Экономика невозобновляемых ресурсов



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Экономика невозобновляемых ресурсов



Все природные ресурсы делятся на возобновляемые и невозобновляемые, восстанавливаемые.
Решение об использовании или не использовании невозобновляемых ресурсов строятся на основе сопоставления нормы прибыли использования ресурсов в данный момент с ожиданием темпов прироста цен в будущем.
Кроме экономических аспектов существуют социальные и этические: «Что мы оставим потомкам?». При условии правильной обработки и культивации земли поле может давать богатые урожаи каждый год, но нефтяное месторождение, какие бы ухищрения не использовались при добыче нефти, рано или поздно иссякнет, а темпы добычи нефти будут падать каждый год.

Фактор времени.

Владельцы как невозобновляемых, так и возобновляемых ресурсов получают при их использовании определенную ренту. Рента, приходящаяся на долю владельца каменоломни, складывается из стоимости произведенной продукции за вычетом всех эксплуатационных издержек и альтернативной стоимости использования данного земельного участка с какими-то иными, быть может более выгодными, целями. Если существуют различия в качестве невозобновляемых ресурсов или в затратах на их добычу и использование на разных участках, то одни владельцы будут получать более высокую дифференциальную ренту, нежели другие, лишенные эти преимуществ. Когда продается нефтяная скважина, каменоломня или, если хотите, золотой рудник, их продажная цена формируется на основании ренты, которую эта собственность способна принести.

Однако между возобновляемыми и невозобновляемыми ресурсами имеется различие. Так владелец участка земли, с которого открывается потрясающий вид на Ниагарский водопад, может использовать это преимущество и успешно им торговать до Второго Пришествия Господа. Альтернативная стоимость этого земельного угодья не претерпевает изменений с течением времени. С невозобновляемыми ресурсами складывается совершенно иная ситуация. Их владелец сталкивается с ограничениями общей величины ресурсов, пригодных для использования: израсходованные сегодня средства и запасы уже не могут принести пользу завтра.

В связи с этим экономическая теория невозобновляемых ресурсов, равно как и исследования рынков капитала, заостряют свое внимание на анализе существа проблем в некоем временном интервале. Как было установлено в настоящей главе, любые инвестиции и вложения капитала - суть отвлечение ресурсов из сегодняшнего потребления с целью увеличения производительности и прибыли в будущем. На рынке невозобновляемых ресурсов существует формально аналогичная схема: эти ресурсы можно использовать немедленно, увеличивая сегодняшнее суммарное потребление, либо их можно законсервировать, сделав доступными для производства будущих благ.

Как немедленное использование, так и консервация невозобновляемых ресурсов имеет свои преимущества:

— при немедленном использовании невозобновляемых ресурсов, направленном на расширение текущего потребления, решающее значение приобретает повышение оценки сегодняшнего потребления относительно будущего.

— при немедленном использовании невозобновляемых ресурсов, направленном на расширение инвестиций, ускоряется первоначальное накопление капитала, которое само по себе позволяет увеличить производство товаров и услуг в будущем. Консервация невозобновляемых ресурсов имеет ряд своих плюсов: существуют возможности использования этих ресурсов в будущем, которые окажутся более ценными и выгодными, нежели чем имеющиеся на сегодняшний день. Действительно, по мере истощения запасов невозобновляемых ресурсов стоимость их единицы для будущих пользователей будет расти. Таким образом, оптимальное использование невозобновляемых ресурсов состоит в точной корректировке и балансе плюсов и минусов их немедленного потребления.

Временное распределение невозобновляемых ресурсов на рынке конкурирующих продавцов.

На рынке конкурирующих продавцов распределение невозобновляемых ресурсов во времени определяется решениями конкретных владельцев ресурсов, которые руководствуются текущими рыночными ценами. Рассмотрим такое сырье как газ. Для простоты рассуждений будем считать рынок конкурирующих продавцов идеальным, объем запасов природного газа заданным и известным, а стоимость добычи этого сырья равной нулю.

В данных условиях владельцам нет необходимости заботиться о производственном и добывающем оборудовании, и существует лишь альтернатива — добывать и продавать газ немедленно, либо консервировать его запасы до лучших времен (полностью или частично). Рассчитывая, что мотивацией к действиям того или иного рода для владельцев ресурсов явится материальная заинтересованность, выбор каждого определится скорее всего максимизацией своего совокупного богатства. Сохранение запасов в виде резервов газа для владельца месторождения означает вероятный рост стоимости принадлежавших ему ресурсов по мере увеличения цены кубометра газа с течением времени.

Добыча газа и его немедленная реализация на рынке позволяет владельцам месторождений аккумулировать богатство в любой удобной для них форме— инвестируя средства в производственное оборудование, здания и сооружения, приобретая ценные бумаги, акции корпораций и т. д.

