СТЕПНОЙ ФРОНТ СЕВЕРНЕЕ ИЩЕРСКОЙ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СТЕПНОЙ ФРОНТ СЕВЕРНЕЕ ИЩЕРСКОЙ



 

В Ногайской степи — Угрожаемый фланг 1-й танковой армии — Особая группа «Корпус Фельми» — Степной поход гвардейских казаков

 

Севернее Ищерской начинается Ногайская степь, которая простирается на юге до нижнего течения Терека, на востоке — до побережья Каспийского моря, а на западе — до линии Моздок — Ачикулак. На севере она примыкает к Калмыцкой степи. Эта огромная область представляет собой безводную степь, переходящую в полупустыню.

Первая танковая армия продвигалась открытым флангом к Ногайской степи. Он обеспечивался лишь редкими опорными пунктами мелких немецких моторизованных подразделений.

Когда шли бои на моздокском плацдарме, 11 сентября крупные силы русских севернее Терека нанесли отвлекающий удар и потеснили выдвинутые далеко вперед боевые группы Боденхаузена и Брюкнера. В район Мекенской тут же были направлены 3-й мотоциклетный батальон и четыре батареи 75-го артиллерийского полка. Пока мелкие атаки 4, 6 и 7-й бригад советского 10-го гвардейского стрелкового корпуса при поддержке 92-го артиллерийского полка беспокоили немецкие войска у фронта по реке у Мекенской, значительно севернее воздушная разведка установила передвижения войск противника. Советское командование, знавшее о слабости северного фланга, стремилось уничтожить немецкие опорные пункты в ходе широкого охвата.

Тринадцатого сентября 2-й танковый батальон 201-го танкового полка был снят с моздокского плацдарма и придан стрелковой бригаде 3-й танковой дивизии, под командованием генерал-майора Вестхофена прикрывавшей на рубеже Наурская, Алпатов, Леднев, Наидовское степной фланг и тыл 40-го танкового корпуса. Под Наурской 2-й танковый батальон во взаимодействии с 3-м мотоциклетным батальоном разгромил противника.

Дальнейшие маневры советских войск, обходивших фланг 40-го корпуса, вынудили сократить 80-километровый фронт корпуса и отвести главную линию обороны к Ищерской.

Постоянная угроза немецкому северному флангу привела к тому, что с моздокского плацдарма была снята и группа фон Либенштайна и направлена для ведения маневренных боевых действий на степном фронте.

В ночь на 16 сентября боевая группа фон Либенштайна в составе 6-го танкового полка, 2-го батальона 201-го танкового полка и 2-го дивизиона 75-го артиллерийского полка готовилась уничтожить противника, угрожавшего северному флангу боевой группы Вестхофена у канала им. Ленина. Боевая группа фон Либенштайна окружила противника у Шефатова, захватила в плен 400 человек, 20 орудий, 21 противотанковую пушку и 13 минометов.

Семнадцатого сентября боевая группа фон Либенштайна атаковала противника в восточном направлении в районе Ипатово. После ожесточенного боя высота 113 была взята немцами. Потери 2-го батальона 201-го танкового полка составили 13 человек. Но этот кровопролитный бой привел к тому, что советский 10-й гвардейский корпус прекратил наступление на запад.

Девятнадцатого сентября началось систематическое, поддержанное артиллерией и авиацией наступление советских войск на Ищерскую. Под Беной-Юртом четыре русских батальона на паромах, собранных из подручных средств, переправились через Терек. Атака была отбита огнем 7-й роты 394-го полка, которой командовал обер-лейтенант Шульце. Унтер-офицер Кёнигштайн использовал панику, возникшую среди русских, и повел свое отделение в контратаку, к нему вскоре присоединилась вся рота, и противник был отброшен к реке.

Продолжавшиеся бои не приносили успеха ни той, ни другой стороне. Атакующие русские истекали кровью. Число перебежчиков росло. Кавказцы использовали любую возможность, чтобы перебежать на сторону немцев. Часто русских направляли в подразделения для того, чтобы предотвратить их развал. Только 27 сентября в полосе корпуса на сторону немцев перебежало 14 офицеров и 523 солдата. Атаки советских войск с целью захвата Ищерской 5, 8 и 10 октября успеха не имели. Позиции немецких войск оборудовались все лучше и лучше. Было построено большое количество опорных пунктов, жилых блиндажей, установлено много минных полей. Нехватка горючего привела к созданию линейной службы и тыловых гужевых обозов. Редкие ходившие грузовики были прозваны «курьер Папе».

