Инициативы создания экопоселений на Северо-западном Кавказе и Горном Алтае



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Инициативы создания экопоселений на Северо-западном Кавказе и Горном Алтае



Сведения об авторе

Иван Павлович Кулясов ведёт активную исследовательскую деятельность в области экосоциологии с 1998 года. Занимается развитием теории экологической модернизации. Проводит сравнительный анализ экологической деятельности в России и по миру.

Использует качественные социологические методы - биографический метод, метод групповой дискуссии, интервью, анализ материалов, изучение отдельного случая, участвующее наблюдение. Применяет также акционистские методы, предусматривающие экологизацию, стимулирование социально-экологической ответственности, развитие устойчивых сообществ, гражданского общества и межсекторального партнёрства по решению социально-экологических задач.

Участвовал за 17 лет деятельности в области экосоциологии в более 30 индивидуальных и коллективных проектах, в ходе которых был соорганизатором более сотни семинаров и конференций, осуществил десятки экспедиций, в основном, в сельской местности и дикой природе. Сделал более 50 публикаций в научных журналах и сборниках, в том числе известных международных издательствах Oxford Elsevier Ltd и Ashgate.

Большое значение придаёт передаче научно-практических знаний - участвовал в публикации более 10 учебно-методических изданий. Постоянно популяризирует результаты своих научных исследований и активистских проектов в медиапространстве. Консультирует в области экологизации, экологической модернизации, устойчивого развития, управления водосборами, лесной сертификации.

В основном, проживает в сельской местности Вологодской области, где ведёт натуральное хозяйство, сохраняя природу и народную культуру для будущих поколений.


Экологические поселения: примеры, дискурсы и практики


Инициативы создания экопоселений на Северо-западном Кавказе и Горном Алтае

Авторская статья опубликована ранее в научном сборнике Экопоселения в России и США. Ред. М. Соколов. СПб.: ЦНСИ. 2004. Вып. 10. с. 3-34.

Введение

Экопоселения в России начали возникать в конце 1980-х - начале 1990-х годов. Это было время социальных и экономических реформ, трансформации СССР в суверенные национальные государства. Российское общество находилось в глубоком социально-экономическом кризисе. Господствовавшая коммунистическая идеология сменилась плюрализмом мнений и идей. В это время в городах стали формироваться группы людей, которые пытались найти новую идентичность. Именно тогда в России проявилась мировая тенденция создания экопоселений, вызванная новым мировоззрением, распространением инновационных технологий, экологическими проблемами, пониманием важности устойчивого образа жизни (Гилман 1994).

Многие горожане, имеющие «свободные» профессии или вышедшие на пенсию, стали ежегодно на длительный срок уезжать в сельскую местность, где жили их предки или прошло детство. Они значительно отличались от коренных сельских жителей, в том числе и социальным статусом горожанина, то есть тем, что были прописаны и имели жильё в городах. Возникли новые социально-экономические формы развития сельских территорий, представленные в виде экопоселений. Они состояли из бывших горожан, постоянно проживающих в сельской местности и сменивших городскую прописку на сельскую. В своей новой жизни они руководствовались идеями глубинной экологии и экологической этики (Кулясов, Кулясова, Тысячнюк 1999: 87-100).

Переехавшие в сельскую местность горожане сразу же столкнулись с неизбежным снижением уровня жизни, выразившимся, прежде всего, в трёх ключевых проблемах:

1) невозможность полного самообеспечения семьи жизненно важными продуктами, предметами быта и культуры на основе местного семейно-кустарного производства;

2) невозможность получения детьми качественного образования и многих привычных городских культурных услуг, обеспечивающих сравнительно широкие возможности даже при низком уровне доходов;

3) невозможность установления добрососедских отношений с коренными сельскими жителями, не понимающими мотивов миграции горожан в сельскую местность.

