ОТСУТСТВИЕ ВЫБОРА ЯВЛЯЕТСЯ БЛАЖЕНСТВОМ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ОТСУТСТВИЕ ВЫБОРА ЯВЛЯЕТСЯ БЛАЖЕНСТВОМ



5 июля 1973 года, Бомбей, Индия

Вопросы:

 

Как получается так, что большинство выбирает страдание?

Как можем мы надеяться на появление просветленного общества?

Первый вопрос:

 

Верно ли, что перед человеком имеются только две альтернативы - печальная жизнь, проходящая в страданиях, или жизнь, полная божественного и блаженства, - и этот выбор предоставлен ему самому? Как же так получается, что большинство выбирает путь печали и страданий?

 

Это очень важный вопрос, но также и очень деликатный. Первое, что нужно понять, заключается в том, что жизнь является весьма парадоксальной, вследствие чего случается многое. Имеются две альтернативы: человек может быть или на небесах, или в преисподней - и нет никакой третьей возможнос­ти. Вы можете быть или в глубоком страдании, или не иметь никаких страданий и быть в глубоком блаженстве. Есть только эти две возможности, два варианта, две двери, два типа бытия.

Тогда с необходимостью возникает вопрос - почему же человек выбирает пребывание в страдании? Человек никогда не выбирает страдание, человек всегда выбирает блаженство - и отсюда парадокс. Если вы выбираете пребывание в блаженстве, то вы пребываете в страдании, потому что быть в блаженстве означает быть не выбирающим. В этом проблема. Если вы выбираете пребывание в блаженстве, вы будете жить в страда­нии. Если вы не выбираете, если вы просто остаетесь не выбира­ющим свидетелем, вы будете пребывать в блаженстве. Так что это не вопрос выбора между блаженством и страданием; по большому счету это вопрос выбора между выбором и отказом от выбора.

Почему так получается, что всякий раз, когда вы выбира­ете, вы страдаете? Потому что выбор разделяет жизнь: что-то должно быть отрезано и отброшено. Вы не приемлете целое. Вы что-то приемлете в нем, а что-то отвергаете - вот что означает выбор. А жизнь является тотальностью, жизнь является целос­тным явлением. Если вы что-то выбираете, а что-то отвергаете, то все то, что вы отвергаете, вернется к вам, потому что жизнь невозможно разделить. И то, что вы отвергаете, именно потому, что вы отвергаете его, становится чем-то более сильным, чем вы. Вы начинаете бояться его.

Ничто не может быть отвергнуто. Вы можете только за­крыть глаза на это. Вы можете только убежать. Вы можете стать невнимательным к нему, но оно всегда будет, скрытое и ожида­ющее момента, когда можно проявиться. Таким образом, если вы отвергаете страдание - если вы утверждаете, что не собира­етесь выбирать страдание, - то некоторым образом вы выбираете именно страдание. Теперь оно всегда будет вокруг вас.

Жизнь является целостностью - это первое; жизнь являет­ся изменением - это второе. Это фундаментальные истины. Вы не можете разделить жизнь. Кроме того, ничто не является стоячим, ничто не бывает навсегда. Поэтому, когда вы скажете: «Я не собираюсь страдать. Я собираюсь выбрать блаженный образ жизни», вы будете цепляться за счастье. А когда вы цепляетесь за что-нибудь, вы желаете его, вы надеетесь, что оно будет постоянным. А ничто не может быть постоянным в жизни. Жизнь является текущим потоком.

Поэтому, когда вы цепляетесь за счастье, вы снова порож­даете страдание, потому что это счастье пройдет; ничто не может остаться навсегда. Это река, и в тот момент, когда вы уцепились за реку, вы создали ситуацию, в которой вы будете разочарова­ны, потому что река будет течь. Рано или поздно вы обнаружите, что река утекла от вас. Теперь она не с вами: ваши руки пусты и ваше сердце разочаровано.

Если вы цепляетесь за блаженство, то моменты блаженства будут, но они пройдут. Жизнь является потоком. Ничто в ней не может быть постоянным, кроме вас. Кроме вас, ничто не является вечным здесь, и если вы цепляетесь за изменяющиеся вещи, то когда они уйдут, вы будете страдать. И вы будете страдать не только тогда, когда они уйдут; если вы имеете цепляющийся тип ума, то даже когда они еще не ушли, вы не сможете наслаждаться ими, потому что вы будете все время бояться, что их можно потерять.