В конце сентября сосредоточившийся в Ногайской степи под Кизляром 4-й гвардейский кавалерийский корпус, переброшенный туда из района Туапсе, начал охват северного фланга 40-го танкового корпуса. Кавалерийский корпус начал наступление в первые дни октября. Он совершал передвижения ночью по безводной степи. Ориентирование было затруднено. Казачьи эскадроны, орудия и пулеметные тачанки растянулись по степи на много километров. За ними следовали караваны верблюдов, груженных боеприпасами, горючим, продовольствием, фуражом и водой. Маршевые группы с воздуха прикрывала авиация. Несмотря на меры предосторожности, этот маневр был замечен немецкой воздушной разведкой. Чтобы перехватить русских в степи, 2 октября 1942 года под командованием командира 201-го танкового полка полковника Бурмайстера была создана смешанная боевая группа, в состав которой наряду с танковыми ротами вошел казачий полк Юнгшульца. Эта казачья часть была сформирована из выходцев с Кавказа и ранее хорошо зарекомендовала себя при действиях в разведке и охранении.

Четвертый гвардейский кавалерийский корпус продвинулся далеко на запад и занял мелкие степные населенные пункты Махмуд-Мектеб, Тукуй-Мектеб, Березкин, Бирюльки и Москва.

Боевая группа Бурмайстера атаковала Бирюльки и Москву и отбила два кавалерийских полка. Во время их преследования боевая группа дошла до колхоза Червентый. Шестого октября мелкие разведывательные группы находились у Терекли-Мектеб, в 80 километрах от Каспийского моря. Для дальнейших действий сил боевой группы Бурмайстера не хватило. Как и прежде, сохранялась опасность северному флангу.

Для его обеспечения 1-я танковая армия дополнительно направила в район Ачикулак корпус специального назначения Фельми. Корпус, насчитывавший около 6000 человек, состоял из солдат различных национальностей, специалистов, подготовленных к действиям на Кавказе и Ближнем Востоке. В корпусе Фельми наряду с кавказскими языками говорили на всех восточных языках, а также по-английски и по-французски. В корпусе были части и подразделения всех родов войск. Как моторизованное соединение, он мог действовать быстро и самостоятельно. Немецкое командование предполагало использовать корпус генерала Фельми после перехода турецко-иранской границы для дальнейшего продвижения к нефтеносным районам Ближнего Востока и для соединения с Африканским корпусом Роммеля. Но так как условий для этого создать не удалось, пришлось использовать корпус Фельми для обороны северного фланга 1-й танковой армии в районе Ачикулак.

Пятнадцатого октября части советского 4-го гвардейского кавалерийского корпуса вошли в Урожайное. К этому времени корпус Фельми уже занял несплошной рубеж охранения, растянувшийся от Левокумского через Ачикулак до Каясулу, о который разбивались все попытки наступления советского кавалерийского корпуса. Корпус Фельми снова захватил Урожайное. Силы советской кавалерии, сильно измотанные плохим тыловым снабжением, нехваткой корма и воды, понесли большие потери в конском составе. Кавалерийский корпус, скорее под влиянием сил природы, чем противника, вынужден был возвратиться в район Терекли-Мектеб и ограничиться охранением железнодорожной линии Кизляр — Астрахань.

 

 

МОЗДОКСКИЙ ПЛАЦДАРМ

 

Рота Вааска переправляется через Терек — 50-й гренадерский полк ведет бои за Рыбацкую деревню — Танковые бои на Военно-Грузинской дороге — Кризисы на плацдарме — Мост под градом бомб

 

Двадцать седьмого августа 1942 года 111-я пехотная дивизия генерал-майора Рекнагеля после бесконечного марша по палимой солнцем степи подошла к каналу им. Ленина севернее Моздока. Чуть позже на этот же рубеж выдвинулась 370-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Бекера. Таким образом, 52-й армейский корпус генерала Отта приблизился вплотную к обороне противника по реке Терек, которую ему предстояло прорвать. Все предварительные распоряжения на этот счет командованием корпуса уже были отданы.

Генерал-майор Рекнагель направил вперед свой 50-й гренадерский полк, чтобы сменить слабое охранение, оставленное в Моздоке 3-й танковой дивизией, и произвести все приготовления для захвата плацдарма. Находившийся в Полтанском 3-й батальон 50-го полка уже к вечеру 28 августа сменил охранения 3-го мотопехотного полка в Моздоке на северном берегу Терека. Командование планировало перебросить этот полк первым на другую сторону реки.

Затем начались приготовления к форсированию Терека. Разведывательный штаб обобщал все данные, которые могли бы относиться к переправе с западной окраины Моздока в юго-восточном направлении, западнее Военно-Грузинской дороги.