Некоторым семьям мигрантов всё же удалось адаптироваться в роли сельских жителей, сохраняя в семье стиль жизни, проникнутый идеями глубинной экологии. Эти семьи сформировали несколько региональных сетей протоэкопоселений. Другие мигранты вернулись в города, и там, в городах и на опытных площадках в сельской местности, стали формировать коллективы единомышленников, объединенных уверенностью в том, что пять и более семей смогут решить эти ключевые проблемы. С 1994 года начались попытки создания экопоселений. Некоторые из них оказались жизнеспособными и развиваются в настоящее время. Количество экопоселений в России продолжает расти, их описание и анализ даются в других статьях этого сборника.

В этой статье используется и развивается классификация альтернативных поселений, данная Александром Шубиным (Шубин 1998). Под протопоселением Шубин понимает инициативную группу людей, которая стремится к созданию сообщества и уже имеет для этого землю и жильё в сельской местности. При этом из членов инициативной группы на месте постоянно живёт несколько человек. Собственно поселение это сообщество численностью несколько десятков, но не более трёх сотен человек, ведущих «информационно-аграрный» или «духовно-творческий» образ жизни. Несмотря на то, что основную часть жизни члены сообщества проводят в поселении, они социально активны и участвуют в общественной жизни за его пределами. В противном случае это будет всего лишь традиционным сельским поселением. Мегапоселение альтернативное поселение, рассчитанное на многие сотни и даже тысячи людей.

Эта классификация применима и для экопоселений, так как они носят протестный и альтернативный характер. Можно дополнить эту классификацию, описав такое явление, как инициатива создания экопоселения. Она всегда предшествует созданию протоэкопоселения. После создания протоэкопоселения основной задачей становится создание собственно экопоселения. Именно стремление к решению этой основной задачи является главным отличием протоэкопоселения от простой миграции в сельскую местность, когда семьи стараются полностью воспроизвести стиль жизни сельских жителей.

Протоэкопоселение стремится перерасти в экопоселение для того, чтобы устойчиво развиваться благодаря альтернативным ценностям и принципам экологической модернизации. Экопоселенцы осваивают заброшенные сельские территории, покупают и строят дома в вымирающих деревнях, вытесняя сельских жителей в города и крупные посёлки с относительно хорошо развитой инфраструктурой.

Далее в статье рассматриваются социально-экономические условия на сельских территориях и государственная политика в области миграции в сельскую местность. Будут описаны социологические экспедиции в Кавказский и Алтайский регионы, где уровень миграции горожан в горные посёлки довольно высок. Дан анализ социально-экономического положения этих регионов, эколого-этических ценностей семей мигрантов, опишем их экологические практики. Также будет сделано описание и сравнение существующих там инициатив по созданию экопоселений и сетей протоэкопоселений.

Условия создания экопоселений в Кавказском и Алтайском регионах во многом похожи, поскольку сами регионы имеют ряд сходных черт. Можно выделить следующие:

1) оба региона являются горными, со сходными природно-климатическими условиями;

2) они являются национальными республиками в составе Российской Федерации и полиэтничны по составу населения;

3) в обоих регионах в Советский период преобладало сельскохозяйственное производство, поэтому разорение колхозов и других аграрных предприятий в период трансформации вызвало массовую безработицу;

4) в регионах располагаются государственные заповедники и другие особо охраняемые природные территории (ООПТ), некоторые из которых включены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО и охраняются международными экологическими и культурными организациями;

5) регионы традиционно являются местом миграций, например, староверов на Алтай и казаков на Кавказ. В настоящее время эта тенденция продолжается. За последние десять лет в разные посёлки предгорной части республики Адыгея (относится к Северо-западному Кавказу) и в районы республики Горный Алтай выехали тысячи человек. В некоторых посёлках насчитывается от нескольких сотен до нескольких тысяч мигрантов.

Будем сознательно избегать оценок экологичности стиля жизни мигрантов, так как такие оценки могут давать только экологи-специалисты. Особое внимание в статье будет уделено инициативе создания экопоселения, порождающей её социальной среде, мобилизации ресурсов, преодолению материальных и морально-этических трудностей, переезду и адаптации городских мигрантов в новой социальной и природной среде.

