Глава 13. Загрязнение и конфликт прав собственности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 13. Загрязнение и конфликт прав собственности



Определение загрязнения
Разногласия и права собственности
Сажа на подоконниках
Нефть на пляже
Анализ шума от аэропорта
Конфликтные права
Недостижимая цель
Уменьшение загрязнения: первые шаги
Уменьшение загрязнения посредством переговоров
Уменьшение загрязнения посредством вынесения судебных решений
Случай с жалующимся домовладельцем
Важность прецедентов
Проблема радикальных изменений
Уменьшение загрязнения посредством законотворчества
Физические ограничения на загрязнителей
Еще один подход: налогообложение выбросов
Проблема справедливости
Обмен и эффективность контроля над загрязнением
Прогресс и регресс в деятельности АООС
Права и эффективность
Повторим вкратце
Вопросы для обсуждения

Многие люди в последние годы пришли к убеждению, что обострение проблемы загрязнения окружающей среды свидетельствует о недостаточности чисто экономического подхода. Эта позиция решительно отвергается в данной главе. В действительности экология и экономика очень тесно взаимосвязаны, и не только своим происхождением от одного греческого корня. Экология в узком смысле -- это область биологии, которая занимается взаимоотношениями между организмами и окружающей их средой. В более широком значении слова -- это точка зрения, осознанное убеждение, согласно которому в конечном счете все находится во взаимозависимости. Действия вызывают реакцию, а реакция создает условия для всех будущих действий. В этом же состоит и точка зрения экономической науки. Экономическая наука и экология -- это союзники, а не конкуренты или противники.

Экономист утверждает, что если в нашем обществе обостряется проблема загрязнения окружающей среды, это происходит потому, что мы позволили людям пренебречь определенными существенными издержками или даже поощряли их в этом. Для решения проблемы необходимо найти способы, чтобы преодолеть это пренебрежение. Если мы, подобно герою Стивена Ликока лорду Рональду, вскочим на лошадь и будем, как сумасшедшие, кидаться из стороны в сторону, вряд ли нам удастся найти приемлемые решения.

Наша первая задача состоит в том, чтобы договориться, что именно мы понимаем под загрязнением окружающей среды. К сожалению, это не так просто, как могло бы показаться.

Определение загрязнения

Совсем не достаточно определить загрязнение как нанесение ущерба окружающей среде. Это слишком широко. Все, что мы делаем -- даже если мы просто ходим и дышим -- наносит ущерб некоторой части окружающей среды. Мы не "спасем" это определение и вставив слово "необратимый" перед "ущербом окружающей среде". Это драматизирует проблему, но никак ее не проясняет. Большая часть ущерба, который мы наносим окружающей среде обычным ходом нашей жизни, в действительности никогда не будет возмещена; но очень небольшая часть ущерба необратима в том смысле, что ее нельзя возместить, что бы люди ни делали.

Нам следует начать с признания того, что загрязнение -- это издержки, связанные с осуществлением ценной производственной деятельности. Однако эти издержки имеют один отличительный признак: их груз падает на людей, которые не давали на это согласия. Короче говоря, загрязнением называются издержки, навязанные другим, без их согласия.

Разногласия и права собственности

Сутью проблемы загрязнения является то, что экономисты называют экстерналиями или внешними эффектами (externalities, spillovers). Это -- последствия действий, которые не принимаются во внимание совершающими их людьми и которые поэтому не влияют на их решения.

Люди, поведение которых соответствует предпосылкам экономического мышления, занимаются деятельностью ради выгод, которые они ожидают получить, после учета соответствующих издержек, которые они ожидают понести. Большая часть наших издержек, связанных с приобретением необходимых благ, -- это денежные платежи другим людям, побуждающие их взять на себя издержки по предоставлению того, что нам нужно. Оказывается, что основная часть издержек, которые мы несем, преследуя свои цели, приходится на цены, которые необходимо платить, чтобы побудить других людей к совместной деятельности.

