УДОДОВ ПО КЛИЧКЕ «УГОДОВ» И ЕГО ЗАЩИТНИКИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

УДОДОВ ПО КЛИЧКЕ «УГОДОВ» И ЕГО ЗАЩИТНИКИ



1.

Первая личная моя «зарубка» с Ю.Чайкой, возглавлявшим прокуратуру Иркутской области, состоялась после цикла острокритических корреспонденций о ситуации в Иркутском областном Комитете по охране природы. Тогда этот Комитет возглавлял некий прохиндей по фамилии Удодов.

Этого деятеля обессмертила в начале 90-х годов именно наша газета. В «Земле» тогда появилась юмореска о некоем кадре — человеке низких моральных качеств, лакее по сути, пресмыкателе по фамилии «Угодов». Указанный тип «обвинялся» нами в «продаже Байкала». Прочитав газету, руководитель Иркоблкомприроды Ю.Удодов тут же побежал в народный наш суд. А там при честном народе с жаром стал доказывать, что «Угодов» — это как раз он и есть, Удодов Юрий Николаевич, и — «я требую, чтобы редакция компенсировала мне нанесенный моральный ущерб за тиражирование неправды: «Байкал я не продавал!». Ситуация комичнее не придумаешь. Ведь чем дольше длился судебный процесс, чем больше людей, приглашаемых самим же истцом в качестве свидетелей, знакомилось с опубликованным в «Земле» литературным произведением, тем больше у всех крепло убеждение: «А ведь… действительно! Кажется, похож. И — очень! Тем более сам Юрий Николаевич так утверждает настойчиво. Но в таком разе, разве ж можно такого угодника держать на руководящем посту?!».

Тот судебный процесс закончился ничем. Удодов (видимо, подсказали это сделать умные люди) вскоре забрал свое исковое заявление. А мы потом долго хохотали, вспоминая подробности произошедшего. Размышляя между приступами смеха на тему: как «талантливы» Ножиков с Яковенко, среди многих тысяч чиновников умеющие находить и привлекать к работе именно вот таких, да еще поручать этим лицам чрезвычайно ответственные акции!

Надо тут сказать, что Облкомприроде (до Удодова) не везло на начальников. На слуху был тогда скандал с руководителями этого ведомства И.Галяутдиновым и Е.Хицкой, которые в 1991 году (как раз перед самой наценкой) умудрились приобрести в личное пользование выделенные Комитету для служебных целей автомашины ВАЗ. Кроме автомобиля (да здравствует демократия!) Ильдус Ильясович сумел, кроме того, вывезти из Комитета к себе домой (!) …и мягкий уголок. Коллектив природоохранного ведомства после подобных акций, разумеется, выразил обоим своим начальникам недоверие. С учетом установленных фактов губернатор Ю.Ножиков принял тогда самое разумное решение — он отстранил Галяутдинова от занимаемой должности. И вскоре коллективу экологов был представлен новый шеф — некий, мало тогда еще известный Ю.Удодов (кандидат геолого-минералогических наук).

Тот с дрожью в голосе (неужели копировал Яковенко?) и выступающими на глазах слезами на первом же собрании экологов воскликнул: «О, какие нехорошие есть люди, что забывают об ответственности, о возложенной на них великой миссии по охране родной природы. Мы никому не позволим работать корысти ради!». Но, понятно, одно дело — сказать, другое — следовать своим же эмоциональным заявлениям.

Как и большинство высокопоставленных клерков г-на Яковенко, этот Удодов-Угодов свою бурную деятельность по защите природы начал с ряда зарубежных командировок, участия во всевозможных семинарах, конференциях и т.д. Он настолько увлекся этим делом, что даже Ножиков, «для отстаивания интересов населения области» постоянно летавший в Москву, был вынужден этому кадру сделать замечание (дисциплинарное взыскание). Это, впрочем, не остудило пыл главного «природоохранителя» во всех ситуациях действовать так, как это отвечало его собственным интересам и планам. Выражаясь языком Яковенко, Удодов всегда выступал за «целесообразность», а «проверку» законности своих действий, разумеется, поручал подчиненным из юротдела. Те (по яковенковскому принципу) и подтягивали под целесообразность эту самую законность.

