы. Бегом они сопровождали атаку танков. И уже это делает им большую честь. Словно порыв бури обрушилась наша атака на Линейную, занятую противником. Финнов больше было не удержать. Часто можно было заметить, как они, выхватывая свои особенные финские ножи, кидались на вражеских солдат».

Штурм Линейной танковым батальоном и 3-м батальоном полка «Нордланд» — славная страница в истории финского добровольческого батальона войск СС, который незадолго до этого в качестве 3-го батальона вошел в прославленный полк «Нордланд». При этом его роты изменили нумерацию с 1—4-й на 9—12-ю. Финские добровольческие роты продолжали славную традицию 27-го егерского батальона времен Первой мировой войны. Тогда финские добровольцы воевали на стороне немцев, а затем — против Красной Октябрьской революции за независимость своей страны, за отделение от России. Во время советско-финляндской войны 1939—1940 годов на стороне финнов нелегально воевали немецкие, шведские и датские студенты против советских войск. В 1941 году первая волна финских добровольцев вступила в так называемые финские взводы полка «Нордланд» (в третьи взводы рот) для участия в войне против России. Финские добровольцы хорошо зарекомендовали себя, но несли большие потери. После того как осенью 1941 года в связи с большими потерями 3-й батальон «Нордланда» расформировали, его остатки были распределены по другим батальонам. Затем на фронт прибыл «Финский добровольческий батальон войск СС» (вторая волна). С точки зрения организации и тылового снабжения это было полностью национальное подразделение, которое с небольшим количеством немецких офицеров входило в состав полка «Нордланд». Затем оно окончательно было переименовано в 3-й батальон «Нордланд».

Во время боя за Линейную часть финнов, лежа плашмя на танках, шла в атаку с большой храбростью. Советский 17-й кавалерийский корпус вынужден был отказаться от нанесения флангового удара из района Линейной и от выхода на пути немецкого наступления. Он стал пробиваться узкими, поросшими лесом долинами в южном направлении. 17-й кавалерийский корпус за свои заслуги по прикрытию отхода главных сил советских войск с рубежа реки Ея до района к западу от Майкопа был переименован в 4-й гвардейский кавалерийский корпус. Соответствующие наименования получили и обе кавалерийские дивизии, входившие в него.

Боем под Линейной наступательные действия дивизии СС «Викинг» были завершены. Сорок шестой егерский корпус в этой полосе продолжил наступление через Лесной Кавказ. Третий танковый корпус оставил занимаемый им район в середине августа и двинулся маршем на восток. Дивизия «Викинг» в дальнейшем применялась в полосе шириной 70 километров (по воздушной линии) для задач по охранению, поскольку егерские дивизии двухполкового состава, цели которых ограничивались наступлением, были не в состоянии обеспечить еще и охранение этого необозримого лесного района.

Западный фланг в районе Асфальтовой обеспечивал полк «Нордланд», район южнее Апшеронской — полк «Германия», а район Самурская, Даховская — полк «Вестланд». В полку «Вестланд» были собраны добровольцы из Нидерландов, Бельгии и Люксембурга.

Теперь вернемся к наступлению 44-го егерского корпуса. Главную задачу мы уже узнали из приведенного выше приказа № 108. Из него для 97-й егерской дивизии вытекала следующая задача: «97-й егерской дивизии наступать из района Майкопа в направлении Самурская, Даховская и, пройдя через Чакуч (перевал Тубы, дорога № 3) и Красную Поляну (дорога № 4), овладеть прибрежной дорогой Лазаревское — Адлер. Боевое применение сил при переходе через горы — в зависимости от условий дороги и вооружения. При этом дивизии сначала выйти по идущим на юг дорогам в район Самурская, Даховская. Вести наступление силами, которые она имеет в распоряжении на 14 августа. Ставить задачу силам, действующим вдоль дороги Майкоп — Нефтегорск в зависимости от обстоятельств, чтобы открыть пути для продвижения частей 101-й егерской дивизии, наступающей в направлении Кубанская, Апшеронская».

