Шаг 1. Установление контакта с клиентом



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Шаг 1. Установление контакта с клиентом



 

Задача этого этапа – установить прочный контакт с клиентом, создать для него комфортную обстановку, с тем чтобы стало реальным сотрудничество, взаимодействие между клиентом и консультантом.

 

Установлению взаимоотношения способствуют техники, которые традиционно используются в психологическом консультировании:

визуальный контакт (контакт глаз);

язык жестов и телодвижений;

интонации, громкость и скорость речи;

физическое расстояние;

дыхание.

 

Все перечисленное складывается в общую модель внимательного поведения, по сути, являясь его физическим основанием.

 

Шаг 2. Сбор информации по проблеме

 

Задачи данного этапа являются универсальными:

выслушивание проблемы клиента в его изложении;

выявление основных противоречий в позиции, поведении, отношении клиента в сложившиеся ситуации;

выявление наиболее типичных, привычных и характерных для клиента способов мышления и поведения (паттернов);

поиск всех позитивных аспектов проблемы, ситуации, позиции клиента и сильных сторон его личности;

проведение профессиональной диагностики.

 

На этом этапе выясняется, как и в чем именно клиент видит свою проблему.

 

Кроме изложения проблемы, консультант должен предельно полно провести совместно с клиентом, сбор и анализ информации относительно всех позитивных моментов решаемой проблемы. Эта техника называется «поиск позитивного».

 

Цель поиска позитивного – ослабить воздействие негативных сторон проблемы на клиента, помочь ему полнее использовать свои способности, чтобы справиться с ситуацией.

 

Некоторые методологические приемы поиска позитивного – это:

оценка сильных сторон личности клиента;

переформирование – прием, позволяющий по-иному оценить что-либо или кого-либо.

Шаг 3. Формирование желаемого результата

 

По мере того как появляется четкое определение проблемы, усиливается соблазн тотчас же приняться за ее решение. Однако, по мнению ряда авторов по психологическому консультированию, ваши соображения относительно идеального выхода из положения могут совершенно не совпадать с мыслями клиента.

 

Поэтому необходимо, совместно с клиентом работать по такому определению цели, при котором клиент принял бы ее как свою и она была бы достаточно ясна для него.

 

При этом можно оговорить результат с клиентом до начала процесса консультирования или вырабатывать результат по ходу его. Чтобы результат был эффективным, он должен, с одной стороны, представлять собой нечто целостное, а с другой – быть вписанным в жизнь человека.

 

Чтобы желаемый результат был описан клиентом, ему можно задать следующие вопросы:

Чего Вы хотите добиться?

Что должно произойти, когда проблема будет решена?

 

Основные требования, которым должен соответствовать желаемый результат, в целом таковы:

- конкретность;

контекстуализация;

экологичность;

эгоответственность;

позитивность;

побочные выгоды.

 

Шаг 4. Выработка альтернативных решений.

 

На этом этапе вырабатываются и прорабатываются самые разные варианты решения проблемы.

 

Все возможные решения проблемы, по существу, могут быть объединены в два подхода:

изменение ситуации;

изменение отношения клиента к ситуации и, как следствие, изменение самого клиента.

 

Два тезиса на которые ориентированы психологи-консультанты:

«Если ты не можешь изменить ситуацию, то ты можешь изменить отношение к ней»;

«Если ты не являешься частью решения, то ты являешься частью проблемы».

 

Шаг 5. Обобщение

Это этап перехода от обсуждения к действию. Обобщение обязательно должно содержать план, программу дальнейших действий клиента. Чем детальнее будет проработана программа, чем больше в ней будет учтено факторов, от которых зависит ее успешность, тем вероятнее, что клиент реализует в своей жизни задачи, поставленные перед ним в ходе консультации.

 

Обобщение должно содержать следующее:

проигрывание или детальное обсуждение нового поведения;

уточнение деталей;

предупреждение возможных рецидивов;

изложение клиентом программы своего нового поведения;

договор о следующей встрече, если она потребуется.

 

На этом этапе обязательно надо предусмотреть:

 

Итоговые вопросы клиенту: Что Вы собираетесь делать теперь?

