МНОГОФАКТОРНЫЙ БИЛИНГВИЗМ В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ ИНТЕГРАЦИОННОЙ СРЕДЕ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МНОГОФАКТОРНЫЙ БИЛИНГВИЗМ В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ ИНТЕГРАЦИОННОЙ СРЕДЕ



Куприна Т.В.

профессор

Уральский федеральный университет

г. Екатеринбург, Россия

Минасян С.М.

профессор

Ереванский филиал МЭСИ

г. Ереван, Армения

 

В современном мире при нарастающих процессах глобализации и интеграции различных систем социума, правомерно говорить и о едином средстве общения, т.е. языке/языках, которые, возможно, смогут способствовать расширению и углублению международных контактов в различных политических, экономических и социокультурных сферах.

В таком полистилистическом контексте правомерно говорить о проблеме билингвизма и даже мультилингвизма, которая является актуальной как для России, так и для других стран, чему посвящена, например, монография Й.Коростенского (Чешская республика).

А.Петрикова (Словацкая республика) также отмечает, что в лингвистических кругах тема языковых контактов звучит довольно часто, что свидетельствует об ее актуальности и широкоаспектности исследования. В Словакии и Чехии, например, уже в 1998 году разрабатывался совместный проект «Чехословацкий билингвизм», предметом которого было исследование пассивного билингвизма. Или исследования болгарских коллег, которые в 2003 году работали над проектом «о создании корпуса устной речи русско-болгарских билингвов». Проект касается создания раздела в подкорпусе по болгарской речи, продуцируемой не носителями болгарского языка, а также раздела корпуса, посвященного устной/письменной речи билингвов/мультилингвов, для которых одним из языков является болгарский. Объектом исследования являются идиолекты русско-болгарских билингвов (с родным языком как русским, так и болгарским), а предметом – явления, характеризующие устную речь билингвов – интерпретация на всех языковых уровнях, «переключение кода». Область изучаемых явлений находится в месте пересечения теоретической и прикладной лингвистики, множества интердисциплин – психо-, этно-, социо-, контрастивной, корпусной лингвистики. В этом случае у нас есть общие исходные моменты, так как именно на стыке нескольких наук следует изучать билингвизм, но с учетом интерференции не только на языковом, но и на культурном уровне [Петрикова 2007: 546].

Подобные явления отмечаются и в странах СНГ. Как указывает В.Н. Арутюнян (Армения), развитие целого комплекса социально-экономических процессов привело к формированию в современной Армении таких условий, при которых человек в пределах своих языковых возможностей может переключаться с одной языковой системы на другую. Это могут быть не только три основных языка (армянский, русский, английский), но и четвертый, то есть язык той страны, где жила семья (башкирский, татарский, украинский, молдавский, болгарский, чешский, венгерский, грузинский, арабский, иврит и т.д.). …

Армения относится к числу тех государств, культурно-образовательные истоки которых и пути их дальнейшего развития представляют большой интерес не только как национальное достояние, но и как элементы развития мировой цивилизации. … Вынужденная миграция, жизнь в другой стране, знание других языков создали благоприятную почву не только для того, чтобы представлять другую культуру, но и для того, чтобы лучше узнать других. Вот почему сложившийся в Армении уже не билингвизм, а полилингвизм можно и нужно использовать для совершенствования языковых знаний, для проникновения в языковую картину мира соответствующих народов. Потому что знание нескольких языков, их сопоставление определяет иное видение мира, иное представление о языковом мышлении не одного человека, одной нации, а разных фрагментов мирового сообщества. [Арутюнян 2011: 35-36].