Наряду с боевыми задачами отдавались распоряжения по организации разведки дорог, так как имеющихся карт было недостаточно. 97-я егерская дивизия попыталась выполнить оба возложенных на нее задания. В качестве передового отряда через Абадзехскую и Даховскую была выдвинута группа Йордана (усиленный 97-й самокатный батальон). За передовым отрядом Йордана последовал усиленный 207-й егерский полк полковника Отте. Боевая группа Отте прошла по дороге на Даховскую и, таким образом, стала боевой группой 97-й егерской дивизии, действующей на левом фланге.

Правую (западную) маршевую группу составлял усиленный 204-й егерский полк подполковника Нобиса. Нобис продвигался по дороге Майкоп — Апшеронская до района Нефтяной, а левым флангом вышел к Самурской.

К вечеру 16 августа сложилась следующая обстановка: боевая группа Нобиса: 1-й батальон 204-го полка прошел Ширванскую, в 15.00 вышел к Нефтегорску и разгромил колонну противника. Затем продолжал наступление в направлении Нефтяной и в 16.00 находился от нее в 3 километрах. 2-й батальон 204-го полка в 13.00 вышел к Ширванской и выслал охранение. 3-й батальон 204-го полка начал наступление из Ширванской, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, к 16.00 вышел к окраине населенного пункта Самурская и после тяжелого боя взял его. Потери немецких войск: 3 убитых, 7 раненых.

Боевая группа Отте: 1-й батальон 207-го полка двумя ротами внезапно атаковал и разгромил советский гарнизон в Курджипской (около 300 человек). При этом была захвачена противотанковая пушка, большое количество полевых кухонь и 17 грузовых автомобилей. Главные силы батальона находились в 2 километрах от Теннелосского. Рота 97-го разведывательного батальона и саперы разобрали многочисленные заграждения и завалы по дороге Даховская — Алексеевское и подошли к Алексеевскому на расстояние 6 километров.

Остальные подразделения 97-го разведывательного батальона и 3-го батальона 207-го полка находились в Даховской. 2-й батальон 207-го полка — в Каменномостской. Валлонский батальон — в Абадзехской.

Выйдя на этот рубеж, егерские полки 97-й егерской дивизии находились уже в глубине Лесного Кавказа. По дороге от Майкопа необходимо было разобрать многочисленные завалы из бревен. Слабое сопротивление привело к предположению, что противник больше не в состоянии организовать управление своими разбитыми частями и создать оборону. Это предположение оказалось тяжелейшей ошибкой. Шестнадцатого августа командир 44-го егерского корпуса решил, что ключ к успеху наступления на участке 97-й егерской дивизии у него в руках, что и выразил в приказе на день:

«Выражаю признательность 97-й егерской дивизии. В ходе трехдневных боев на Западном Кавказе она прорвала оборону противника. В неблагоприятных условиях местности, после продолжительных маршей и в новой боевой обстановке, действуя боевыми группами, состоящими в основном только из частей дивизии без дополнительного усиления, она повергла отчаянно сопротивлявшегося врага. Подписано: Де Ангелис».

Восемнадцатого августа 1-й батальон 204-го полка взял Нефтяную. Находившиеся там нефтепромыслы оказались в руках у немцев. На левом фланге боевая группа Нобиса в составе 3-го батальона 204-го полка продвигалась за противником по долине реки Пшеха и в 4 километрах севернее Рожета разгромила крупное скопление противника. В качестве трофеев было захвачено одиннадцать 152-мм орудий, три 76-мм пушки, одна 75-мм пушка, три легкие противотанковые пушки и 15 тракторов.