 

Какие шаги намерены предпринять завтра, чтобы реализовать то, что мы с Вами наметили? Что может помешать Вам в этом?

 

Вопросы для обратной связи: Все ли Вы поняли из нашей встречи? Не хотите ли добавить что-то? Не требуется ли что-то уточнить, прояснить?

 

Обсуждение повторной встречи:

Понадобится ли Вам следующая встреча?

В чем Вам нужна моя поддержка?

Когда и с какой целью мы встретимся в следующий раз?


 

15. Метод анамнеза и метод анализа конкретной ситуации (case-study).

 

Метод анамнеза (Case study method). Стратегия исследования, направленная на детальное изучение отдельного индивидуума.

Метод анамнеза, или метод изучения истории болезни, обеспечивает возможность глубокого анализа отдельной личности. Этот метод направлен прежде всего на диагностику и лечение индивидуумов, страдающих эмоциональными расстройствами. Кроме того, изучение клинических случаев имело значение при создании ряда теорий личности и при изучении здоровых индивидуумов на протяжении многих лет. При описании прошлого пациента (описании клинического случая) используются разные методы, как-то: биографические и автобиографические очерки, личностные опросники и проективные тесты, интервью, а также информация, полученная от тех людей, которые довольно хорошо знают данного человека. Хотя истории болезни представляют собой ценный источник знаний о людях, этот метод не свободен от некоторых недостатков, связанных с тем, что объектом изучения здесь является конкретный человек. В частности, история болезни не устанавливает причины тех или иных наблюдаемых событий, возможность обобщения полученных данных здесь весьма ограничена, отобранные данные могут носить оттенок личных предубеждений и/или их истинность трудно проверить.

 

16. Дифференциация проблемы в жалобе клиента. Анализ текста и подтекста.

 

Обращаясь за психологической консультацией, родители и педагоги обычно сами не очень точно представляют себе, чего именно они от нее ожидают. В предварительной беседе они, как правило, могут лишь рассказать о тех проявлениях ребенка, которые их беспокоят (изложить жалобу), но не в состоянии самостоятельно сформулировать запрос, т. е. ту конкретную просьбу, с которой они обращаются к психологу. Иногда даже и жалоба не вычленяется из общего рассказа о том, как шло развитие ребенка с самого его рождения, какова семейная ситуация в целом и т. п.

Во время первичной беседы не старайтесь получить от клиента побольше сведений. Ваша главная задача — услышать его, понять, как видится проблема ему самому, как он воспринимает ребенка и сложившуюся ситуацию. Полезно познакомиться с типичными поведенческими проявлениями ребенка и выяснить, как обычно реагируют на них окружающие его люди (взрослые и дети). Все существенные детали нужно записать в протокол, в котором должны быть указаны дата обследования, фамилия и имя ребенка (на каждом листе). Не имеет смысла стараться во всех случаях собирать полный анамнез. Это занимает много времени, а значительная часть сведений часто оказывается не нужна.

Во время беседы важно все время учитывать, что вы получаете не объективную картину, а ее восприятие клиентом. Например, он может расценивать неуспеваемость ребенка как следствие нарушений в умственном развитии, в то время как в данном случае она объясняется эмоциональными отклонени­ями или сниженной мотивацией. Не следует также исключать возможность сознательного утаивания или искажения информации. Скажем, родители иногда не сообщают о том, что ребенку уже был ранее поставлен какой- либо диагноз (например, умственная отсталость). Иногда они таким образом проверяют психолога (в чем нет ничего обидного для него), иногда стесняются рассказывать о чем-то, что считают для себя позорным, иногда надеются на чудо: если не сказать, то, глядишь, окажется, что ничего страшного нет.