Необходимость расширения международных контактов требует и общего языка делового общения. За последние десятилетия самые высокие темпы распространения, в том числе и в России, получил английский язык. Хотя в последнее время своеобразную конкуренцию ему составляет и русский язык. Как отмечается в статье Я.Галло и Е Евпака, возросшая востребованность русского языка в качестве средства международного общения связана с укреплением авторитета России как одного из политических, экономических и культурных полюсов современного мира. Повышение роли русского языка в современном коммуникативном пространстве объективно способствует развитию широкого взаимодействия с Россией – инвестиционного, торгового, образовательного, научного. … Сегодня русский язык изучают для того, чтобы состояться в жизни. … Многие приезжают в Россию, понимая, что сейчас прибыльный бизнес делается в России. С каждым годом в мире увеличивается поток российских туристов, и, следовательно, появляется интерес к русскому языку среди обслуживающего персонала. И, наконец, через русский язык, … можно приблизиться к богатейшей русской культуре [Галло, Евпака 2008: 287].

Но что представляет собой система русского языка на современном этапе? В настоящее время лингвистическая ситуация трактуется как переход к полистилистической культуре, включающей все многообразие взаимодействующих культур и субкультур, т.к. усиливаются контакты с многочисленными культурами других стран. Как следствие, лексическая система переживает массированное наполнение иностранными словами, прежде всего из английского языка.

…Достигающее критического уровня в последние десятилетия увеличение количества специфических черт в русском языке, функционирующем в иноязычном окружении, вновь актуализирует проблему региональных вариантов русского языка. … В настоящее время уже появились исследования, посвященные региональным вариантам русского языка на Украине, в Литве, США, Германии и др. … Наблюдения последних десятилетий показывают, что в языке великой культуры…значительно увеличилось количество и изменилось качество специфических черт, обусловленных прежде всего родным языком билингва. Нередко «нормы русской литературной речи в национальных регионах на современном этапе складываются весьма своеобразно и не могут быть определены только в категориях «правильное – неправильное». Сдвиг в нормах оказался особенно ощутим в последние годы: ориентация на национальный язык и формы его выражения проявляется в широком калькировании слов, их значений, словосочетаний, в отказе от адаптации грамматических форм и проч. Клишируясь и используясь как стереотипы, они придают русскому языку иное стилистическое измерение. Это не орнамент, а структура содержания, обусловленная широкой интерференцией» (цит. по Л.М. Грановской). Иначе говоря, средствами русского языка передается инонациональная картина мира. Таким образом, можно совершенно определенно говорить уже не о потенциальном, а о фактическом формировании неких языковых сущностей, имеющих отличия от национального русского языка на фонетическом, грамматическом, семантическом и лексическом уровнях [Белоусов 2011:43-44].

Между тем давно замечено, что освоение других языков, даже «мертвых» (например, латинского и древнерусского), оказывает большое внимание на расширение словарного запаса людей, на обогащение их понятийного аппарата, эстетических вкусов, способствуя более глубокому и многогранному постижению окружающего мира и самопознанию. Следовательно, все это, несомненно, существенно влияет на интеллектуальное и духовное развитие личности, а поэтому полиязыковая культура человека, независимо от утилитарной полезности, представляет самостоятельную ценность. Она может рассматриваться не только как средство, но и как цель в системе смысложизненных ориентаций личности. … В связи с этим методическая функцияполиязычной культуры в контексте гуманизации российского образовательного пространства делает необходимым выход на творческое взаимодействие внутри гуманитарных наук, на диалог культур, актуализируя возможности процессов культурного и языкового плюрализма в современной науке и образовании. Таким образом, содержание ключевого понятия полиязыковая культура связано, прежде всего, с рассмотрением понятия Человек и его мир, которое включает, по меньшей мере, три мира: окружающий внешний мир как социальная реальность; мир представлений и понятий человека об этой реальности, его видение этого мира; мир слов, обозначающих эти представления и понятия, языковой мир. Названные миры, в свою очередь, включают человека, который и часть внешнего мира, и продукт, и творец внутренних миров, создающих и концептуальную, и языковую, а точнее, полиязыковую картину мира[Соколков, Буланкина 2008: 68-71].

