Эм-ое состояние семей, обратившихся за помощью



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Эм-ое состояние семей, обратившихся за помощью



Эмоциональное состояние практически любой семьи, которая привела своего ребенка на консультирование по поводу реальных (а иногда и мнимых) проблем обучения и поведения в общем виде может быть представлено в виде четырех сменяющих друг друга фаз, которые выражаются в нарастании и затем спаде напряжения, что сопровождается различными по виду и выраженности субъективными симптомами (чувство тревоги, растерянности, беспомощности и т. п.) и поисками разных способов адаптации (методом проб и ошибок, формированием защитных «семейных мифов», переоценкой ценностей и т. п.).

Длительность отдельных фаз при этом может варьировать, причем значительно (от нескольких секунд до лет!). Отдельные фазы в зависимости от ситуации, особенностей личности родителей, семейной обстановки и многих других факторов могут отсутствовать или, наоборот, быть чрезвычайно выражены.

I фаза характеризуется состоянием растерянности, порой страха. Состояние родителей детерминируется чувством собственной неполноценности, ответственностью за судьбу ребенка, ощущением беспомощности и многими другими чувствами, которые полностью овладевают родителями и, естественно, определяют их поведение. Эта сложная гамма чувств и отрицательных эмоций может выбивать людей из привычных рамок жизни, приводить к нарушениям сна, изменению взаимоотношений между родителями и окружающими их людьми. В основном эта фаза достаточно кратковременна (эта фаза может вообще отсутствовать или длиться буквально мгновенья). Рассматривая себя в роли ответственных за произошедшее, родители испытывают чувство вины, если полагают, что сами сделали что-то обострившее положение.

II фаза - негативизм, отрицание реальности выявленных специалистом проблем ребенка. Функция отрицания направлена на то, чтобы сохранить определенный уровень стабильности семьи в возникшей ситуации. Таким образом, отрицание может быть своеобразным способом устранения эмоциональной подавленности, тревоги.

Крайней формой негативизма становится отказ от обследования ребенка другими специалистами, отказ от проведения каких-либо коррекционных мероприятий. Некоторые родители, выражая недоверие к консультантам, какими бы квалифицированными они ни были, многократно обращаются в разные научные и лечебные центры с целью отменить, устранить «неверный диагноз».

III фаза - печаль. Именно здесь происходит большинство негативных событий в семье, если проблемы ребенка ярко выражены или они затрагивают саму семейно сущность. Обычно такие ситуации возникают, когда ребенок не оправдывает надежд и чаяний родителей (девочка по своему физическому состоянию, например, не может стать балериной, ребенок не поступает в языковую школу из-за тщательно скрываемых речевых нарушений и т. п.). В этих случаях часто семья начинает «обрывать» контакты с окружающими, мать ребенка может постоянно находиться в подавленном состоянии, что зачастую влечет за собой ослабление и внутрисемейных связей. При выраженных отклонениях в развитии именно в этот период семью чаще всего покидает мужчина.

IV фаза - самостоятельное повторное обращение родителей за помощью к специалисту. Этот этап характеризуется выходом семьи из глубокого эмоционального кризиса, началом социально- психологической адаптации семьи. В это время родители уже в состоянии достаточно адекватно оценить ситуацию, начать руководствоваться непосредственно интересами ребенка, устанавливать адекватные эмоциональные контакты со специалистами и достаточно разумно следовать их советам.

Надо понимать, что родители, которым сообщается о каком –либо неблагополучии их ребенка (отклонения в развитии и т.д.) часто испытывают чувство вины и стыда. Надо быть готовым адекватно на это отреагировать.

Для работы с чувством вины родителей показали свою эффективность следующие приемы:

1. Использование авторитета психодиагноста для снятия вины. Эксперт в полной мере использует свой профессиональный авторитет, говоря о том, что вины родителей нет. Такие вмешательства выглядят более эффективно, когда они используются во время сообщения родителям психологического диагноза, но не позднее.

2. Нормализация. Консультант указывает на то, что и другие в подобной ситуации будут чувствовать себя точно так же. Его цель - уменьшить чувство социальной и психологической изоляции, связанных с признанием вины, и подтвердить адекватность мнений родителей.