Следовательно, решение о сроках продажи газа зависит от сопоставления нормы прибыли на капитал с ожидаемыми темпами роста цены на газ. Предположим, что норма прибыли на капитал составляет 10% в год, цена газа равна 3 долларам за тысячу кубических футов, и ожидается ее рост на 5% в год. Продажа одной тысячи кубических футов газа по существующей на сегодня цене и инвестирование этих средств под 10% годовых даст к концу года 3 доллара 30 центов. Продажа газа через год, с учетом того, что цена поднимется на 5%, даст 3 доллара 15 центов. При таких условиях владельцам природного газа выгоднее немедленно выбросить его на рынок.

Однако существуют ограничения при реализации подобной схемы. Во-первых, увеличение поставок газа на рынок будет оказывать понижающее давление на его цену. Во-вторых, увеличение сегодняшней добычи газа означает, что в будущем объемы этого сырья сильно сократятся. Это приведет к тому, что ожидаемая в будущем цена на газ будет выше изначально принятой. Как только ожидаемый темп роста цен сравнится с нормой прибыли на капитал, которая господствует в промышленности и финансах, сегодняшняя продажа газа становится невыгодной. Владельцы месторождений придут к выводу, что консервация запасов природного газа — это весьма соблазнительный проект, который вследствие высокой ожидаемой цены на газ может принести существенные барыши.

Таким образом, существование какого-либо естественного ресурса в фиксированном количестве (пренебрегая стоимостью его добычи) распределит потребление этого ресурса во времени вполне предсказуемым образом: равновесная рыночная цена невозобновляемых ресурсов будет с течением времени возрастать пропорционально существующей в экономической системе норме прибыли на капитал, а по мере роста цены (при прочих равных условиях) удельное потребление этого ресурса будет сокращаться.

Некоторые замечания по предыдущему разделу.

Предшествующее обсуждение поставило предел как темпам роста цен на невозобновляемые ресурсы, так и объемам их удельного потребления. Однако существуют обстоятельства, влияние которых приводит к сокращению темпов роста цен на невозобновляемые ресурсы относительно нормы прибыли на капитал. Так, в частности, происходит при учете затрат на поиски и разведку новых запасов невозобновляемых ресурсов и на разработку их субститутов.

Предположим, что затраты на добычу какого-либо сырья весьма значительны, и его текущая рыночная цена равна предельной стоимости его добычи. Тогда предлагаемые на рынок объемы этого сырья будут ограничены величиной спроса, определяемой сегодняшней ценой, а не ожидаемым в будущем ее значением. Таким образом, величина спроса ограничивается. Это позволяет избегать скорого истощения месторождений, а цена на этот вид сырья растет медленнее, чем господствующая норма прибыли на капитал. В предельном случае, когда имеется неограниченное количество какого-либо сырья, а предельная стоимость его добычи фиксирована, рост цен на него не отмечается.

С другой стороны, целый ряд ресурсов невыгодно добывать и разрабатывать по их сегодняшним ценам, но это мероприятие будет приносить прибыль при увеличении их цены в будущем. В данном случае' произойдет постепенное повышение цен на такие ресурсы, а увеличение рентабельности их добычи и разработки (от чего, в свою очередь, зависят объемы добычи) будет напрямую связано с повышением цен. Увеличение темпов рентабельности по мере повышения роста цен может оказаться вполне достаточным для сохранения и поддержания темпов роста цен на ресурс ниже нормы прибыли на капитал. Такая ситуация зависит от геолого-географических особенностей распределения месторождений и технологий их разработки, а также от эластичности спроса по цене на данный вид сырья.

Отмеченная тенденция означает, что интерпретация всякого рода данных по запасам невозрбновляемых ресурсов должна проводиться весьма тщательно и осторожно. Дело в том, что подобные публикации ориентированы на те ресурсы, разработка которых экономически выгодна и рентабельна по ценам сегодняшнего дня или ожидаемым в самом недалеком будущем. Эти данные не включают в себя все существующие на планете резервы. Учитывая это обстоятельство, легко понять следующий парадокс: с течением времени публикуемые оценки наличия запасов невозобновляемых ресурсов не только не сократились, но и возросли.

Так, например, в 1950 году мировые запасы сырой нефти оценивались в 75 млрд. метрических тонн. За следующие 20 лет было добыто 180 млрд. метрических тонн нефти, и все же в 1970 году мировые запасы нефти оценивались в 445 млрд. тонн. Это свидетельствует о том, что рост спроса на нефть и, как следствие, рост цен на нефть подхлестывают разработку новых месторождений, становящихся в этих условиях рентабельными.

И, наконец, необходимо упомянуть об эффектах взаимодействия грядущих изменений в спросе на невозобновляемые ресурсы и темпах роста цен на них. На первый взгляд кажется, что рост спроса автоматически приводит к соответствующему повышению цен. Однако это далеко не так. Совершенно однозначно можно утверждать, что темпы роста цен на невозобновляемые ресурсы (даже при расширении спроса) будут ограничены существующий нормой прибыли на капитал.

Пояснить это обстоятельство нам поможет предыдущий пример с природным газом. Со временем можно ожидать, что рост народонаселения повысит спрос на природный газ. Владельцы месторождений будут учитывать этот факт, формируя свои ожидания относительно будущих цен, что приведет к сокращению текущей добычи и консервации запасов с целью расширения будущих продаж. Такая реакция увеличивает текущие цены и сдерживает рост будущих цен: Итак, ожидаемые изменения спроса влияют на интенсивность использования ресурсов, но не на темпы роста цен на них.