В целом,для современной культуры характерен определенного рода экономикоцентризм, т.е. стремление видеть в экономических процессах самое существенное. Причем социо-культурная группа менеджмента представляется одной из ведущих, формирующей определенные установки не только в поведенческой, но и в языковой среде. Главная особенность данного дискурса состоит в привлечении в русскоязычную систему большого количества англо-американских заимствований, что провоцирует явление непроизвольного билингвизма в широких социальных слоях общества.

Рассмотрим лингво-экономический дискурс относительно ряда синергетических параметров [Куприна 2009: 123]:

1.Открытость данной системы определяется ее взаимодействием с профессионально-ориентированной средой. Причем многочисленные фраземосодержащие номинации экономического характера все шире проникают в повседневный дискурс, обогащая его новыми номинациями предметов и явлений. В свою очередь лексические единицы нормативного, разговорного и жаргонного дискурса адаптируются в лингво-экономической среде, принимая новые значения.

2.Нелинейность или многомерность системы обусловлена множественностью процессов развития как в одном языке, так и нескольких языках, не всегда родственных. В результате мы имеем такие комплементарные понятия как «ринглиш» (Russian+English), Romglish (Romanian+English), Denglish (Deutsch+English) и т.д. Таким образом, создается новая комплементарная мультиязыковая система, находящаяся в постоянном развитии.

3.Аттракция лексической системы обусловлена ее открытостью, гибкостью к восприятию новых номинаций при взаимодействии с окружающей средой, в том числе и при внедрении новых экономических систем и субкультуры менеджмента.

4.Бифуркация – точка выбора системой возможного направления развития. Боязнь выйти из состояния равновесия означает боязнь бифуркаций или перемен. Таким образом, можно объяснить неприятие частью социума многочисленных заимствований, особенно из «чужеродной» (главным образом англо-американской) среды. Однако отклонение от норм или маргинальность может привести к качественно новому уровню развития.

5.Неустойчивость означает, что замкнутая система становится открытой для синархического взаимодействия благодаря информационному или иному воздействию. При современном усилении влияния информационных потоков, профессиональной среды и взаимодействии гетерогенных языков в условиях глобализации и интеграции, русскоязычная лексическая система не может оставаться постоянной и свободной от неологического обновления.

6.Эмерджентность (динамическая иерархичность) является основным принципом прохождения системой точек бифуркаций, т.е. потери устойчивости. В общественной жизни это провоцирует активизацию различных общественных движений. А что касается языковой системы, требованиями запрещения использования иноязычной терминологии, «очищения» русского языка. Однако принятие существующих перемен, позволяет воспринимать такую динамическую иерархичность как естественную, а динамическое, подвижное креативное сознание – как новый тип мышления.

Таким образом, синархия разворачивается из некой точки в многообразное видение мира. Как отмечает Т.В.Попова, творческие потенции русского словообразования активизируются в результате взаимодействия с системой другого языка. Способность русского языка усваивать и перерабатывать лавинообразный поток заимствованных элементов, не раз наводнявших его, позволяет оптимистично прогнозировать его будущее: толерантность русского языка позволяет ему успешно развиваться, расширяя за счет процессов заимствования систему мотивационных баз, словообразовательных моделей, типов и способов словообразования [Попова 2005: 153].

Если сравнивать процесс развития языковой системы с процессом развития глобализации и рассматривать их как комплементарные явления, мы также отмечаем переход на новый синархический уровень, что вызывает возмущение определенных уровней социума. Таким образом, мы можем дать следующее определение глобализации языковой лексической системы.

Глобализация языковой лексической системы – это процесс перехода от статичной, относительно устойчивой организации отдельных языковых лексических систем к их постоянно развивающемуся взаимодействию по законам синархии и комплементарности.

Здесь вступает в силу еще одна закономерность – оптимизация информации, на основе которой осуществляется социальная адаптация, или деятельность, где ведущим фактором является прямое отражение, или приспособление к среде [Югай 2007:77]. Таким образом, происходит обновление концептосферы русскоязычной языковой личности, что связано и с трансформацией когнитивного сознания.