Если вы цепляетесь за что-либо, вы теряете все возможнос­ти. Позже вы будете страдать, а прямо сейчас вы тоже не наслаждаетесь, потому что страх сразу же за углом - рано или поздно то, что вы имеете, должно уйти от вас. Гость приехал в ваш дом, и вы знаете, что это гость и что завтра утром он должен покинуть вас. Вы начинаете страдать из-за будущего - завтра утром он покинет вас, - и эта боль, это страдание, эта мука преследуют вас уже сейчас. Вы не можете быть счастливым, пока гость в вашем доме. Пока гость с вами, вы не можете быть счастливым, потому что вы уже в беспокойстве и страдании, что завтра утром он уедет. Так что пока он здесь, вы не являетесь счастливым, а когда он уедет, вы будете несчастным. Вот как получается.

Итак, первое: жизнь нельзя разделить на части. Вы можете выбирать только в том случае, если разделяете. А то, что вы выбираете, является подобным потоку - рано или поздно оно уйдет, - а то, что вы отвергаете, падет на вас; вы не сможете избежать его. Вы не можете сказать: «Я буду жить только днем, я буду избегать ночей». Вы не можете сказать: «Я буду жить, только вдыхая, я не буду выдыхать».

Жизнь является постоянной сменой противоположностей. В дыхании существует вдох и выдох: между этими двумя противоположностями - вдохом и выдохом - вы существуете. Здесь и страдание, здесь и счастье. Счастье подобно вдоху, страдание подобно выдоху. Или день и ночь - постоянная смена противоположностей. Вы не можете сказать: «Я буду жить только в том случае, если буду счастлив. Когда я не счастлив, я жить не буду». Вы можете занять эту позицию, но эта позиция заставит вас еще больше страдать.

Никто не выбирает страдание, запомните это. Вы спраши­ваете, почему человек выбрал страдание. Никто не выбрал страдание. Вы выбрали не страдание, вы выбрали счастье, вы страстно его желаете. Вы делаете все, чтобы быть счастливым, вот почему вы страдаете, вот почему вы не счастливы.

Так что же делать? Помните, что жизнь является целост­ной. Вы не можете выбирать - нужно прожить всю свою жизнь. В ней будут моменты счастья и моменты страдания - и то и другое нужно прожить; вы не можете выбирать. Потому что жизнь является и тем и другим - в противном случае будет утеряна гармония ритмичности, а без ритма не будет никакой жизни.

Это подобно музыке. Вы слушаете музыку: в ней есть ноты, звуки, а после каждого звука - тишина, интервал тишины. Из этих интервалов и из звуков - из обоих противоположностей -и получаемся музыка. Если вы говорите: «Я выбираю только звуки, мне не нужны интервалы», то не будет никакой музыки. Она будет чем-то монотонным, она будет мертвой. Эти интерва­лы дают звукам жизнь. В этом красота жизни, - что она существует благодаря противоположнос-тям. Звук и тишина, звук и тишина - это дает музыку, ритм, гармонию. То же самое и в жизни. Страдание и счастье являются двумя противополож­ностями. Вы не можете выбирать что-либо одно из них.

Если вы выбираете, вы становитесь жертвой; вы будете страдать. Если вы осознаете это единство противоположностей и способы, которыми функционирует жизнь, вы не будете выбирать - и это главное. А если вы не будете выбирать, не будет необходимости цепляться, в этом не будет никакого смысла. Когда приходит страдание, вы наслаждаетесь страданием, когда приходит счастье, вы наслаждаетесь счастьем. Когда гость в доме, вы радуетесь ему, когда он уезжает, вы получаете удоволь­ствие от страдания, от его отсутствия, от боли. Я призываю вас радоваться и тому и другому. Это путь мудрости: получать удовольствие и от того и от другого, не выбирать. Все, что бы ни выпадало вам, принимайте. Это ваша судьба, такова жизнь, с этим невозможно что-либо сделать.

Если вы принимаете эту позицию, нет никакого выбора. Вы становитесь не выбирающим. А когда вы не выбираете, вы начинаете осознавать самого себя, потому что теперь вы не бес-покоитесь о том, что может случиться, теперь вы не расстра­иваетесь. Вы не беспокоитесь о том, что происходит вокруг вас. Что бы ни происходило, вы будете наслаждаться этим, вы бу-дете жить этим, вы пройдете через это, вы переживете это, благодаря этому вы что-то приоб-ретете, потому что каждое переживание является расширением вашего сознания.