К сожалению, в нашем обществе нет сети психологических служб, способных заниматься профилактикой и гигиеной психического здоровья каждого ребенка, а не только запоздалой помощью при остром неблагополучии. С другой стороны, в массовом житейском сознании отсутствует тот минимум психологической культуры, при котором возможна правильная и своевременная постановка перед специалистами проблем обучения и воспитания ребенка. В результате родители и учителя чаще всего обращаются к консультанту в ситуации уже возникшего устойчивого неуспеха в достижении их педагогических целей. Такие ситуации всегда аффективны. Поэтому часто бывает полезно просто дать клиенту возможность выговориться. Хорошо известен

психотерапевтический эффект проговаривания личностных проблем перед внимательным, доброжелательным, понимающим (в силу профессионального авторитета) слушателем.

Для достижения психотерапевтического эффекта очень важно спокойное, но небезразличное отношение консультанта к выслушиваемым жалобам. Его общая позиция во время первичной беседы — это доброжелательное, заинтересованное и сочувственное выслушивание клиента, но не идентификация с ним и не критика его высказываний.

На основе жалоб клиента консультант формулирует для себя предположительную психологическую проблему (как уже

отмечалось, в дальнейшем ее, возможно, придется пересмотреть). Можно использовать следующую достаточно общепринятую классификацию проблем:

> проблемы, связанные с умственным развитием: неуспеваемость, плохая память, нарушения внимания, трудности в понимании учебного материала и т. п.;

> поведенческие проблемы: неуправляемость, грубость, лживость, антисоциальное поведение (агрессивность, воровство, вандализм) и т. п.;

> эмоциональные и личностные проблемы: сниженное настроение, повышенная возбудимость, частая смена настроений, страхи, раздражительность, безволие, отсутствие целенаправленности и т. п.;

> проблемы общения: замкнутость, неадекватные притязания на лидерство, повышенная обидчивость, неумение «постоять за себя » и т. п.;

> неврологические проблемы: тики (непроизвольные подергивания мышц), навязчивые движения, энурез (ночное или дневное недержание мочи), повышенная утомляемость, нарушения сна, головные боли и т. п.

Наличие определенной жалобы не всегда означает, что у ребенка имеется соответствующая проблема. Так, жалоба на то, что ребенок плохо учится, может быть вызвана завышенными ожиданиями и требованиями родителей, которых не устраивают вполне нормальные, средние успехи сына или дочери. За жалобой на лень может стоять все, что угодно — от снижения учебной мотивации до умственной отсталости. В консультативной практике очень часты жалобы на невнимательность, рассеянность, однако за ними нередко стоит просто незнание родителями возрастных норм (нормальный для данного возраста уровень развития внимания они считают недостаточным).

Самая частая из поведенческих жалоб — это неуправляемость, непослушность ребенка, но и тут взрослые нередко принимают желаемое за норму, а реальное — за отклонение. Речь идет о случаях, когда на самом деле ребенок послушен и уп­равляем ровно в такой же степени, как и большинство его сверстников, но родителям это кажется «неуправляемостью». Такого рода ошибки чаще всего относятся к периодам возрастных кризисов (2-3 лет, 6-7 лет, 12-13 лет), когда почти каждый ребенок становится менее послушным, чем был раньше. Жалобы на непослушание наиболее характерны для родителей с ригидным типом личности, которые сами повышенно пунктуальны и ожидают того же от ребенка.

Иногда в результате беседы с клиентом и/или психологического обследования ребенка консультант приходит к выводу, что проблема является не психологической (или не только психологической). Например, он может заподозрить нервное или психическое заболевание (неврологическую или психиатрическую проблему), умственную отсталость (дефектологическую проблему) и т. п. В этих случаях приходится рекомендовать клиенту обращение к соответствующему специалисту за дополнительной консультацией.

Запрос

К концу предварительной беседы с клиентом полезно подвести его к формулированию запроса. Скажем, можно кратко суммировать высказанные им жалобы, завершив свое резюме словами: «Вряд ли вы рассчитываете на то, что в результате этой консультации все проблемы сразу исчезнут. Вероятно, вы надеетесь получить какой-то другой эффект. Попробуйте, пожалуйста, описать, какой именно— хотя бы приблизительно». Бывает, что в ответ на такую просьбу клиент начинает повторно излагать жалобы (нередко добавляя к ним новые). В этом случае приходится еще раз повторить вопрос, а иногда и предложить возможные варианты ответа. Практика показывает, что чаще всего встречаются следующие виды запроса (по отдельности или в тех или иных сочетаниях):