Исследование билингвизма продемонстрировало, что билингвы используют две культурные системы координат, в зависимости от того, на каком языке они в данный момент разговаривают. Хотя имеются области взаимного наложения и подобия, билингвы сообщают о том, что они обладают разными личностями, судят обэмоциях различным образом, оценивают события и окружающую их среду по-разному и объясняют события разными причинами в зависимости от того, какой язык используют. В уме билингвов не только уживается множество культурных схем, но сами они приобретают дополнительную способность отслеживать, какую культурную схему применить в конкретном социальном контексте. Тем самым у них происходит метакогнитивный процесс, который позволяет им участвовать, благодаря своим «множественным личностям», в здоровом и конструктивном взаимодействии. Эта способность связана с развитием межкультурной сенситивности. [Мацумото 2002: 271].

Однако, как отмечает А.Петрикова (Словацкая республика), быстрота языковой адаптации индивидуальна, т.к. зависит от способности переключаться и от навыков речевого слуха, вероятностного прогнозирования и самоконтроля в исходном и переводном языках. … Таким образом, изучая проблему русскоязычной идентификации необходимо учитывать объективные критерии социолингвистического характера, ведь социальные факторы влияют на поведение билингвов. Сюда могут входить: сфера общения официальная и домашняя, отношения между собеседниками дома и в институте. В непринужденной обстановке нормативность снимается, контроль за своей речью слабеет, в следствие чего усиливается интерференция. [Петрикова 2007: 547].

Целями и задачами лингводидактики в данной ситуации является подбор адекватных методик обучения, причем не только иностранным языкам, но и адаптационным курсам лингво-коммуникативного менеджмента, способствующим развитию межкультурной коммуникативной компетентности (сенситивности).

Особо важным представляется создание с помощью современных средств единой системы разноаспектных сайтов, содержащих банки данных по филологии: о русском языке и его функционировании, о языковых процессах, происходящих в России и за рубежом, а также база данных по русской литературе. Нами намечены две основные цели: использование компьютерных технологий в процессе изучения дисциплин филологического цикла и представление по компьютерным сетям русского языка, как средства межнационального общения и отображение через него культурного, духовного, нравственного и творческого потенциала русского народа. … Важнейшей задачей является разработка учебно-методического обеспечения, дистанционных и открытых форм изучения русского языка и литературы, в том числе электронных учебников, пособий, словарей, мультимедийных программ, аудио- и видеобиблиотек по лингвистике и литературоведению. Первоочередными прикладными задачами информационных технологий в филологической области можно считать проведение телеконференций по важнейшим проблемам современной науки, а также заочных конференций по сетям интернет, разработка сайтов по определенной актуальной тематике, издание электронных научных журналов, посвященных различным направлениям филологии [Минасян, Арутюнова 2010: 24].

Литература:

1. Арутюнян В.Н. Особенности языковой ситуации в Армении и возможности их использования в процессе преподавания русского языка.- Русский язык и литература во времени и пространстве.- XII конгресс Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы.- Шанхай: Shanghai Foreign Language Education Press.- 2011.- с33-38.

2. Белоусов В.Н. Состояние, проблемы и перспективы функционирования русского языка как средства межнационального общения в зарубежных странах в современной геополитической ситуации. - XII конгресс Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы.- Шанхай: Shanghai Foreign Language Education Press.- 2011.- с39-44.

3. Галло Я., Евпак Е.В. Феномен русского языка на современном этапе в аспекте вузовской подготовки переводчиков.- Сборник материалов международной конференции. – Оломоуц,Чешская республика, 2008.- с.285-289.

4. Коростенски Й. Чешский и русский словарный состав (неологические аспекты). Монография.- Published by the College of European and Regional Studies.- Ч.Будейовице, Чешская Республика, 2007.- 170с.

5. Куприна Т. Неофразеология: поиск эквивалентных соответствий (на примере английского и русского языков).- В поисках эквивалентности IV.- Сборник докладов, прочитанных на международной научной конференции.- Прешов, Словакия, 2009.- с.122-131.

6. Мацумото Д. Психология и культура.- СПб: Прайм-Еврознак, 2002.- 416с.