Когда авангарды 97-й егерской дивизии находились уже далеко на юге, 18 августа в Ширванской возобновились ожесточенные бои. В этом районе противник напал на командный пункт дивизии. Генерал-лейтенант Рупп стянул сюда все силы, которые оказались под рукой. Нападавшие советские части были окружены по четкой системе. Образованная тут же боевая группа Бихлера (начальника инженерных войск) перешла в наступление со всех сторон. Особенно здесь отличился Валлонский батальон, состоявший из бельгийских добровольцев и входивший в состав 97-й егерской дивизии. Им командовал майор Люсьен Липперт, офицер бельгийской колониальной армии.

Постепенно крепла оборона советских войск. В ее организации появилась система. Она была замечена через день после победного боя 3-го батальона 204-го полка под Рожетом. Когда батальон оторвался далеко вперед в долине реки Пшеха, его атаковали превосходящие силы противника. Недалеко от прохода «Волчьи ворота» баварские егеря обороняли вход на перевал Тубы. Но и с горы Оплепен в их тылу по ним вела огонь советская артиллерия, и им угрожало окружение. Третий батальон запросил помощи по радио, но дивизия ее оказать не могла, поскольку ее части сильно растянулись. Просьбы о помощи поступали одна за одной. Наконец, генерал-лейтенант Рупп отдал приказ: «3-му батальону 204-го полка отойти к Самурской!» Часть захваченных накануне орудий пришлось взорвать, легкие пехотные орудия батальона тоже были потеряны. С большим количеством раненых третий батальон пробился назад на север и был встречен охранением у впадения Цици в Пшеху. Так потерпела неудачу первая атака на перевал Тубы.

В это время боевая группа Отте наступала в южном направлении по долинам Курджипса и Белой. Двадцатого августа 1-й батальон 207-го полка захватил Белореченский перевал южнее Курджипского. Но через день и здесь под сильным натиском противника пришлось отойти на север. Под Курджипском было снова организовано охранение.

На следующий день боевая группа Ноблиса вела бой в районе южнее дороги Хадыженская — Самурская. Речь идет о горном массиве 1010-метровой вершины Оплепен, который советские войска обороняли со всей решимостью. Оплепен, словно часовой, господствует над местностью у входа на перевал Тубы.

204-й егерский полк рассыпался на многочисленные отдельные группы, так как повсюду в горных лесах засел противник. И все же командование корпуса надеялось повторно нанести удар через перевал Тубы.

После первой атаки на перевал, завершившейся поражением 3-го батальона 204-го полка, генерал-лейтенант Рупп принял решение открыть дорогу через перевал Тубы с востока силами боевой группы, стоявшей под Курджипском, к тому же стало ясно, что боевой группе Отте достался очень плохой переход к черноморскому побережью по дороге № 4. Указанная на карте дорога через перевалы на деле оказалась всего лишь ослиной тропой. Боевая группа Отте находилась теперь в горах на широком рубеже охранения, состоящем из опорных пунктов.

План Руппа был основан на следующих мерах: фронтальной атаке в долине Пшехи, охвате с востока силами одного батальона. Таким образом предполагалось сбить советские войска с перевала Тубы.

В качестве группы охвата должен был действовать батальон Лангезее. Капитан Лангезее был одним из наиболее опытных и безупречных офицеров 97-й егерской дивизии. Его батальону была придана 1-я горно-вьючная батарея 81-го артиллерийского полка. Разведку боем должен был провести входивший в состав дивизии казачий эскадрон, состоявший из воинов различных национальностей. Эскадроном командовал немецкий капитан. Вооружение и обмундирование бойцов эскадрона было смешанным русско-немецким.