> получить рекомендации по общению с ребенком, его воспитанию в семье;

> получить рекомендации по общению с ребенком в школе (детском

саду);

> получить рекомендации по преодолению конкретных учебных или поведенческих проблем;

> определить наиболее подходящий для ребенка вид обучения (массовая или вспомогательная школа; массовая школа плюс дополнительные индивидуальные занятия и т. п.);

> получить помощь в решении бытовых вопросов (как полезнее всего провести школьные каникулы; имеет ли смысл отдать ребенка в интернат; с кем из родителей, находящихся в разводе, ребенку лучше жить и т. п.); > определить причину имеющихся нарушений (в частности, выяснить, нет ли у ребенка психического заболевания);

> определить уровень развития ребенка, его соответствие или несоответствие возрастной норме (в частности, определить, готов ли шестилетний ребенок к школе);

> получить прогноз дальнейшего развития;

> научиться лучше понимать своего ребенка.

Некоторые виды запроса клиенты часто формулируют сразу, без специального вопроса консультанта (получить помощь в решении бытовых вопросов, определить уровень развития ребенка, научиться лучше его понимать). Такой запрос может не сопровождаться жалобами. Однако в результате психологического обследования вполне может обнаружиться какая-либо серьезная психологическая проблема, о существовании которой клиент не подозревал.

Исходя из приведенных выше соображений, можно выделить следующие задачи, для решения которых в процессе консультирования используется диагностика:

> определение (уточнение) психологической проблемы;

> выявление реакции ребенка на имеющуюся ситуацию; определение тех психологических особенностей ребенка, которые могут влиять на реализацию рекомендаций, связанных с основной проблемой.

 

 

17. Психология развития как теоретическая база возрастно – психологического консультирования.

 

Как уже говорилось, возрастно-психологическое консультирование в качестве одного из направлений прикладной психологии развития стало складываться в отечественной психологии в начале 80-х гг. XX в. Задача создания психологической службы в образовании, вставшая тогда перед отечественными психологами, потребовала соответствующего теоретического и методического обеспечения этой новой, только формирующейся отрасли прикладной психологии развития. В то время в отечественной литературе отсутствовали работы, показывающие, как строить деятельность психолога-консультанта при решении разнообразных конкретных проблем детей и подростков, во множестве возникающих в ходе их развития. Опыт психологического консультирования взрослых людей не мог быть применим к проблемам детского развития в силу выраженной специфики содержания последних. Возникла необходимость применения методологических принципов онтогенетической теории к разработке основных положений, определяющих содержание и методы анализа психологических трудностей и проблем, возникающих у детей и подростков на разных этапах их развития и являющихся предметом практики консультативной работы.

В то же время благодаря усилиям нескольких поколений отечественных психологов был создан прочный теоретический базис возрастной психологии развития. Общий подход к проблемам индивидуального развития психики ребенка, заданный работами психологов школы Л. С. Выготского, в значительной мере определил постановку и пути решения конкретных консультативных задач. Остановимся кратко на исходных теоретических посылках консультативной практики, содержащихся в отечественной возрастной психологии.

 

 


48. Консультирование беременных женщин и по вопросам развития младенцев.

Исследование материнства на этапе беременности, родов и младенчества, психотерапевтическая работа с родителями, а в дальнейшем с младенцами развивается в русле психоанализа со второй четверти прошлого века (А.Фрейд, Дж. Боулби, Э.Эриксон, К. Хорни, М.Кляйн, Д.Винникотт, С.Фанти, М.Марконе, К.Эльячефф). Применение психоанализа предполагает длительную работу с клиентом и возможность актуализации в процессе работы глубинных внутренних конфликтов, что в случае склонности беременной женщины к соматизации проблем может негативно сказаться на течении беременности. Серьезных профессионалов-психоаналитиков в нашей стране насчитываются единицы, и подготовка их в массовом масштабе, предполагающая длительные сроки обучения и супервизию, не налажена.