А «целесообразно» в те времена было думать прежде всего о себе грешном, а никак уж о «какой-то» Ангаре, которую загрязнили нефтеотходами, или о Байкале с вонючим БЦБК на его берегах. Удодов умудрился приспособить денежные средства, поступающие в экологический фонд, для личных целей. Более 4 миллионов рублей в середине 90-х годов в итоге ушло на приобретение (о, позор!) …спальных гарнитуров, ковров, прочей бытовой утвари «для нужд работников комитета». Купил Удодов также автомашины на 34 миллиона рублей, оргтехнику — на 56 миллионов, за счет того же экофонда позволил друзьям «повысить уровень знаний» с оплатой проживания и обедов в престижном и дорогом «Интуристе», на базе отдыха «Елочка». Ну, и так — по мелочам — на визитки (как без них!) отслюнявил около 13 миллионов бюджетных рублей. Мол, не робей, ребята, отбрехаемся — на все природоохранные областные дела все равно денег не хватит, поживем по-человечески хоть мы (аппарат, так сказать).

А в это время к Удодову, как к путному природоохранителю, обращается дирекция Иркутского хлебозавода с мольбой о выделении 8 миллионов рублей на ликвидацию загрязнения Ангары. Просят денег на природоохранные цели руководителеи завода «Востсибэлемент», Слюдянской районной администрации. «А нету, — говорит Удодов, — я вас, родные, понимаю, но что делать — у этой демократической власти всегда денег нет!». И отсчитывает рублики из экофонда тихой коммерческой фирме «Арония». Ее начальник с многозначительной фамилией Пропастин на выделенные Удодовым 64 миллиона рублей смог купить… холодильники, иную бытовую технику, «необходимую для граждан г.Иркутска». Кроме этого главный эколог подкинул некоему агентству «Круг» (на проведение мифического телемарафона) 5 миллионов рублей, дал деньжат фирме «Индстрой» (более 80 миллионов!), подбросил на издание какой-то пропагандистской полиграфической продукции более… 112 миллионов рублей. Мы за голову схватились, когда узнали обо всех подобных гнусностях. Конечно, стали бить во все колокола — обратились к депутатам, в правоохранительные органы… И пока те разбирались в происходящем, мы выяснили новые подробности деятельности компании, руководимой Удодовым.

Ради повышения жизненного уровня подчиненных этот высокопоставленный товарищ, в нарушение Лесного и Водного кодексов, разрешил согласовать выделение земельных участков под коттеджи в водоохранной зоне! Эти лакомые участки получил сам Юрий Николаевич, а также некоторые из его подчиненных. Плюс — друзья-товарищи из коммерческих структур — тот же, прости Господи, Пропастин (руководитель «Аронии», что поставлял удодовцам холодильники), г-жа Хицкая из «Интерэко» и т.д., и т.п. Сейчас эти земельные участки являются престижными, стоят баснословных денежных сумм.

Раскусив Удодова, руководители промышленных предприятий были вынуждены задабривать «природоохранителя», лишь бы решить «свой вопрос». К примеру, руководство «Востсибэлемента» в конце 1992 г., выбивая из экофонда деньги, которые требовалось бы направить на закупку необходимого оборудования, отправляет руководителю Облкомприроды лукавое письмо: мол, «Востсибэлемент» имеет возможность дополнительно к фондам «для работников областного комитета по экологии и природопользованию поставить автомобили «Жигули» в количестве 10 штук по ценам, существующим на день поставки». Так сказать, ты нам дай денег на производство, а мы поможем тебе: сможешь «своим» реализовать автомашины по низким ценам!

А ситуация с БЦБК? Директор этого печально знаменитого предприятия В.Глазырин публично горячо поддерживает стремление Ю.Удодова расправиться с Иркутским территориальным комитетом по экологии. Почему? А потому, что сотрудники этого теркома первые обвинили гл.природоохранителя в некомпетентности и в преступном злоупотреблении по расходованию средств экофонда. Удодов, узнав о критике «с мест», тут же повелел терком …ликвидировать. А за публичную глазыринскую поддержку заключил с БЦБК договор, позволяющий снизить плату комбината за загрязнение окружающей среды… в 20 раз!.. И это при всем том, что известно — БЦБК сбрасывал в Байкал хлорорганику, вызывающую раковые заболевания.

Стало нам известно и о том, что Удодов снизил плату за загрязнение бодайбинских речек Джелагун и Заголдын коммерческой фирме «Агродорспецстрой», владелец которого депутат Совета Федерации РФ будущий американец П.Голышев столь близок сердцу губернатору Приангарья Ю.Ножикову. С возмущением восприняли мы информацию и о том, что Удодов готов «помочь» и АО «Лензолото», нанесшему губительный вред речке Бодайбокан. И сделал это! Он просто «не решился» волевым порядком снять с нарушителя природоохранного законодателя более 950 миллионов рублей, составивших ущерб природе. А почему? А потому, что попросил член Совета директоров АО «Лензолото» — человек «с дрожинкой в голосе», поклонник «целесообразности», вице-губернатор В.Яковенко.