Неожиданные изменения спроса могут вызвать неконтролируемый рост цен на невозобновляемые ресурсы со скоростью, намного превышающей существующую норму прибыли на капитал. Например, в 50-е годы произошел взрывообразный рост спроса на платину, который возник в связи с новыми техническими применениями этого металла в автомобильной и химической промышленности. В результате этого «платинового бума» цены на нее невиданно подскочили. Наоборот, в б0-е годы ожидалось, что спрос на уран сильно возрастет к концу столетия ввиду расширения атомной энергетики. Однако события последних лет привели к свертыванию ряда программ, сокращению спроса на уран и падению цен на этот металл.

Оптимальны ли рыночные методы консервации невозобновляемых ресурсов?

Экономическая ситуация на рынках невозобновляемых ресурсов показывает, что этот рынок сам по себе содержит встроенный механизм консервации упомянутых ресурсов. Действительно, если текущее потребление превышает определенный предел, имеющиеся в наличии резервы создадут ожидания более высоких цен на эти ресурсы в будущем. Такие ожидания в свою очередь будут стимулировать владельцев месторождений вкладывать средства в их консервацию, а не продавать свой товар немедленно. Таким образом, извлечение максимальной прибыли при операциях на рынке конкурирующих продавцов трансформирует ожидания хозяйственных агентов относительно сокращения запасов в конкретные действия, направленные на их консервацию.

Тем не менее, многие индивиды, которым небезразлична судьба будущих поколений, зачастую скептически относятся к вышеописанному рыночному механизму. Они считают, что наша сегодняшняя жадность печально «отзовется на поколеньях иных». Даже наличие рыночных механизмов консервации не убеждает сторонников такой точки зрения. По их мнению, лучше поступиться сегодняшним благосостоянием и принести его в жертву на благо наших внуков и правнуков.

Моральный долг живущих сегодня людей ставит глубокие этические проблемы. Предыдущие поколения тяжко трудились в шахтах и рудниках, на полях и заводах, претерпевали трудности и лишения, накапливая капитал и знания, на которых зиждется наше нынешнее процветание. Многие сегодня считают, что мы должны сделать для потомков ничуть не меньше. Нет нужды в настоящем пособии поднимать все этические проблемы, чтобы ответить на конкретный вопрос: каковы должны быть темпы использования невозобновляемых ресурсов? Суть вопроса в том, что консервация таких ресурсов — это не только определение величины и объема богатства, которое должно оставить на долю будущих поколений, но вопрос формы, в которую это богатство должно быть облечено.

В реальном мире существуют две таких формы. Одна из них — оборудование, производственные помещения, развитая инфраструктура, аккумуляция результатов исследований и т. д. Другая форма — это естественные ресурсы. Их нельзя создать, но можно сохранить.

Когда решается вопрос баланса между двумя формами, становится возможным определить оптимальную степень сохранения запасов невозобновляемых ресурсов. Объем добычи и использования невозобновляемых ресурсов в долларовом исчислении, подлежащий текущему потреблению, определяется соотношением стоимости будущей продукции, полученной за счет роста капитала, и будущей стоимостью ресурса в его естественном состоянии. Другими словами, благосостояние будущих поколений будет выше с данным объемом капитала, а не с данным количеством естественных ресурсов, до тех пор, пока норма прибыли на капитал будет превышать темпы роста стоимости ресурсов.

Как мы могли убедиться, рынок конкурирующих продавцов блокирует нарушения этих правил при наличии объективной экономической информации и прогноза на будущее.

Однако целый ряд экономистов выдвигает на сей счет весьма незамысловатое выражение: а что произойдет, если владельцы естественных ресурсов ошибаются в своих прогнозах? Если они недооценивают будущую стоимость принадлежащих им богатств? В этом случае экономической системе предстоит столкнуться с целым рядом неприятнейших сюрпризов. Владельцы ресурсов — точно такие же люди как и мы, а людям свойственно ошибаться. Но даже в этом случае рыночный механизм создает дополнительные стимулы, которые частично компенсируют ошибки в стратификации естественных ресурсов. Дело в том, что при создавшейся ситуации, те хозяйственные агенты, которые считают общепринятый прогноз ошибочным, могут безболезненно начать скупку контрольных пакетов акций компаний-владельцев естественных ресурсов и затем воспользоваться своим правом их консервации, либо замедления их расходования или использования. Для такой операции необходимы немалые средства. Откуда, из какого источника их привлечь? У рынка готов ответ и на этот каверзный вопрос. Необходимо убедить коммерческие банки в выделении кредитов и ссуд для инвестиции этих средств в консервацию ресурсов. Если вы руководствовались верными посылками, то со временем рост стоимости законсервированных ресурсов превысит величину ссудного процента на инвестированный капитал. Это позволит с легкостью рассчитаться с кредиторами и получить немалую дополнительную прибыль. Такова логика рынка.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.36 (0.014 с.)