Если не будет никаких страданий, вам будет недоставать их, потому что каждое страдание придает жизни глубину. Человек, который не страдает, всегда будет оставаться на поверхности. Страдание придает жизни глубину. Если бы не было страданий, она была бы пресной. Вы были бы ничем, вам было бы скучно. Страдание задает вам тонус, придает вашей жизни остроту. У вас появляются качества, которые может дать только страдание, которых не может дать счастье. Человек, который всегда счастлив, который всегда в комфорте, который не страдает, не будет иметь никакого характера, его жизнь не будет иметь никакого эмоционального оттенка. Он будет просто грубой глыбой бытия. В нем не может быть никакой глубины. У него, в действительности, не может быть никакого сердца. Сердце создается посредством страдания; вы развиваетесь благо­даря боли.

Если человек только страдал, если он не познал никакого счастья, то тогда он тоже не будет богатым, потому что богатство приходит благодаря противоположностям. Чем больше вы жи­вете противоположностями, тем выше, тем глубже вы развива­етесь. Человек, который просто страдает, станет рабом. Не познавший моментов счастья, он не будет в действительности живым. Он станет животным; он будет просто кое-как существо­вать. В нем не будет никакой поэзии, не будет песен в его сердце, не будет надежды в его глазах. Его существование будет оста­ваться пессимистичным. В его жизни не будет ни борьбы, ни приключений. Он не будет двигаться. Он будет просто стоячей заводью сознания, а стоячая заводь сознания сознательностью не является - постепенно она превращается в бессознательность. Вот почему, если в вашей жизни слишком много боли, вы впадаете в бессознательность.

Одно только счастье тоже не очень помогает, потому что тогда в жизни нет никакого выбора. Просто не будет нарастать боль, потому что не будет никаких поводов для борьбы, для надежды, для мечты; не будет фантазии. Нужно и то и другое, жизнь существует между тем и другим как очень деликатнее, напряжение, очень тонкое напряжение.

Если вы понимаете это, то вы не выбираете. Тогда вы знаете, как функционирует жизнь, что такое жизнь. Это способ, это образ жизни - она движется через счастье, она движется через страдание; это дает вам гармонию, это придает вашей жизни смысл и глубину. Так что необходимо и то и другое.

Я говорю, что необходимо и то и другое. Я не говорю, что нужно выбирать, - я говорю, что необходимо и то и другое, что не нужно выбирать. Нужно наслаждаться и тем и другим; нужно допускать, чтобы случалось и то и другое. Будьте открытым, без какого-либо сопротивления. Не цепляйтесь за одно и не сопро­тивляйтесь другому.

Пусть отсутствие сопротивления будет вашим девизом: «Я не буду сопротивляться жизни. Что бы жизнь ни дала мне, я буду готов принять это, я буду радоваться этому». Ночь тоже хороша и прекрасна, страдание тоже имеет свою собственную красоту. Никакое счастье не может иметь такой красоты. Темнота имеет свою собственную красоту; день имеет свою красоту. Здесь нет никакого сравнения, здесь не нужен никакой выбор. Каждая из альтернатив действует в своем собственном измерении.

В тот момент, когда это сознание возникает в вас, вы не будете выбирать. Вы будете просто свидетелем, вы будете получать радость — эта безвыборность станет блаженством. Эта безвыборность станет блаженством. Блаженство не противосто­ит страданию; блаженство является качеством, которое вы можете привнести во что угодно - даже в страдание.

Будда не может страдать, но это не означает, что страдание не случается с ним. Помните, страдание случается с Буддой так же час-то, как и с вами, но он не может страдать, потому что ему известно искусство наслаждения страданием. Он не может страдать, потому что он остается блаженствующим. Даже в страдании он остается празднующим, медитативным, живым, радующимся, открытым, несопротивляющимся. Страдание слу­чается с ним, но не затрагивает его. Страдание приходит и уходит как вдох и выдох. Он остается с самим собой. Страдание не может столкнуть его. Страдание не может сбить его с ног. Ничто не может сдвинуть его - ни страдание, ни счастье. Вы существуете подобно маятнику: все толкает вас - все. Вы не можете быть по-настоящему счастливым, потому что счастье тоже убьет вас. Вы слишком вовлекаетесь во все это.

Я помню, как однажды бедный школьный учитель - очень старый, бедный, живущий на пенсию - выиграл в лотерею. Его жена была напугана, она подумала: «Это будет слишком много для старика. Пять тысяч долларов слишком много для него. Даже пятидолларовая банкнота доставляет ему так много радос­ти, поэтому пять тысяч долларов могут убить его».

Она побежала в церковь, в ближайшую церковь, подошла к священнику и рассказала ему все, что случилось. Она сказала: «Старика сейчас нет, но он вот-вот должен вернуться, так сделайте что-нибудь. Пять тысяч долларов - само известие об этом убьет его!»

Священник сказал: «Не бойся. Я знаю человеческий ум и то, как он функционирует. Я знаю психологию. Я приду».