7. Минасян С.М., Арутюнова В. Экология русского языка. – Лингвистика, экономика и информационные технологии во взаимосвязи. – III Международная межвузовская научная конференция.- Ереван. -2010.- с.22-26.

8. Петрикова А. Русскоязычная индентификация билингвов в Восточной Словакии. – Язык. Сознание. Личность. - София, 2007. Том 4. с.546-551.

9. Попова, Т.В. Толератность русского словообразования (на материале новообразований конца ХХ века).- Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности.- М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005.- с.132-153.

10. Соколков Е.А., Буланкина Н.Е. Проблемы поликультур и полиязычий в гуманитарном образовании.- М.: Университетская книга; Логос, 2008.- 208с.

11. Югай, Г.А. Голография Вселенной и новая универсальная философия. - М.: Крафт+, 2007.- 400c.

 

О РАБОТЕ С ЛЕКСИКОЙ В РАМКАХ КОРРЕКТИРОВОЧНОГО КУРСА РУССКОГО ЯЗЫКА ДЛЯ СТУДЕНТОВ-БИЛИНГВОВ

Максимова О. В.

доцент РГПУ им. А. И. Герцена

г. Санкт-Петербург, Россия

Расширение границ общения становится неотъемлемой характеристикой современной действительности: около 70% жителей земного шара в настоящее время – двуязычные или многоязычные, половина европейцев говорит на двух языках, треть – на трех [Бойцов 2006]. В связи с этим особую актуальность приобретает понятие билингвизма – владения двумя языками и использования обоих в процессе коммуникации на высоком уровне. Проблема обучения билингвов начинает вызывать повышенный интерес у преподавателей русского языка, в том числе русского языка как иностранного: сегодня существует необходимость обучения детей-мигрантов, преподавания русскоязычным детям русского языка в национальных регионах, а также в иноязычной среде.

В последние несколько лет в состав групп иностранных студентов, приезжающих в Россию изучать русский язык, все чаще входят билингвы – дети эмигрантов, говорящие на русском и английском языках. Необходимо отметить, что в большинстве случаев русский язык не является для этой категории учащихся доминирующим, поскольку по-русски они говорят только дома (с родителями, а иногда только с одним членом семьи – с бабушкой или дедушкой, которые живут отдельно), в то время как в повседневном общении используется английский язык. В данной ситуации уровень владения русским языком у таких студентов может существенно различаться: несмотря на общую для всех способность выражать свои мысли на русском языке, запас слов и знание грамматики может соответствовать уровню как среднего инофона, так и носителя языка.

С методической точки зрения особый интерес представляет вторая группа студентов-билингвов, постоянно использующих для общения русский язык наравне с английским. Конечно, такие студенты могут допускать ошибки, связанные с выбором грамматической формы слова или лексической сочетаемостью, но, как правило, это единичные случаи. Большую трудность представляют собой фонетические нормы, а также ритмика и интонация русской речи, поскольку на формирование произносительных навыков влияет и регулярное использование английского языка (в большинстве случаев являющегося доминирующим), и особенности речи тех носителей русского языка, с которыми общаются учащиеся.

Однако основной проблемой таких учащихся становится отсутствие знаний о современном состоянии языка. Овладевая русским языком в семейном кругу, дети получают знания о языке, на котором говорили их родные до отъезда из России. При этом как у родителей, так и у их детей-билингвов практически полностью отсутствует информация о современном состоянии языка: во время тестирования у таких студентов обнаруживаются лакуны лексические и культурологические, что связано с социокультурными изменениями, происходящими в стране. Для того чтобы студенты-билингвы могли полноценно участвовать в коммуникации на русском языке, необходимо заполнение таких лакун, как языковое, так и относящееся к сфере культуры в целом, поскольку в процессе изучения иностранного языка усваивается «присущий соответствующему народу образ мира, то или иное видение мира через призму национальной культуры, одним из важнейших компонентов которой (и средством овладения ею) и является язык» [Леонтьев 1997: 225].