После доведения плана до командиров подразделений и согласования его с поддерживающими родами войск 50-й гренадерский полк полковника Рёпке доложил о готовности форсировать реку. Однако атаку пришлось отложить на 24 часа, так как к заданному времени не удалось подвезти достаточное количество переправочных средств.

В 18.00 1 сентября 1942 года все приготовления в исходном районе были завершены. Для переправы первой группы обер-лейтенант Матерс, командир 3-й роты 111-го саперного батальона, обеспечил семь штурмовых лодок, 38 больших и 32 малых надувных лодки.

Время начала переправы было назначено на 2.00, чтобы ошеломить противника и использовать лунный свет. Для обеспечения внезапности первый эшелон должен был переплыть реку на малых надувных лодках. Решено было применить штурмовые лодки только после того, как противник обнаружит переправу. С каждой стороны места запланированной переправы занимали оборону на выгодных рубежах по батальону советской 8-й стрелковой бригады.

Впечатляющий доклад о первой переправе оставил погибший позднее обер-лейтенант Вааск, командир 11-й роты 50-го гренадерского полка:

«Вечером 1.9.1942 г. рота изготовилась к переправе в подвалах прилегающих к реке домов, чтобы защититься от налетов русской авиации.

Время начала атаки было назначено на 2.00 2 сентября 1942 года. За один раз могла быть переправлена на другой берег реки только одна рота. Эту задачу, первой переправиться на другой берег, пробиться к Предмостному (переименованному в Рыбацкую деревню), растянувшемуся почти на полтора километра, а потом переправиться через противотанковый ров, находящийся в 500 метрах за деревней, получила 11-я рота.

Каждый осознал трудность поставленной задачи, так как от ее выполнения зависел успех всего корпуса.

В 1.45 тихо поднесли надувные лодки к берегу. Солдаты бесшумно погрузились в них. Необходимо было атаковать без артиллерийской подготовки, чтобы обеспечить внезапность. Но все орудия находились в готовности, чтобы обеспечить в случае необходимости огневую поддержку. Первый взвод лейтенанта Вебера в это время на своих надувных лодках находился уже на острове, находящемся в 30 метрах от нашего берега. Это первое мероприятие противник не заметил. Это легко объяснялось тем, что слабые звуки заглушал поток главного русла.

В 2.00 первые надувные лодки с 11-й ротой отчалили, но едва им удалось проплыть небольшой отрезок пути, как из кустов противоположного берега ударили пулеметы противника. Это был сигнал к открытию огня артиллерии и минометов. Сначала открыла огонь группа огневого прикрытия обер-лейтенанта Коха, имевшая тяжелое пехотное оружие. Она занимала позицию на северной прибрежной улице и обстреливала закрытую местность западнее Рыбацкой деревни. Чуть позже по этому же участку ударила артиллерия. Эта не просматриваемая прибрежная местность, обозначенная зонами сосредоточенного огня артиллерии 404 и 414, могла быть использована противником для атаки ударной роты в правый фланг, но до этого дело не дошло.

Теперь, когда противник уже обнаружил переправу, на воду были спущены и штурмовые лодки, помчавшиеся по реке под громкий стрекот своих мощных моторов.

Мои опасения, что рота на восьми больших и восьми мелких надувных лодках при сильном течении и в темноте будет рассеяна, оказались напрасны. Как если бы это в сотый раз отрабатывалось на тренировках, взводы пристали к берегу в указанных местах, пробились к улице Рыбацкой деревни, перпендикулярной реке, и в ожесточенном уличном бою, когда разрывы ручных гранат и стрельба заглушали любые приказы командиров групп, сломили сопротивление противника и захватили первые дома. Одиннадцатая прочно удерживала в своих руках место переправы. В 2.10 я доложил командиру полка по радио: «Подразделение Вааска высадилось. Сопротивление противника сломлено. Хорошо продвинулись вперед!»

В 3.08 11-я рота прошла Рыбацкую деревню и оказалась перед противотанковым рвом, непосредственно перед первой грядой многочисленных высот».

Так был сделан первый решительный шаг, но успех еще не был окончательно гарантирован.

Районы сосредоточенного огня артиллерии находились на высотах по обе стороны Терской и у берега западнее Рыбацкой деревни. Все дивизионы 117-го артиллерийского полка, расположенные на огневых позициях по обе стороны от главной церкви Моздока, хорошо пристрелялись по целям. Корректирование огня осуществлялось храбрыми передовыми артиллерийскими наблюдателями, шедшими в атаку в первой линии вместе с гренадерами. 117-й артиллерийский полк полковника Барта сделал большую работу!