И священник направился в их дом. Одновременно с ним прибыл и старик, поэтому священник начал подготовку. Он сказал: «Предположим, вы выиграете в лотерею пять тысяч долларов - что вы будете делать?»

Старик подумал немного, все взвесил и ответил: «Я отдал бы половину денег церкви».

Священник упал замертво. Для него это было слишком много.

Даже счастье убьет вас, потому что вы слишком вовлечены во все. Вы не можете оставаться вне всего. Что бы ни подошло к вашим дверям, страдание или счастье, вы становитесь таким вовлеченным в него, что это сбивает вас с ног. Вас больше нет на своем месте. В ваш дом врывается всего лишь легкий ветерок, и вас уже нет на месте.

Я говорю о том, что, если вы не выбираете, если вы остаетесь чутким, внимательным и осознаете, что это и есть жизнь - дни и ночи приходят и уходят, страдание и счастье приходит и уходит, - вы являетесь только свидетелем. Нет никакого цеп­лянья за счастье, нет никакого страстного желания счастья и никакого бегства от страдания. Вы остаетесь в самом себе - центрированный, укорененный. Это и есть блаженство.

Итак, помните - блаженство не является чем-то противопо­ложным страданию. Не думайте, что когда вы станете блажен­ствующим, не будет никакого страдания - это чепуха. Страдание является частью жизни. Оно прекращается только тогда, когда вас нет. Когда вы полностью исчезаете из тела, страдания прекращаются. Когда нет никакого рождения, страдания прекращаются. Но тогда вы затерялись в целом, тогда вас больше нет - капля упала в океан, и ее больше нет.

Пока вы существуете, страдания будут продолжаться. Они являются частью жизни. Но вы можете осознать следующее: тогда страдание случается где-то вокруг вас, но оно никогда не случается в вас. Но тогда и счастье никогда не случается в вас. Не думайте, что счастье все время случается в вас, а страдание не случается - и то и другое случается не в вас. Они случаются просто рядом, просто на периферии, а вы центрированы в самом себе. Вы можете видеть, как они случаются, вы можете наслаж­даться тем, что они случаются, но они случаются вокруг вас; они никогда не случаются в вас.

Это становится возможным, если вы не выбираете. Вот почему я говорю, что этот вопрос является весьма деликатным, тонким. Вследствие парадоксальности жизни вы выбираете счастье и попадаете в страдание. Вы стараетесь убежать от страдания, но страдания становится все больше и больше. Так что вы можете это принять как предельный закон: что бы вы ни выбрали, вашей судьбой будет противоположное. Я формули­рую это как предельный закон: что бы вы ни выбрали, вашей судьбой будет противоположное.

Так что, что бы ни было вашей судьбой, помните, что вы выбрали это, выбрав противоположное. Если вы страдаете, значит, вы выбрали страдание путем выбора счастья. Не выби­райте счастье, и страдание исчезнет. Не выбирайте вообще. Тогда ничего не случится с вами, и все вокруг будет потоком, за исключением вас. Это следует понять очень глубоко.

Только вы в существовании являетесь постоянным факто­ром, больше ничего. Только вы являетесь вечностью, больше ничего. Ваша осознанность никогда не является потоком. При­ходит страдание, вы являетесь свидетелем его. Затем приходит счастье, вы являетесь свидетелем его. Затем ничего не приходит, вы являетесь свидетелем и этого. Только одно остается постоян­ным - свидетельствование, - и свидетельствующим являетесь вы.

Вы были ребенком... Или, если двигаться еще дальше назад, когда-то вы были просто атомарной клеткой. Вы не можете даже вообразить это - просто атомарной клеткой в утробе матери, не видимой даже невооруженным глазом. Если эта клетка предстанет перед вами, если вы встретитесь с ней, то вы не в состоянии будете признать, что когда-то и вы были такой клеткой. Затем вы были ребенком, затем вы стали юношей, теперь вы являетесь стариком или лежите на смертном одре. За это время многое случилось. Вся ваша жизнь была потоком; ничто не оставалось одним и тем же даже для двух соседних моментов.

Гераклит говорит, что вы не можете войти дважды в одну и ту же реку - и он говорит это о реке жизни. Вы не можете иметь в жизни двух одинаковых моментов. Момент, который прошел, невозможно повторить. Он ушел навсегда; вы не сможете иметь его снова. Постоянство невозможно. В таком великом потоке только одна вещь внутри вас остается постоянной - свидетель­ствование.

Если бы вы могли быть свидетелем в утробе своей матери, качество вашего сознания было бы таким же. Если бы вы могли быть свидетелем в детстве, качество вашего сознания было бы тем же. Молодой вы или умирающий, даже если вы умираете в своей постели и можете при этом быть свидетелем, то качество вашего сознания будет тем же самым.