«Кузьмич» был категорически против разорения «судьбоносного» для Приангарья предприятия. Тем более, понимали это и мы, что в тот период завершалась «историческая» сделка с австралийской фирмой «Стар», к которой Владимир Кузьмич по многим важным причинам был неравнодушен. Кстати, чтобы не было и оттуда, из Бодайбинского района, соответствующей «ненужной» критики, Удодов попытался снять с занимаемой должности тамошнего руководителя комитета по экологии. В отношении Г.Макаева было возбуждено уголовное дело!

Хорош (не так ли?) типаж подчиненных В.Яковенко, о которых этот пенсионер, вошедший в Общественную Палату Иркутской области, сегодня сообщает как о сильной команде управленцев?!

2.

И что прокуратура?! Она откликнулась на все эти безобразия только тогда, когда на страницах «Земли», кроме «оппонентов» Удодова — Л.Урбахановой, Н.Кононученко, Г.Макаева и др., с возмущенной оценкой деятельности Иркоблкомприроды выступила приехавшая в Иркутск эксперт французской экологической ассоциации г-жа Р.Тиляд-Несс. И, кроме того — наконец, зашумели депутаты Законодательного собрания области, в ситуацию вмешался полномочный представитель Президента РФ в Иркутской области И.Широбоков (Игорь Иннокентьевич нам тогда очень сильно помог).

По распоряжению председателя Законодательного собрания была создана депутатская комиссия по проверке законности использования средств экологического фонда. Ее возглавила очень решительная и принципиальная Л.Варфоломеева. Позднее была и прокурорская проверка всех опубликованных в газете информаций. В ходе работы комиссий были выявлены новые, позорящие Облкомприроду факты. По итогам своей проверки представитель прокуратуры Иркутской области Л.Касьяненко решительно заявила: «Полагаю необходимым возбудить уголовное дело в отношении Удодова Ю.Н. по признакам ст.172 УК РФ, направить представление в Минприроды РФ, информации в органы власти области, подготовить исковые заявления в народный суд о возмещении причиненного ущерба Удодовым в регрессном порядке».

Однако, к великому нашему сожалению, материалы проверки, которую проводила Л.Касьяненко, основанием для уголовного преследования Удодова так и не стали. Оказалось, что у прокурора области Ю.Чайки сложилось иное отношение к делу. Юрий Яковлевич сообщил Полномочному представителю Президента РФ И.Широбокову о том, что Удодов привлечен руководством Минприроды к …дисциплинарной ответственности (и это Чайку устраивало!). Заявил Чайка и о том, что те факты, о которых Шахматов сообщал как о проявлении коррупции (необоснованное снижение Удодовым штрафных акций предприятиям-монстрам, преступающим природоохранное законодательство), свидетельствуют, по мнению облпрокурора, о… недоразумении! Мол, подобное возникло из-за «разных подходов к определению загрязнения окружающей среды» и он, Чайка, склонен думать так же!

В ответ на подобную беззубую (мне так тогда казалось) позицию Юрия Яковлевича я писал:

«Областная прокуратура берет курс на сглаживание острых углов… Четко просматривается попытка отделить Удодова от всех негативных фактов, которые имели место. Получается, что не Удодов разбазаривал деньги на покупку мебели, выпуск полиграфической продукции, льготные кредиты и т.д., а это произошло как бы… случайно. Ю.Чайка указывает, что по данным фактам приняты «меры прокурорского реагирования», а НИКТО в итоге не наказан. Что же это за прокурорское такое «реагирование»? Хорошо хоть, что прокуратура направила в Законодательное собрание информацию-заключение о нарушениях законодательства в Облкомприроде. Но! Прокуратура фиксирует в своем заключении нарушение в расходовании средств экофонда, а администрация области принимает решение… «об устранении недостатков» Где логика? Есть ведь какое-то различие между «нарушениями законодательства», которые Л.Касьяненко квалифицировала как превышение полномочий, злоупотребление властью, и «недостатками»! И почему в этом разе Чайка не поправляет руководство области, ведь экологические деньги так и не были использованы по назначению? Или это ерунда?