Благодарю исследователей Центра независимых социологических исследований (ЦНСИ), особенно Антонину Алексеевну Кулясову и Марию Сергеевну Тысячнюк за совместную работу по данному исследованию, участие в организации и проведении экспедиций, обработке материала, обсуждении результатов. Благодарю респондентов и проводников Андрея и Елену Рудомаха, Игоря и Анжелу Глоба, Алексея Трехлебова, Евгения Калошина, Александра Петрова, Светлану Баринову, Леонида и Галину Казанцевых, Андрея Малышева за помощь в проведении исследования, предоставленные документы и материалы, участие в интервью, за жильё, питание и транспорт, за сердечную теплоту и заботу. Особую благодарность выражаю руководству Вологодской региональной АНО «Культура новой эпохи» за финансирование и материальное обеспечение Алтайской экспедиции.

 

Методы исследования

Сбор эмпирической информации в ходе экспедиций осуществлялся с помощью глубинных биографических интервью и анализа документов. Эти методы использовались для изучения взаимоотношений между участниками инициатив создания экопоселений и жителями небольших экопоселений (Ковалёв, Штейнберг 1999). Осуществлялись также участвующее наблюдение и социологическая интервенция.

Разница между этими методами состоит в том, что в случае участвующего наблюдения исследователь пассивно участвует во взаимодействии, ведя дневник наблюдения. В случае социологической интервенции исследователь становится активным участником всех происходящих коллективных действий, стараясь оказать положительное влияние и помочь развитию отношений в экопоселении. Не забывая о социологической этике, исследователь в то же время идентифицирует себя как участник сообщества, стараясь понять и разделить ценности и мировоззрение изучаемых групп.

Так, во время экспедиции трёх сотрудников группы экологических исследований ЦНСИ в 1998 году в поселение «Китеж», специализирующееся на воспитании приёмных детей, исследователи помогли в составлении экологической программы этого экопоселения, выполнение которой способствовало включению его в мировую сеть экопоселений (Communities Directory 2000: 277). В другом сообществе (Вологда), специализирующемся на здоровом образе жизни и традиционной русской культуре, в 1997 году была активизирована инициатива создания экопоселения, которая до настоящего времени остаётся устойчивой. Участие в инициативе позволило глубже понять все условия, взаимоотношения, сложности и успехи инициатив создания экопоселений.

 

Кавказская экспедиция

Остановимся на общей характеристике Майкопского района Республики Адыгеи и Апшеронского района Краснодарского края, на территории которых поводилось исследование. До изменения административных границ Адыгея входила в состав Краснодарского края. В настоящее время это национальная республика, субъект Российской Федерации. На территорию обоих районов в свое время переселялись казаки. В настоящее время социально-культурная группа казаков, относящихся к Кубанскому казачеству, довольно многочисленна.

Майкоп является столицей Республики Адыгея. Краснодар остался административным центром Кубани. В Советский период в них были сосредоточены многие промышленные предприятия приборостроения, деревообработки, пищевой промышленности, производства стройматериалов. В настоящее время основная масса промышленных объектов либо вообще перестала существовать, либо практически не функционирует. Наиболее успешны предприятия пищевой промышленности. В сельской местности в предгорных районах основной отраслью хозяйства является растениеводство (зерновые, фруктовые деревья, овощи). Основу экономики горных районов составляло лесное хозяйство. В настоящее время большинство лесхозов находится в упадке. Безработица в сельской местности высока, поэтому среди сельских жителей высок уровень самообеспечения и самозанятости.

Экологическая ситуация в Майкопском и Апшеронском районах имеет свои особенности. В них расположено относительно небольшое количество промышленных объектов, оказывающих отрицательное воздействие на окружающую среду. Поэтому можно сказать, что это достаточно «экологически чистые» территории. На них расположена часть Кавказского биосферного заповедника, который включён в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Поэтому этот регион находится под пристальным вниманием международных общественных экологических организаций.

Основные экологические проблемы Республики Адыгея связаны с тем, что её руководство стремится всё более активно эксплуатировать природные территории. С 1999 года руководство республики лоббировало на всех уровнях строительство автодороги Лагонаки - Дагомыс, которая должна была пройти по территории Кавказского биосферного заповедника, и пыталось изменить статус адыгейской части заповедника, переведя его в разряд национальных парков, что позволило бы использовать эту территорию для развития туризма. Этим планам противостояла экологическая организация «Атши», поддержанная российским и международным экологическим движением.

