Билингвизм как способ сохранения идентичности уйгурского этноса



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Билингвизм как способ сохранения идентичности уйгурского этноса



Абдуллаев С.Н.

доктор филологических наук, профессор, декан факультета

Русской филологии и иностранных языков,

ИГУ, г.Каракол, Кыргызстан

Абдуманапова З.З.

старший преподаватель межфакультетской кафедры русского языка

ИГУ, г.Каракол, Кыргызстан

Постоянное внимание лингвистов к проблематике двуязычия и многоязычия в разных лингвистических традициях всегда отличается актуальностью. Как отмечают Залевская А.А. и Медведева И.Л., особое обострение внимания к рассмотрению вопросов двуязычия (в естественной среде и в учебной обстановке) привело к публикации множества статей и ряда монографий. Двуязычие становится одним из наиболее популярных и широко исследуемых феноменов современности [Залевская, Медведева 2002: 15].

Несмотря на кажущуюся однозначность термина «двуязычие», в нем, безусловно, присутствует разночтение. Обычно оба термина билингвизм и двуязычие употребляются как синонимы. В то же время говорят о «двуязычной коммуникации», «двуязычном словаре», «двуязычной ситуации».

Под билингвизмом или двуязычием понимают владение двумя языками, когда оба языка достаточно часто реально используются в коммуникации. Л.Л. Нелюбин называет билингвизмом одинаковое владение двумя языками [Нелюбин 2003], Р.К. Миньяр-Белоручев говорит о билингвизме как о знании двух языков [Миньяр- Белоручев 1999], Швейцер А.Д. конкретизирует, что за первый язык обычно принимается родной, за 2-й – неродственный, но широко употребляемый той или иной этнической общностью. При этом степень владения двумя языками может быть разной: владение устным разговорным или письменным литературным или обеими формами [Швейцер 1976]. У. Вайнрайх называет двуязычием практику попеременного пользования двумя языками [Вайнрайх 1972: 22], а В.Ю. Розенцвейг уточняет: "Под двуязычием обычно понимается владение двумя языками и регулярное переключение с одного на другой в зависимости от ситуации общения" [Розенцвейг 1972:9-10]. Согласно Краткому этнологическому словарю, билингвизм - функционирование двух языков для обслуживания нужд этнического коллектива и его отдельных членов; отличается от простого знания еще одного языка наравне с родным и предполагает возможность пользоваться разными языками в различных жизненных ситуациях [Бурыкин 2000]. А другой словарь определяет двуязычие, билингвизм как владение двумя различными языками или диалектами одного языка в степени, достаточной для общения. При этом подчеркивается, что понятие «двуязычие» имеет 2 аспекта - психологический и социальный. Двуязычие может характеризовать каждого отдельного человека (психологический аспект) или может иметь место массовое или групповое двуязычие (социальный аспект). Двуязычие в узком смысле - одинаково совершенное владение двумя языками, в широком смысле - относительное владение вторым языком, умение им пользоваться в определённых сферах общения [Капочкина 2002]. Все приведенные выше определения верны и в то же самое время противоречат друг другу.

Как можно понимать выражение «довольно частое реальное использование» двух языков в коммуникации? Это когда человек с рождения говорит на двух языках в семье или в семье на одном языке, а в обществе на другом. В этом случае люди, владеющие иностранным языком, но не пользующиеся им реально часто, не могут называться билингвами. Что значит «одинаковое владение двумя языками»? Есть доказательства того, что человек все равно может одним языком владеть лучше, чем другим. По мнению А.А.Бурыкина, разные определения двуязычия по существу конфликтны друг с другом, причем сами причины разных определений отражают определенные расхожие бытовые или профессиональные представления [Бурыкин 2000].