Майор Эрнстхаузен, оказавшийся «безработным» из-за побатарейного распределения его горно-вьючного артиллерийского дивизиона, ответил на соответствующий вопрос своего адъютанта: «Я долго спрашивать не буду. Мы пойдем вместе с Лангезее, тогда действительно что-то испытаем в этой жизни!» Насколько Эрнстхаузен был прав в своих словах, его адъютанту вскоре стало ясно. Незадолго до наступления боевой группы Лангезее во все стороны были разосланы казаки. Вскоре они возвратились, приведя с собой пленных. Они разбили целый советский батальон охранения. После тяжелого марша по живописной долине Цици боевая группа Лангезее прошла 1-й дом лесника, в полдень вышла ко 2-му дому лесника и здесь остановилась на привал. Кавалерийские лошади и казачьи эскадроны остались позади. Остальным предстояло подниматься через девственный вековой лес, обозначенный на русских картах надписью «Природный заповедник». Эта местность была безлюдна и представляла собой границу между Лесным и Высокогорным Кавказом.

Словно по индейской тропе войны, батальон змеился по дремучему лесу. Позади шла колонна вьючных животных. Людям то и дело приходилось помогать животным. Сначала еще была тропа, но затем и она потерялась. Выделенное передовое и боковое охранение поднималось все выше и выше. Перед навьюченной на животных 1-й батареей 81-го артиллерийского полка саперный взвод топорами и тесаками прорубал дорогу. Часто дорогу преграждали упавшие гнилые стволы огромных деревьев. Насыпь из валунов делала их проходимыми. Разговоров почти не было. Все стремились сохранить в себе красоту гор.

Когда наступил вечер, был преодолен горный гребень на отметке 1479 метров, и вьючная колонна, возглавляемая обер-лейтенантом Манером, вышла на место, удобное для устройства бивака. Тем временем капитан Лангезее отдал приказ своим ротам занять круговую оборону. Животных развьючили. Разводить костер для приготовления пищи было нельзя. Всем пришлось довольствоваться консервами. Неприхотливые мулы из-за нехватки травы объедали листву с деревьев.

После освежающей горной ночи настроение у всех было боевое. Одному из егерей, запевшему под впечатлением красоты окружающей природы песню «Чей ты, прекрасный лес...», тут же заткнули рот. Только полнейшая тишина могла спасти группу от преждевременного обнаружения. Но что можно было не позволить егерям, не запретишь животным. Раздававшиеся ранним утром крики «И-а!» вызвали серьезное опасение. По замершему лесу разносилось тысячекратное эхо.

«Ну, теперь нас выдали!» — сказал майор Эрнстхаузен и пошел к палатке капитана Лангезее, чтобы с ним обсудить обстановку.

В тот день боевая группа Лангезее находилась в 12 километрах позади главного рубежа обороны советских войск. На рассвете для разведки удобного места для боя с русскими на их единственной дороге, ведущей в тыл далеко за перевалом Тубы, уже был выслан офицерский разведывательный дозор. В состав разведывательного дозора входил также артиллерийский офицер. Его задача состояла в разведке подходящей огневой позиции для горной артиллерии. Направленный накануне для флангового охранения в долину Цици взвод егерей до сих пор не прибыл. Капитан Лангезее попытался связаться по радио с фланговым охранением и с офицерским разведдозором, но напрасно.

Наступил полдень. Из штаба дивизии была получена радиограмма, что войска, наступающие с фронта в долине Пшехи на перевал Тубы, вперед не продвинулись. Батальон Лангезее должен был ждать.

Капитан Лангезее нервничал: «Было бы лучше, чтобы нам разрешили наступать сейчас. А поскольку такого разрешения нет, то, наверное, скоро на нас самих нападут. Я приказываю свернуть палатки и всем егерям занять оборону».

«А я приказываю седлать. Оседланных мулов легче потом будет навьючить», — дополнил его майор Эрнстхаузен. Всем присутствовавшим стало ясно, что операция, начавшаяся как прогулка, может закончиться катастрофой.

После 14.00 по радио пришел приказ: «Наступление дивизии не удалось. Боевой группе Лангезее немедленно вернуться назад».

Разведдозор еще не вернулся, но одиночные выстрелы показывали, что он уже неподалеку. А стрельба свидетельствовала о том, что его преследовал противник.