Только одна вещь в глубине вас является вашим свидетель­ствующим «я», вашим сознанием - то, что остается неизмен­ным; все остальное изменяется. И если вы цепляетесь за какой-либо объект изменяющегося мира, вы будете страдать. С этим ничего нельзя сделать. Вы пытаетесь сделать невозможное, вот почему вы страдаете. Я знаю, вы никогда не выбирали, но не это главное - если вы страдаете, значит, вы выбрали косвенным образом.

Если вы осознаете этот косвенный выбор в жизни, это парадоксальное качество жизни, то вы перестанете выбирать. Когда выбора не станет, мир исчезнет. Когда выбора нет, вы вошли в абсолютное.

Но это возможно только тогда, когда выбирающий ум исчезает полностью. Необходима осознанность без какого-либо выбора - тогда вы будете в блаженстве. Скорее, вы сами будете блаженством. И я снова повторяю: страдания будут случаться постоянно, но теперь ничто не сможет заставить вас страдать.

Даже если вы отсюда внезапно будете заброшены в ад, для вас ада больше не будет.

Кто-то спросил Сократа, куда бы он хотел попасть, и Сократ сказал: «Я не знаю, существуют ли рай и ад. Я не знаю, есть они или нет, но я не выбираю между ними. Моя единственная молитва заключается в следующем: позвольте мне быть бдитель­ным там, где я нахожусь. Позвольте мне быть полностью осознающим там, где я нахожусь. Будет это преисподняя или небеса - не имеет значения». Потому что, если вы полностью бдительны, ад исчезает - адом является отсутствие вашей осознанности. Если вы являетесь полностью осознающим, появ­ляются небеса - небеса являются вашим бытием в состоянии всевключающего осознавания.

Нет в действительности такого географического места, как рай или ад. И отбросьте такие детские мысли, что когда-то вы умрете и Бог пошлет вас в рай или в ад, в соответствии с вашими поступками, в соответствии с тем, что вы делали на земле. Нет, вы носите свой рай и свой ад с собой. Куда бы вы ни направля­лись, вы несете с собой свой рай и свой ад.

Даже Бог ничего не может сделать. Если вы внезапно встретите его, он покажется вам адом. Вы носите свой ад с собой; вы проецируете его на все, что видите. Вы будете страдать. Все, что вы встречаете, будет подобным смерти, невыносимым. Вы можете стать бес-сознательным. Вы носите с собой все, что случается с вами. Семя сознания является семенем всего сущес­твования.

Так что помните, что если вы страдаете, значит, вы выбрали это - сознательно или бессознательно, прямо или косвенно вы выбрали это. Это ваш выбор, и вы ответственны за него. Никто другой за это не отвечает.

Но в нашем уме, в нашем запутавшемся уме, все перевер­нуто верх ногами. Если вы страдаете, вы думаете, что страдаете из-за других. Вы страдаете из-за себя. Никто другой не может заставить вас страдать. Это невозможно. И даже если кто-то заставляет вас страдать, то это ваш выбор - быть страдающим из-за него. Вы выбрали его и выбрали конкретный тип страда­ния из-за него. Никто другой не может заставить вас страдать - это ваш выбор. Но вы все время думаете, что если кто-то другой изменится или будет поступать по-другому, то вы не будете страдать.

Я слышал о том, как Мулла Насреддин заполнял протокол по поводу того, что он врезался на своем автомобиле в припар­кованный автомобиль. Он заполнял этот протокол, в котором было много вопросов. Когда он дошел до того места, где спрашивалось о том, что мог сделать водитель другого транспор­тного средства для того, чтобы предотвратить аварию, он напи­сал: «Он должен был припарковать автомобиль в каком-то другом месте. Автомобиль был оставлен здесь; он должен был быть припаркован где-нибудь в другом месте - из-за него и произошла авария».

Это то, что делаете вы. Всегда в ответе другой: он должен был сделать то или иное, и тогда не было бы никакого страдания. Нет, другие вовсе не отвечают за все это. Ответ-ственным являетесь вы, и пока вы сознательно не примете эту ответствен­ность на себя, вы не изменитесь. Изменение станет возможным, легко достижимым, в тот самый момент, когда вы осознаете, что вы ответственны за все.

Если вы страдали, это был ваш выбор. Это и есть не что иное, как закон кармы: вы всеце-ло ответственны за все. Что бы ни случилось - страдание или счастье, преисподняя или небеса - что бы ни случилось, вы, в конечном счете, всецело ответствен­ны за это. Именно в этом за-ключается закон кармы: на вас возлагается вся ответственность.