Проблемы в лесном хозяйстве Адыгеи и Краснодарского края связаны с многочисленными незаконными рубками особо ценных пород деревьев, рубками на территориях водоохранных зон и на горных склонах. Такие рубки часто производятся вертолётным способом, который дорогостоящ, но, так как вырубаемые особо ценные породы деревьев идут на экспорт в Турцию, это оказывается экономически выгодным. К этому можно добавить браконьерство, широко распространенное среди коренных сельских жителей и горожан, например высоких военных чинов, использующих вертолёты для охоты на зубров. Эта проблема также является объектом внимания описанных ниже общественных организаций «Атши» и «Век РА».

Атши» в посёлке Сахрай

Посёлок Сахрай находится в Майкопском районе, на высоте более 1 км над уровнем моря. Он примыкает к заказнику и расположен в 20 км от Кавказского биосферного заповедника. Домов в посёлке Сахрай около 400, все небольшие, в основном мазанки. Жильё дешёвое, дома продаются за 3-4 тысяч рублей вместе с участками по 20 соток (цены весны 2000 года). Земля на участках может быть плодородной, а может глинистой, на которой плохо растут огородные культуры. Между домами большие расстояния, поэтому посёлок занимает значительную территорию.

Из административных учреждений в посёлке есть правление, магазин, почта, медпункт, клуб и контора лесхоза. В посёлке плохая телефонная связь, часто можно дозвониться только до ближайшей станицы Абадзехская, расположенной в 28 км. Социально-экономическая ситуация в посёлке достаточно сложная. Вот как охарактеризовал жизнь большей части местного населения один из респондентов: «Местное население ужасно спивается. Те, кто работает в лесхозе, 240 рублей там оклад. И вот они рубят этот лес, у них такая тяжёлая, дикая жизнь, что они потом лес этот еще и воруют, и живут так, в никуда. Вот видят, что всё равно жизнь в никуда, разваливается, и пьют, пьют, пьют» (м., 25 лет).

Исследование инициативы создания экопоселения «Атши» в посёлке Сахрай проводилось мною совместно с сотрудником группы экологических исследований ЦНСИ Антониной Кулясовой в 1999-2000 годы. Сначала изучались документы, распространяемые по электронным сетям экологического движения и рассылкам ENWL. Затем велась переписка с лидером «Атши» по электронной почте, в результате которой были согласованы сроки проведения исследования. Экспедиция проводилась в 2000 году в городе Майкопе и посёлке Сахрай. В ходе экспедиции было взято 10 интервью у лидеров и активистов сообщества, из них 8 биографические, 2 полуструктурированные. Также проводилось участвующее наблюдение, вёлся дневник наблюдений и бесед.

В ходе экспедиции были получены обширные материалы из электронного архива «Атши», которые представляют собой внутренние организационные документы: аналитические материалы, протоколы конференций, литературное творчество. Кроме того, среди материалов есть две книги: фантастическая повесть Урсулы Легуин «Слово для леса и мира одно» о планете Атши и статья Михаила Кордонского «Социомеханика» о закономерностях жизни сообществ. Они имеют большое значение для понимания идей и практик участников сообщества «Атши». В дальнейшем изучение инициативы создания экопоселения в посёлке Сахрай продолжилось по материалам, размещённым в Интернете.

 

Алтайская экспедиция

В 2000 году была осуществлена экспедиция в Уймонскую долину и северные окрестности горы Белухи на Алтае. Целью исследования было выявить и описать местные инициативы по созданию экопоселений, а также региональную сеть движения экопоселений. Социологическое исследование проходило в населённых пунктах Усть-Коксинского района республики Горный Алтай (Усть-Кокса, Верхний Уймон, Нижний Уймон, Мульта, Замульта, Чендек, Тюнгур, Кучерла, турбаза «Высотник», туристическая тропа «река Катунь - озеро Аккем», пасека на реке Аккем, метеостанция и спасательная станция на озере Аккем возле горы Белуха), также в Алтайском крае (город Бийск-8, посёлок Акутиха Быстро-Истокского района).