В рамках корректировочного курса русского языка для заполнения лакун и совершенствования коммуникативных навыков русскоговорящих билингвов целесообразно обратиться к такому богатому источнику языковой и культурологической информации, как СМИ, при этом особое внимание следует уделить изменениям, происходящим в языке публицистики.

Современный язык СМИхарактеризуется размытостью границ между разными коммуникативными сферами: нормой становится употребление в СМИ разговорных слов и грамматических конструкций, просторечий, жаргонизмов и т.д. Тексты наполнены скрытыми и прямыми цитатами, трансформированными фразами из прецедентных текстов, заголовки статей часто строятся на игре слов. Все эти явления понятны носителям языка, современным россиянам, но у детей эмигрантов подобные языковые явления вызывают трудности при восприятии, поскольку они учились языку у родителей, также не владеющих лексикой последних лет. Для понимания новейшей лексики, перефразированных цитат, отсылок к тем или иным событиям, фактам, именам требуется постоянное пополнение фоновых знаний учащихся.

Чтобы снять возникающие у студентов при восприятии текстов СМИ трудности, прежде всего необходимо познакомить их с основными группами лексики, характерными для современного языка СМИ: 1) окказионализмы (драконат, стервис, минигарх), 2) неологизмы (ё-мобиль), 3) слэнг (криминальная лексика: бабки, кинуть, мочить и др.; молодежный слэнг – ботаник, баклан, чувак, тусоваться, колбаситься и др.; компьютерный слэнг и т.д.), 4) экспрессивная лексика (стилистически окрашенная лексика, разговорные и просторечные слова и выражения), 5) заимствования (бутик, каскет, он-лайн, саунд-чек, мерчандайзер и др.).

Заимствования вызывают особый интерес у иностранных учащихся, так как в большинстве случаев заимствованные слова русифицируются и приобретают грамматические характеристики, свойственные русским словам соответствующей части речи. Ярким примером этого явления может стать компьютерная лексика, поскольку в ней отражены различные варианты русификации иностранных слов. Так, от многих английских глаголов с помощью суффиксов были образованы русские глаголы, спрягающиеся по правилам русского языка (to save – сейвить, to log in – логиниться и др.); от названий ряда компьютерных программ также был образован ряд глаголов со значением «работать в данной программе, пользоваться данной программой» (Photoshop – фотошопить, ICQ – аськаться и др.), а также ряд прилагательных, указывающих на отношение к данной программе (Word – вордовский, Corel – корельский и др.).

Говоря о заимствованиях, важно также указать на сферу употреблении русских слов и их заимствованных синонимов, особенности их стилистической окраски (например, образ – имидж, вау – ах).

Для работы с рассмотренной выше лексикой можно предложить учащимся такие задания:

ú Определите, от каких двух слов образованы подчеркнутые в тексте окказионализмы.

ú По контексту определите значение подчеркнутых слов.

ú Найдите в тексте заимствованные слова. Определите, из какого языка они пришли в русский язык.

ú Проанализируйте название заметки «Cool гид Metro». Есть ли русский аналог первого слова? Почему журналист выбрал иностранное слово?

Необходимо обратить внимание учащихся и на пласты новой лексики, появление которых в языке СМИ и в разговорной речи связано с изменением системы ценностей, с возникновением или возвращением в жизнь общества ряда реалий, например, экономическая лексика (антикризисный менеджмент, бонус, кредит и т.д.), компьютерная лексика(жесткий диск, карта памяти и мн.др.); религиозная лексика(с божьей помощью, святой дух, исповедь и др.), мистическая (полтергейст, нечистая сила, паранормальный и др.). Здесь следует особо отметить возможность использования лексики той или иной тематической группы для выражении субъективного (уважительного или, напротив, ироничного) отношения автора к описываемым событиям (В ГИБДД считают, что с божьей помощью ситуация на дорогах может измениться к лучшему. Журналисты стали свидетелями, как на перекресток улиц Декабристов и Луначарского отец Виктор вызывал святой дух. (Новый регион, 23.05.07). Анализируя подобные примеры, учащиеся должны не только найти в тексте лексику, относящуюся к одной из групп, но и объяснить значение слов, а также определить, с какой целью автор использовал лексику данной тематики.