3. Новая когнитивная основа. Чувство вины как отражение принятия на себя ответственности. Например, для людей, выражающих собственную ответственность (то есть вину) за проблемы ребенка, изменение когнитивной основы содержится в следующей формулировке: «Вы являетесь ответственным человеческим существом, и если бы Вы не были таким человеком, то Вы бы не чувствовали того, что сейчас. Но то, что Вы настолько ответственны, не означает, что Вы виноваты в конкретных нарушениях своего ребенка или в его проблемах».

4. Ограничение ответственности. Целью этой тактики является ограничение пределов личной ответственности родителей. По формуле: «Вы ответственны за А, но не несете ответственность за В». При невыраженных формах вины эта тактика бывает достаточно эффективной. Она помогает родителям удержаться от переживания ими чувства вины в полном объеме.

В качестве конкретных, зарекомендовавших себя тактик уменьшения чувства стыда родителей можно привести следующие:

1. Развитие рабочего сотрудничества. Родители должны поверить в то, что консультант им не судья и будет активно работать в пользу их интересов. Эта тактика является наиболее эффективной в ситуации постоянной тревоги родителей за то, что ребенка «поставят на учет», повесят ярлык, делающий недоступным определенные формы социальной жизни. Такое положение очень характерно для нашего социума, где в недостаточной степени интегрированы в нашу жизнь и культуру отношения и понимания, связанные с детьми-инвалидами, детьми с ограниченными возможностями здоровья.

2. Выражение чувства стыда. Необходимо помочь родителям выразить их чувства. Консультант должен выказать эмпатийное сочувствие, в результате которого родители начинают открыто выражать свой стыд, после чего, наиболее вероятно, следует принятие. Подобная процедура, как правило, дает достаточно благоприятный эффект.

3. Акцентирование положительного. Акцентируются те области деятельности семьи, где все хорошо (например, акцентирование чувства собственного достоинства). Когда самооценка занижена, люди обычно проявляют тенденции увеличения неуверенности в своей возможности принятия правильного решения и адекватного поведения. Консультант должен постоянно «вознаграждать» родителей, подчеркивая, какие они хорошие люди, как умно могут находить решение своих проблем, и т. п.

Выслушивая родителей, особенно если их слова откровенны и выстраданы, психодиагност по-человечески сопереживает им, проникаясь симпатией или антипатией к кому-то из них, к их окружению. Иногда подобная идентификация с одним из родителей может стать очень сильной. Однако действия психолога (или какого-либо другого специалиста, ведущего прием) будут более эффективны в том случае, если он будет мотивирован не только эмоциональной идентификацией и сочувствием, а стремлением выполнить свою задачу как можно более профессионально. Недостаточный профессионализм в практике консультирования приводит к тому, что психодиагност может оказаться не столько союзником, сколько соучастником родителей, «эмоциональным донором», подменяющим профессиональную деятельность растратой чувств и эмоций, нередко в ущерб собственной жизни и семейным отношениям.

 

4) планирование последующих встреч или разъяснение необходимости консультаций у специалистов другого про­филя (в случае необходимости).

 

Общие рекомендации

1. Анализировать конкретные результаты, а не человека. Сообщать о том, каковы результаты конкретного теста, и с осторожностью использовать их в качестве прогноза личностной динамики, не распространяя за пределы предмета диагностики данной методики.

2. Давать обратную связь необходимо вскоре после проведения обследования (насколько это возможно), пока оно еще свежо в памяти клиента.

3. Очень важно больший акцент делать на «конструктив» – иными словами, на перспективу возможного развития и способов изменения того, что не удовлетворяет субъекта.

4. Для обеспечения для клиента позитивного выхода из психодиагностического контакта обратная связь дается только по схеме: «достоинства» – «возможные ограничения» – «достоинства».

5. При передаче психологической информации психодиагност стремится получить от клиента обратную связь, по содержанию которой он определяет отношение клиента к информации и к нему самому как к источнику информации. С этой целью психодиагност может попросить клиента повторить переданную ему информацию или задать прямой вопрос о том, насколько понятна информация.