В штурмовых лодках за головной ротой последовали и другие роты 3-го батальона 50-го полка. В 4.20 главные силы усиленного 3-го батальона 50-го полка вышли к противотанковому рву на юго-восточной окраине Рыбацкой деревни. Ожесточенный бой разгорелся за кирпичный завод на левом фланге батальона. Атакой руководил из первых рядов командир батальона капитан Люме.

В тот самый момент на месте переправы стоял командир полка полковник Рёпке. Ему было ясно, что батальон Люме еще до рассвета должен быть усилен подкреплениями, потому что не только немцы, но и русские борются за выигрыш времени.

На рассвете начал переправляться 1-й батальон. Одной роте удалось переправиться. Затем, в 4.30, артиллерия противника открыла сильный огонь. Переправа могла прекратиться в любой момент. Русская артиллерия стреляла с высот по обе стороны Терской. Из поросшей кустарником прибрежной местности русские вели огонь из стрелкового оружия.

Сознавая тяжелое положение 1-го батальона и безусловную необходимость усиления воюющего впереди 3-го батальона, подавая пример, командир 1-го батальона капитан Наке прыгнул в первую штурмовую лодку вместе со своими людьми и переправился через реку, несмотря на шквальный огонь противника.

Пока 3-й батальон в районе кирпичного завода отбивал постоянные атаки противника, 1-й батальон пробился по левой стороне Рыбацкой деревни, затем повернул на юго-восток к противотанковому рву и присоединился к левому флангу 3-го батальона. Капитан Наке шел во главе своего батальона. Ручными гранатами противник был выбит из кустарника и из каменных блиндажей. При этом была захвачена батарея из двенадцати тяжелых минометов. После внезапной атаки 1-го батальона противник был вынужден отступить с прибрежной полосы восточнее места переправы. По отходящему противнику отработала немецкая артиллерия.

Таким образом, с северной части плацдарма огонь стрелкового оружия по переправе был исключен, но с южной пока что нет.

До 7.00 обер-лейтенант Никлаус со своей 6-й ротой 50-го полка не смог очистить прибрежную полосу юго-западнее места высадки. Несмотря на применение артиллерии, отсюда то и дело обстреливали штурмовые лодки. Надувные лодки тонули в реке. Чтобы исключить постоянную угрозу, исходившую из этого района, полковник Рёпке приказал майору Мосхаммеру немедленно переправиться через реку со своим 2-м батальоном и прочесать непросматриваемую местность у западной окраины Рыбацкой деревни, что и удалось сделать к 8.45.

В это время начались организованные атаки русских. Под командованием решительных офицеров они атаковали и существенно потеснили солдат 50-го полка. Как это происходило на участке 3-го батальона, обер-лейтенант Вааск описывает так:

«Тем временем рассвело. Перед собой в нескольких сотнях метров мы увидели далеко протянувшуюся высоту с песчаными вершинами. Высоту нам тоже нужно было захватить, чтобы противник не смог наблюдать за переправой!

Но теперь советским удалось собраться с силами, и они пошли в контратаку. Как раз в этот момент зарекомендовавшему себя отчаянным храбрецом унтер-офицеру Вижореку и его людям пришло в голову захватить самую высокую песчаную вершину высоты справа от Военно-Грузинской дороги. И тут вдруг на них обрушилась контратакующая рота русских. Против них отделение Вижорека ничего сделать не могло. Лейтенант Вебер приказал своему взводу, переходившему противотанковый ров, отойти на оборонительный рубеж, чтобы потом под прикрытием огня взвода Боргмана и группы тяжелых пулеметов лейтенанта Бёма пробиться к противотанковому рву. На этом рубеже были отбиты все контратаки противника, но взять высоту в тот день нам не удалось».

Советские солдаты так же ожесточенно обороняли кирпичный завод, где они укрывались за печами для обжига. Третьему батальону 50-го полка продвинуться здесь не удалось. Только благодаря решительным действиям лейтенанта Буххольца с двумя саперами и ефрейтором Хазе из 10-й роты удалось подавить этот очаг сопротивления.

В то же время русские попытались атаковать место переправы вдоль берега реки. Атаку с севера у прибрежного обрыва высотой в рост человека с большим трудом отбила левофланговая 1-я рота 50-го полка. Она понесла большие потери. Вместо раненого командира первой роты лейтенанта Кухнера с удивительным мастерством руководил ее боем передовой артиллерийский наблюдатель 117-го артиллерийского полка лейтенант Корницки. Также хорошо действовал 2-й батальон, отбивавший атаки превосходящих сил противника юго-западнее деревенской дороги.

