Почему мое «нет» не срабатывает?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Почему мое «нет» не срабатывает?



— Я отказываюсь от своего «нет», — заявил Берт. — Оно очень эффективно при установлении барьеров с дру­гими людьми, но каждый раз, когда я пытаюсь завершить какое-то дело вовремя, оно лишается своей силы. Какой мне от него толк?

А действительно, какой? Читая об описанных выше неконтролируемых областях нашей жизни, вы, возможно, испытали чувства разочарования и бессилия. Не ис­ключено, что и вам не чужды какие-то из этих пагубных пристрастий, и вам знакомо уныние, сопряженное с от­сутствием зрелых и сформированных внутренних барье­ров В чем тут проблема? Почему наше «нет» неэффектив­но для нас самих?

На это есть, по крайней мере, три объяснения:

1. Мы наши самые страшные враги. С внешней проб­лемой бороться легче, чем с внутренней. Мы делаем важ­ный шаг вперед, фокусируя внимание на ограничении са­мих себя, а не других людей. Меняется характер нашей ответственности. Раньше мы были ответственны только перед другой стороной, но ведь за нее мы не отвечаем. Однако теперь дело гораздо в большей степени касается нас, поскольку другой стороной на этот раз являемся мы сами. Мы отвечаем за себя.

Вы можете ограничить свое общение со слишком кри­тичным человеком, который постоянно выискивает в вас недостатки. Вы можете сменить тему разговора, комнату, дом или город. Вы можете уйти. А что если вы сами явля­етесь тем человеком, который мешает вам жить? Что если вы встретили врага, и этот враг — вы сами?

2. Мы избегаем взаимоотношений в тот самый момент, когда больше всего в них нуждаемся. Джессика обратилась ко мне, чтобы избавиться от привычки переедания. Ей тридцать лет. Уже с подросткового возраста она не умела ограничивать себя в еде. Я спросил ее, делала ли она преж­де попытки решить эту проблему.

— Я постоянно борюсь с этим, стараюсь питаться пра­вильно, — сказала она. — Но в конце концов всегда сда­юсь.

— Вы разговаривали с кем-нибудь об этом? — спросил я.

— Что вы имеете в виду? — Джессика выглядела весь­ма растерянной.

— С кем вы можете поделиться своей проблемой, когда оказываетесь не в силах с ней справиться?

На глаза Джессики навернулись слезы.

— Вы слишком многого требуете. Это ведь очень лич­ная проблема. Разве нельзя преодолеть это так, чтобы ник­то не знал?

От самого грехопадения наши инстинкты заставляют нас замыкаться в себе как раз в тот момент, когда нас по­стигает беда и, следовательно, потребность в близких взаимоотношениях особенно остра (вспомните Адама и Еву, когда они спрятались в саду после того, как вкусили зап­ретный плод). Из-за отсутствия чувства безопасности, по­тери благодати, присущих нам стыда и гордыни в труд­ную минуту мы обращаемся внутрь себя, а не к другим. В этом-то и заключается проблема. Как говорит проповед­ник в Книге Екклесиаста: «Горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его» (Екк. 4:10).

Мне приходится раз за разом наблюдать, как подобное замыкание происходит во время психотерапевтической программы в стационаре. Страдающие люди начинают при­вязываться к другим пациентам или к кому-то из персона­ла. Может быть, впервые за свою жизнь, они стремятся открыто удовлетворить свою потребность в близких взаи­моотношениях. Подобно розе, распускающей после лив­ня свои лепестки и тянущейся навстречу солнцу, они тя­нутся к общению с Божьими детьми в свете Его благода­ти. Затем возникает какая-нибудь неожиданная трудность. Иногда, после того как они открыто скажут о своей внут­ренней боли, депрессия временно обостряется.

Порой на поверхность сознания всплывают какие-ни­будь неприятные воспоминания. А порой камнем преткно­вения становится серьезный конфликт между членами семьи. Вместо того чтобы рассказать вновь обретенным товарищам о своих болезненных и пугающих воспомина­ниях, наши пациенты часто уединяются в комнате и пы­таются в одиночку работать над проблемой. Они прово­дят несколько часов в день, делая все возможное, чтобы вновь обрести контроль над собой. Они ведут сами с со­бой успокаивающие разговоры или читают Священное Пи­сание — все для того, чтобы «почувствовать себя лучше».

И только когда все попытки разрешить проблему та­ким образом повергаются в прах, люди осознают, что со своей душевной болью надо идти в Тело Христово. Для пребывающего в изоляции человека нет ничего более пу­гающего, опасного и неразумного. Прежде чем решиться пойти на риск, рассказав о своих духовных и эмоциональ­ных проблемах другим людям, человек должен быть пол* ностью уверен в них.