6. При даче обратной связи необходимо учитывать тип личности клиента, который определяет аспекты обсуждения личностных проблем. Шизоидному типу можно сообщать достаточно полную и конкретную информацию, т.к. обычно таких субъектов мало волнует мнение других людей, в том числе и мнение психодиагноста. К тому же, большая часть из них склонна переформулировать любую поступающую информацию в соответствии с внутренними критериями. Поэтому, что останется в памяти клиента и что ему покажется важным, трудно предсказать. Например, для сензитивного шизоида аспект беседы должен быть выбран такой же, как и при даче обратной связи психастеническому типу личности. Именно с таким типом получаются самые интересные и самые полезные с точки зрения познания (консультация- информация) контакты по поводу обратной связи. Консультации с таким типом следует проводить очень неторопливо. Именно потому, что для таких людей нет неважных вещей, им необходимо дать возможность и время освоить ту информацию, которую им предоставляют. С истероидным типом можно говорить о достаточно широком круге психологических проблем, т.к. основные травмирующие сообщения все равно будут вытеснены. В любом случае истероидные типы любят, когда предмет разговора – они сами. Паранояльному типу необходимо давать обратную связь с уважением, особенно тщательно следить за словами, желательно – не допускать «фривольных» шуток. Эти люди крайне насторожены, обидчивы и даже мстительны.

 

Возможны ситуации, когда заказчик не согласен с результатами обследования. Если у психодиагноста нет оснований, чтобы сомневаться в качестве проделанной работы, необходимо провести разъяснительную работу с заказчиком по направлениям:

  • границы достоверности и надёжности результатов обследования (часто неспециалисты не имеют представления о сложности самих методов, видя в них не более, чем разновидность анкет);
  • причины несовпадения субъективных представлений о том или ином человеке и результатов объективных методов;
  • влияние установок заказчика на восприятие результатов.

Может возникнуть ситуация, когда заказчик старается использовать психодиагноста для подтверждения своего эмоционально окрашенного отношения к обследуемому. Важным является преодоление разного рода предубеждений по отношению к обследуемому. В данном случае психодиагност может столкнуться со сложной ситуацией, когда ему необходимо выбирать между требованиями профессиональной этики и поддержкой отдельных лиц. Необходимо уметь отстаивать позиции, поддерживать свой профессиональный статус и помнить, что экспертом для оценки правильности организации работы и качества полученных психологом результатов может быть только другойпсиходиагност.

Основной проблемой применения психодиагностических данных в практике является неадекватность восприятия информации пользователем. Важно учитывать характер системы установок, «психологической теории» заказчика, так как от этого зависит его отношение к получаемой от психодиагноста информации. В идеале она должна:

· отталкиваться от этих установок, но уходить за их пределы, преобразуя их в нужном психологу направлении (например, уходя от оценочности восприятия); простая конфронтация редко приводит к конструктивному взаимопониманию специалиста и заказчика; психодиагностическая деятельность должна включать в себя и компонент просвещения;

· быть как бы «в зоне ближайшего развития» заказчика (имеется в виду уровень его компетентности), т.е. быть доступной для его понимания, но не настолько банальной, чтобы он мог сказать: «Ничего нового мне не сказали»;

· заранее предотвращать неверное толкование тех или иных результатов (например, подчеркнуть, что то или иное качество нельзя рассматривать только в негативном плане).

 


Личностные опросники

Личностные опросники представляют собой перечни вопросов или утверждений, на которые обследуемый должен отвечать в соответствии с предложенной ему инструкцией. От англ. inventory - опись, перечень. В англоязычной литературе, как правило, используется в качестве синонима термин questionnaire - вопросник, анкета (очень редко в названии опросников используется еще один термин -survey, что означает обозрение, опрос).