Если бы противник атаковал из заросшей кустарником местности юго-западнее переправы, ни о каком плацдарме нельзя было бы и думать! В 9.55 полковник Рёпке приказал приданному 1-му батальону 117-го гренадерского полка переправляться через реку, чтобы прикрыть длинный правый фланг ведущего тяжелый бой 3-го батальона 50-го полка. Атака 1-го батальона 117-го полка с самого начала захлебнулась из-за сильного огня противника. Батальону пришлось занять оборону на Западной окраине Рыбацкой деревни.

И все же западный фланг капитану Швамбергеру с его 1-м батальоном 117-го полка удалось стабилизировать. Северный фланг по-прежнему оставался открытым. Скованный с фронта 1-й батальон 50-го полка должен был обороняться с двух направлений. Действовавшая на открытом северном прибрежном фланге 1-я рота 50-го полка не могла больше отбивать атаки противника из оставшихся у нее 14 винтовок и отошла к командному пункту батальона в район кирпичного завода.

Находившийся на южном фланге 2-й батальон 50-го полка должен был выйти из района целей № 403 и 404 на северо-восток, чтобы прикрыть оголенный прибрежный фланг 1 -го батальона 50-го полка. Но этот маневр не удался, так как 2-й батальон был скован противником. Так передовые 1-й и 3-й батальоны 50-го полка попадали из одного кризиса в другой. Они окопались у подножья крутого склона и залегли под постоянным огнем противника, находившегося в 500 —1500 м от них на укрепленном рубеже, проходившем по высотам. Независимо друг от друга, оба командира батальонов пришли к решению, что этот оборонительный рубеж необходимо взять.

Третий батальон пошел в атаку в 18.00. Сразу же он был контратакован, отбил контратаку, но продолжать наступление дальше уже не смог.

Первый батальон 50-го полка тоже пошел в атаку и к 18.30 захватил два блиндажа. С наступлением темноты усилились контратаки противника, и 1-й батальон вынужден был отойти на исходный рубеж.

В ночь на 3 сентября постоянные контратаки противника не давали покоя 1-му и 3-му батальонам 50-го полка, но 1-му батальону 117-го полка удалось прикрыть их правый фланг. Таким образом, три батальона 111-й пехотной дивизий заняли оборону по дуге за Рыбацкой деревней.

На переправе лихорадочно работали саперы. Под прикрытием темноты начали движение паромы. Был подготовлен к наведению мост. Приданный 2 сентября 111-й пехотной дивизии 2-й батальон 201-го танкового полка (из 23-й танковой дивизии) за ночь переправил на другой берег 5-ю танковую роту. Остальные подразделения батальона последовали за ней 3 сентября.

На рассвете третьего сентября капитан Наке во главе своего 1-го батальона 50-го полка снова пошел в атаку укрепленного рубежа на высоте. После ожесточенного боя важная позиция на высоте, с которой открывался вид на Терскую, была взята. Все контратаки из Терской и со стороны леса были отбиты 1-м батальоном 50-го полка при поддержке великолепного огня 117-го артиллерийского полка.

Одновременно пошел в наступление на укрепленную высоту и 3-й батальон 50-го полка. Ему удалось захватить ее левый участок и установить связь с 1-м батальоном того же полка. Однако на правом фланге три мощных дота у цели № 415 продолжали оставаться в руках противника.

По цели последовал еще один огневой налет артиллерии, вперед двинулись танки 5-й роты 201-го танкового полка, за ними пошел на приступ 1-й батальон 117-го полка. В 9.35 гренадеры 1-го батальона 117-го полка и 3-го батальона 50-го полка при поддержке танков захватили важную линию укреплений и на южном участке.

Чтобы закрепить успех на ненадежном пока северном фланге 1 -го батальона 50-го полка, 2-й батальон 50-го полка был переведен с западной окраины Рыбацкой деревни на север. К 10.45 батальон взял северный участок укрепленного рубежа у цели № 410.

Благодаря хорошему взаимодействию подразделений всех родов войск удалось расширить плацдарм на южном берегу Терека настолько, что противник не мог непосредственно наблюдать за переправой. Теперь можно было приступать к наведению моста. Этот успех вошел славной страницей в боевую летопись Ландсбергского (на Варте) 50-го гренадерского полка благодаря его храбрым офицерам и солдатам.

В полдень на наблюдательном пункте 50-го гренадерского полка на совещание по поводу дальнейшего развития боевых действий на плацдарме собрались командир 52-го армейского корпуса генерал Отт, начальник штаба 3-го танкового корпуса подполковник генерального штаба фон Гревениц, а также командир 111-й дивизии, начальник оперативного отдела ее штаба и командир 50-го полка.