Исследование проводилось методами биографического и полуструктурированного интервью, участвующего наблюдения и изучения документов, вёлся дневник наблюдений и бесед. Были изучены также фото и киноматериалы, книги «Агни Йога (Живая Этика)», «Письма» и другие произведения Е.И. и Н. К. Рерихов, «Тайная доктрина» и другие произведения Е. П. Блаватской, имеющие для участников инициатив создания экопоселений на Алтае большое значение. Было взято 8 и 14 полуструктурированных интервью, проведено 30 бесед, сделаны фотографии.

Усть-Коксинский район республики Алтай полностью сельский, на его территории нет городов. В отличие от многих других сельских территорий, в настоящее время рождаемость в нём превышает смертность. Основной отраслью экономики является сельское хозяйство (производство зерновых, овощеводство, садоводство, животноводство). Характерной чертой является то, что в магазинах Усть-Коксинского района нет в продаже овощей и фруктов. Эти продукты производятся самими жителями. Излишки дарятся, обмениваются или продаются внутри посёлков. Таким же образом идет перераспределение других пищевых продуктов, например, мясных, молочных, мёда. В некоторых семьях развито ремесло: изготовление мебели из кедра, изделий из шерсти, кожи, плетение из прутьев и ковыля.

Население занимается также охотой, рыболовством и собирательством. Эти занятия у коренных жителей регулируются традициями, например, считается большим проступком отстрел маток и молодняка, лов нерестящейся рыбы. Этот вид деятельности также регулируется федеральным и местным законодательством. На охоту, рыболовство и добычу таких лекарственных растений, как радиола розовая (золотой корень), выписываются лицензии. Одной из экологических проблем является браконьерство, которое хотя и наказывается, но всё же широко распространено. Местное население воспринимает природные ресурсы как свою родовую собственность. Поэтому «потихоньку» занимается нелицензионной охотой, рыболовством и собирательством. Также этим занимаются и туристы, обосновывая это жизненной необходимостью или тем, что «ландшафтный дух мне разрешил» (беседа с туристами и местным проводником группы).

В последние годы появился новый вид экономической деятельности - обеспечение охоты иностранных граждан. Развивается и туризм. Это создаёт рабочие места, как на турбазах, так и по обслуживанию неорганизованных туристов. В местный бюджет идут поступления от проезда и прохода туристов через мосты. В районе горы Белуха в 2000 году побывало свыше тысячи человек по туристическим путевкам и свыше трех тысяч «неорганизованных» туристов. За время однодневного перехода на дороге к горе Белуха исследователями было встречено 127 человек.

В связи с развитием туризма возникают определённые экологические проблемы. Некоторые туристы оставляет после себя мусор, рубят живые деревья, занимаются браконьерством. Например, во время нашей экспедиции были отмечены незаконная рубка пихты и разбивка новой стоянки семейной туристической группой на тропе «река Катунь - озеро Аккем» со значительной вырубкой кустарника и молодых деревьев. В целом же было отмечено хорошее экологическое и эстетическое состояние туристических троп и мест рекреации.

Намного хуже обстоят дела на перевалах, где много мусора, и, по словам респондентов, «его там невозможно сжечь или нести дальше» (беседа с туристами и их проводниками). Также очень много мусора в местах, доступных для отдыхающих автомобилистов. Экологическая ситуация на Алтае, со слов респондентов, особенно зависит от бережного отношения человека, поскольку горные экосистемы очень уязвимы: «Культура населения Горного Алтая пропитана экологическими познаниями о своей природе. Для местных жителей культ Природы-Матери священен. Народы приходили и уходили, а знания о хрупкости экосистемы передавались от одного к другому «Алтай священен, береги его» (ж., около 45 лет). На Алтае резко-континентальный климат, а среднегодовая температура 16 градусов по Цельсию. Поэтому «проблема одна отопительный сезон долгий, жгут дрова, уголь, где уж говорить об эффективном энергообеспечении дома, если рубят лес Алтая. Этого делать бы нельзя ни в коем случае. Лес и вода в горах особенно связаны. Вырубают лес в верховьях рек - мелеют реки, уходит вода. На реке Майме, где расположен Горно-Алтайск, в начале этого века стояла мини ГЭС, сплавляли лес. В 50-е годы вырубили лес, сейчас Майму можно перейти вброд, есть немного мест, где ребятишки купаются летом» (м., 54 года).