Личностные опросники - классический образец субъективного диагностического подхода. Диагностика личности должна строиться на ясных и точных пред­ставлениях о сущности этого явления. Психологи, единодушно при­знавая, что сам феномен личности существует и относится в пс. науке к числу базовых объектов, считают, что проблема объективного определения сущ­ности личности, ее интерпретации является одной из труднейших. «Личность — явление столь всеобъемлющее и неопределенное, что описать его крайне сложно». Категории личности посвящено множество теорий; собран огром­ный экспериментальный материал. Но прогресс в этом направлении недостаточен: теоретические посылки, интерпрета­ция фактов, представления о структуре и ведущих па­раметрах личности различны и не согласуются между собой. Установить истину практически невозможно. Лишь решив теоретическую проблему опре­деления понятия, можно искать измерительные инструменты. Об­ратная тенденция — определение через результаты измерений — не­состоятельна и может быть опасной, когда касается личности. Личность в отечественной психологии понимается как систем­ное качество, характеризующее включенного в общественные отноше­ния индивида. Это системное качество приобретается индивидом в предметной деятельности, при взаимодействии и общении с другими людьми.

Виды опросников

По диагностической направленности можно подразделить на:

♦ опросники черт личности (например, опросники Р. Кеттелла);

♦ опросники типологические (например, опросники Г. Айзенка);

♦ опросники мотивов (например, опросник А. Эдвардса);

♦ опросники интересов (например, опросники Г. Кюдера);

♦ опросники ценностей (например, опросник Д. Супера);

♦ опросники установок (например, шкала Л. Терстоуна)

В соответствии с принципом, положенным в основу конструирования, следует различать:

♦ опросники факторные, для конструирования которых используется факторный анализ (например, опросники Р. Кеттелла)

♦ опросники эмпирические, которые создаются на основе критериально-ключевого принципа (например, MMPI). Создание эмпирических опросников происходит путем поиска вопросов (заданий), позволяющих разделять группы испытуемых, подобранные на основе какого-либо критерия, имеющего отношение к тестируемому поведению или свойству личности. Зачастую таким критерием является клинический диагноз или синдром. Например, утверждения шкал MMPI формировались из тех, на которые чаще всего определенным образом отвечали больные разной нозологической принадлежности. Соответственно, применяя этот опросник, мы устанавливаем близость обследуемого одному из типов дисгармонического развития личности. Такой подход позволяет ограничиться пониманием ответов как эмпирических показателей и не требует анализа причинно-следственных связей. Не приходится возражать против применения эмпирических опросников для симптоматической диагностики. Точность диагноза, осуществляемого с их помощью, во многом будет зависеть от полноты раскрытия статистических закономерностей.

Количество измеряемых качеств: одномерные - предназначены для измерения какого-либо одного качества (свойства); Многомерные - нескольких.

Фактически все опросники могут быть использованы не только для индивидуального, но и при групповом обследовании.

В личностных опросниках наиболее распространенные следующие формы вопросов (утверждений).

1. Вопросы, предусматривающие ответы типа да-нет. Такие вопросы легко формулируются, обычно понятны, ответы на них не затрудняют обследуемых. Например: Вы ходите медленно и неторопливо? Варианты ответов: да, нет.

2. Вопросы, предусматривающие ответы типа правда-ложь, или так называемые альтернативные задания. По существу они мало отличаются от дихотомических (да-нет). Например: Я ненавижу втискиваться в переполненный автобус. Варианты ответов: правда, ложь.

3. Вопросы, предусматривающие ответы типа нравится-не нравится (1 слово или фраза). Редко используемая форма вопросов.

4. Вопросы, предусматривающие ответы типа: да, нечто среднее, нет. Добавляется неопределенный ответ. Как правило, неопределенные ответы неинформативны, а в опросниках со средней категорией ответов может актуализироваться соответствующая установка, искажающая получаемую информацию. Использование такой формы вопросов связано с тем, что у некоторых испытуемых возникает раздражительность, отказ от работы в том случае, когда их заставляют отвечать только утвердительно или отрицательно. Н-р: Я всегда в состоянии строго контролировать проявление своих чувств; Варианты отв.: да, нечто среднее, нет.

