ТОП 10:

Техника 7. Метафорические упражнения



 

Упражнение 1. «Метафора цвета»

Участники сидят в кругу с закрытыми глазами. В руки каждому ведущий кладет кусочек гладкой, приятной на ощупь бумаги. Бумажки окрашены в разные цвета, чаще всего сложные, не определяемые одним словом: жемчужно-серый, малиновый, бежевый с розовым отливом, голубовато-сиреневый, цвет кофейного зерна, соцветий мимозы, цвет морской волны и т. п. Потом участникам предлагается открыть глаза, взглянуть на бумажку в своих руках и проникнуться ощущением ее цвета. В группе есть еще два человека, которые получили такой же цвет. Теперь нужно с помощью метафор найти двух «собратьев» по цвету. Ведущий предлагает: «Спрячем бумажку в ладони и попытаемся передать ощущение ее цвета метафорически: „цвет первой любви“, „цвет коварства“, „цвет несданного экзамена“, „цвет состояния души после развода“. В этом упражнении лучше не давать примеров и образцов ответов. У ведущего есть своя бумажка, он просто может начать работать со своим цветом – встать и произнести вслух свою метафору, например: „цвет пробуждения“.

Те участники, которые почувствуют, что эта метафора подходит и к их цвету, также встают. Но в ответ на эту метафору – «цвет пробуждения» – могут встать, скажем, пять человек, а один и тот же цвет есть только у троих. Значит, метафора была слишком широкой. Нужно искать более точную метафору, позволяющую выявить именно данный цвет. Теперь у кого-то другого родилась метафора своего цвета, он встает и говорит: «Цвет глубокого сна без сновидений». Те, кто считает, что эта метафора подходит к их цвету, тоже встают. При этом может оказаться, что встанет кто-то из тех, кто ранее согласились с метафорой «цвет пробуждения». Например, участнику с темно-синим цветом кажется, что к его цвету подходят обе эти метафоры – и глубокого сна, и пробуждения от сна. Задача заключается в том, чтобы найти метафору, не только точно отражающую твое собственное ощущение цвета, но и находящую отклик у «собратьев по цвету».

После того, как каждый назовет по крайней мере одну метафору, в группе часто наступает какое-то оцепенение. Каждый говорит на собственном метафорическом языке, и как понять, обращена ли эта метафора к тебе? Возникает ощущение бессилия в попытках найти способ самовыражения и понять другого. Процесс рождения общего метафорического языка мучителен, как вообще мучителен процесс поиска взаимопонимания.

В сущности, это упражнение само является метафорой драмы взаимного непонимания людьми друг друга. Оно способствует развитию мощных интеллектуальных усилий, творческого напряжения, которое запоминается и потом, в трудные моменты, может служить подсказкой: «Пробуй еще и еще, продолжай вырабатывать идеи и образы, может быть, постепенно ты найдешь путь к пониманию, как мы нашли его тогда».

 

Упражнение 2. «Метафора качества»

Участники сидят в кругу. Кто-то держит в руке мяч или другой предмет, который можно передавать друг другу. Тот, кто держит мяч, называет вслух два каких-нибудь прилагательных, например: «длинное и черное», «голубое и неизбежное» или «желтое и туманное», а затем передает мяч кому-то другому. Получивший мяч должен объединить оба определения в метафору, создав новый образ. В первом случае это может быть, скажем, «понедельник», «список увольняемых» или, в крайнем случае, «щенок таксы». Правда, последний образ содержит слишком прямое сравнение, лучше было бы его не использовать, но иногда задача в этом упражнении столь трудна, что можно пренебречь некоторым нарушением правил. «Голубой и неизбежной» может быть «таблетка», а «желтой и туманной» – «пресса» и т. п.

Это упражнение предъявляет высокие требования к ведущему и к участникам группы. Многим людям трудно выполнять его быстро. Могут возникнуть паузы, постепенно будет нарастать ощущение чьей-то успешности или неуспешности. Для того чтобы этого избежать, можно предложить каждому придумывать метафоры на каждую пару прилагательных. Можно сделать и так, чтобы определения задавались безадресно – у кого родится метафора, тот и подхватит их. Правда, в этом случае есть риск, что не все будут в равной мере активны.