С разными взглядами на природу двуязычия связаны и различные его классификации. Так, Л.В. Щерба под билингвизмом или двуязычием понимал способность тех или иных групп населения объясняться на двух языках. Это значило, по его мнению, принадлежать одновременно к двум различным группировкам, т.е. в семье употребляется один язык, в общественных кругах – другой. В этом случае двуязычие называлось чистым. Когда же люди постоянно переходят от одного языка к другому и употребляют то один, то другой язык, сами не замечая того, какой язык они в каждом данном случае употребляют, говорят о смешанном двуязычии [Щерба 1974]. А.А.Залевская и И.Л. Медведева различают понятия естественного (бытового) и искусственного (учебного) двуязычия (билингвизма). При этом подразумевается, что второй язык «схватывается» с помощью окружения и благодаря обильной речевой практике без осознавания языковых явлений как таковых, а иностранный язык «выучивается» при посредстве волевых усилий и с использованием специальных

методов и приемов [Залевская Медведева 2003: 7]. Сьюзен Эрвин – Трипп, американская психолингвистка, предложила свою, довольно часто используемую модель двух типов двуязычия у его носителей. По ее модели, выделяется совмещенное (compaund) и соотносительное, или координативное (coordinate) двуязычие. В первом случае носитель языка смешивает элементы двух языков, речь его нередко получается смешанной, а во втором случае производство текстов на каждом из языков происходит самостоятельно, их содержание лишь координировано, соотносимо на двух языках. Причину существования этих двух типов двуязычия Эрвин-Трипп видит в типах соотнесения двух языковых систем в сознании и речевой деятельности носителя двуязычия [Эрвин-Трипп 1975]. Две системы языков у билингва находятся во взаимодействии. Широко известна гипотеза У. Вайнрайха, предложившего классификацию двуязычия по трем типам, основанную на том, как усваиваются языки: составной билингвизм, когда для каждого понятия есть два способа реализации (предположительно, чаще всего характерен для двуязычных семей), координативный, когда каждая реализация связана со своей отдельной системой понятий (такой тип обычно развивается в ситуации иммиграции), и субординативный, когда система второго языка полностью выстроена на системе первого (как при школьном типе обучения иностранному языку) [Вайнрайх 1953]. Протасова Е.Ю. критикует выше названную классификацию и говорит о том, что это различение типов двуязычия отражает лишь тип изучения второго языка, свидетельствует о лингвистических различиях и отражает вариант нейрофизиологической реализации. Кроме того, она отмечает, что в последнее время стали различать билингвизм элитарный и билингвизм слоев населения с низким социально-экономическим статусом [Протасова 1998].

Когда же человек становится билингвом? По В.А. Аврорину: «двуязычие начинается тогда, когда степень знания второго языка приближается вплотную к степени знания первого» [Аврорин 1972: 51]. Е.М.Верещагин выделяет три уровня развития билингвизма: рецептивный (понимание речевых произведений, принадлежащих вторичной языковой системе), репродуктивный (умение воспроизводить прочитанное и услышанное) и продуктивный (умение не только понимать и воспроизводить, но и строить цельные осмысленные высказывания) [Верещагин 1969]. Но Протасова Е.Ю. подчеркивает, что возраст человека, в котором второй язык подключается к первому, оказывается принципиально важным для характера усвоения языка. До трех лет говорят о двойном овладении языком, после трех – о первичном и вторичном усвоении языка, после 16 – только об усвоении второго языка. Результат обучения второму языку меняется в зависимости от того, какое «количество» того или иного языка «получают» дети на занятиях и на каком языке они общаются со сверстниками [Протасова 1998].

Как же человек выбирает, на каком языке говорить? К факторам, влияющим на выбор одного из языков для общения, относят социальную сферу общения, коммуникативную ситуацию, отношения между участниками общения, моментное эмоциональное состояние коммуникантов, а также отсутствие эквивалентности между языковыми

единицами [Петрова 2003]. Бурыкин А.А. отмечает, что билингвы в любой

ситуации обладают свободой выбора языка общения. Возможность выбора предполагает определенные правила выбора языка, и именно это позволяет рассматривать коммуникацию билингвов в отдельных случаях как определенный ритуал, в котором проявляются различные социокультурные черты, имеющие не лингвистическую, а культурную мотивировку, которые обладают способностью превращаться в те или иные стереотипы коммуникации. Со временем эти стереотипы приобретают предписывающий статус и превращают акты коммуникации,

сопровождающиеся сознательным выбором языка, в аналог ритуала [Бурыкин 2001].