Другая основная экологическая проблема техногенное загрязнение земли и воды. Местные жители озабочены выпадающим на их землю гептилом*. Наиболее информированные об экологических проблемах местные жители сообщают, что «скоро природа Алтая [может] сильно видоизмениться под влиянием сильного техногенного пресса: здесь собираются провести ряд природоразрушительных проектов, губительных для хрупкой горной экосистемы, зачастую не ставя в известность население Республики Алтай: разработка угля в кедровой Пыжинской тайге; строительство дороги и газопровода в Китай через культовое место Алтая, уникальный природно-культурный комплекс плато Укок; вырубка лиственницы в промышленных масштабах; захоронение радиоактивных отходов, Катунская ГЭС и тому подобное» (м., 54 года). Респонденты-экологи противопоставляли экологичность сознания и повседневных практик местных уроженцев современным переселенцам из городов: «Когда сюда пришли старообрядцы, они не стали хозяйствовать сразу, а полностью переняли хозяйственный календарь алтайцев, это позволило им продержаться вплоть до прихода сюда в конце XIX - начале XX века техногенной экспансии на Алтай, если выразиться грубо. Большинство из современных мигрантов Алтая, переезжающих сюда на более-менее постоянное местожительство, не усвоили этот опыт» (м., 24 года).

Парадокс заключается, по их мнению, в том, что в условиях резкого изменения природно-климатических условий алтайцы, одна из основных социально-культурных групп, наиболее приспособленная к жизни на Алтае, может оказаться наиболее уязвимой. «А ведь основа жизни алтайцев это не секрет это их культура. Настолько она экологична, что диву даёшься. Разрушение среды обитания этого народа, подрыв его основ фактически его уничтожит» (м., 21 год). Сами же алтайцы в своих посёлках чувствуют себя довольно уверенно в новых социально-экономических условиях, активно предлагают на продажу свои продукты и услуги, хранят традиции предков, справляют свадьбы, поют у реки Катунь и утверждают, что «изменение природных условий первым делом скажется на жизнеспособности городов и горожан» (м., около 25 лет).

Можно предположить, что экологическая ситуация в Усть-Коксинском районе неустойчива и во многом зависит от того, какой проект экономического развития республики будет реализован. Вместе с тем Алтайский регион, так же, как и Кавказский, находится под пристальным вниманием крупных международных экологических организаций, которые занимаются охраной «экорегионов». Понятие «экорегион» включает в себя совокупность природного и культурного наследия определенной крупной территории, в которую часто входят несколько субъектов Российской Федерации. В Республике Горный Алтай находится Катунский государственный заповедник, который входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Можно надеяться, что деятельность в Алтайском регионе крупных международных экологических организаций приведет к экологизации действующих технологий и созданию рабочих мест в ходе инновационных проектов.

В Усть-Коксинском районе проживают алтайцы и русские: староверы, прочие местные уроженцы и переселенцы. Эти основные социально-культурные группы сформировались на протяжении последних трёх веков. В постсоветский период молодёжь стала воспроизводить некоторые образцы западной массовой культуры, что отразилось на повседневных практиках. Несмотря на это, алтайцы и староверы, в основном, сохранили свой уклад жизни и преемственность культурных и исторических ценностей. Наряду с основными социально-культурными группами населения, на Алтае проживает большое количество малых социально-культурных групп: этнических (например, казахи, армяне, евреи, объединенные на основе языка и родственных связей) или религиозных.