Десятки миллионов бюджетных рублей (170!) были израсходованы Удодовым на выпуск фотоальбома об Ангаре, а на конкретное мероприятие по спасению этой же Ангары в экофонде денег не нашлось (кстати, эти 170 млн. рублей были отданы также по единоличному решению Удодова и только задним числом чиновник согласовал свои действия с администрацией области). Удобно устроился Удодов — ни за что не отвечает! Если и не внес положенные налоговые суммы в федеральный бюджет — это не беда. Ответственность за его действия почему-то берет на себя администрация области — прямо как в детективах, повествующих о том, как группы преступников-политиканов берут на себя ответственность за какой-нибудь теракт. Почему со многих других организаций за неуплату налогов взимают огромные штрафы и руководители лично несут ответственность, а Удодову все эти нарушения прощаются? Ответьте!

По меньшей мере странно выглядит спокойное заявление Чайки, соглашающегося с «разными подходами» к определению загрязнения окружающей среды. Ведь это же показатель некомпетентной работы Удодова, граничащей со злоупотреблением служебным положением. Почему прокурор области мирится с подобным положением? Не может в государственной организации существовать разных подходов при определении ущерба за загрязнение природного объекта! Если же они возникают, эти «разные подходы», не свидетельствует ли это о том, что в системе областного комитета, руководимого Удодовым, нет порядка, нет организации работы по подсчету ущерба, что дает тому же Удодову лично неограниченные возможности воздействия на загрязнителей природы: он может кому-то насчитать огромные суммы ущерба, а кому-то может и вообще не предъявлять или не взыскивать — смотря кто как будет с ним (Удодовым) существовать. И не поэтому ли Удодов ввел личную систему договоров с крупными предприятиями по установлению им льготных размеров платы за нарушение природоохранного законодательства?..

Известен факт загрязнения Ангары нефтепродуктами в районе Иркутского хлебозавода. Прокуратура не реагирует должным образом и на подобное, поскольку у руководства Иркоблкомприроды не имеется «доказательств об источнике загрязнения». И что же? Разве не свидетельствует и это об уровне работы комитета, его нежелании помогать Ангаре? Выпускать буклеты о реке, проводить научные конференции с призывами спасти Ангару, выступать в печати с заботами об источнике питьевого водоснабжения Иркутска и Шелехова — гораздо проще. Показухой сегодня занимаются многие. От Удодова требовалось в свое время оказать реальную финансовую помощь из экофонда на защиту Ангары в размере 8 млн. рублей, он гораздо большую сумму пустил на незаконные цели. Почему эти-то факты не сопоставляются, почему продолжается попустительство преступным действиям нарушителей природоохранного законодательства?».

И — ниже: «Редакция намерена продолжить работу с нарушителями природоохранного законодательства».

Плевал Чайка на подобные письма! И хотя он позднее с обидой мне скажет: зачем, мол, вы так резко выступаете, необоснованно критикуете, ситуацию в Облкомприроде прокуратура не поправила, незаконно потраченные удодовской компанией бюджетные деньги в экофонд так и не поступили! Более того — вице-губернатор области В.Яковенко, которому Удодов помог с «разными подходами» в обсчете ущерба, нанесенного природе «Агродорспецстроем» и АО «Лензолото», выхлопотал для этого фрукта … министерскую награду. Министр В.Данилов-Данильян (был и такой!) по просьбе «Кузьмича» повелел ежемесячно выплачивать Удодову 40-процентную надбавку к его зарплате. Мотивировка — «за сложный и напряженный труд». Чайку подобное бесстыдство не озаботило! Одна из его подчиненных мне потом отписала: «Данный Приказ не противоречит действующему законодательству»… Бесстыдство в квадрате!

А ведь, все еще надеясь на Чайку, я писал в «Земле»: «Не думаю, что удодовы долго еще будут у власти. Мало-помалу становятся заметны проблески какого-то порядка в стране, начинаем мы видеть (пока лишь, к сожалению, небольшие) потуги ответственных лиц к действиям по борьбе с коррупцией, мафией». Не понимал я тогда (не знал просто!), что ситуация гораздо-гораздо серьезнее, что «удодовская история» являлась лишь одним из проявлений коррумпированной системы, созданной яковенками. Эти люди были сильны тем, что всецело опирались на мощь правоохранительной системы, их поддерживавшей.

 

 

«ДЕЛО «ФИНПРОМ»

1.

В 1993 году на территории Иркутской области по инициативе нашего энергичного и жадного до денег В.Яковенко была создана финансово-промышленная компания «Финпром». В подготовленных им к учредительству документах недвусмысленно указывалось: целью компании должно стать эффективное использование государственной областной собственности, природных, финансовых и других ресурсов для «организации производства на территории области, внедрения новых технологий, а также получения прибыли для инвестирования в федеральные и региональные проекты, реализации программ структурной перестройки экономики области, привлечения иностранных инвестиций».

