НА ЭЛЬБРУСЕ ПРОФЕССОР ГОЛОМБИЕВСКИЙ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

НА ЭЛЬБРУСЕ ПРОФЕССОР ГОЛОМБИЕВСКИЙ



В 1877 году Кавказским военно-топографическим отделом была предпринята попытка произвести точные триангуляционные и топографические съемки самого Эльбруса и прилегающих вершин с их ледниками. Эта ответственная работа была поручена топографу М. К. Голомбиевскому. В том же году он снял все склоны и ледники Эльбруса, вершины у истоков Баксана и Малки, и все это нанес на одноверстную карту. Тогда же Голомбиевский поднялся до высоты 15750 футов.

Вот как он описывает ход своей работы в том году:

"В 1877 году съемки ледников начаты были в августе, как в лучшее для ходьбы по снеговым горам время года. Лагерь мой находился тогда близ коша на речке Терскол, т. е. в самых верховьях Баксана... Шестого августа в 4 часа вечера я выступил из лагеря в сопровождении шести казаков и направился к леднику Азау по обыкновенной тропе, ведущей к перевалам Джиппер и Хотю-тау... Ночевали на снеговой линии, на высоте 10360 футов.

Седьмого августа, выбравшись по склонам на снежную равнину, мы направились к горе Уллу-кам... Но подняться на горы Азау-баши и Уллу-кам-баши не удалось из-за множества трещин, совершенно преграждавших нам путь. В одной из них я, провалившись, едва не погиб: спасением своим я обязан вовремя подоспевшим казакам.

Восьмого августа и следующий день я пробовал подняться на гору, но ничего сделать не мог, так как вершина Эльбруса и другие нужные мне точки были закрыты облаками.

Десятого августа я был гораздо счастливее, так как мне удалось выполнить всю необходимую работу, и мы тронулись дальше, к одной из ледяных вершин над ледником Гара-баши-чиран, чтобы в выдающихся изо льда скалах устроить себе приют.

С 4 часов небо начало заволакиваться тучами, и мы совсем ощупью добрались до ночлега.

Одиннадцатого и двенадцатого погода стояла прекрасная, тихая, при совершенно чистом небе, так что оба дня я покидал свое убежище до самого вечера и проработал весьма успешно... Тринадцатого августа я командировал одного казака за провизией в лагерь, а с остальными поднялся по хребту к скалам на 13461 фут, где мы и решили обождать получение провизии и после этого продолжать восхождение к вершине Эльбруса. Четырнадцатого мы получили провизию и затем 15-го августа в час ночи стали подниматься по хребту, - рассказывает ученый. Не прошло и получаса, - продолжает он, - как с двумя казаками сделалось дурно, однако они быстро оправились... Между тем ветер начал усиливаться и стал уже срывать снег. Перед рассветом мы успели подняться на высоту 16030 футов и дойти до скал... Ветер все усиливался, - повествует Голомбиевский.

...Наконец рассвело, и мы увидели, что вершина Эльбруса совсем закрыта облаками, которые спускались все ниже и ниже. Оставив казаков под скалой, я решил пойти в одиночку к ущелью, идущему от седловины между вершинами Эльбруса к югу, но вскоре и я должен был остановиться у небольшой скалы на высоте 17150 футов, идти дальше было невозможно. Я вернулся к казакам, и мы стали понемногу спускаться. По всему было видно, что скоро разыграется непогода", - с огорчением писал Голомбиевский.

Так оно и случилось. 36 часов пришлось профессору и его казакам выдерживать на ледниках Эльбруса очень сильную пургу. И лишь семнадцатого августа к восьми часам утра буря немного утихла, и восходители смогли выйти на работу на ледник Терскол. Восемнадцатого числа весь день группа работала на этом леднике, а девятнадцатого вернулась обратно в свой лагерь у коша урусбиевцев.

Таким образом, в том году Голомбиевский с казаками пробыл на ледниках Эльбруса 12 суток.

В следующем 1878 году он дважды совершил восхождение на Эльбрус: первый раз 29 - 31 июля, второй - 11 - 13-го августа. Из-за непогоды первое восхождение его было вовсе неудачным, к тому же из восьми его казаков на сей раз шестеро заболели, и он вынужден был вернуться в лагерь.

25-го июля 1888 года в Урусбиево прибыл начальник Военно-топографического отдела генерал-майор Е. А. Жданов для проверки работ М. К. Голомбиевского и остался доволен его результатами. Во второй попытке 1888 года Голомбиевского сопровождал геолог барон Унтерн-Штернберг. На этот раз лагерь ученого, по его словам, "находился на реке Ирик-су на высоте 7496 футов, в 15-ти верстах от аула Урусбиево... Первоначально спутниками нашими были, - пишет он, - десять казаков и всадник земской стражи, но когда мы подошли к нижней оконечности ледника Ирик-чат, на высоте 10190 ф., всадник с одним казаком и вьючная лошадь были отправлены в лагерь, а самое необходимое имущество с вьюка было разбросано по рукам. Мы стали подниматься по леднику в составе 11 человек", - продолжает топограф...