 

Упражнение 3. «Метафорический танец»

Участники стоят в кругу. Каждому из них «назначается» национальность: француз, англичанин, грузин, якут, русский, латиноамериканка, индианка, испанец, африканец, украинец, немец, эстонец и т. д. Обычно уже сама эта процедура вызывает оживление и смех. Часто группы бывают многонациональными. В этом случае, конечно, лучше, чтобы заданная национальность не совпадала с истинной, поскольку смысл упражнения – в преображении. Часто люди сами просят назначить им ту или иную национальность, как будто они только и ждали момента, когда им можно будет с этим поэкспериментировать. Наблюдения показывают, что мужчины чаще просятся на роль грузин, а женщины – на роль латиноамериканок или негритянок. В более скованных группах можно давать свою роль не каждому участнику отдельно, а случайно образованным парам, чтобы им веселее и легче было решать поставленную задачу.

После того как роли приняты, каждый должен сосредоточиться, проникнуться духом своей новой национальности, а затем станцевать национальный танец, сопровождая это пением национальной песни или просто напевом нужной мелодии. Все сначала смотрят и слушают, а потом присоединяются, поют и танцуют вместе.

Совместное движение, общий танец, ритуализированные прикосновения во время танца – все это важные факторы групповой сплоченности. Кроме того, это активное двигательное упражнение. Но все-таки самое главное здесь – выход за рамки привычек, стереотипов, затрудняющих поиск общего метафорического языка.

 

Упражнение 4. «Метафорический букет»

В нашем букете – четыре цветка. Что это будут за цветы, зависит от ведущего и от участников. Можно их перечислить – например, роза, незабудка, тюльпан и гладиолус. Можно спросить у кого-либо из участников: «Какой твой любимый цветок?» – и так продолжать опрашивать участников, пока не наберется четыре цветка. После этого всем остальным цветы все-таки назначаются, так чтобы один и тот же цветок достался не менее чем трем участникам. После этого ведущий встает, отходит от своего стула и говорит: «Поменяйтесь местами, все „незабудки“!» «Незабудки» встают и пытаются перебежать на другой стул, а в это время ведущий тоже садится на чье-либо место. Теперь ведущим становится уже другой участник – в данном случае кто-нибудь из «незабудок». Он может попросить поменяться местами всех «роз» или «тюльпанов» и т. д. или сказать: «Букет!» – и тогда каждый должен встать и пересесть на другое место.

После того как каждый цветок будет назван хотя бы один раз, упражнение из разминочного становится метафорическим. В игру вводится усложнение: теперь уже нельзя просто называть цветок, нужно использовать образ, метафору, например: «цветы-предсказатели» (ромашки), «цветы-заклинания» (незабудки); «символы многодетности» (ландыши); «мексиканский цветок» (роза, в связи с мексиканским телесериалом «Дикая роза»); «набатный цветок» (колокольчик); «символ русского простодушия» (ромашка); «символ английской войны» (роза); «символ женского равноправия» (мимоза) и т. п.

Упражнение вызывает значительные трудности, поскольку вынуждает преодолевать привычное, стереотипное восприятие. Дж.-Л. Морено называл способность дать новый ответ на старую ситуацию креативностью, а способность дать адекватный ответ на новую ситуацию – спонтанностью (Морено, 1993). Если использовать терминологию Морено, данное упражнение требует в большей степени креативности, а упражнение «Метафорический образ Ребенка» – спонтанности. И оказывается, что креативность проявить гораздо сложнее, чем спонтанность, хотя по личностной значимости упражнение «Образ Ребенка» в значительной степени превосходит «Букет».

 

 

Психосинтез

 

Психосинтез используется как метод психотерапии в первую очередь тогда, когда причиной проблем клиента является глубокий и сложный конфликт между различными группами сознательных и бессознательных сил или же когда они происходят в результате глубинных и мучительных кризисов. В последнем случае сами клиенты не всегда осознают или правильно оценивают происходящие в них процессы.

Психосинтез – динамическая концепция психической жизни человека, разработанная итальянским психологом Роберто Ассаджиоли. Суть ее заключается в определенном подходе к строению и функционированию внутреннего мира человека. Схематично внутренний мир человека был представлен в виде сферы (монады), погруженной в поле коллективного бессознательного (окружающую психическую среду). Оболочка сферы проницаема, как мембрана, что обеспечивает процессы взаимного влияния человека и среды. Внутренний мир человека состоит из низшего, среднего и высшего бессознательного, поля сознания, сознательного Я (Эго) и высшего Я. Задача психосинтеза – посредством специальных техник помочь человеку глубоко изучить собственную личность (свое бессознательное, свое истинное Я), установить контроль над различными элементами своей личности, выявить свои противоречия, понять себя после постижения своего истинного Я – создать новый, объединяющий его личность центр. Психосинтез заключается в формировании или перестройке личности вокруг нового центра, что в результате позволяет человеку стать хозяином своей жизни, избавиться от психических и соматических расстройств, развить свои способности, обнаружить свою истинную духовную природу и построить на ее основе гармоничную, эффективную личность.