5. Вопросы, предусматривающие ответы, являющиеся вариантами да- затрудняюсь ответить -нет. Это могут быть такие ответы, как обычно- иногда -никогда, согласен-не уверен-не согласен и т. п. Подбор того или иного варианта обусловливается смысловыми особенностями вопроса (утверждения). Например, Бывают периоды, когда мне трудно удержаться от жалости к самому себе. Варианты ответов: часто, иногда, никогда.

6. Вопросы, предусматривающие ответы по рейтинговым шкалам. К вопросам прилагаются шкалы: 7-балльная с крайними значениями всегда и никогда. Основные проблемы, возникающие при такой форме вопросов, связаны с разным пониманием обследуемыми терминов, указывающих на частоту, и возможностью появления установки на крайние ответы. Испытуемым они кажутся более разумными, нежели дихотомические задания, хотя и может проявиться установка на крайние ответы

7. Вопросы, предусматривающие ответы на основе выбора из нескольких предложенных обследуемому развернутых высказываний. Обычно это завершающие предложение фразы, одну из которых и необходимо избрать. Используются два, три и более вариантов выбора. Например, Когда мне нечего делать, я могу.... Варианты ответов: а) позвонить другу (подруге), чтобы поболтать; б) заняться разгадыванием кроссвордов или чтением; в) пойти на джазовый концерт.

Получаемые с помощью личностных опросников данные приводятся в виде количественных оценок, которые в многомерных шкалах, как правило, преобразуются в разного типа стандартизированные показатели. Результаты для наглядности могут быть представлены, например, в виде профиля личности.

Количество вопросов

Количество вопросов (утверждений) значительно варьирует. В некоторых опросниках до 20 заданий, в других - несколько сотен (MMPI состоит из 550 утверждений). Одна и та же психологическая переменная в этих опросниках отражается блоком пунктов (не менее шести).

Важно ли, чтобы тест вопринимался испытуемым как профессиональный? Практически всегда - да. Это оказывает влияние на мотивацию к прохождению теста. Способствует более отвественному отношению испытуемого к выполнению инструкции и вопросам теста.

37% опрошенных полагают, что в тесте должно быть от 41 до 80 вопросов. Наверное, это действительно оптимальное количество вопросов, которое испытуемый может пройти без особого напряжения сил.

Чуть меньше, 30% опрошенных полагают, что в профессиональном тесте может быть от 11 до 40 вопросов. В этом случае речь наверное идет скорее о 30-40 вопросах, потому как сложно представить информативный тест из, например, 15 вопросов.

19% опрошенных, считают что в профессональном тесте может быть от 81 до 120 вопросов. Большинство "серьезных" профессиональных тестов попадают в этот диапазон. Это достаточное количество вопросов, чтобы сделать весомые заключения по нескольким шкалам.

5% опрошенных согласны, что в профес-ном тесте может быть от 121 до 187 вопросов.

4% опрошенных, полагают что даже тест из менее чем 10 вопросов может быть воспринят как профессиональный. С этим вряд ли можно согласиться. Краткие проф. тесты существуют и являются достоверными, однако, вряд ли они воспринимаются как профессиональные. 1% полагает, что в тесте может быть от 191 до 300 вопросов. 1% считают что в профессиональном тесте может быть от 301 вопроса.

Проблема достоверности личностных опросников.

Опросники являются разновидностью самоотчетов, и необходимым условием ответа в них является прояв­ление умений рефлексии, анализа себя и окружающих. Индивиды вла­деют такими умениями не в одинаковой степени, и поэтому для опре­д. категорий людей опросники могут оказаться неподходящим методом диагностики.

Высказывания субъекта - показания его самонаблюдения – это не готовая истина о субъекте, а - симптоматические проявления, которые надо сопоставить с объективными данными. Объективный анализ высказываний испытуемого приводит нередко к результатам, отличным или противоположным их содержанию.