В 1920-х годах на Алтае с экспедицией были Николай Константинович и Елена Ивановна Рерих. Многие респонденты считают, что «они оживили знания древних Вед, дав на русском языке учение Живой Этики» (ж., около 40 лет). В этом учении территория Усть-Коксинского района, в которую входит Уймонская долина и горы, увенчанные горой Белуха, называется Беловодьем. По одной из версий, где-то в этих же местах находится легендарная Шамбала, где жизнь людей проходит в гармонии с природой и основана на высоких этических принципах. В конце 1980-х - начале 1990-х годов учение Живой Этики становится доступно в результате выхода в свет большого числа книг на эту тему. Во всех городах начинают возникать группы, члены которых приписывают посещению Уймонской долины и горы Белуха огромную ценность. По их представлениям, это посещение может иметь самые благотворные эффекты. Одни ожидают выздоровления или «подзарядки психической энергии», вторые ищут встречи с жителями Шамбалы и просветления, третьи странствуют «интуитивно или по зову сердца», четвертые осуществляют «важную миссию», проповедуя и просвещая тех, кого встречают на своем пути. Все эти ожидания подталкивают к переселению из городов в Уймонскую долину.

В ходе исследования были изучены конфликты и успехи в отношениях между местным населением и приезжими людьми, носителями идей Вед и учения Живой Этики. Основной конфликт возникал из-за того, что приезжие «интеллигенты» пытались распространить среди местного населения свои идейные убеждения, а их воспринимали как носителей новой, чужой веры. Второе, что вызывало сильное противодействие, это призывы приезжих «йогов» изменить образ жизни. Противодействие местных жителей усиливалось в силу неосторожного социального поведения приезжих, их неумения жить в сельской местности. Третье это то, что основная нагрузка общения с приезжими выпадала на долю местной интеллигенции, у которой приезжие находили жилье, питание, заботу и некоторый отклик на свои идеи и инициативы. В конечном итоге местная интеллигенция устала от общения с вновь прибывающими поселенцами, так как те зачастую слишком навязчиво пропагандировали свои идеи и мировоззрение.

Наконец, за последнее десятилетие из городов приезжало довольно много людей с психическими заболеваниями и неадекватным социальным поведением. Таких людей старались отправить обратно в города, к их семьям. Со слов респондентов, с ними общаться было особенно тяжело, так как они требовали внимания и постоянной заботы со стороны всех местных структур, включая спасательные службы, потому что «эти сумасшедшие постоянно лезут в горы без всякого снаряжения» (м., 35 лет). Такие люди, по словам респондентов, внесли основной вклад в дискредитацию идей учения Живой Этики среди местного населения.

Успехами в отношениях переселенцев с местным населением можно назвать случаи успешной карьеры мигрантов в государственных организациях, развитие ремесла, создание малого бизнеса и рабочих мест. Кроме того, местные жители начинали лучше относиться к человеку, если он умело вёл личное подсобное хозяйство. В таких случаях между «нормальными» переселенцами и коренными местными жителями складывались добрососедские отношения. Односельчане проявляли отзывчивость, помощь в случае нужды, веротерпимость и ненавязчивость. На деятельность участников протоэкопоселений и инициатив создания экопоселений коренные местные жители смотрели с интересом, иногда становились участниками проектов. А после нескольких лет просто привыкали к переселенцам и их неопасной чудаковатости. Таким случаем является общественное объединение «Община» в посёлке Нижний Уймон Усть-Коксинского района республики Алтай.

 

«Община в посёлке Нижний Уймон

Посёлок Нижний Уймон насчитывает около сотни жителей, треть из которых переселенцы. Все дома выглядят крайне бедно, многие вовсе заброшены. Инфраструктура за последние годы полностью развалилась, колхоз и небольшой кирпичный завод не работают. В Нижнем Уймоне фактически нет рабочих мест, кроме «шабашки» временной неофициальной строительной работы в других посёлках или по ремонту домов, купленных переселенцами. Коренное население составляют, в основном, русские. Переселенцы обычно долго не задерживаются, проживают имеющиеся деньги и либо продают свои дома другим переселенцам, либо просто бросают их на произвол судьбы. Тогда эти дома незамедлительно становятся добычей местных воров.

В ходе подготовки экспедиции на Алтай у исследователей сложилось впечатление, что в посёлке Нижний Уймон существует сообщество под названием «Община», а также есть структура её жизнеобеспечения под названием «Хозяйство». Но на месте оказалось, что это сообщество постоянно создавалась и разваливалась, так как долго в нём никто не выдерживал. Люди либо возвращались туда, откуда приехали, либо покупали дома в других посёлках Усть-Коксинского района, где теперь и живут. Едва ли не большинство людей, приехавших в Уймонскую долину создавать альтернативное сообщество, прошли через эту «Общину». Некоторые говорили, что в ней пожило за последние десять лет около тысячи человек. За «Общиной» среди переселенцев даже закрепилось название «Ворота в Уймонскую долину» (м., 38 лет).