Ради высокой цели тогдашние «народные избранники» (депутаты Иркутского облсовета) закрыли глаза на явное нарушение действующего законодательства при создании компании и всецело поддержали ее будущего руководителя — В.Яковенко. Несогласным был, кажется, лишь председатель облсовета В.Игнатенко. Виктор Васильевич сходу отверг этот проект яковенковского «экономического чуда» как попытку создания за счет госбюджета номенклатурной структуры, которая впоследствии может стать … частной.

Я не буду пересказывать подробности создания этой финансовой структуры. Лишнее это... На сессии, мне кажется, у всех очень много времени отняли словесные баталии, в ходе которых менялись названия нового проекта. «Кузьмич» считал, что надо писать так: «Акционерное общество открытого типа «Государственная финансово-промышленная компания», депутаты, в итоге поддержавшие В.Игнатенко, что — «Государственная финансово-промышленная компания». Все эти разговоры отошли в сторону, когда Ю.Ножиков просто-напросто удалил главного «критика» с «поля боя», подписав постановление … об упразднении должности председателя областного совета (!). И лучший друг Юрия Абрамовича — В.Яковенко без помех продолжил свою «реформаторскую» деятельность. Между прочим, контроль за расходованием всех денежных средств, передаваемых государством «Финпрому», он поручал … руководству «Финпрома», т.е. самому себе. Нормально, да?

Прокуратура Иркутской области, как водится, в то время просто-напросто молчала. Кстати, и в дальнейшем (до тех пор, пока один за другим не начали взрываться скандалы), контора Ю.Чайки тупо взирала на все происходящее. Ободренный подобной поддержкой Яковенко приступил к новой важной для него финансовой деятельности.

…Теперь уже никто не знает, КУДА именно почти сразу ушли гигантские денежные суммы, выделенные государством для нужд «Финпрома». Отдача от деятельности этой структурой была нулевой. Эта коммерческая структура стала известна в народе лишь тем, что, прокручивая бюджетные деньги, создавала видимость эффективной работы на благо населения области. К примеру, никто не мог объяснить тот факт, что одна из дочерних фирм «Финпрома», специализирующаяся на импорте медицинского оборудования, в 1993 году попыталась завалить область такими «нужными» медикам товарами, как … ковры и рукавицы (!).

Позднее депутат А.Романов вынужден был чрезвычайно резко выступить против мошенников.

Он заявил: «Создавали «Финпром» как финансовый насос для финансирования экономики области. Но впопыхах входной шланг перепутали с выходным и вместо подкачки областного бюджета создали механизм для его выкачивания. И сегодня остро стоит вопрос о создании пожарной команды по спасению областного имущества. Результаты деятельности просто удручающие. АО «Финпром» по состоянию на начало 1996 г. является банкротом, которому реально грозит распродажа основных средств. Между тем:

1. Численность компании возросла в 4 раза… Только представительские расходы (не путать с командировочными!) составили в год …518 млн рублей!

2. За год в торговый оборот направили 76 млрд.рублей, произвели продукции на 47 млрд, убыток покрыли за счет арендной платы за помещения. Балансовая прибыль составила примерно столько же, сколько … представительские расходы.

3. Долгосрочные финансовые вложения увеличились на 61,6 млрд. На 9,5 млрд. приобрели акций, на 1,3 млрд. вложили в учреждение новых хозяйствующих субъектов. О том, куда дели еще 50 млрд, представитель «Финпрома» предпочитает не распространяться.

4. Основу неблагополучия «Финпрома» его руководители объясняют «необходимостью выполнять поручения администрации, не обеспеченные финансированием, в частности, по приобретению и реализации товаров». Вроде бы картина проясняется: назван один из конкретных виновников — администрация Иркутской области.

Это, значит, по ее приказу АО «Финпром» отгрузило различным коммерческим структурам товаров на общую сумму 50 млрд рублей. Это значит, что администрация приказала закупать баночное пиво «Кирни», вино «Ив Роше», рубашки и галстуки «Фэнзи», туалетную воду и ветровки?

Значит, это администрация области поручила АО «Финпром» без предоплаты отгрузить товаров на 28 млрд 311 млн. рублей различным коммерческим фирмам?