Майор Эрнстхаузен приказал вьючить животных и готовить вьючную колонну к маршу. Внезапно был открыт винтовочный и пулеметный огонь — дозоры Лангезее обнаружили подходящего противника.

Капитан Лангезее ни на секунду не терял контроля над обстановкой: «Пожалуйста, господин майор, немедленно отходите со всем вьючным обозом, и непременно сегодня же вечером дойдите до 2-го дома лесника. Я попытаюсь здесь продержаться еще некоторое время, прикрою ваш отход и дождусь подхода разведдозора».

«Все ясно — вьючная колонна, марш!»

Майор Эрнстхаузен шел впереди. Один из офицеров замыкал колонну. Боковое охранение обеспечивали только орудийные расчеты. На гряде, параллельной долине Пшиша, пять 'артиллеристов прикрывали отход длинной беззащитной вьючной колонны. Частая перестрелка с той стороны свидетельствовала, что эти пятеро отбивались от противника. Только к вечеру там все стихло. По дороге вьючная колонна встретила взвод, назначенный накануне в боковое охранение. Такое подкрепление было как нельзя кстати. Но все равно было необходимо до наступления темноты дойти до 2-го дома лесника. Там ждал казачий эскадрон.

Вьючная колонна начала движение в 14.30. До 2-го дома лесника ей предстояло пройти маршем пять часов. Через каждые два часа было необходимо развьючивать тяжело нагруженных мулов и давать им получасовой отдых. Дорога шла почти все время под уклон, что создавало для животных дополнительную нагрузку. Фон Эрнстхаузен, опытный горный артиллерист, воевавший в горной артиллерии еще во время Первой мировой войны на альпийском фронте, рассчитал и обдумал все факторы. И он был вынужден требовать безостановочного пятичасового марша.

Через три часа движения сзади послышалось требование: «Непременно требуется привал!»

Фон Эрнстхаузен его отклонил. Когда дорогу пересекал ручей, он разрешал поочередно поить животных, а потом отдавал приказ сразу же продолжать марш. Всем погонщикам стало ясно, что этот жестокий марш «жизненно необходим». Наконец, когда уже стемнело, вьючная колонна достигла 2-го дома лесника, где их встретил казачий дозор. Но те пять артиллеристов, прикрывавших колонну со стороны Пшиша, больше уже не вернулись. Они пожертвовали собой ради спасения вьючной колонны.

Майор фон Эрнстхаузен приказал расседлывать мулов и собирать орудия. Через два часа прибыл и капитан Лангезее со своим батальоном. Ему удалось дождаться возвращения офицерского разведывательного дозора и, отбиваясь от наседающего противника, отойти.

В это время боевая группа Нобиса вела бой в районе горы Оплепен, которую удалось взять. Советские войска постоянно контратаковали. Оплепен — «часовой» в долине Пшеха. Он является господствующей высотой у входа на перевал Тубы. За него разгорелись ожесточенные бои. Батальон Аббта на широком фронте оборонял горный массив, но в ходе кровопролитного боя был отброшен. При этом почти все раненые попали в руки советских солдат.

Проследим теперь за действиями 101-й егерской дивизии.

Выдвинувшись с баз «Викинга», 15 августа 229-й егерский полк в 15.00 овладел Апшеронской. Правее 2-й батальон 228-го егерского полка захватил нефтеносный район Кура — Цице.

Шестнадцатого августа 229-й егерский полк с частями усиления начал наступление в западном направлении на Хадыженскую и создал условия для ввода в бой 228-го егерского полка. Подразделения 229-го егерского полка вышли к Травалеву. 3-й батальон 228-го егерского полка безуспешно атаковал станцию Хадыженская, оборону противника прорвать ему не удалось. Вечером главные силы 229-го егерского полка вошли в Хадыженскую и перешли к обороне на направлении Нефтяной.

Семнадцатого августа проводилась подготовка к наступлению на станцию Хадыженская. Эта группа зданий находилась у начала дороги, ведущей через перевал к Туапсе. Генерал-майор Дистель и его начальник оперативного отдела штаба майор Людендорф полностью осознавали трудности наступления, которого они требовали от своей 101-й егерской дивизии.