 

Выводы

Начиная это исследование, было логично опираться на предположение, что трансформация сельских территорий в России в экопоселения является проявлением мировой тенденции. Это предположение, однако, подтвердилось только отчасти. С одной стороны, само явление экопоселений и причины, его вызывающие, сходны в России и на Западе. Везде и всегда движение экопоселений основано на идеях глубинной экологии, формирующих экологическое сознание, являющееся альтернативой сознанию экономическому. С другой стороны, экопоселения в России часто отличаются от западных экопоселений большей ориентацией на национальную культуру. Некоторые внешние отличия объясняются различными социально-экономическими, политическими и историческими контекстами.

Движение экопоселений является частью экологического движения. Оно часто принимает форму движения альтернативистов, которые становятся мигрантами в сельскую местность, где создают общины и холистически ориентированные организации, соединяя социально-экономические и духовно-экологические практики. Поэтому в России местные власти и сельские жители часто ассоциируют таких мигрантов с последователями различных «чуждых» религиозных конфессий. Однако по прошествии некоторого времени и после государственной регистрации сообщество экопоселенцев и их стиль жизни обычно перестают быть «чужими» для окружающей социальной среды.

Можно сравнить движение экопоселений в России с западными Новыми общественными движениями, с которыми их объединяет ориентация на поиск и обретение новой идентичности (Cohen 1985; Здравомыслова 1993). Коллективная идентичность участников Новых общественных движений основывается на ценностях постиндустриального общества, отличных от утилитаризма, свойственного индустриальному обществу экономического роста. Эти ценности включают установление гармоничных отношений с природой, с самим собой и социальным окружением. Они проявляются также в специфических формах коллективных действий, организационных структурах и социальном составе. Наиболее значимыми среди постиндустриальных ценностей является индивидуальный стиль жизни, автономия, самореализация (Melucci 1985). Эти ценности в той или иной мере присущи участникам экопоселений.

Рассматривая причины возникновения Новых общественных движений и их идеологий на Западе, авторы утверждают, что в 1960-х годах произошла «Тихая революция», заключавшаяся в изменении системы ценностей общества (Inglehart 1977). Социально-экономический, политический и культурный контекст возникновения и развития общественных движений, ориентированных на постиндустриальные ценности, в России и на Западе существенно различается. В отличие от западных Новых общественных движений, развивающихся в относительно благополучных постиндустриальных обществах, подобные социальные движения в России существуют в условиях социально-экономической и политической нестабильности, разрушения советских структур, становления институтов демократии и рыночных отношений.

Вместе с тем, несмотря на различие контекстов и условий возникновения, общность ценностей, на которые ориентированы участники движений, позволяет рассматривать российское движение экопоселений как часть Новых общественных движений. В ходе исследования было логично выдвинуть новое предположение о причинах развития экопоселений в России. Они могут оказаться способом выживания в условиях социально-экономического и идеологического кризиса. В этом смысле стратегии выживания в экопоселениях сравнимы с подобными стратегиями коренных сельских жителей. Как уже отмечалось, возникновение экопоселений в России совпало с социально-экономическим и идеологическим кризисом. Движение экопоселений демонстрирует относительную независимость от «большого» общества, в рамках которого оно существует. Это политика отказа от стиля жизни «большого» общества, то есть «мягкий» протест против него (Тысячнюк 1999).

Экопоселенцы ведут альтернативный образ жизни, что часто является не только воплощением их идеологии, но и эффективной стратегией выживания и построения собственной социально-экологической ниши. Таким образом, первая часть предположения подтверждается. Вторая часть предположения о сравнимости стратегий выживания экопоселенцев и сельских жителей подтверждается лишь частично. Как и сельские жители, экопоселенцы используют для самообеспечения огороднич



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.177.171 (0.018 с.)