Направление под названием «перинатальная психология» зародилось и развивается с середины прошлого века в русле трансперсональной психологии (С. Гроф, Ф.Лэйк, А. Хантер, В.Эмерсон). Однако обоснованность и целесообразность применения техник, обычных для трансперсональной психологии, в частности, холотропного дыхания, по отношению к беременным женщинам представляется сомнительным и опасным в связи с непредсказуемыми последствиями влияния гипервентиляции на организм женщины и возможными сложностями выхода из трансового состояния.

Большинство работ отечественых психологов по данной тематике имеют исследовательский характер и направлены на разработку методов диагностики различных аспектов материнской сферы в русле отечественной возрастной психологии (Е.О.Смирнова, С.Ю.Мещерякова, Н.Н.Авдеева, Ю.И. Шмурак, О.В.Баженова, Е.И.Захарова, Е.И.Исенина), онтогенетической концепции материнства Г.Г.Филипповой, биопсихосоциальной концепции девиантного материнства В.И.Брутмана.

Сегодня практический психолог, работающий с беременными женщинами, имеет в своем распоряжении ряд валидизированых диагностических методик (Г.Г.Филиппова, В.И.Брутман, Е.И.Исенина, Е.И.Захарова, И.В. Добряков). Что до консультативной, психокоррекционной и психотерапевтической практики, психологи применяют самые разнообразные техники групповой, телесноориентированной, семейной, игровой, арт-терапии, психодрамы, психосинтеза, аутотренинга, транзактного анализа и другие известные им методики, руководствуясь скорее принципом эклектизма.

В руках грамотного психолога интеграция методик дает возможность работы с различными аспектами материнской сферы. Однако отсутствие у психолога-консультанта аутентичной, центрированной позиции и четкого понимания задач психологической помощи с учетом перспективы развития ребенка и семьи после родов, отсутствие понимания места каждого используемого средства в решении этих задач, не только снижает эффективность работы консультанта, но зачастую и вовсе превращает его деятельность во вторжение в психологическое пространство женщины с целью апробирования конкретной психологической техники. Вакуум профессиональной психологической помощи заполняется клубами, зачастую сектантской направленности, озабоченными не столько подготовкой матери и отца к ответственному и адекватному выполнению родительских функций, сколько внедрением самых разнообразных техник так называемомого альтернативного родовспоможения, каждая из которых объявляется панацеей от травматизма в родах у матери и ребенка и получает псевдонаучное обоснование. Таким образом, неразработанность методологии консультативной работы с беременными женщинами, отсутствие системы подготовки и сертификации специалистов в этой области, способствуют причинению вреда физическому и психическому здоровья матери и ребенка со стороны любителей, именующих себя «психологами-перинатологами», вследствие чего создается почва для недоверия со стороны врачей к конструктивным возможностям психологии.

В руках грамотного психолога интеграция методик дает возможность работы с различными аспектами материнской сферы. Однако отсутствие у психолога-консультанта аутентичной, центрированной позиции и четкого понимания задач психологической помощи с учетом перспективы развития ребенка и семьи после родов, отсутствие понимания места каждого используемого средства в решении этих задач, не только снижает эффективность работы психолога, но зачастую и вовсе превращает деятельность во вторжение в психологическое пространство женщины с целью апробирования конкретной психологической техники. Вакуум профессиональной психологической помощи заполняется клубами, зачастую сектантской направленности, озабоченными не столько подготовкой матери и отца к ответственному и адекватному выполнению родительских функций, сколько внедрением самых разнообразных техник так называемомого альтернативного родовспоможения, каждая из которых объявляется панацеей от травматизма в родах матери и ребенка и получает псевдонаучное обоснование. Таким образом, неразработанность методологии консультативной работы с беременными женщинами и отсутствие системы подготовки и сертификации специалистов в этой области, способствуют причинению вреда физическому и психическому здоровья матери и ребенка со стороны людей различных профессий, именующих себя «психологами-перинатологами», и создают почву для недоверия со стороны врачей к конструктивным возможностям психологии.