Ключевым в психосинтезе является понятие субличность. Субличности – это те, как правило, неосознаваемые голоса, которые борются в сознании человека. Простейший пример – конфликт различных желаний. Количество и особенности субличностей могут быть разными у разных людей. Каждая субличность строится на основе какого-то желания целостной личности. Практика психосинтеза состоит в выявлении индивидуальных субличностей и нахождения осознанного компромисса.

Работа с субличностями состоит из следующих этапов (Руффлер, 1998):

1) осознание и распознавание;

2) принятие;

3) координация и трансформация;

4) интеграция.

Синтез. Для того чтобы вывести внутренние конфликты и причину амбивалентности чувств и желаний на уровень сознания, а также стимулировать развитие позитивного отношения к себе и принятия себя, используется работа с субличностями клиента. Р. Ассаджиоли ввел в психотерапию понятие субличностей для того, чтобы вычленить и охарактеризовать отдельные психические образования в психике человека, основанные на определенных ролях или потребностях. Широко известны такие субличности, как Внутренний Ребенок, Внутренний Родитель (Эрик Берн не называл их субличностями, но их можно назвать этим термином), Внутренний Критик, Жертва, Спасатель, Преследователь. Каждый человек может выделить множество других субличностей, которые могут иметь характерные имена (Ворчун, Заискивающий трус, Великолепная дама и т. п.) или метафорические названия (Увядшая роза, Каркающая ворона и т. п.).

Обозначение основных субличностей человека представляет собой удобный способ выделить, например, основные паттерны поведения или чувства, свойственные клиенту, когда он находится в различных ситуациях.

Работа с субличностями особенно эффективна, когда необходимо:

? изменить негативное отношение к себе на принятие себя;

? снизить интенсивность постоянной внутренней самокритики;

? в случае амбивалентных чувств и желаний осознать внутренний конфликт, мешающий принять решение и следовать ему.

Люди с психологией жертвы носят в себе нелюбимого, испуганного и печального Внутреннего Ребенка. Он влияет на их состояние, являясь источником неуверенности в себе и компенсаторных защит. Осознать его в себе, уделить ему внимание, поддерживать, утешать и успокаивать, вселять в него уверенность – вот чему следует научить клиента. Одновременно необходимо работать с Внутренним Родителем клиента. У людей с психологией жертвы он, как правило, слишком критичен, слишком грозен и слишком требователен.

Когда клиент научается выделять пары или даже тройки субличностей с противоположными потребностями, он становится посредником в конфликте между ними. Работая с Внутренним Ребенком, Внутренним Критиком, внутренними конфликтами, обучая клиента предоставлять удовольствие самому себе, важно одновременно обращать внимание на то, чтобы отделить от образа Я образ Жертвы.

Жертву как субличность можно исследовать отдельно. Мысленно посадив Жертву перед собой, клиент может провести с ней диалог на тему: «Жертва, для чего ты хочешь оставаться обиженной? Что это дает тебе?». Пересев затем на место Жертвы и приняв ее воображаемую позу, клиент может говорить от имени Жертвы. Консультант помогает ему формулировать вопросы для данной субличности. При этом важно вести себя по отношению к ней не враждебно и не осуждающе, но принимая ее. Нужно понять, какую пользу она хочет принести своему «хозяину», чего она добивается таким путем и в чем ее ошибка, то есть чего она не может достичь своими методами.

Переходя от работы с субличностями к обстоятельствам реальной жизни, важно:

1) рассмотреть особенности проявления позиции Жертвы в конкретных ситуациях;

2) очертить поведенческие паттерны так, чтобы они стали легко узнаваемы;

3) поработать над тем, как можно их заменить более конструктивным поведением.

Основными задачами психосинтеза, по Ассаджиоли, являются:

? постижение своего истинного (высшего) Я;

? достижение на основании этого внутренней гармонии;

? налаживание адекватных отношений с внешним миром, в том числе и с окружающими людьми.