Эмоциональность и оценочность текстам СМИ придает использование метафор, являющихся сильным оценочным средством. Принято выделять несколько моделей метафор, среди которых наиболее популярными являются следующие:игра (спорт), болезнь (организм), театр (цирк), война (борьба), семья. В качестве задания студентам можно предложить тексты, в которых использованы метафоры (Губернатор сделала «ход конем», выдвинув кандидатуру Юлия Рыбакова (Дайджест правовой прессы, 22 июня 2007); Москва и Вашингтон нажали на «кнопку перезагрузки» (Известия. 16.04.09); Дом монстра. Спецкор «АиФ» оказался в «колыбели» Гитлера (Аргументы и факты. №16. 15-21.04.09). Проанализировав тексты, учащиеся должны найти метафору, определить ее модель и объяснить, что означает данное выражение

Наиболее трудными для понимания инофонами являются прецедентные тексты и фразы, построенные на игре слов. Такие тексты требуют культурологического комментария и фоновых знаний (связанных как с русской, так и с зарубежной культурой). После представления в аудитории нескольких примеров с подробными комментариями преподавателя можно предложить учащимся тексты для самостоятельного анализа, отобрав примеры, в основе которых лежат широко известные прецедентные тексты, которые учащиеся могут узнать, или знакомая учащимся лексика, например:

ú Экранизируй то (MAXIM, октябрь 2007), ср. название фильма «Анализируй то».

ú Сенатор Маккейн хочет спасти «рядового Саакашвили» (Известия. 16.04.09), ср. название фильма «Спасти рядового Райана».

ú Война жиров (Метро. 2009), ср. фильм и роман Г. Уэллса «Война миров».

ú Марли «забронзовел» в Сербии (Метро. 2009), заметка о бронзовой статуе певца.

Рассмотрение данных материалов на занятиях со студентами-билингвами предполагает не только выполнение заданий в аудитории, но и самостоятельный анализ функционирования изученных языковых явлений в текстах СМИ, при этом возможно обращение не только к газетным текстам, но и к материалам других средств СМИ, в том числе аудио- и видеоматериалы, особенно широко представленные в русскоязычном Интернете: фрагменты передач, видеоролики, пародии на песни и кинофильмы и т.д.

Ознакомление билингвов со спецификой русской лексики последних десятилетий, пластами новой лексики, особенностями функционирования заимствований в русской речи позволяет подготовить студентов к общению на русском языке в соответствии с нормами современного российского лингвосоциума и способствует совершенствованию коммуникативной компетенции учащихся.

 

Литература:

1. Бойцов И. Еще раз о билингвизме: преимущества, виды, условия, смешение языков // Российский Курьер Центральной Европы [электронная газета]. – 22.05.2006. – URL:http://www.kurier.hu/node/569.

2. Глебова Т.А. Особенности обучения английскому языку студентов-билингвов с опорой на русский язык / Т.А. Глебова // I Международная научно-методическая конференция "Русский язык – посредник в диалоге культур" (в рамках программы "Русский язык в XXI веке"). МГИМО (У) МИД России, 19-20 февраля 2009 г. Сб.статей. – М.: МГИМО-Университет, 2009.

3. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. – М.: «Смысл», 1997.

4. Попкова Е. А. Психолингвистические особенности языкового сознания билингвов (на материале русско-английского учебного билингвизма). Автореферат ... канд. филол. наук. – Москва, 2002.

5. Протасова Е. Ю. Особенности русской речи билингвов // Русский язык за рубежом. – 2000. №3/4.

6. Русская политическая метафора / А. Н. Баранов, Ю. Н. Караулов; АН СССР, Ин-т рус. яз. – М., 1991.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.64.36 (0.03 с.)