Двенадцатого августа утром казаки были выстроены в линию и связаны один с другим веревкой, как советовал им барон, пристроившийся и сам между казаками. "Не доходя до вершины с версту, на высоте 14756 фут. мы добрались до скал, где устроили свой ночлег", - писал Голомбиевский.

Всю ночь дул довольно сильный ветер, который к утру еще более усилился. По его направлению с Черного моря и двигавшимся тучам топограф заключил, что они потерпят неудачу, и поэтому предложил барону спускаться, тем более что четверо его казаков оказались нездоровыми. Однако погода несколько прояснилась, и они вновь продолжили путь и добрались до седловины, где и провели ночь под страшной снежной метелью.

По пути к седловине им попался очень коварный участок, покрытый гололедицей, едва не погубившей всю связку альпинистов. Этот участок напомнил Голембиовскому одну легенду, "существующую между туземным населением и рассказанную в 1887 году покойным Измаилом Урусбиевым. Легенда эта повествует о том, что между вершинами Эльбруса, пониже седловины, есть родник с теплой водой, выходящей наружу двумя струями, одна из которых дает живую воду, другая - мертвую. Стережет этот родник особого рода орел, который на всякого дерзкого, взбирающегося на вершину, сначала напускает метель, а если это не заставит его вернуться, выклевывает ему глаза".

Проведя ужасную ночь под метелью "того легендарного орла" на седловине, группа на следующий день к 6 часам 30 минутам добралась обратно до коша на речке Терскол. Так закончилось второе восхождение Голомбиевского и барона Штернберга. Хотя вершина и не была достигнута, работы Голомбиевского заложили прочную основу научному обследованию как самого Эльбруса, так и прилегающих к нему ледников и горных вершин. Кроме того, работы этого ученого интересны и тем, что он сохранил целый ряд интересных туземных названий высочайших ледников. Таковы, например, ледники Уллу-чиран (Большой ледник), Кынгыр-сырт (Кривое плато), Микель, Гитче (т. е. Малый), Уллу-чул (т. е. Большой камень), Кара-чул (Черный камень) и т. д. Небезынтересно, что ледник Уллу-чиран, из которого вытекает Малка, у карачаевцев и балкарцев, по словам Голомбиевского, имеет и другие названия, как-то: Бурун-таш-чиран (Ледник носового камня), Нарт-джол-чиран (Ледник дороги нартов) и т. п.

Уместно отметить, что река Малка вытекает из ледника Уллу-чиран и вначале, до минерального источника Джылы-су (т. е. Теплая вода), носит название Кызыл-кол (т. е. Красный рукав). А читатели уже знают, что именно в этом месте находился последний лагерь Емануеля. Минеральный источник Джылы-су был обследован еще Абихом в 1853 году. Он очень богат железисто-углекислой водой и имеет постоянную температуру 18,8 градуса, бьет двумя ключами с значительной силой. Ученый писал, что "Источник Джылы-су" имеет большое сходство с знаменитым нарзаном в Кисловодске, только он теплее, чем нарзан, на 7 градусов. В летнее время сюда стекается много больных жителей. Купанье происходит в двух ямах, из коих верхняя предназначена для женщин, а нижняя - для мужчин. Сейчас же выше источника Малка образует водопад, называемый Кекрек-су, высотой около 15 саженей. Над ним, - пишет ученый, - есть природный мост, называемый Даш-кепюр" (т. е. Каменный мост - И. М.). Последние слова не оставляют сомнений в том, что речь идет о месте лагеря Емануеля у истоков Малки.

В рассказах Голомбиевского примечательны описания истоков Баксана, который образуется из трех ручьев. Наибольший между ними вытекает из-под ледника Азау, второй - из ледника Терскол, а третий - из озера Донгуз-орун-кел, находящегося на высоте 8603 фута. По его описаниям, "в двух верстах ниже слияния этих трех ручьев, на правом берегу Баксана, имеется на высоте 6384 фута многоводный, холодный, сильно железистый родник Баксан-баши-уллу-гара (т. е. Большой нарзан верховьев Баксана - И. М.). Больные жители им не пользуются, но животных сюда пригоняют на водопой. Вверх по реке Кыртык-су, в двух верстах от аула Урусбий, есть еще один минеральный источник, солено-кислый родник, - пишет Голомбиевский. К нему тоже пригоняют скот в летнее время..."

"...Над аулом Урусбий, - продолжает ученый, - есть озеро Сылтран-кель на высоте 10542 фута над уровнем моря и 5516 ф. над аулом. Это озеро производит иногда наводнения на аул, что, по рассказам жителей, случается один раз в семь лет".

Завершая рассказ Голомбиевского об Эльбрусе и его окрестностях, следует отметить, что, по его сведениям, "с низовьев Баксана идет по ущелью колесная дорога, доходящая до селения Урусбиево, но она в хорошем состоянии только до входа в самое ущелье, где расположен сыроваренный завод братьев Урусбиевых".



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 32; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.207.230.188 (0.015 с.)