Восемнадцатого августа началось наступление, но уже у станции Хадыженская план был нарушен. У Туннельной высоты, которую вскоре прозвали Туннельной преисподней[6], атаки 101-й егерской дивизии были остановлены. Сюда командующий Черноморской группой генерал И.Е. Петров накануне подтянул свою лучшую дивизию, так как здесь была ключевая позиция для овладения дорогой через перевал. Советская 32-я гвардейская стрелковая дивизия заставляла вюртембержцев 101-й егерской дивизии дорого платить за каждый пройденный метр земли. Любые попытки обхода оказывались неудачными. Находившийся в районе Кура-Цице 3-й батальон 228-го полка был усилен и должен был атаковать с западного направления. Первый батальон 228-го полка вел разведку из Травалева в направлении горы Гейман. Восточнее батальон специального назначения полка «Бранденбург-500» поддерживал связь с 97-й егерской дивизией. Целый день продолжались бои за Туннельную высоту и станцию Хадыженская. На гору было совершено два налета немецкой авиации, по ней вела огонь почти вся дивизионная артиллерия, а также приданные 1-й дивизион 60-го артиллерийского полка и часть 617-го дивизиона 210-мм минометов. Но 101-я егерская дивизия так и не смогла подняться в атаку на эту гору.

Командир 44-го егерского корпуса приказал временно остановить атаки, так как к этому времени, как уже говорилось, 97-я егерская дивизия надеялась на более легкий переход через перевал Тубы. В полосе 101-й егерской дивизии части дивизии «Викинг» сменили части 101-й дивизии, прикрывавшие растянувшийся фланг. 19 августа разведывательный дозор 3-го батальона полка «Нордланд» установил связь с 20-м пехотным полком медленно продвигавшейся словацкой моторизованной дивизии.

После того как 97-й егерской дивизии также не удалось прорваться через перевал Тубы и Оплепен, началась перегруппировка. От попыток перейти через горы по дорогам № 3 и № 4 отказались. На них было оставлено только прикрытие, а главные силы 44-й корпус сосредоточил у шоссе Майкоп — Туапсе. К 28 августа здесь находились в готовности следующие силы: западнее Хадыженской — 57-й танковый корпус с 198-й и частью 125-й пехотными дивизиями, словацкая моторизованная дивизия) и полк «Нордланд». На шоссе — 44-й егерский корпус в составе 101-й и 97-й егерских дивизий, в охранении — полк «Германия» и еще восточнее — полк «Вестланд» (оба полка — из дивизии «Викинг»).

Утром 28 августа артиллерия и авиация своим огнем подготовили атаку Туннельной высоты. Генерал-майор Дистель направил вперед 229-й егерский полк с северо-запада, через высоты 519,6 и 374,2, а 228-й егерский полк — с южной окраины Хадыженской через высоту 350,3. Задачей дня для обеих наступающих групп была высота 134,4. В результате двустороннего охвата Туннельная высота и станция Хадыженская должны были пасть. Высота 134,4 у ущелья, по которому протекает река и проходят автомобильная и железная дороги, была ключевой.

Вскоре после начала наступления стало очевидно, что ни налеты авиации, ни артиллерийские обстрелы не поколебали решимости советских войск оборонять свои позиции. Пока 229-й егерский полк медленно пробивался с северо-запада, 228-й егерский полк и батальон специального назначения (из полка «Бранденбург-500») попытались обойти позиции противника и приблизиться к цели. После боев, шедших с переменным успехом, удалось взять поселок Папоротный. На северо-западе 1-й батальон 229-го полка взял высоту 374,2 и оттеснил слабые силы противника к дороге.

Об абсолютно новом способе ведения боя в условиях горно-лесистой местности сообщает журнал боевых действий 101-й егерской дивизии в



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.024 с.)