Центральная проблема человеческой жизни – несвобода, кажущаяся «раздвоенность» (Я – личностное, не осознающее и отрицающее существование другого Я – истинного, присутствующего скрыто, не поддающегося непосредственному осознанию). На самом деле Я едино. Достичь внутренней гармонической целостности, истинной реализации своего Я и добрых отношений с окружающими, можно, пройдя следующие этапы.

1. Глубокое познание своей личности – исследование низшего бессознательного, затем – среднего и высшего (психоанализ), открытие своего истинного призвания, неизвестных возможностей, которые ранее были подавлены.

2. Умение управлять различными элементами личности – метод дезиндентификации, состоящий в дезинтеграции выявленных вредных образов или комплексов (атак бессознательного) и управлении и использовании высвободившейся таким образом энергии. Человеком управляет все, с чем он себя отождествляет, и он может управлять всем, с чем себя дезиндентифицирует.

3. Познание своего истинного Я – открытие или создание объединяющего центра, позволяющего расширить представление о своей личности до осознания своего Я («двигаясь по лучу света, проследить его направление до самого источника света и объединить низшее и высшее Я»). При использовании соответствующих активных техник или при естественном внутреннем росте каждый новый этап связан с новой идентификацией. Человек создает идеал своей личности, соответствующий его масштабам, этапу внутреннего развития и психологическому типу, и таким образом делает этот идеал достижимым. («Идеал – художник, реализующий себя через создание прекрасного».) Идеальные модели затрагивают основные отношения с внешним миром и другими людьми, при этом происходит проекция внутреннего мира вовне – человек не теряет себя во внешнем объекте, но в какой-то степени освобождается от эгоистических интересов и внутренней ограниченности; он реализует себя через внешний идеал, какую-то внешнюю суть. Эта внешняя суть – не прямой путь к высшему Я, но истинная точка соприкосновения с ним, связующее звено между человеком и высшим Я, которое отражается во внешнем объекте, являющемся его символом.

4. Психосинтез – формирование или реконструкция вокруг созданного нового центра новой личности, которой присущи согласованность, организованность и единство.

 

Процесс психосинтеза можно условно разделить на несколько этапов.

1. Выбор новой личности, к которой человек стремится. Он должен мысленно себе представить эту «идеальную модель», визуализировать ее, подумать о том, чтобы она была для него реалистичной, а потому достижимой. Все многообразие «идеальных моделей» обычно можно свести к двум основным группам. К первой группе относятся образы, олицетворяющие внутреннее гармоническое развитие, духовное совершенство. Такие модели более актуальны для интровертов. Вторая группа образов олицетворяет совершенство в определенной сфере деятельности (ученый, бизнесмен, политик и т. д.). Такие «идеальные образы» чаще выбирают экстраверты. Главное, чтобы выбранная для дальнейшего формирования «идеальная модель» была согласована с естественным ходом развития личности. В результате психосинтеза можно стать лучше, совершеннее, но нельзя стать своим антиподом.

2. Использование всех имеющихся в распоряжении энергий. К ним Ассаджиоли относит прежде всего силы, высвобождающиеся в процессе анализа, в том числе в процессе «высвобождения» бессознательных комплексов, а также стремление к гармонии, идеалу, присутствующее на разных психологических уровнях клиента и до конца не осознанное. Для того чтобы использовать энергию бессознательного, ее необходимо направить в нужное русло, превратить во что-то иное, «трансмутировать».

3. Развитие недостающих (или недостаточно развитых) для формирования «идеальной модели» элементов личности. Приобретение новых качеств осуществляется двумя основными путями: с помощью самовнушения и с помощью систематической тренировки недостаточно развитых психических функций, таких, например, как память, воображение, чувства т. п.

4. Координация и соподчинение различных элементов психики, осознание гармонической целостной структуры личности. Это можно сравнить с творческим объединением (синтезом) отдельных звуков, цель которого – гармоничная музыка.

Более подробно с теоретическими положениями психосинтеза можно ознакомиться в следующих работах: Ассаджиоли, 1992, 1994; Йоуменс, 1989; Руффлер, 1998; Рейнуотер, 1996; Ферруччи, 1994; Firman, 1991; Rowan, 1990.

 

Техники

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.227.250 (0.01 с.)