Необходимость следования известному принципу медицины «Не навреди» становится особенно значимой, когда речь идет о работе с беременными женщинами. Отсюда вытекают высокие требования к профессиональной подготовке специалистов, работающих с беременной женщиной, будь то медики, или психологи.

Из всего вышеизложенного следует актуальность разработки методологии психологического сопровождения женщин в период до и после рождения ребенка. Попытки обоснования применения тех или иных психологических методов в консультировании беременных женщин предприняты в работах последних лет (В.В.Абрамченко, И.В.Добряков, М.Е.Ланцбург, М.В.Швецов).

В данной статье автор делает попытку рассмотреть гуманистической и экзистенциальный подход (К.Роджерс, В.Франкл, Р.Мэй, Дж. Бюдженталь, И.Ялом).в качестве цементирующего и определяющего основания практической работы с будущими родителями. Данная публикация базируется на 10-летнем опыте «Школы для Пап и Мам», возглавляемой автором. За 10 лет работы в Школе прошли подготовку к родительству более 1000 семей.

Цель психологической работы с будущими родителями – содействие формированию ответственного и компетентного родителя. Несмотря на то, что запрос большинства будущих матерей к психологу состоит в подготовке к родам и формулируется как обучение техникам дыхания, обезболивания, снятие страха перед родами и т.п., работа психолога не может сводиться к ответу на этот запрос, хотя в конечном итоге удовлетворяет и его. Психолог, в отличие от большинства родителей, представляет, перспективы формирования родительской сферы, качества, которые потребуются от родителя на разных этапах развития ребенка. В его задачу входит диагностика готвоности к родительству на момент обращения и содействие в индивидуальной и групповой работе укреплению предпосылок для развития этих качеств. Работа психолога, направленная на потребностно-мотивационный, ценностно-смысловой и операциональный блоки родительской сферы (Г.Г.Филиппова), в конечном итоге должна привести к укреплению у родителей доверия к себе самим как к «достаточно хорошим родителям» (Д.Винникотт), к развитию интереса к ребенку, формированию средств взаимодействия с ним, а также к пониманию возможностей получения поддержки от социальных структур, которыми они могут воспользоваться в процессе рождения, уходаза ребенком и его воспитания. При этом надо понимать, что хорошо проделанная работа психолога будет способствовать желанию родителя обращаться за психологической помощью и в дальнейшем, в процессе роста и развития ребенка.

Сформулированная таким образом цель психологической работы позволяет нам посмотреть на работу с молодой семьей в гораздо более широком контексте, чем это принято на занятих стандартных школ будущих матерей в женских консультациях.

Работая с мамами и папами на начальном этапе родительства, психолог по существу занимается рассмотрением с ними экзистенциальных моментов бытия. (Далее в тексте жирным выделены понятия, рассматриваемые в экзистенциальной психологии и психотерапии).

Рождение ребенка само по себе является экзистенциальным событием. В процессе беремености и родов женщина прежде всего сталкивается с такими экзистенциальные данностями как телесность и конечность. Можно также говорить об экзистенциальности родительства, ибо во всей своей сложности и противоречивости возможность быть матерью или отцом присуща самому нашему существованию.

Рассмотрим основные понятия экзистенциальной психологии (Р.Мэй, Дж. Бьюдженталь И. Ялом). применительно к конкретному интересующему нас объекту воздействия – женщине, ожидающей ребенка и ее семье.