Для сравнения — фабрика «Узоры», где трудится около 500 инвалидов, для которых работа является единственным источником существования, требуется для нормального производственного цикла 1 млрд оборотных средств. На средства, которые «Финпром» омертвил, можно было обеспечить работу десяткам таких фабрик, дать людям возможность получать зарплату, достойно жить».

Это заявление А.Романов сделал через два года после «эффективной» деятельности «Финпрома» «во благо интересов» населения области, когда стала понятна механика работы ее истинных владельцев. А пока население (в 1993-м, в 1994-м) все еще верило в расцвет экономического чуда. Но что-то явно не заладилось.

Вице-губернатор после создания «Финпрома» (когда эта структура получила ну просто колоссальные бюджетные средства) вдруг неожиданно публично всплакнул, что, мол, денег сейчас катастрофически не хватает даже на выплату зарплат учителям, врачам и другим работникам социальной сферы! «Это — горе, горе, дорогие мои сограждане! — всхлипывал дядя.

Владимир Кузьмич в качестве выхода из неожиданно создавшегося трудного положения предложил реализовать такую идею — надо, мол, не залезать сейчас в карман к «Финпрому», вышаривая там последние миллиарды рублей, а скоренько обратиться за помощью к крупнейшим в области производственным объединениям — «Кедру», «Иркутскэнерго», «Востсибуглю» и даже к Восточно-Сибирской железной дороге. Они помогут!

Обосновал свою идею так — мы, мол, сейчас заняты более глобальным, перспективным делом — приступаем к судьбоносному для Приангарья проекту (проекту века!), начинаем строить международный аэропорт! Расцвет Иркутской области, следовательно, впереди.

И.Казимиренок, один из ближайших сподвижников Владимира Кузьмича, тут же, на одной из пресс-конференций, так же, очень живо, поддакнул: «Да, это, господа, друзья, товарищи жители, будет великолепно! Вы обязаны знать: реализация проекта на выбранной нами площадке Поздняково стоит… 250 миллионов долларов! Это колоссальной важности будет дело!». Гипноз сработал. Как все-таки здорово эти блефуны умели внушать многим тысячам людей совершенно абсурдные идеи — срабатывало безотказно! Не у них ли, этих господ яковенок, будущий ген.прокурора РФ Ю.Чайка учился демагогии и оказался впоследствии чрезвычайно талантливым учеником?

Мне называли потом разные цифры — от 140 миллионов до 3 миллиардов рублей народных денег, будто бы потраченных «Финпромом» на реализацию проекта. Конечно, эти денежные средства были просто-напросто похищены. Почему? Да потому что администрация Иркутской области великолепно знала, что строить аэропорт в районе Поздняково было… нельзя.

Вот лишь несколько фактов.

2.

В августе 1988 г. комиссия Минобороны СССР и Министерства гражданской авиации СССР в протоколе записывает: «В районе Хомутово (сначала разрабатывался этот участок, — авт.) расположены объекты войсковой части, совместное размещение которых и аэропорта недопустимо по условиям взаимной безопасности». В «Дальаэропроект» уходит телеграмма МГА СССР: «Учитывая невозможность его (аэропорта) расположения в районе Хомутово дополнительно обследовать другие участки». Протоколом от 18.10.1988 г. (без участия представителей МО СССР) фиксируется замена названия «Хомутово» на «Поздняково» на одной и той же площадке...

В апреле 1989 года актируется согласование части командиров войсковых частей вблизи Иркутска на строительство (мнение Минобороны не учитывается).

Из докладной записки заместителя председателя Комитета по безопасности Госдумы РФ С.Босхолова вице-премьеру правительства РФ С.Шахраю:

«На протяжении более 20 лет ставится вопрос о выносе аэропорта г. Иркутска из черты города. Для решения этого вопроса рассматривалось множество вариантов. Администрация Иркутской области в настоящее время ведет проектно-изыскательские работы по размещению нового аэропорта на участке в районе населенных пунктов Поздняково, Хомутово, Талька с условным названием площадки «Поздняково». Данная площадка была выбрана в 1989 году, но она не согласована в установленном порядке с министерствами и ведомствами.

Строительство нового аэропорта в районе Поздняково не только не обоснованно, но и невозможно по следующим причинам:

1. В районе этого участка расположены стратегические объекты Министерства обороны, которые не допускают размещение аэропорта вблизи по условиям взаимной безопасности. Передислокация этих объектов Министерства обороны невозможна. Полеты воздушных судов в этом районе запрещены. На это обстоятельство, кстати, военные указывали сразу, отразив это в акте выбора в 1989 г.