В течение всего дня авиация противника совершала непрерывные налеты на район переправы и затрудняла наведение моста. Для обороны переправы немцы сосредоточили в ее районе дополнительные силы зенитной артиллерии. Отражением постоянных атак противника завершилось дождливое 3 сентября 1942 года.

В 9.00 4 сентября 23 исправных танка 201-го танкового полка 23-й танковой дивизии и 3-й батальон 117-го пехотного полка перешли в наступление вдоль дороги Моздок — Вознесенская, чтобы расширить плацдарм для размещения на нем крупных частей и соединений. Из-за сильно пересеченной местности и ожесточенного сопротивления противника удалось лишь незначительно продвинуться вперед. Советское командование, которому уже были известны немецкие решения об отмене наступления вдоль гор и о наступлении в южном направлении на Моздок и Орджоникидзе, лихорадочно создавало один укрепленный рубеж за другим. Уже 4 сентября атака танков и пехоты наткнулась на новые противотанковые заграждения и советские танковые части. Не потеряв ни одного своего танка, 201-й танковый полк подбил семь Т-34.

В тот же день 2-й батальон 50-го полка при поддержке танков, 6-й и 10-й батарей 117-го артиллерийского полка атаковал станицу Терская. Атака началась в 16.00. С наступлением темноты атакующие вышли к окраине населенного пункта. Утром 5 сентября последние дома Терской были очищены от противника, а на окраине оборудован оборонительный рубеж. После овладения Терской восточная часть плацдарма тоже достигла необходимой глубины.

В это время шла лихорадочная работа по строительству военного моста «Моздок». В Моздоке было сосредоточено 14 передвижных понтонных парков со 175 автомобилями, груженными понтонами, и 63 машинами со сваями. Армейские и корпусные саперы готовились наводить мост. Советская авиация постоянно атаковала место наведения моста. Несмотря на это, к 14 часам мост был закончен. Теперь по нему могли переправляться транспортные средства с подкреплениями.

Генерал-полковник фон Клейст сначала твердо придерживался плана наступления вдоль дороги на Вознесенскую. Из 13-й танковой 5 сентября 111-й пехотной дивизии были приданы 2-й батальон 4-го танкового полка и 1-й артиллерийский дивизион 13-го артиллерийского полка. Все наступающие части и подразделения были объединены под командованием полковника Херфурта, командира 117-го гренадерского полка. В ночь на 6 сентября развертывание немецких войск на плацдарме было завершено. Но и советские части использовали время для укрепления своей обороны.

В 4.00 6 сентября ударные подразделения пошли в наступление вдоль дороги на Вознесенскую. В первом эшелоне наступали 2-й танковый батальон 4-го танкового полка и 2-й батальон 117-го гренадерского полка. Несмотря на хорошую огневую поддержку артиллерии, наступление развивалось очень медленно. Вперед последовал второй эшелон в составе 2-го батальона 201-го танкового полка и 3-го батальона 117-го гренадерского полка. Он вступил в бой слева от первого эшелона. Наступление шло очень медленно, так как атакующие подразделения постоянно задерживал заградительный огонь советской артиллерии, «сталинских органов» и противотанковых орудий. Русские самолеты постоянно находились над полем боя.

Хорошие огневые позиции советской артиллерии, оборудованные на господствующих высотах, были неуязвимы для огня немецкой артиллерии. Немецкая атака после незначительных начальных успехов захлебнулась потом и кровью. На полдороге между Рыбацкой деревней и Вознесенским фронт наступления застыл. Ожесточенные контратаки советских войск были отбиты.

Одновременно следовали непрерывные налеты авиации на район наведенного моста. Несмотря на усиление зенитно-артиллерийских частей, воздушная обстановка не изменилась. Сил немецкой истребительной авиации не хватало, чтобы добиться господства в воздухе. Шестого сентября временный мост получил прямое попадание. Семь понтонов утонуло. Повреждения сравнительно быстро удалось устранить. Когда боевая группа Херфурта атаковала противника с фронта, перед 2-м батальоном 50-го полка на северном фланге плацдарма было обнаружено сосредоточение противника, которое сразу же было накрыто огнем 6-го артиллерийского дивизиона 117-го артиллерийского полка. В 11.00 перебежавший советский артиллерийский офицер сказал, что в деревне Терек (в 6 километрах восточнее Терской) остатки 10-й бригады (около 600 человек) с 25 танками готовятся после артиллерийской подготовки взять Терскую и продолжать наступление до места переправы (см. Схему).