Объект деятельности психолога - развивающаяся диада “мать-дитя” нуждается в очень бережном отношении. Грубым вмешательством специалист способен разрушить невидимые связи, складывающиеся между матерью и растущим ребенком. Поэтому так важно, чтобы специалист доверял тем процессам, которые происходят внутри этой диады. Непосредственное воздействие психолога на ребенка (за исключением невозможности контакта матери или близкого родстенника с ребенком) не должно иметь места. Мы должны ограничить объект воздействия родителем, помня при этом, что в состоянии беременности женщина весьма чувствительна и внушаема. Внимательно отнесясь к интенцианальности самой женщины, прежде всего в отношении беременности, приняв во внимание иерархию ее ценностей и место в ней ребенка, учитывая отногенез ее материнской сферы, мы должны далее отследить процесс развития личности женщины в течение беремености и те опоры, которые для нее важны (внешние или внутренние). В случае диагностики изначально неблагополучного отношения женщины к беременности (одного из неоптимальных типов гестационной доминанты по И.В.Добрякову) и ребенку (одного из неадекватных типов переживания беременности по Г.Г.Филипповой), неадекватного понимания ею функций матери (что, как правило, связано, в свою очередь, с нарушением ее отношений с собственной матерью (P.M. Shereshefsky & L.J.Yarrow, Г.Г.Филиппова), психолог сопровождает женщину в ее внутреннем поиске. Он способствует в чем-то направлению, а в чем-то фасилитации этого поиска, помогаяженщине в нахождении оптимальных форм взаимодействия с ребенком и принятия себя в роли матери. Здесь будет уместно вспомнить один из базисных принципов роджерианства: не следуй ни одному из авторитетов, но доверься собственному опыту переживаний и развивай свой собственный стиль (Р.Хаттерер). Это положение перекликается с понятием Д.Винникотта о «достаточно хорошей матери». В решении задачи помочь женщине принять ребенка и обрести собственный стиль взаимоотношений с ним психолог применяет в своей работе различные методики, в том числе, телесноориентированную и арт-терапию, гаптономию и другие.

Внимание к субъективному миру человека. Специалист, к которому прежде всего приходит забеременевшая женщина, - врач, наблюдающий за объективными показателями состояния ее здоровья. Анализ переживаний, страхов и радости женщины выходит за пределы его профессиональной компетенции. Нередко в ответ на высказываемые опасения и тревогу женщина слышит, что у всех бывают подобные переживания. Домашние также далеко не всегда готовы выслушать ее и оказать эмоциональную поддержку без осуждения или навязчивых советов. Поэтому внимание психолога-консультанта к субъективному миру женщины, возможность для нее быть услышанной, поделиться в группе своими переживаниями, чрезвычайно важны, происходит ли то в форме беседы, сеанса арттерапии или обсуждения ролевой игры. Акцент на значимости субъективного мира каждого человека содействует воспитанию в будущих родителях интереса и внимания к субъективности ребенка.

Оказание поддержки клиентам. Функция психолога в работе с беременными женщинами – это прежде всего функция поддержки. Глубинная психотерапевтическая работа в этот период недопустима вследствие ранимости психики будущей мамы и возможных негативных последствий для развивающегося ребенка. Все формы поддержки, применяемые в гуманистической психотерапии являются актуальными в работе с беременными женщинами и направлены на повышение ее уверенности в себе и в своих силах и на улучшение ее взаимопонимания с ребенком. Само по себе общение в группе, предполагающее отсутствие критики любых высказываний, поощрение спонтанности, уважение к каждому участнику, способствует раскрытию членов группы и снижению их тревожности. Ведущий группы должен умело сочетать поддержку, которую оказывает он сам, и поддержку, которая идет от группы, с учетом того, кому, сколько и в какой форме этой поддержки нужно и от кого какую поддержку может получить группа и каждый из ее участников.

При этом психолог не должен выделять высказыванием, взглядом, интонацией или мимикой те или иные суждения, показывая что одни слова ему нравятся, а другие - нет Например, я сталкивалась с такими заявлениями беременных: «Этот дьяволенок просто избил меня.изнутри», « Мой ребенок - это монстр, герой из фильма «Чужие»», « Я хочу, чтобы мне сделали кесарево сечение, я настойчиво прошу об этом врача, хотя он мне этого не советует» Благодаря тому, что подобные высказывания воспринимались мной как ведущей в той же доброжелательной спокойной манере, что и высказывания других участников, женщины смогли почувствовать себя принятыми психологом и группой, что в свою очередь позволило им проявить внимание к суждениям других членов группы. В группе всегда найдутся женщины, которые эмоционально позитивно относятся к своим детям. И важно чтобы женщины с внутренним конфликтом услышали их.