Но не бойтесь, не паникуйте от этого, потому что раз вся ответственность на вас, то внезапно откроется дверь свободы - поскольку, если вы являетесь причиной страданий, то вы можете изменить это. Если причиной являются другие, то вы ничего не сможете изменить. Тогда как вы сможете изменить это? Пока весь мир не изменится, вы будете страдать. А способов изменить других не существует - тогда страдания не могут прекратиться.

Но мы настолько пессимистичны, что даже такое прекрас­ное учение, как закон кармы, мы интерпретируем таким обра­зом, что он не освобождает нас, а, скорее, еще больше обременя­ет. В Индии закон кармы известен в течение пяти тысяч лет или больше, но что мы делали? Мы не приняли ответственность на себя; мы возложили всю ответственность на закон кармы - что это случается вследствие действия закона кармы и что мы не в силах что-либо сделать; эта жизнь такова из-за наших прошлых жизней.

Закон кармы должен был освободить вас. Он давал вам полную свободу в отношении самого себя. Никто другой не может причинить вам страдание - в этом его откровение. Если вы страдаете, вы сами породили это. Вы являетесь хозяином своей судьбы, и если вы желаете изменить ее, вы можете немедленно изменить ее, и жизнь станет другой. Но ваша позиция...

Однажды я слышал, как разговаривали два друга. Один был настоящим оптимистом, другой - настоящим пессимистом. Даже оптимист был не очень счастлив в той ситуации. Оптимист сказал: «Если этот экономический кризис будет продолжаться, если эта политическая катастрофа будет продолжаться, если мир останется таким, как есть, таким аморальным, то скоро мы станем нищими попрошайками».

Даже он не очень надеялся - оптимист. Когда он сказал: «Мы станем нищими попрошайка-ми», пессимист спросил: «У кого? У кого ты собираешься просить, если эти условия будут про-должаться?»

У вас есть ум, и вы все время привносите его во все другое. Вы, в действительности, изменяете качество всех учений и доктрин. Вы так легко наносите поражение Будде или Кришне, потому что вы все искажаете; вы все окрашиваете своим со­бственным образом.

Вы полностью ответственны за то, чем вы являетесь, и за тот мир, в котором живете. Это ваше творение. Если эта мысль глубоко войдет в вас, вы можете все изменить. Вы не должны страдать. Не выбирайте, будьте свидетелем, и блаженство слу­чится с вами. Блаженство не является некоторым мертвым состоянием. Вокруг вас все время будет продолжаться страда­ние. Поэтому вопрос не в том, что случается с вами; вопрос 5 том, как вы это воспринимаете. Полный конечный смысл состоит в том, кем вы являетесь, а не в том, что случается вокруг вас.

 

Второй вопрос:

Вчера вечером Вы говорили о скуке. Как можем мы надеяться на просветленное об-щество, если для того, чтобы сохранить общество, большинство людей должны выпол-нять скучную, монотонную, повторяющуюся работу.

 

Повторяю снова: ничто не является скучным, ничто не является повторяющимся и моно-тонным - есть вы, и вы вносите свое качество во все, что делаете. Никакое действие не являет-ся скучным само по себе - именно вы делаете его скучным или не скучным. Одно и то же дейст-вие может быть скучным для вас в данный момент, но в следующий момент может стать бла-жен­ством. Это не означает, что изменилось действие; изменилось ваше настроение, то качест-во, которое вы привносите в действие. Так что помните: вы скучаете не оттого, что должны вы-полнять повторяющиеся действия. Скорее наоборот: вы скучаете - вот почему это действие ка-жется вам повторяющимся.

Дети, например, любят повторения. Они могут все время играть в одну и ту же игру. Вам это надоедает. Что они делают? Одна и та же игра снова и снова? Они все время просят рассказывать одну и ту же историю. Они снова и снова наслаж­даются ею, они говорят: «Расскажи мне снова эту историю».

В чем дело? Вы не можете понять этого, это кажется глупым. Это не так. Они являются настолько живыми, что для них ничто не явля-ется повторением. Вы мертвы, и для вас все является повторяющимся. Они все время повторяют одну и ту же игру. Весь день они могут играть в нее, и когда вы остановите их, они будут кричать и плакать, они будут сопротивляться вам, говоря: «Не расстраивайте нашу игру». А вы не можете понять, что они делают весь день.

У них другое качество сознания. Для них ничто не является повторяющимся. Они получают такое большое удовольствие от этого, что само это удовольствие изменяет свое качество, и затем они снова наслаждаются этим - они получают еще большее удовольствие, потому что теперь они знают, как его получать. В третий раз они получают еще большее удовольствие, потому что теперь они знают все. Они все время получают удовольствие; их удовольствие возрастает. Ваше же удовольствие все время умень­шается.