Однако мы все выигрываем и от обширной совместной деятельности, за которую нам не приходится платить ни гроша. Причины этого различны. Наши партнеры могут быть щедрыми людьми, которые всегда рады помочь. Они могут не заметить, как они нам помогают и сколько мы были бы готовы заплатить в случае необходимости. Их издержки от совместной деятельности просто могут быть для них слишком незначительными, чтобы об этом беспокоиться. Или, может быть, они знают, что представляют ценную помощь, неся при этом значительные издержки, но знают также, что в действительности с этим ничего не поделаешь. Именно этот последний случай и представляет собой проблема экстерналий, или загрязнения.

Загрязнение -- это не материальное явление. Это скорее суждение, высказываемое определенными людьми. Это жалоба: "Вы получаете ваше благо, навязывая мне (или нам) эти издержки, и вы не имеете права этого делать". Поэтому загрязнение представляет собой разногласие относительно прав собственности. Загрязнение устраняется не путем устранения ущерба окружающей среде, что невозможно в принципе, а путем разрешения разногласий относительно прав собственности.

Сажа на подоконниках

Понятно ли, о чем идет речь? Попробуем разобраться. Почему почти все согласны, что сажа из дымовых труб близлежащей фабрики, оседающая на подоконниках, -- это загрязнение? Потому что все согласны, что у руководителей фабрики нет права навязывать издержки по устранению отходов владельцам соседних домов.

Почему почти все согласны, что нефть, которая выносится на океанский пляж, -- это загрязнение? Потому что все считают, что, кто бы ни был в этом повинен, у него не было права дать произойти утечке нефти. Кто-то выбрал такой метод добычи нефти, или загрузки танкеров, или еще что-то, что навязало большую часть издержек посетителям пляжа, которые не давали согласия их нести.

Кажется ли это ясным? И не должно казаться, потому что это и на самом деле непросто.

Предположим, что вызывающая недовольство дымовая труба -- низкая, и всю сажу она разбрасывает в радиусе 500 метров. Предположим далее, что вся земля в досягаемости выбросов дымовой трубы принадлежит корпорации, в чьем владении находится фабрика, и что корпорация сдает в аренду дома, которые она построила на принадлежащей ей земле, только предупредив будущих арендаторов о том, что им придется жить с сажей на подоконниках. Если, тем не менее, ищущие жилье люди решают сюда переехать, значит, более низкая арендная плата или другие преимущества этих домов оказались, с их точки зрения, достаточной компенсацией ожидаемых издержек, связанных с фабричной сажей. Они согласились жить с сажей на своих подоконниках, и поэтому -- это не загрязнение. Сажа все так же черна и грязна, как и прежде; но она не является больше издержками, навязанными другим без их согласия.

Арендаторам заплатили за то, чтобы они согласились, и они согласились. Следовательно, сажа в данном случае -- это не загрязнение, как не является загрязнением копоть, которая попадает на руки рабочих, которые трудятся на фабрике. Так же, как рабочим предлагается зарплата, чтобы обеспечить их согласие нести определенные издержки (например, загрязненная окружающая среда на работе), так и арендаторам в описанной ситуации тоже была предложена более низкая арендная плата (или какие-то другие преимущества), чтобы обеспечить их согласие нести часть издержек, связанных с фабричной системой устранения отходов. Если каждый согласен, что все лица действуют в рамках своих прав, загрязнения быть не может.

Нефть на пляже

Если эти рассуждения кажутся вам непонятными, постарайтесь воздержаться от окончательного вывода до тех пор, пока не поймете, в чем их цель. В настоящий момент важно точно понять, к чему ведут эти рассуждения. Давайте используем второй из приведенных выше примеров -- загрязненный нефтью пляж -- чтобы показать, что еще подразумевает этот подход к проблеме загрязнения, основанный на понятии прав собственности.

Предположим, что пляж, который мы рассматриваем, -- это общественный пляж рядом с большим портом и что нефть на пляже накопилась за долгое время в результате обычной и законной эксплуатации множества океанских кораблей. Конечно, вся эта эксплуатация могла бы быть более аккуратной. Если бы кто-то был готов нести издержки, то эксплуатация порта могла бы быть такой же стерильной, как хирургическая операция. Но оправдала ли бы выгода издержки?