Этот замысел противника 6 сентября создал большой кризис. Русские могли отрезать скованную с фронта ожесточенными боями боевую группу Херфурта и уничтожить захваченный плацдарм.

В 11.30 началось наступление русских на деревню Терек. Пять танков наступало на позицию 11-й роты 50-го гренадерского полка восточнее Военно-Грузинской дороги. Обер-лейтенант Вааск и его люди ожесточенно оборонялись. Три танка было уничтожено в ближнем бою, остальные два повернули назад. На участке 2-го батальона 50-го полка под Терской атака противника была отбита в 500 метрах перед главным рубежом обороны. При этом унтер-офицер Киммериц 14-й роты 50-го гренадерского полка из своей 50-мм противотанковой пушки подбил головной танк. Второй танк был обездвижен орудием 111-го противотанкового дивизиона. По заросшей кустарником низменности вдоль Терека противник подошел вплотную к Терской. Здесь прорыв предотвратила быстро выдвинутая сюда 20-мм зенитная пушка.

Полковник Херфурт, заметивший смертельную опасность для своей выдвинувшейся далеко вперед боевой группы, вынужден был наконец отвести приданные ему танковые батальоны из района Вознесенской, чтобы прикрыть ими угрожаемый левый фланг у деревни Терек. Второй батальон 201-го танкового полка и 2-й батальон 4-го танкового полка отошли с линии фронта и повернули на север. И тут произошла ожесточенная танковая дуэль! В 20.30 2-й танковый батальон 4-го танкового полка, которым командовал майор Гомилле, вышел из соприкосновения с противником в районе деревни Терек. В тот день батальон подбил 46 танков противника, уничтожил одно орудие и захватил 10 минометов и пять автомашин.

А 3-й батальон 50-го гренадерского полка, вынужденный в полдень немного отойти под напором советской атаки, к вечеру снова был атакован. Но теперь пришло время для немецкой контратаки! При поддержке дивизиона реактивных минометов 3-й батальон снова пошел вперед и занял прежний оборонительный рубеж, с которого был выбит утром. Наряду с причиненными противнику большими потерями в живой силе было захвачено 120 пленных. Ночью 3-й и 2-й батальоны 50-го гренадерского полка отбивали атаки противника на Военно-Грузинской дороге и под Терской.

Для сильно выдвинувшегося вперед 117-го гренадерского полка обстановка ничего хорошего не предвещала. Шестого сентября полк был сильно обескровлен. В 3-м батальоне насчитывалось всего 80 человек. Генерал-майор Рекнагель стоял перед трудным решением: должен ли он отвести 117-й гренадерский полк на общий рубеж, на участок между 10-м и 50-м полками? Он вынужден был это сделать. Первый батальон 117-го полка был направлен в промежуток между 70-м и 50-м гренадерскими полками. Особенно сильно поредевшие 2-й и 3-й батальоны 117-го полка отошли до противотанкового рва южнее Рыбацкой деревни. Отвод назад далеко вырвавшихся вперед подразделений не принес с собой никакого улучшения обстановки. На участке 50-го полка между его 3-м батальоном справа и 1-м батальоном слева был промежуток в 800 метров. Днем его можно было прикрыть огнем, но ночью надежно контролировать его было нечем. И именно этот разрыв в линии обороны использовали русские.

Во второй половине дня 7 сентября советская пехота при поддержке танков в первый раз пошла в атаку на стыке между батальонами 50-го полка. К этому участку были подтянуты противотанковые подразделения. Подошла 191-я бригада штурмовых орудий капитана Каппа, эмблемой которой был прыгающий буйвол. С помощью артиллерии атака противника была отражена. Новая атака противника у Военно-Грузинской дороги была отбита огнем танковых пушек 2-го батальона 4-го танкового полка и 1-й батареи 13-го противотанкового дивизиона. Было уничтожено и повреждено 40 танков противника, а во второй волне наступавших — еще 22 английских танка М-Ш и Т-34. Первая батарея 13-го противотанкового дивизиона смогла одна только отнести на свой счет 22 подбитых танка.

Седьмого сентября 70-й гренадерский полк расширил плацдарм в восточном направлении.

В 4.15 8 сентября снова последовала сильная атака противника у Военно-Грузинской дороги. В наступление пошли два свежих батальона при поддержке 14 танков. На этот раз 3-й батальон 50-го полка не удержался. Второй танковый батальон 4-го танкового полка майора Гомилле контратаковал и помог третьему батальону возвратиться на свои прежние позиции.