В настоящей статье мы попытались проанализировать современные языковые процессы уйгуров Кыргыстана в функциональном аспекте. В данном случае нас интересуют активные процессы функционирования русско-уйгурского билингвизма.

Уйгуры – один из многочисленных тюркоязычных народов Центральной Азии. Имевший длительную и богатую историю [Искаков Г. 1989:17]. Язык уйгуров хорошо изучен и описан в работах таких известных тюркологов, как М.Кашкари. А.М.Габэн, Х.Битакер,С.Е. Малов, В.В.Радлов,Г.Ярринг,Э.Р.Тенишев,Н.А.Баскаков,А.Откюр и др. [Кайдаров 1969:51].

Для современной ситуации с языком и культурой уйгуров характерны определенные проблемы. Большинство из них связано с тем, что уйгуры сегодня не имеют своей государственности. В большинстве своем сегодня уйгуры оказались на территории таких государств, как КНР (Китай), Узбекистан, Казахстан, Кыргыстан. По ряду причин это обернулось угрозой активизации ассимилятивных процессов, которые часто носят целенаправленный и даже агрессивный характер. Такие процессы, безусловно, оцениваются как нежелательные и негативные.

Современные уйгуры Кыргызстана считаются русскоязычными. При этом данный факт оценивается самими уйгурами неоднозначно. Главная проблема, которая беспокоит киргизстанских уйгуров – это проблема сохранения этничности. В языковом аспекте уйгурами Кыргызстана здесь выбор сделан. Уйгуры выбрали русский язык как способ дальнейшего развития при сохранении этнической самодостаточности. Естественным решением данной задачи явился уйгурско-русский билингвизм, для осмысления которого целесообразно уяснить значение термина «билингвизм» (двуязычие).

Сегодня уйгурский язык выполняет те функциональные роли, в которых для уйгурского языка существует ограничения. Уйгурская молодежь получает образование на русском языке. Существуют отдельные школы или классы на родном языке, но, учитывая будущие перспективы, сами родители отдают свих детей не в киргизские или русские классы, а в русские. Такая же ситуация наблюдается и в высшей школе.

Лица уйгурской национальности, которые после вуза занимаются научной деятельностью, используют в большой мере русский язык[Кайдаров 1969:27]. Однако в этой сфере параллельно стал активизироваться и английский язык, а также испанский язык. То же самое можно сказать и относительно INTERNET.

Интересный материал для наблюдений дает использование русского языка параллельно с уйгурским в процессе создания культурообразующей продукции. Современные песни молодых исполнителей используют богатые традиции уйгурского фольклора и народных песен. Однако все четче и четче намечается тенденция создания текстов песен одновременно на русском и уйгурском языках. В этом выражается стремление дать ход развитию уйгурской культуры, вырваться из национальных рамок самоограничения. Это можно назвать положительными сторонами языкового аспекта проблемы сохранения этничности уйгуров Кыргызстана.

Таким образом, уйгуры в Кыргызстане повсеместно двуязычны (русский и уйгурский языки), отчасти трехъязычны (русский, уйгурский, киргизский или русский, уйгурский, английский). Существует мнение о том, что при этом сфера функционирования родного языка все более и более сужается. Выход видится в интеграции тюркских языков как единственной альтернативе ассимилятивных процессов в эпоху глобализации. Тюркские языки имеют единую грамматику (грамматический строй) и по существу являются территориальными разновидностями одного тюркского языка. Деление на множество языков осуществлялось путем создания различных алфавитов и письменностей. Однако для тюркских «языков» единственным шансом выжить является сохраняющаяся возможность оглянуться назад на свои истоки.