Поддержка психолога должна ограничиваться принципом минимальной достаточности. Демонстрация психологом большей, чем у самой женщины, заитересованности в благополучии ребенка или в тех или иных ее действиях, выдает личностную непроработанность консультанта и мешает успеху его работы. При такой подходе женщина с большой вероятностью закроется или переложит ответственность за решение своих проблем на психолога.

Фиксация на чувствах и их невербальном выражении. Первый язык общения мамы с ребенком – невербальный. Через телесный контакт, взгляды, мимику, интонации мама передает ребенку свое отношение и он узнает о том, что он любим. У мамы, не владеющей языком чувств, даже при самом хорошем уходе, ребенок испытывает дефицит эмоционального общения. Речь о мамах, у которых в их собственном детстве были проблемы с их матерями. Приходя на занятия, такие мамы обычно выдают себя множеством конкретных вопросов относительно ухода за ребенком, они выстраивают их письменно в виде целого ряда пронумерованных пунктов, нередко в поиске ответов они обращаются к разным книгам, Интернету. За их вопросами угадывается повышенная тревожность, растерянность и надежда заменить недостаток навыков, которые девочки в эмоционально благополучных семьях получают от своих мам, познанием с помощью интеллекта. Именно этим мамам чаще других будет недоставать интуиции в общении с ребенком и уверенности в себе и своих действиях. Поэтому чрезвычайно важно дать мамам почувствовать в практических упражнениях язык невербального контакта. Этому служат телесноориентированные техники, тренинг навыков невербального общения, ролевые игры. Кроме того, на протяжении всех занятий в группе ведущий должен поощрять будущих родителей к проявлению и высказыванию чувств, любых, самых противоречивых, в том числе социально неодобряемых, посредством слов, движений (в танцтерапии), в рисунках, голосом (в пении), в звуке (с помощью музыкальных инструментов). Вспомним, что нередко проблемным мамам в их детстве запрещалось выражать те или иные чувства. Как рассказала одна из них, когда у нее на глазах появлялись слезы, ее отец тащил ее в ванную и умывал лицо холодной водой.

Конструкт “Я-и-Мир”. Будущие мама и папа привносят в новую семью традиции семей, в которых росли, в том числе и установки относительно построения отношений с миром и стиля воспитания детей. Если родители не задумываются над темой воспитания детей, то их первая реакция на неблаговидные с их точки зрения поступки ребенка оказывается точно такой, как у их родителей (Э.Берн). Встречаются и варианты от противного. Нередко дети авторитарных родителей, натерпевшись в детстве, отказываются от родительского стиля, заменяя его на попустительское отношение к ребенку. Детям в таких семьях незнакомо слово «нельзя», они не знают ограничений, в чем бы то ни было, а если маме все же приходится одернуть свое дитя, она при этом испытывает чувство вины. Однако, по сути дела, и авторитарный, и попустительский стиль в общении с ребенком являются деструктивными. Родитель в первом случае не задумывается, действуя прямо по сценарию прародителя, а во втором случае идентифицируя себя со свои ребенком, действует ровоно противоположным способом. Однако ни то, ни другое поведение родителя не является свободным. Задача психолога дать понять маме и папе, что они не могут отвечать за поведение своих родителей, но несут отвтетственность за воспитание собственного ребенка. Становясь, по сути, связующим звеном между прошлым двух родов (со стороны матери и со стороны отца) и будущим (которое будет создаваться их ребенком и его детьми), родители имеют шанс взять из прошлого обеих семей то, что они считают полезным, отказаться от того, что считают лишним или вредным и создать свои собственные традиции, и в этом случае их поведение окажется свободным и ответственным. Имеет смысл до рождения ребенка обсудить на занятиях темы воспитания в итерактивном общении, задав будущим родителям простые вопросы: зачем родители нужны детям; в чем проявляются безусловная любовь и условное отношение к детям (Э.Фромм), как выразить любовь на языке, доступном ребенку; как сочетать безусловную любовь к ребенку и условное отношение к его поступкам; зачем, когда и как необходимо вводить ограничения в жизни ребенка. Здесь же уместно поднять вопрос о взаимоотношениях с другими членами семьи, прежде всего, прародителями.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-20; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.056 с.)