И тем не менее Библия не признает никакого другого способа решения наших проблем. Благодать должна прий­ти извне. Только тогда она будет для нас полезной и цели­тельной. Как ветвь засыхает без Лозы (Ин. 15:1-6), так и мы не в состоянии ни поддерживать жизнь, ни эмоцио­нально исцелиться без связи с Богом и окружающими людь­ми. Бог и Его народ — это то топливо, тот источник энер­гии, с помощью которого можно решать наши проблемы. Мы должны составлять Тело Христово, члены которого удерживаются вместе «посредством всяких взаимно скреп­ляющих связей» (Еф. 4:16). Только это дает нам возмож­ность исцеляться и развиваться.

Независимо от того, в чем конкретно заключается наша проблема — будь это переедание, наркомания, сексуаль­ные отклонения, неумение распоряжаться временем или деньгами, неспособность обуздывать свой язык или дово­дить начатое дело до конца, — в изоляции нам ее не раз­решить. Если бы могли это сделать, то сделали бы. Но чем больше мы изолируемся, тем сложнее становится наша борьба. Рак, если его не лечить, за короткий срок дости­гает угрожающей жизни стадии. Так же и с проблемами, связанными с плохо сформированными внутренними барьерами, одиночество их существенно усугубляет.

3. Мы пытаемся разрешить эти проблемы с помощью силы воли. «Я разрешил эту проблему!» Питер радовался, что победил привычку тратить больше, чем может себе позволить на данный момент. Будучи верным христиани­ном и руководителем церкви, он был всерьез обеспокоен печальным состоянием собственного бюджета. Создавалось впечатление, что он просто не в состоянии его кон­тролировать. Однако в один прекрасный день он заявил: «Я дал обещание Богу и себе, что больше ни на цент не выйду за рамки своего бюджета! Это так просто, но это правда!»

Не желая разочаровывать Пита, я решил подождать и понаблюдать. Долго ждать не пришлось. Он появился на следующей неделе. Вид у него был унылый.

— Я просто не мог остановиться, — жаловался он. — Я отправился в магазин и купил спортивное снаряжение; за­тем мы с женой купили новую мебель. Именно в этих ве­щах мы нуждались. Цена вполне соответствовала качеству. Но была единственная проблема: для нас это слишком до­рого. По-моему, я безнадежен.

Питер вовсе не безнадежен. Безнадежна его филосо­фия, к сожалению, весьма популярная среди христиан. Он пытался разрешить свою проблему с помощью силы воли. Такой подход, вероятно, самый распространенный.

Волевой подход очень прост. В чем бы ни заключалась ваша проблема, надо просто «перестать делать это». Други­ми словами: «Скажи «нет» — и все!» Другие популярные варианты, подобные этому: «Реши прекратить», «Дай себе обещание никогда не повторять этого».

Получается, что мы делаем идола из силы воли. А ведь это противоречит Божьему замыслу. Грехопадение не толь­ко исказило наши сердце и ум. Оно также подорвало нашу способность принимать разумные решения. Воля укрепля­ется только во взаимоотношениях. Не стоит давать реши­тельных обещаний, если вы не надеетесь получить под­держку извне, необходимую для их исполнения. Бог ска­зал Моисею поддержать и укрепить Иисуса Навина (Втор. 3:28); Он не говорил, что Моисей должен призвать его «сказать решительное «нет».

Если мы будем рассчитывать на одну только силу воли, то провал нам гарантирован. Поступая так, мы отрицаем могущество взаимоотношений, дарованных нам Крестом. Если сила воли — единственное, что нам надо для преодоления зла, то зачем тогда Спаситель? (1 Кор. 1:17). Истина в том, что когда дело касается проблем с внутрен­ними барьерами, то одной силы воли недостаточно:

«Для чего вы, как живущие в мире, держитесь постанов­лений: «не прикасайся», «не вкушай», «не дотрагивайся», — что все истлевает от употребления, — по заповедям и уче­нию человеческому? Это имеет только вид мудрости в само­вольном служении, смиренномудрии и изнурении тела, в не­котором небрежении о насыщении плоти» (Кол. 2:20-23).

В Библии Короля Иакова [15] фраза «самовольное слу­жение» переводится как «служение посредством силы воли», или «насильственное». Другими словами, много­численная аскетическая практика самоотречения при всей своей внешней духовности на самом деле не в состоянии положить конец неконтролируемому поведению. Не вве­денная в рамки душа под давлением силы воли все боль­ше и больше негодует и наконец восстает. Особенно мсти­тельно она действует после того, как мы даем обещания типа: «Я никогда...» или «Я всегда...» С помощью реши­мости и сжатых зубов невозможно преодолеть ни при­вычку Джессики уступать своему аппетиту, ни привычку Питера тратить больше, чем он может себе позволить, ни привычку какого-нибудь другого человека сплетничать и говорить глупости или без конца опаздывать.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.170.171 (0.005 с.)