Для кого-то, кто любит пляж, но кому совершенно наплевать на морские перевозки и кого совсем не заботят преимущества, которые он или другие получают от международной торговли, выгода будет больше издержек -- поскольку издержки для этого односторонне мыслящего человека будут равны нулю. Альтернативные возможности, от которых пришлось бы отказаться, если бы порт был закрыт (а никто не смог бы позволить себе эксплуатировать его, совершенно не загрязняя пляж), -- это возможности, которые он не ценит. Поэтому для него логично будет называть эту нефть на пляже загрязнением. Делая это, он утверждает, что существующие права собственности неправильно распределены: что ему должно быть гарантировано удовольствие пользоваться чистым от нефти пляжем, даже если это нарушило бы права собственности всех тех, кто получает выгоду от продолжающейся эксплуатации порта.

Но для того, кто одобряет существующее распределение прав собственности, было бы ошибкой назвать эту нефть на пляже загрязнением. Это было бы равносильно признанию того, что наш фанатичный любитель пляжа должен иметь право остановить всю эксплуатацию порта, не дав на то своего согласия. Но именно в этом и состоит существо проблемы. Нефть на пляже -- это загрязнение только для того, кто заявляет, что те, кто ее разливает, не имеют права этого делать.

Анализ шума от аэропорта

Давайте попробуем аналогичным образом порассуждать о шумовом загрязнении. Гражданские реактивные самолеты производят много шума. Является ли шум загрязнением? Он не является загрязнением для носильщиков в аэропорту, поскольку они согласны терпеть этот шум. Их согласие обеспечивается выплатой заработной платы. Является ли шум загрязнением для семей, которые живут рядом с аэропортом? Является, если они купили свой дом до того, как было запланировано строительство аэропорта. Шум самолетов лишает их покоя и тишины без их согласия.

Теперь изменим ситуацию. Предположим, администрация аэропорта покупает всю прилежащую землю по ценам, которые отражают ценность земли до утверждения планов строительства аэропорта. Затем, после окончания строительства, администрация перепродает землю по тем ценам, которые согласны заплатить покупатели. Те, кто построит или купит дома на этой земле, будут слышать шум самолетов, но этот шум не будет загрязнением, поскольку они согласились его испытывать. Они знали о шуме, когда совершали покупку, но, вероятно, решили, что более низкая цена земли является соответствующей компенсацией за шум самолетов.

Давайте внесем в ситуацию еще одно изменение. Люди, которые купили свои дома после того, как был построен аэропорт, хорошо зная о шуме, могут теперь решить организовать лобби, чтобы потребовать от городского совета установить ограничения на уровень шума. Если им это удастся и от авиакомпаний потребуют прекратить все полеты до 7 часов утра и после 10 часов вечера, то в этом случае авиакомпании окажутся в значительной степени жертвами загрязнения. Новые правила относительно уровня шума лишают авиалинии ценных возможностей. Ограничения могут навязать авиалиниям издержки без их согласия. Домовладельцы приобретают выгоды для себя и предоставляют другим нести издержки.

Конфликтные права

Но следует ли называть эти издержки загрязнением? Не стоит спорить о названиях. Однако важно, чтобы мы ясно понимали, что происходит, и не считали проблему решенной, когда мы просто создали новую на ее месте. Характерная особенность самолетного шума, которую мы не должны упускать, -- это его связь с ценными возможностями. Самолетный шум создается вокруг аэропортов не для того, чтобы терзать соседей, а является побочным продуктом производства ценных услуг по быстрому перемещению. Несомненно, мы могли бы устранить шум, устранив реактивные самолеты. Но будет ли выигрыш от установления тишины и покоя достаточным, чтобы перевесить потери всех тех, кто хочет быстро перемещаться на далекие расстояния? В этом и состоит вопрос.