В 9.55 советские войска повторили атаку, бросив сюда свежий полк, который поддерживали 15 танков. Сильно обескровленный 3-й батальон снова был опрокинут. Раненый капитан Люме собрал остатки своего батальона по обе стороны Военно-Грузинской дороги в 500 метрах южнее цели 415 на позиции охранения. Люме дождался отставших. В 12.00 он доложил командиру полка, что в 3-м батальоне 50-го полка еще насчитывается два офицера, один офицер медицинской службы, два унтер-офицера и 38 солдат с пятью ручными пулеметами и двумя станковыми пулеметами, после двух атак противника батальон контратаковать второй раз не способен.

После доклада полковнику Херфурту полковник Рёпке принял решение, в соответствии с которым 117-й гренадерский полк принял бывший участок 3-го батальона 50-го полка, а 50-й полк продлил свой правый фланг и соединил свои позиции со 117-м полком.

После такого маневра моздокский плацдарм снова опасно сократился до исходных размеров. Чтобы продолжать здесь наступление, из района Ищерской была снята боевая группа фон Либенштайна и переброшена на Моздокский плацдарм. Под командованием командира 6-го танкового полка полковника фрайгерра фон Либенштайна в боевой группе его имени были собраны подразделения 6-го танкового полка, 2-й батальон 201-го танкового полка (из 23-й танковой дивизии) и 3-й мотопехотный полк.

Девятого сентября 2-й танковый батальон 4-го танкового полка поддерживал наступление 70-го гренадерского полка в западной части плацдарма, в результате чего Моздокский плацдарм был расширен.

В это время в 6.00 танки и бронетранспортеры боевой группы фон Либенштайна шли по мосту через Терек на южный берег. Пройдя через позиции 50-го гренадерского полка, через два километра они повернули на северо-восток и наткнулись на противотанковый рубеж обороны противника. Пока 4-я танковая рота прикрывала фланг, капитан Роденхаузер со своей 1-й ротой 6-го танкового полка атаковал противника с фронта, уничтожил восемь вражеских противотанковых пушек и еще семь вывел из строя. Продолжив атаку по полю подсолнечника, 1-я танковая рота уничтожила многочисленные противотанковые рубежи и огневые позиции батарей противника. Дальше дорога была свободна! В 18.00 боевая группа фон Либенштайна приступила к штурму деревни Терек. В северном направлении плацдарм был снова расширен на 10 километров. Когда наступила ночь, боевая группа фон Либенштайна заняла круговую оборону у деревни Терек.

Утром 10 сентября противник изготовился к танковой атаке юго-восточнее деревни. Находившуюся перед ним 4-ю танковую роту 6-го танкового полка вскоре пришлось отвести назад. Противник открыл артиллерийский огонь, а его авиация совершала постоянные налеты. Во второй половине дня танковые роты отошли, новый рубеж обороны удерживал 3-й мотопехотный полк. До 12 сентября проведением мелких атак немецкие части улучшали свои позиции. Фронт в северо-восточной части плацдарма стабилизировался.

Одиннадцатого сентября советские войска предприняли отвлекающее наступление севернее Терека. В районе Мекенская, Наурская им удалось сильно потеснить находившиеся далеко на востоке немецкие боевые группы фон Боденхаузена и Брюкнера. Воздушная разведка заметила передвижения крупных сил противника в степи на севере. Новая обстановка вынудила вывести танки боевой группы фон Либенштайна с плацдарма, чтобы в дальнейшем применить их к северу от него. Из состава боевой группы первое время на позициях у деревни Терек оставался только 3-й мотопехотный полк полковника Циммермана.

В то время как 111-я пехотная дивизия и части 3-й танковой дивизий тщетно боролись с войсками советских 9-й и 44-й армий Северной группы Закавказского фронта за овладение входом в долину Алхан-Чурт, 13-я танковая и 370-я пехотная дивизии сосредоточивались на Моздокском плацдарме. Они расширили плацдарм в юго-западном направлении. К 13 сентября пали Малгобек-2 и Нижний Курп. Новая линия фронта проходила от Нижнего Курпа на север и пересекала Терек у Хамидии. С нее были предприняты дальнейшие попытки продолжить наступление в излучине Терека. Целью его были долина Алхан-Чурт и Орджоникидзе.

 

 

В ИЗЛУЧИНЕ ТЕРЕКА

 

Классические ночные атаки 1-го батальона 66-го мотопехотного полка — 32 авиабомбы на мост через Арик не взорвались — Бои за «ворота Кавказа» — Солдаты мотопехоты становятся горными егерями

 

Пока 111-я пехотная дивизия создавала Моздокский плацдарм и боролась за его расширение, 370-й пехотной дивизии под Кизляром удалось захватить и удержать небольшой плацдарм за Тереком.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.223.30 (0.018 с.)