2. Поверхность выбранного участка изрезана глубокими оврагами и распадками. Только для строительства одной искусственной взлетно-посадочной полосы (ИВПП) необходимо будет срезать вершины двух сопок и переместить около 10 миллионов кубометров грунта, не говоря уже о магистральных и рулежных дорожках, концевых и боковых полос безопасности, перрона, мест стоянок и другой служебно-технической территории.

Близость к г. Иркутску значительно усложняет воздушную обстановку аэродромного узла «Иркутск-Иркутск-2».

...На этом участке имеются проявления вечной мерзлоты, которые могут вызвать непредсказуемые последствия для искусственных покрытий.

В районе этой площадки сложная обстановка по туманам, их до 40 суток в году».

Иными словами, принимая постановление о строительстве международного аэропорта в Поздняково, администрация области как бы заранее закладывала предпосылки к летным происшествиям, созданию сложных условий работы для летного и диспетчерского состава по обеспечению безопасности полетов. Между тем экстремальных ситуаций и по старому аэропорту было более чем достаточно.

В мае 1995 года я писал: «Только за последние три года в зоне аэродрома Иркутска зафиксировано 86 авиационных происшествий, причем 62 из них произошли на этапах взлета, посадки и подхода. Вспомним страшную авиационную катастрофу ТУ-154 № 85656, повлекшую за собой в январе прошлого года гибель более 120 пассажиров, экипажа и жителей с.Мамоны... Вообще тяжелые авиационные происшествия в зоне аэродрома Иркутска с гибелью людей происходят часто. В 1978 году произошло столкновение самолета АН-12 и АН-2 с гибелью 14 человек, в 1988 году — Л-410 с гибелью 4 человек».

Изучив ситуацию, сложившуюся в области, руководители Департамента Воздушного Транспорта, Главного штаба Военно-Воздушных Сил, Генерального штаба Вооруженных Сил РФ тактично стали указывать администрации области на ее непрофессионализм. В Иркутск пошли взволнованные депеши:

«Считаем строительство международного аэропорта «Иркутск-Новый» на участке Поздняково нецелесообразным». Заместитель директора Федеральной Службы Контрразведки В.Соболев.

«В связи с расположением вблизи указанной площадки важных объектов Минобороны РФ она не может быть согласована для строительства аэропорта по военным и экологическим соображениям, а также по условиям обеспечения безопасности полетов воздушных судов». Начальник главного штаба Военно-Воздушных Сил генерал-полковник авиации А.Малюков.

«Выбор площадки осуществлен без согласования с Минобороны РФ, что противоречит Воздушному кодексу (ст.33)». Начальник Генерального штаба Вооруженных Сил РФ генерал-полковник М.Колесников.

«Площадка не может быть согласована... по военным и экологическим соображениям...». Первый заместитель департамента воздушного транспорта Г.Зайцев.

Из Иркутска — молчание! И лишь когда в Москве стали говорить о том, что неплохо бы посмотреть, куда именно направляются деньги налогоплательщиков, что наносится экономический ущерб государству, в Иркутске заволновались. Причина волнений была очень даже понятна. Все испугались, что Яковенко вынужден будет отчитаться о законности траты сотен миллионов рублей на реализацию этого проекта. Придется в первую очередь ответить на вопрос: почему руководство области, знавшее о непригодности выбранной площадки, решилось все-таки бросить на нее огромные деньги.

Однако… с Яковенко никто ничего не спросил. Прокурор Ю.Чайка заслонил его своей грудью.

Через год выяснилось — непринятие прокуратурой Иркутской области решительных мер по пресечению действий незаконнорожденного «Финпрома», бездействие при фактах перекачки бюджетных средств в распоряжение дельцов-коммерсантов вылилось в новые бессмысленные для бюджета траты.

Как позднее стало известно, «в бюджете Иркутской области на 1997 год только на корректировку технико-экономического обоснования(ТЭО) строительства аэродрома появилась цифра 9,3 миллиарда рублей». Под «корректировкой» подразумевался поставленный крест на уже вбуханных миллиардах бюджетных рублей для «ошибочно» выбранной площадки под аэропорт («ошибочно» ставлю в кавычки, поскольку, повторяю, и глава администрации области, и его верный зам. были заранее предупреждены о невозможности строительства аэропорта на указанной площадке).

Я тогда направил Ю.Скуратову подробное Заявление (неужели Юрий Ильич не получил его?). В конце Заявления стояли два пункта:

«1) Возбудить в отношении Ю.Ножикова и В.Яковенко уголовное дело по фактам злоупотребления служебным положением.