Опрос - один из наименее надежных способов получения знания о личности, и поэтому вполне понятно давнее стремление исследователей к его объективации. Простота применения опросников, легкость обработки полученных результатов, их наглядность, обоснованность зарубежных интерпретационных схем многочисленными и, кажется, вполне убедительными исследованиями, - все это часто порождает иллюзию, что в итоге мы располагаем объективным и достоверным знанием о личности. Опасность этой иллюзии в том, что она уводит от подлинно научного, углубленного изучения личности, подменяя его внешне достоверными показателями и корреляциями. Работая с личностными опросниками, которые были, есть и в обозримом будущем будут наиболее популярными инструментами оценки личности, каждый специалист-психолог должен четко знать, что представляют собой эти психодиагностические методики, что скрывается за их фасадом.

1. ФАЛЬСИФИКАЦИЯ И УСТАНОВКИ НА ОТВЕТЫ Личностные опросники нередко оказываются объектом критики: в силу того что самоописание позволяет испытуемому дать о себе ложные сведения, легко исказить реальную картину. Естественно, если исходить из предположения о том, что эта возможность всегда или почти всегда реализуется, то становится бессмысленным использование опросников в диагностических целях. Дж. Нанели (1978) замечает, что подобная критика личностных опросников глубоко ошибочна. Нельзя считать, пишет он, что люди, имеющие возможность совершить неблаговидный поступок, обязательно его совершат. В психодиагностике накоплено немало данных, указывающих на обратное - стремление обследуемых быть искренними. Специальные исследования в клинике психических заболеваний показали, что возможность фальсификации ответов больными весьма незначительна. Так, только 11% больных смогли симулировать нормальный ММР1 профиль. Некоторые же больные, стремясь выглядеть здоровыми, отвечали на вопросы так, что их личностные характеристики предстали более патологическими, нежели в реальности (1965).

Исследования, в которых изучались социально одобряемые ответы, позволяют сделать следующие заключения (Дж. Нанели 1978):

а) у большинства испытуемых определенного общества (общественной группы) наряду с разными личностными особенностями наблюдается известное единство в понимании того, что считать соц. полож., - поэтому необоснованным, нелогичным является мнение об умышленном искажении испытуемыми своих ответов при использовании личностных опросников;

б) если создать шкалу, состоящую из вопросов, измеряющих различные черты личности, и при этом выдвинуть условие, чтобы испытуемые отвечали на них только хорошо или плохо, а затем рассчитать общий количественный показатель (путем сложения хороших ответов и, со знаком минус, плохих), то она будет высоко коррелировать с оценками по многим другим личностным опросникам. Таким образом, получается, что фактором социальной одобряемости можно объяснить значительную долю вариативности в показателях мультифакторных опросников. Более того, усматривается определенная аналогия между фактором социальной одобряемости и G-фактором интеллекта. Но это не означает невозможность выделения других факторов, которые соответствуют измеряемому свойству. При факторизации одномерного опросника почти всегда выделяются два фактора. Один из них соответствует измеряемому свойству, второй - социальной желательности ответа, причем его сила зависит от диагностической ситуации, уровня подозрительности контингента обследуемых (А. Г. Шмелев и В. И. Похилько, 1985). В случае экспертизы действие установки может оказаться настолько сильным, что будет определять едва ли не каждый ответ, а тем самым она (установка) окажется единственной измеряемой характеристикой.

2. ПОНИМАНИЕ ВОПРОСОВ И ИЗМЕНЧИВОСТЬ ОТВЕТОВ

Предполагается, что испытуемый, отвечая на вопрос:

1) представляет континуум черты, т. е. признает существование различной интенсивности, степени выраженности той или иной черты у разных людей;

2) понимает так называемую границу вопроса на континууме черты, т. е. испытуемый определяет такую точку на континууме, что направо от нее располагается ответ да, налево - нет (1 трудность – разные люди по разному определяют точку на континууме, и значит по разному отвечают; 2 трудность – определение этой точки конкретным человеком);

3) отдает себе отчет в том, какое место он занимает на континууме, т. е. подразумевается, что испытуемый понимает, в какой степени он как личность обладает определенной психологической характеристикой (3 – трудность – определение своей точки);

4) отвечает да, когда определяет свое место на континууме вправо от границы вопроса, и нет - в противоположном случае.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.84.188 (0.043 с.)