Русско-уйгурское двуязычие складывалось естественным образом. Такой тип билингвизма одинаково распространен на всей территории Кыргыстана, как в городской, так и в сельской местности[Абдуллаев 1992:93]. Родной язык распространяет свое влияние на сферы семьи и бытового общения в моноэтнической среде. Речевая коммуникация в других сферах протекает преимущественно на русском языке. Иногда высказывается опасение, что уйгурский язык может пойти по пути исчезновения, т.к. молодое поколение может полностью перейти на русский язык и перестать использовать уйгурский язык в качестве средства общения. Доводами в пользу такого мнения служат то, что уйгуры Кыргыстана практически не пользуются письменной формой речи на уйгурском языке с соблюдением норм и правил действующей орфографии на основе кириллицы и арабской письменности. Уйгурская речь у большинства носителей не показывает разделения и отличий по стилевому признаку. Это присуще лишь некоторой части носителей, преимущественно интеллигентам – журналистам, языковедам, лицам, занимающимся научно-исследовательской деятельностью. В Кыргызстане почти не издается литература на уйгурском языке. Исключение составляет газета «Иттипак», в которой содержаться материалы не только на уйгурском, но и на русском языках.

Одновременно с таким мнением существует противоположная точка зрения, которая опирается на то, что уйгурский язык активно используется как средство формирования мышления и языковой картины мира. На уйгурском языке можно слушать различные радиопередачи, транслируемые из Кыргызстана, Казахстана, Китая, Узбекистана и других государств. То же самое можно сказать и о телепередачах. Здесь можно говорить и положительной роли INTERNET и использовании других достижений современной технологической мысли. Как ни парадоксально, но именно глобализация дает шанс разбросанному уйгурскому народу сохраниться и поддерживать связи по всему миру. Одним из условий этого является развитие уйгурско-русского билингвизма.

 

ЛИТЕРАТУРА:

1.Аврорин В.А. Двуязычие и школа //Проблемы двуязычия и многоязычия. М., 1972. С.49-62.

2. Бурыкин А.А. Заметки к характеристике языковой коммуникации билингвов: ритуал, спектакль, балаган, карнавал// http://arctogaia.krasu.ru/laboratory/burykin/bilinguism.shtm

3.Бурыкин А.А. Ментальность, языковое поведение и национально-русское двуязычие// Мир слова русского - http://www.rusword.org.

4.Вайнрайх У. Одноязычие и многоязычие // Новое в лингвистике. Вып. VI. Языковые контакты. М., 1972. С. 25-60.

5.Верещагин Е.М. Психологическая и методическая характеристика двуязычия (билингвизма). М., 1969. 160 с.

6.Залевская А.А., Медведева И.Л. Психолингвистические проблемы учебного двуязычия: Учебное пособие. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2002. 194 с.

7.Жлуктенко Ю.А. Лингвистические аспекты двуязычия. Киев: Вища школа, 1974. 176 с.

8.Капочкина А.Г. Статус родного языка в билингвальной школе// Проблемы билингвального образования/ http://gcon.pstu.ac.ru/pedsovet/programm/-section=2_1- 12.htm

9.Краткий этнологический словарь// http://www.countries.ru/library/etno.

10.Минасова К.Р. Двуязычие как способ культурной интеграции этнических меньшинств в многонациональном обществе// Социс, 2002. №8. С. 15-21.

11.Миньяр-Белоручев Р.К. «Как стать переводчиком». М., «Готика», 1999.

12.Петрова К. Проект о создании корпуса устной речи русско-болгарских билингвов // http: www. dialog-21.ru

13. Протасова Е.Ю. Дети и языки. М., 1998.

14.Розенцвейг В.Ю. Основные вопросы теории языковых контактов // Новое в лингвистике. Вып. VI. Языковые контакты. М., 1972. С. 5-24.

15. Швейцер А.Д. Современная социолингвистика: Теория, проблемы, методы. М., 1976.

16. Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.223.5 (0.009 с.)