2) Немедленно отстранить от занимаемой должности первого заместителя Генерального прокурора Ю.Чайку, провести служебное расследование причин бездействия данного человека на посту прокурора нашей области, приведших к многомиллиардному ущербу. Возбудить по итогам служебного расследования в отношении данного гражданина уголовное дело».

Мое письмо потом долго ходило по кабинетам Генпрокуратуры. В итоге оно оказалось «спущенным» (для принятия мер) в Иркутскую областную прокуратуру, которая, как известно, не в состоянии возбуждать уголовные дела против сильных мира сего.

Через энное количество месяцев (в начале 1999 года!) я, наконец, прочитал удивительную отписку-ответ. Ее автором была начальник отдела областной прокуратуры старший советник юстиции О.Мильченко. Подтвердив мои же доводы, мадам написала: «...Прокуратура области не усматривает оснований для применения мер прокурорского реагирования»(?!).

…Эта дама сообщила, кстати, об интересных уточняющих цифрах. Оказывается, на строительство нового аэропорта в 1995 г. было потрачено 3460,3 млн. рублей (проектирование аэропорта «Иркутск-Новый»), в 1996 г. — 160,9 млн. рублей (корректировка ТЭО), в 1997 г. — 2598 неденоминированных рублей (очередная корректировка ТЭО).

Читатель почешет в затылке после этих цифр и непременно спросит: а почему же после таких трат так и не был возведен аэропорт, и почему, если деньги были бездарно, преступно изъяты из бюджета, НИКТО никакой ответственности так и не понес? Для подобного читателя у г-жи Мильченко готов казуистический ответ:

«18.11.97 г. у губернатора Иркутской области Говорина Б.А. состоялось совещание по вопросу структурной перестройки деятельности и развития авиации области, на котором было принято решение о прекращении реализации проекта строительства аэропорта «Иркутск-Новый» до окончательного решения администрации области». И дальше — уже знакомая фраза: «При таких обстоятельствах прокуратура Иркутской области не усматривает оснований для применения мер прокурорского реагирования».

Ссылаясь на губернатора (подставляя его), прокуратура, иными словами, даже и не собиралась узнавать, КУДА же делись отпущенные на мифический аэропорт гигантские бюджетные средства. В выигрыше остались махинаторы. Бессилие прокуратуры, нерешительность и профессиональная безграмотность ее работников в борьбе с «беловоротничковой» преступностью позволили этой нечисти действовать наглее, увереннее.

3.

Вскоре стало известно, что, оказывается, «Финпром» является уже … частной структурой, которая вообще НИ ПЕРЕД КЕМ за свою деятельность отчитываться не обязана! Финпромовцы объявили и о том, что «здания, акции предприятий, переданные в Уставной фонд АООТ «Государственная финансово-промышленная компания», являются ИХ СОБСТВЕННОСТЬЮ! Соответственно и доходы, получаемые от сдачи в аренду зданий, дивиденды, получаемые по акциям, тоже являются собственностью «Финпрома», которой «Финпром» будет распоряжаться ПО СОБСТВЕННОМУ УСМОТРЕНИЮ.

Об этом 22 августа 1995 г. (запомните дату!) заявил вице-губернатору В.Яковенко новый руководитель «Финпрома» В.Чаликов.

Депутаты после такой наглости опешили, прокуратура вздрогнула, но промолчала, а Яковенко 5 сентября 1995 г. спокойно подписал очередное распоряжение — … о выдаче чаликовской фирме НОВЫХ пакетов акций приватизированных предприятий, находящихся в областной собственности! Курирующий правоохранительные органы вице-губернатор В.Баландин подготовил и списочек новых доноров для этой, ставшей частной, структуры! Что вы на это скажете?

Куда направили финпромовцы очередные денежные потоки, разумеется, так никто и не узнал. Собственник ведь не обязан отчитываться перед нами результатами своей многотрудной деятельности. Вполне вероятно, что «по собственному усмотрению» Чаликов просто-напросто перевел денежные средства в какой-нибудь из банков США или Швейцарии. Или тут же поделился со старшими товарищами — Яковенко, Ножиковым. Или создал новые какие-то коммерческие предприятия, способные увеличить доход собственника. Это — увы, великая тайна. Мы знаем одно — за счет полученных из бюджета области денежных средств в середине 90-х годов В.Чаликов стал солидным акционером некоего коммерческого предприятия под звучным названием «Яхонт». Достаток позволил Чаликову вложить в новое дело (и — сразу!) более 235 миллионов рублей!



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.220.231.235 (0.023 с.)