В чем дело? Является ли само действие скучным или что-то не так в вашем образе жизни, в вашем типе сознания?

Посмотрите на это под другим углом. Два любовника будут повторять одни и те же действия каждый день. Они будут целоваться и обниматься - это одни и те же действия. И они не прочь заниматься этим до бесконечности. Если вы дадите им время, они будут повторять это до самого конца существования. Глядя на двух любовников, вы начнете скучать. Что они делают? Одно и то же каждый день? И если вы предоставите им весь день, они все время будут обниматься, целоваться, заниматься любо­вью. Что они делают?

Любовники снова стали детьми. Вот почему любовь так невинна - она делает вас снова ре-бенком. Теперь они получают удовольствие от игры. Они снова дети. Они выбросили всю чепу-ху зрелости. Они играют с телом друг друга, для них ничто не является повторяющимся. Каж-дый поцелуй является в некотором смысле абсолютно новым, уникальным, такого ни­когда не было, такого никогда больше не будет. Каждый момент любви имеет свое собственное индиви-дуальное существование, он неповторим; вот почему они все время получают удовольст­вие.

Экономический закон уменьшающихся доходов к этому случаю неприменим. Для любви не существует закона уменьша­ющихся доходов; может идти речь, скорее, о возрастающих доходах. Вот почему экономисты не могут понять любовь, математики не могут понять любовь. Все те, кто эффективен в вычислениях, не могут понять любовь, потому что она является абсурдом: она бросает вызов всем законам, всей математике - она все время возрастает.

Когда я был студентом и наш преподаватель экономики объяснял нам закон уменьша-ющихся доходов, я спросил его о любви: «А что вы скажете о любви?»

Это вывело его из себя, а когда я сказал, что применительно к любви действует закон уве-личивающихся доходов, он сказал мне: «Выйдите из класса. Вы не понимаете экономику». Он сказал: «Этот закон универсален».

Я сказал: «Не говорите, что он универсален, иначе как же быть с любовью?»

Нам кажется, что два любовника все время повторяют одно и то же. С их точки зрения они не повторяются. Но для проститутки экономический закон применим, потому что для нее любовь не является любовью, это товар - то, что должно быть продано, нечто, что может быть куплено. Поэтому если вы целуете проститутку, то для нее это скука, повторение, и когда-нибудь она скажет: «Это вздор. Мне надоело целовать и предос­тавлять себя для целования в течение всего дня. Это невыноси­мо». Она скажет, что это повторяющиеся действия.

Это то, что я хочу показать вам - отличие. Для любящего человека это не повторение; для проститутки это повторение. Так что само по себе действие не является повторяющимся; вы привносите в него свое качество. Что бы вы ни делали, если вам это дело нравится, оно никогда не будет для вас повторяющимся. Если вы любите свое дело, свои действия, то в них не будет никакой скуки. Но вы не любите.

Я говорю с вами каждый день. Я могу делать это до бесконечности. Я люблю это дело. Для меня это не является повторением. От вечности до вечности я могу все время говорить с вами. Общение, общение с вашим сердцем, является для меня любовью. Это не повто-ряющееся действие, в противном случае мне бы это все надоело.

Я слышал, как один маленький ребенок в одно из воскре­сений сходил с отцом и матерью в церковь, а потом еще и еще раз. После третьего посещения церкви ребенок сказал отцу: «Богу, наверное, все надоело, потому что каждый день в церкви одни и те же лица. Мы приходили сюда три воскресенья - одни и те же лица! Богу, наверное, надоело видеть их снова и снова каждое воскресенье».

Но Богу не надоело. Все существование непрерывно повто­ряется. Нам оно кажется повторением, но если среди нас имеются существа, тотальные существа, нечто подобное Богу, то ему это не надоедает. Если бы ему все наскучило, то не было бы необходимости продолжать. Он может все остановить. Он может сказать: «Больше не надо!» Он может сказать: «Кончено!» Но ему не скучно. Почему?

Он является любящим - его любовью является все, что бы ни случалось. Он творческий работник, а не рабочий, не служа­щий. Он творец.

Пикассо не скучно, он творец. Если ваши действия стано­вятся актами творения, вам не будет скучно. А ваше дело становится творчеством, если вы любите его. Но основная трудность заключается в том, что вы не можете любить все, что бы вы ни делали, потому что вы ненавидите самого себя - и в этом проблема. Что бы вы ни делали, вы ненавидите это, потому что вы ненавидите самого себя.