Еще во второй главе мы отмечали, что спрос ни на одно благо никогда не является абсолютно неэластичным, даже на такое благо, как чистый воздух. С чистым воздухом, как и с тишиной и покоем, мы должны решить, сколько именно мы хотим его иметь, принимая во внимание, что мы можем получить больше только отказываясь от возрастающего объема других благ, которые мы тоже хотим иметь. Проблема усложняется, когда, как в данном случае, те, кто получает выгоды, и те, кто оплачивает издержки, -- это разные люди. Было бы гораздо проще, если бы нам нужно было выбирать между злостными загрязнителями и добродетельными гражданами. Такого рода выбор так прост и привлекателен, что мы часто поддаемся искушению определить проблему исключительно с точки зрения морали. Промышленность, корпорации и другие группы лиц, преследующие своекорыстные интересы, хотят загрязнить наши реки, закоптить наш воздух, срубить наши леса, истощить наши недра и разрушить наше наследие во имя "своих" прибылей. Кого хоть на минуту охватит сомнение, в чью пользу разрешить конфликт между притязаниями алчных эксплуататоров и "правами американского народа"? Но те, кто ставит проблему таким образом, -- или занимаются пропагандой, или сами себя обманывают. Наш действительный выбор -- это почти всегда выбор между законными ожиданиями одних и законными ожиданиями других.

Более того, мы сами запутали проблему, отождествив загрязнение и ущерб окружающей среде. Недостаток этого отождествления в том, что в нем не указывается, в каких случаях и почему загрязнение является проблемой. Все, в том числе просто дыхание, наносит ущерб окружающей среде, в то время как многие действия, приводящие к загрязнению, не наносят ущерба биологической среде обитания ни в одном из общепринятых значений этого слова. Действия, которые изменяют окружающую среду, не становятся проблемой, пока они не нарушают чьих-то прав. Безошибочный признак загрязнения -- это заявление типа: "Вы не имеете права делать это, т. к. это мешает мне осуществлять мое право делать что-то другое". Загрязнение возникает, когда ожидания людей относительно того, на что они имеют право и что могут делать, приходят в противоречие. Загрязнение устраняется, когда разногласия о правах собственности разрешаются и когда те, кто ранее протестовал против действий других людей, соглашаются с этими действиями.

Недостижимая цель

"Это невозможно", -- слышится скептический голос, который безмолвствовал на протяжении нескольких глав. "Ожидания людей всегда будут друг другу противоречить до некоторой степени. Люди в таком большом обществе, как наше, вынуждены вступать в разногласия по поводу того, кому принадлежат какие права. Мы не можем ожидать, что каждый будет согласен абсолютно со всем, что хотят сделать другие люди. Если придерживаться вашего определения загрязнения, то от загрязнения невозможно будет избавиться".

Совершенно верно. Самое важное, что можно выяснить о загрязнении, -- это то, что загрязнение так глубоко пронизывает наше общество, что мы на самом деле не можем надеяться на его устранение. Загрязнение существует, когда подростки включают свои транзисторные приемники и таким образом нарушают право других пассажиров в автобусе наслаждаться тишиной и покоем; оно существует, хотя и в иной форме, и тогда, когда пассажиры автобуса нарушают право подростков слушать музыку, реализуя свое собственное желание ехать в тишине и покое. Загрязнение существует, когда любитель роз выращивает свои кусты и таким образом нарушает право тех, у кого аллергия на розы, легко дышать; загрязнение не исчезает, а только изменяет свою форму, когда страдающие аллергией люди нарушают право любителя роз, выкапывая его розовые кусты.

Движение на улице в жилом квартале навязывает владельцам домов издержки, которые они хотели бы устранить. Но перекрыть один конец улицы -- значит навязать издержки водителям, которые теперь вынуждены использовать менее удобный маршрут. Работающая на угле электростанция, выпускающая в воздух двуокись серы, навязывает издержки людям, живущим в окрестностях станции. Но если эти люди заставляют электростанцию работать на более дорогом угле с малым содержанием серы, они навязывают издержки потребителям электричества этой станции. Загрязнение означает, что права находятся в противоречии друг с другом, и ставит вопрос: чьи права должны преобладать?



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.253.106 (0.007 с.)