Вы еще не приняли самого себя, вы еще не благодарили существование за то, что вы живете. Из вашего сердца еще не идет «Благодарю тебя», направленное к Богу. На самом деле вы ворчите: «Зачем ты создал меня?» Где-то в глубине души вы все время спрашиваете: «Зачем я был вброшен в это существование? Какова цель этого?» Подумайте, если вы внезапно встретите Бога, какой первый вопрос вы ему зададите? Вы спросите: «Зачем ты создал меня? Для страданий? Для агонии? Чтобы без всякой необходимости блуждать сквозь жизни и жизни? Зачем ты создал меня? Отвечай!»

Вы не приемлете самого себя, так как вы можете принимать свои действия? Любите себя. Принимайте себя таким, какой вы есть. Поскольку действия являются вторичными, они вытекают из вашего существа; если я люблю себя, то что бы я ни делал, я люблю и это. А если я не люблю эти действия, то я прекращаю их. Зачем мне их продолжать?

Но вы не любите, а если источник не является любимым, то и продукция этого источника не может быть любимой. Что бы вы ни делали - вы можете быть инженером, или врачом, или химиком, или ученым, - что бы вы ни делали, вы привносите в это свою ненависть. Ваша ненависть делает все это повторяю­щимся. Вы ненавидите это и все время находите объяснения, почему вы занимаетесь этим. Вы говорите: «Я делаю это для моей жены, для моих детей». И ваш отец делал это для вас, и его отец делал это для него, и ваши дети будут делать это для своих детей, и никто не будет радоваться жизни.

Это все обман. Вы просто трус. Вы не можете убежать от этого, потому что это дает вам надежность, безопасность, доход, банковский счет. Поскольку вы трус, вы не можете прекратить делать это, вы не можете начать делать то, что вы любите. Тогда вы все перекладываете на своих детей, на свою жену, и они тоже делают то же самое.

Спросите ребенка. Он ходит в школу, ему это надоело. Он говорит: «Я хожу ради своего отца. Он чувствует себя счастли­вым. Если я не буду ходить, он будет чувствовать себя очень несчастным». А ваша жена? Она делает все только ради вас и детей. Никто, в действи-тельности, не существует ради самого себя. Никто не любит самого себя настолько, чтобы существо­вать для себя. Тогда все идет не так. Источник отравлен, и тогда все, что исходит из этого источника, тоже отравлено.

И не думайте, что если вы смените работу, то вы полюбите ее. Нет, вы привнесете свое качество и в новую работу. Сначала это может быть сенсацией, чем-то новым, но рано или поздно все установится и станет тем же самым. Измените самого себя, любите самого себя и любите все, что бы вы ни делали - каким бы незначительным это ни было.

Мне вспоминается одна история. Случилось так, что когда Авраам Линкольн стал прези-дентом, в первый же день, когда его торжественно представляли сенату, кто-то, кто очень за-видовал его власти, его престижу, его успеху, сказал Аврааму Линколь­ну: «Линкольн, не забы-вай, что твой отец был башмачником». Это было совершенно неуместно, абсурдно, но чело-век, который сказал это, добавил: «Твой отец был башмачник, он обычно делал обувь для моей семьи. Не забывай о нем».

Это было сказано только для того, чтобы оскорбить его, и весь сенат смеялся, потому что каждый завидовал ему. В глубине души каждый думал: «Это кресло принадлежит мне, этот человек узурпировал его». Конечно, если кто-то добивается успеха, он делает это каким-то коварным образом; только ваш успех является честным. Именно так мы приспосабливаемся к чужому успеху - он достигнут при помощи хитрости, коварства, каким-то нечестным способом. Таким образом, мы можем выне­сти это и утешить самих себя. Поэтому весь сенат смеялся.

Но Авраам Линкольн сказал нечто прекрасное. Он сказал:

«Это так хорошо, что вы напомнили мне о моем отце. Да, он был башмачником, - но я никогда не видел таких башмачников. Он был уникален, он был творец, потому что он любил свою работу.

И я не думаю, что моя деятельность может быть такой же успешной, как его, поскольку я не в такой степени люблю свое президентство, как он любил свое дело. Он наслаждался им, он блаженствовал. Я никогда не буду испытывать того блаженства от президентства, какое он испытывал, будучи башмачником». «Но почему вы напомнили мне об этом? - спросил Авраам Линкольн. - Я знаю, что мой отец делал обувь для членов вашей семьи, но они никогда не жаловались, так что я надеюсь, что обувь была в порядке. Но вы вспомнили его в данный неумест­ный момент - я думаю ваша обувь жмет. Я его сын, и я могу устранить это».



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.174.62.102 (0.025 с.)